Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Глава 2. Функции правовой системы, права и структуры в праве




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

§1.Общие вопросы соотношения функций и структур в праве

Соотношение функций и структур в правовой надстройке и пра­ве всегда было в той или иной мере предметом исследования в юриди­ческой науке, в том числе и в советское время. Однако настороженное отношение к функциональному методу со стороны официальной идео­логии приводило к искусственному сдерживанию функционально-структурного подхода в изучении правовых явлений'. И лишь в по­следние годы этот метод получает объективную оценку и плодотвор­ное развитие, что может обеспечить успехи в выявлении закономерно­стей соотношения функций и структур, реализующих их в правовой сфере.

Ранее вопросы соотношения функций и структур затрагивались, как правило, лишь в связи с упоминанием диалектического принципа взаимосвязи всех анализируемых явлений. Но уже в 1986 г. в преди­словии к сборнику научных трудов по методологическим проблемам М.Н. Марченко писал: «В настоящее время ... уже нельзя ограничи­ваться применением только традиционных логико-дедуктивного и сравнительно-исторических методов. В юридическом анализе необхо­димо шире использовать системно-структурный, структурно-функциональный, информационный, математический и кибернетиче­ский подходы»2. Этот призыв не остался без внимания. В исследова­ниях юристов действительно чаще стали применять указанные подхо­ды.



Встречающиеся при этом трудности, помимо прочего, обуслов­лены тем, что в науках естественных (например биологии) принято упор делать прежде всего на то, что структура в целом выполняет оп-

' Интересно отметить, что даже в специальных исследованиях, посвященных методологии юридической науки, функциональный или функционально-структурный метод зачастую не упоминался. См., напр.: Казимирчук В.П. Право и методы его изучения. М., 1965. Денисов А.И. Методологические про­блемы теории государства и права. М., 1975; и др. 2 Методологические и теоретические проблемы юридической науки / Под ред. М.Н.Марченко М., 1986. С. 4. 62


ределенную функцию'. В науках же гуманитарных (философии, со­циологии) утвердился иной подход, соответствующий особенностям понимания данных категорий специалистами этих областей знания.

Так, отмечено, что в философии понятие «функция» использу­ется для характеристики проявления свойств какого-либо объекта в данной системе отношений, что функция есть результат взаимодейст­вия данного объекта с другими явлениями и функциональный подход необходим прежде всего для анализа сложных динамических систем2.

Поэтому в общественных науках функциональный подход озна­чает прежде всего расчленение известного целого на элементы по вы­полняемым ими функциям. Причем функциональный и структурный подходы неотделимы друг от друга. А оба вместе они выступают как элементы системного подхода3, или, другими словами, составляют содержание структурно-функционального метода4.

С.С.Алексеев охарактеризовал данный метод как структурно-функциональный подход на основе системного анализа5.

С использованием этого метода связан, например, подробный анализ в литературе функций и структуры правосознания и правового мышления6, правовой науки, юридической нормы и ряда других явле­ний. Но, пожалуй, самую большую историю структурно-функциональный подход имеет применительно к праву и правовой системе.

Интересно отметить, что в русской литературе впервые, на­сколько удалось выяснить, мысль об определяющем влиянии функций права на его структуру была высказана еще М.М.Сперанским. Он пи­сал, что в зависимости от роли все законы должны быть подразделены на определительные и охранительные. Определительные - те, которые устанавливают положительные права и обязанности; охранительные -те, которые устанавливают ответственность. Причем последние долж-

' Карпинская Р.С. О структуре и функции живого на молекулярном уровне // Вопросы философии. 1963. № 8; Меерсон Ф.З. Диалектическое единство функции и структуры // Там же. 1964.№ 11 и др.

Лубенченко К.Д., Матюхин А.А. О Функциональном подходе к исследова­нию социалистического права // Методологические и теоретические проблемы 'оридической науки. С. 5-6.

Руткевич М.Н. Диалектический материализм. М., 1973. С. 474. Проблемы теории государства и права / Под ред. С.С.Алексеева М., 1979.

с.зз.

Алексеев С.С. Право. Опыт комплексного исследования. С. 172. Из самых последних работ см.: Баранов П.П., Овчинников А.И. Место и роль "Равового мышления в духовном мире людей // Юристь-Правоведъ. 2000.№ 1. 63


ны подразделяться на два вида - предохранительные (полицейские) и уголовные'.

В советской литературе мысль о том, что функциональный под­ход к праву позволяет выделить в его структуре два главных подразде­ления - регулятивное и деликтное право, - была высказана АА.Ушаковым еще в 1958г.2 Позднее он развивал ее в целом ряде работ3.

Это положение было поддержано и развито в работах С.С.Алексеева, который также считает, что идеальную структуру пра­вовой системы составляют две основные подсистемы: регулятивная и охранительная4. И хотя в упоминавшейся здесь неоднократно недавно опубликованной его работе по комплексному исследованию права об этом прямо не говорится, но наличие регулятивных и охранительных норм не отрицается.

И все-таки, несмотря на то, что эти идеи получили закрепление в ряде последних учебников по теории государства и права5, они нуж­даются в развитии по нескольким направлениям.

Одно из таких направлений состоит в следующем. Практически все работы по функциональному подходу к праву и правовой системе исходят прежде всего из того, что функция какой-либо группы норм определяетих существование как самостоятельного структурного под­разделения6.

Несомненно, что становление функций той или иной группы норм оказывает влияние на процесс формирования ее как элемента системы, ее самостоятельного структурного подразделения. Но функ­циональное единство известно для таких групп норм, выделение кото-

' Сперанский М.М. Обозрение исторических сведений о Своде законов. СПб., 1833. С.122.

2 Ушаков А.А. К вопросу о системе советского права // Учен, зап. Перм. ун-та.. 1958. Т. 14, кн. 4,ч. 1

3 См., напр.: Ушаков А.А. О функциональной и федеративной структуре сис­темы советского общенародного права // Государство, право, законность. Пермь. 1973. Вып. 4.

4 Алексеев С.С. Структура советского права. М., 1975. С. 213.

5 См., напр.: Общаятеория государстваи права. Академический курс. Т. 2. С.221.

6 См.: Алексеев С.С. Структура советского права. С. 213; Веденеев Ю.А. О применении системного подхода в исследовании права // Проблемы государ­ства и права: Тр. ИГП АН. М., 1974. Вып. 9. С. 57-58; Яковлев В.Ф. Граждан-скоправовой метод регулирования общественных отношений. Свердловск, 1972. С. 16 и др. 64


рых в отдельную общность на уровне отрасли или института даже в самом отдаленном будущем вряд ли возможно.

Общепризнанно, например, наличие дефинитивных норм, опи­саны их функции, но пока нет и, надо полагать, не последует предло­жений о выделении "дефинитивного права". Скорее всего не последует и предложений о признании "оперативного" права на том основании, что многие теоретики выделяют самостоятельный вид правовых норм со специфическими функциями - оперативные нормы. Очевидно, это не случайно.

Видимо, далеко не всякая функциональная связь между право­выми нормами, а также между нормами и регулируемыми правом об­щественными отношениями является структурообразующей. Функ­циональные связи между правовыми нормами, как уже отмечено, под­робно проанализированы в литературе. Доказано, в частности, что функциональная специализация норм находит выражение в существо­вании охранительных, процессуальных, коллизионных, дефинитив­ных, рекомендательных и некоторых других предписаний, что она предопределяет функциональные связи норм, цементирует институты, отрасли права, придает им качество единых подразделений системы права*.

Но вопрос о том, почему та или иная функциональная связь но­сит характер структурообразующей, а другая - нет, обычно не ставит­ся.

Обращение к философской литературе показывает, что в анали­зе общественных явлений понятие функций используется в двух зна­чениях: во-первых, под функцией понимается та роль, которую играет определенный социальный институт или процесс по отношению к из­вестному целому: во-вторых, функция означает зависимость, которая наблюдается между различными компонентами единого социального процесса2. Учет этого обстоятельства приводит к выводу, что прежде всего в первом своем значении функции права определяют элементы его структуры.

Так, функциональная связь между регулятивными и охрани­тельными нормами относится к зависимости, которая определяется функцией права как целого явления по отношению к общественным

См.: Черданцев А.Ф. Системообразующие связи права // Советское государ­ство и право. 1974.№ 8. С. 13.

Философская энциклопедия. М., 1970. Т. 5.С. 419. Близкий характер носят Рассуждения о внутренних и приложенных (внешних) функциональных свя-^х. См.: Крымский С.Б. О понятиях система и структура // Целостность и Пологая. Киев, 1968. С. 52.


связям. Поэтому мы и вправе поставить вопрос о существовании таких относительно самостоятельных структурных подразделениях системы права, как регулятивная и охранительная подсистемы. Не потому, что регулятивные и охранительные функции выполняют определенные группы норм, хотя это и имеет место, а потому, что право в целом вы­полняет соответствующие функции.

Такова же, очевидно, природа функциональных связей между материальными и процессуальными нормами. Выше уже отмечено, что в современном правоведении получила распространение концеп­ция, в соответствии с которой каждая отрасль материального права имеет соответствующие процессуальные нормы с самой различной степенью обособления. Но все они имеют определенную самостоя­тельность по отношению к отраслям материального права'. Эти сооб­ражения могут быть подкреплены и некоторыми положениями, выте­кающими из функционального подхода к праву.

Так, регулятивная функция права имеет статический и динами­ческий аспекты. Первый связан с закреплением общественных отно­шений в правовых нормах и институтах, второй - с оформлением дви­жения правовых связей. Статический аспект охватывает закрепление в правовых нормах правосубъектности, правового статуса, формулиро­вание составов правомерных действий и поступков. Динамический аспект предусматривает мотивацию субъектов на реальную деятель­ность в сфере права путем закрепления их субъективных прав и обя­занностей в конкретных ситуациях.

Думается, что существование статического и динамического ас­пектов, как об этом уже сказано, характеризует не только регулятив­ную функцию, но оно должно быть признано и применительно к охра­нительной. И есть все основания предположить, что наличие в праве материальных и процессуальных норм связано напрямую с существо­ванием статического и динамического моментов в реализации регуля­тивной и охранительной функций права.

Причем опять же следует заметить, что выделение процессуаль­ных отраслей и институтов связано прежде всего не с тем, что нормы, составляющие соответствующие подразделения, выполняют процессу­альные функции, а с закреплением в праве в целом статического и ди­намического моментов в развитии общественных отношений.

В последние годы, на наш взгляд, заслуженно уделяется внима­ние в науке проблеме частного и публичного права.

' Наиболее значимые аспекты этой проблемысм.: Юридическая процессуаль­ная форма / Под ред. П.Е.Недбайло, В.М.Горшенева. М., 1976. С. 40; Теория юридического процесса/Под ред. В.М.Горшенева. Харьков, 1985. С.163-164. 66


Представляется, что эти два структурных подразделения, которым по­ка еще не предложено общепризнанного наименования, тоже связаны с функциональной характеристикой права и правовой системы. В са­мом деле, существование публично-правовой сферы вызывается- функ­цией обеспечения деятельности государства и его властных институ­тов. Соответственно она и представлена прежде всего конституцион­ным и административным правом.

Частноправовая сфера связана с функцией обеспечения свобод­ного развития личности, самостоятельного определения условий сво­его существования. Поэтому она и представлена прежде всего граж­данским правом, где представлены диспозитивность, юридическое равенство субъектов, координация их воли и интересов. ' '

И опять же право в целом призвано гармонизировать интересы общества, которое представляет государство, и интересы личности, индивида, обеспечить воспроизводство данной социальной системы;

то есть право выполняет общесоциальную функцию, о которой речь уже шла выше. А обеспечение интересов государства и личности -функции права другого уровня, влияющие уже на структуру собствен­но публичного и частного права. Впрочем, этот аспект нуждается в отдельном исследовании.

Положение о структурообразующем характере функциональных связей права, связанных с его ролью как единого явления по отноше­нию к известному целому, относится и к анализу значения права для различных сфер общественной жизни. Здесь речь идет об упоминав­шихся выше так называемых социальных функциях права. Влияние их на структуру права очевидно и в современной литературе никем не оспаривается. Однако их роль оценивается далеко не одинаково.

Прежде всего она исследуется через анализ таких категорий, как предмет и метод правового регулирования. Спору нет. Конечно, функ­ции права по отношению к тем или иным разновидностям не могут не влиять на метод, выбираемый государством. Да и сам характер отно­шений, возможно, влияет в той или иной мере на функции права по отношению к ним.

Но рискнем предположить, что социальные функции и сами не­посредственно влияют и даже во многом определяют структуру права. Достаточно напомнить, что возникновение новых, ныне общепризнан­ных отраслей права, таких как трудовое, экологическое и ряд других, несомненно, прежде всего связано с необходимостью решения новых задач в социальной сфере и возникновением в связи с этим у права новых социальных функций.


Причем это влияние на структуру законодательства и систему права происходит не через изменения в предмете и методе правового регулирования, а непосредственно через обособление соответствую­щих функций права и правового регулирования в целом. Более под­робное обоснование этого положения еще предстоит. Однако надо от­метить, что такой вывод уже сформулирован в отечественной литера­туре.

Так, известный исследователь системных связей в праве Л.Б.Тиунова пишет, что ни предмет, ни метод, ни порознь, ни вместе не дают возможности выделить с достаточным основанием даже ос­новные современные отрасли права. Выделение и признание самостоя­тельности отраслей права она связывает прежде всего со степенью обособленности отрасли и ее развития, которые в свою очередь опре­деляются степенью развитости и автономности соответствующей об­ласти общественного бытия и потребностью в ее правовом опосредо-вании'.

Но развитость и автономность области общественного бытия и потребность в ее правовом опосредовании как раз и возникает тогда, когда у права появляется соответствующая функция, определяемая целью, потребностями развития общества и государства. В основе по­явления отрасли лежит, таким образом, появление соответствующей функции права.

Интересно, что, исследуя структуру права в другом аспекте, с точки зрения необходимости выделения публичного и частного права, Л.Б.Тиунова прямо пишет, что их обособление предопределено спе­цификой функционирования права, наличием имманентной праву со­циальной функции, порождающей присущую ему структуру любой развитой правовой системы2.

Конечно, анализ влияния функций права на его структуру явля­ется делом весьма трудным. Особенно если учесть, что выполняемые правом функции, как уже отмечено, чрезвычайно многообразны и на сегодняшний день выявлены далеко не все.

С другой стороны, несомненно, на структуру права влияет не­мало других факторов. Отметим, например, такие: закономерности исторического плана, традиции, генетические связи между отраслями, структура государства и его органов, необходимость скорейшего ре­шения определенных практических проблем, субъективные факторы, в

' Тиунова Л.Б. Системные связи правовой действительности: Методология и теория. СПб., 1991.С.95. 2 Там же. С. 106. 68


частности, даже взгляды тех, кто готовит проекты нормативных актов, и тех, в ком персонифицируется законодатель и др.

Но среди всех факторов, как представляется, функциональная характеристика права при анализе его структуры должна играть ре­шающую роль.

Разумеется, полный анализ роли функций права для его струк­туры по силам только юридической науке .в целом. Он должен быть итогом рассмотрения влияния функционального подхода в разных сферах правового регулирования, на разных этапах развития, вычлене­ния роли других факторов и т.д.

В качестве общих положений о соотношении функций и струк­тур можно предложить ряд идей, вытекающих из выводов философии, сделанных при анализе других явлений.

Так, прежде всего надо отметить, что существуют функции раз­личных уровней. Каждому уровню функций соответствует определен­ная структура (структура определенного уровня). Причем между уров­нями существует самая тесная взаимосвязь. Каждая функция остается частью уже имеющейся более общей функции.

В процессе развития каждая вновь возникающая функция слу­жит другой более общей, более существенной функции, та,-в свою очередь, соответствует другой, еще более общей и т. д. до первичной функции'.

Если распространить эти соображения на предмет нашего ис­следования, то можно отметить, что самой общей функцией правовой системы можно назвать внесение организующего начала в обществен­ные отношения с целью сохранения и стабилизации существующей социальной общности. Эта функция, скорее всего, принадлежит в це­лом обществу как системе и определяет его структуру, в том числе существование подсистемы нормативного регулирования и ее разно­видностей: моральной, правовой, религиозной и др.

Эта функция конкретизируется более частными, определяющи­ми структуру правовой системы. Анализ функций правовой системы должен помочь выявить более точно ее структуру, которая на сего­дняшний день продолжает оставаться во многом дискуссионной.

Однозначно признано лишь, что входящие в правовую систему компоненты не одинаковы по своему значению, но представляют со­бой не случайный конгломерат разнородных и не связанных друг с

Сетров М.И. Основы функциональной теории организации. М., 1972. С. 39.


другом элементов, а сложное, динамическое, многоуровневое образо­вание'.

Относительно структуры правовой системы существует боль­шой разброс мнений. Так, Н.И.Матузов выделяет такие элементы пра­вовой системы, как нормативный, правообразующий, научный, стати­ческий, динамический, блок прав и обязанностей и др.2 С.С.Алексеев выделяет в правовой системе собственно объективное (позитивное) право, правовую идеологию, судебную (юридическую) практику3. Л.Б.Тиунова, отмечая, что элементный состав, структура любой систе­мы непосредственно связаны с ее функционированием, что элемента­ми правовой системы могут быть лишь такие подсистемы, которые во взаимодействии образуют структуру, непосредственно вытекающую из социальной функции данного комплекса, полагает, что правовая система состоит из трех элементов: сознания, деятельности и правил поведения4.

Думается, что этот взгляд (а он весьма близок, если не совпада­ет полностью, с мнением С.С.Алексеева) в большей степени соответ­ствует истине, ибо он предполагает, что правовая система, несомнен­но, осуществляет воспитательную функцию, объектом воздействия которой является сознание. Что же касается регулятивной и охрани­тельной функций правовой системы, то их реализация, видимо, связа­на с дальнейшей конкретизацией общесоциальной функции, но уже в рамках других подсистем.

Впрочем, выделение среди элементов правовой системы дея­тельности норм, а также признаваемых многими таких элементов, как индивидуальные акты, правоотношения, права и обязанности участни­ков общественной жизни и ряда других, также связано с дальнейшей конкретизацией функций правового регулирования и права. Но даже попытаться описать всю картину вряд ли возможно. Ибо она сложна, многомерна.

Пока мы с известной определенностью сделали вывод, что функция внесения организующего начала в жизнь общества, порож­дающая существование подсистем регулирования, реализуется в рам­ках правовой системы в функцию стабилизации общественной жизни, реализуемую через сознание и деятельность в правовой сфере. Соот-

' Теория государства и права / Под ред. Н.И.Матузова, А.В.Малько М., 2000. С. 180.

2 Там же. С. 179.

3 Алексеев С.С. Право. Опыт комплексного исследования. М.,1999. С. 47.

4 Тиунова Л.Б. О системном подходе к праву // Советское государство и право.

1986. № 10. С. 49.


ветственно можно говорить о воспитательной и регулирующей (собст­венно регулирующей и охранительной) функциях правовой системы, связанных с существованием таких элементов, как сознание и деятель­ность.

Следующим уровнем будет уровень функций элементов право­вой системы. Эти функции, конкретизируя функции правовой систе­мы, определяют в свою очередь структуру каждого ее элемента: пра­восознания, права, правовых актов, процесса правотворчества и пра­воприменения и т.д. Возможно, и здесь дело не ограничивается одним уровнем, поскольку, например, могут существовать функции права различных уровней.

Так, право имеет, как известно, и собственно правовые функции (например, регулятивную и охранительную), и функции, определяе­мые его ролью по отношению к существующим сферам общественной жизни (экономическая, социальная, духовная и др.). Каждый из этих уровней оказывает воздействие на структуру права. На структуру, вы­текающую из функций права как регулятора поведения, налагается структура, определяемая ролью права в отношении разных сфер жизни общества.

Кроме того, особенности реализации регулирующей функции, связанные с закреплением в первую очередь либо общих, либо част­ных интересов, а также сочетание стабильности (статический момент) и развития (динамический момент) в свою очередь влияют на сущест­вующие функции и, следовательно, на структуру. Причем это'влияние распространяется не только на право в целом, но и на другие элементы правовой системы*.

Далее, существуют функции отрасли права, института, нормы, определяющие соответствующие структуры и являющиеся последова­тельной конкретизацией функций правовой системы и права. Причем эта конкретизация может быть как по линии особенностей правового воздействия, что влияет, например, на характер прав и обязанностей, ответственности, так и по линии особенностей, вызываемых какими-то иными факторами, в том числе случайными и субъективными.

В связи с этим надо отметить наличие известных пределов для конкретизации. Ибо систему (в том числе и правовую) и ее подсисте­мы нельзя дробить до бесконечности, не разрушая ее целостности2.

Так, скорее всего, именно с этим обстоятельством могут быть связаны случаи, когда при помощи издания правовых актов пытаются решить проблемы, которые еще «не созрели» для правового оформле-

ТиуноваЛ.Б. Системные связи правовой действительности. С. 106. Тиунова Л.Б. О системном подходе к праву. С. 49.


ния, не имеют адекватного юридического выражения. Это может ка­саться и сферы экономики, когда, например, в правовые формы обле­каются волюнтаристские идеи и предложения, и социальной и духов­ной области, когда в законах пытаются отразить разного рода чаяния и пожелания, которые отнюдь не обеспечены необходимыми экономи­ческими возможностями и ресурсами.

В этих случаях, видимо, имеет место попытка неоправданного дробления задач и функций, которым объективно не могут соответст­вовать эффективно работающие структуры.

Положением, имеющим общее значение, является также вывод об определяющем характере влияния функций на структуру в процессе их диалектического взаимодействия. Принято считать, что функция изменяется несоизмеримо быстрее, чем определяемая ею структура, которая значительно более консервативна. Изменения в функциях вле­кут за собою изменения в структуре. Но они происходят не автомати­чески, а постепенно, путем преодоления противоречий между новыми функциями и старой структурой. Причем отмечается, что закономерно приводят к более или менее глубоким изменениям в структуре измене­ния в функциях, вызванные факторами внешней по отношению к дан­ной системе среды'.

Таким образом, роль функций заключается в содействии сохра­нению и целостности системы2. Однако полного соответствия между функциями и структурой на каждый данный момент быть не может3.

Эти положения могут быть проиллюстрированы примерами из правовой области. Так, появление новых отраслей права, несомненно, связано с возникновением у права и правового регулирования новых функций. Об этом уже говорилось выше, когда приводились случаи возникновения ряда новых отраслей в российской правовой системе. Можно добавить еще и примеры становления в новых условиях тамо­женного, бюджетного, космического и ряда других правовых институ­тов, подотраслей или отраслей законодательства и права. Причем эти

' Меерсон Ф.З. Указ. соч. С. 66-67; Карпинская Р.С. Указ. соч. С. 113; Веденов М. В., Кремянский В.И. Соотношение структуры и функции в живой природе. М.,1966. С.47.

2 Чупина Г.А. Специфика функционального подхода к знаку и языку // Фило­софские науки. 1975. X" 1. С.50.

3 Крымский С.Б. Указ. соч. С. 59-60. 72


изменения и вызываются внешнимипо отношению к праву фактора­ми'.

Многочисленные споры, которые сейчас ведутся в связи с воз­можностями признания той или иной отрасли права или законодатель­ства как раз и иллюстрируют положение о постепенном характере из­менений, влиянии многих факторов на процесс, в том числе и тех, ко­торые свидетельствуют о сопротивлении системы изменениям, о слу­чайном характере некоторых выявляемых как будто бы объективных и важных новых задачах и функциях права.

Из сказанного следует сделать однозначный вывод: проблемы структуры как правовой системы, так и системы права и системы зако­нодательства нельзя решать в отрыве от анализа функций права и пра­вовой системы. Вопросы развития новых отраслей законодательства и отраслей права, изменения соотношения между отраслями, проблемы так называемых комплексных отраслей - все это можно анализировать лишь с учетом выполняемых правом функций, на основе положений системно-структурного подхода.

Так, выше уже упоминалось о необходимости учета через ана­лиз социальных и экономических функций правовой системы целей, которые законодатель может ставить перед нормами права, направ­ленности интереса законодателя на достижение конкретного результа­та. Тем более, что примеры описания влияния целей на функциониро­вание системы и ее структуру, роли результата на признание эффек­тивности существующих структур имеются в философии и других об­ластях знания2.

Особый интерес могут представить выводы о характере слож­ных систем, содержащиеся в работах известного исследователя М.С.Кагана. Так, он отмечает необходимость анализировать системы в статике и в динамике. Динамический аспект рассматривает и как функционирование системы, и как ее развитие (возникновение, ста­новление, эволюционирование, разрушение). В соответствии с этим представление о сложнодинамической системе требует сопряжения трех плоскостей ее исследования - предметной, функциональной и

На определяющее значение внешних факторов в функционировании право­вой системы указывает и Л.Б. Тиунова. См.: Тиунова Л.Б. Системные связи правовой действительности. С. 62.

Шепель В.М. Социальное управление производственным коллективом. М., 1976. С 25; Анохин П.К. Философские аспекты теории функциональной сис­темы // Вопросы философии. 1971. № 3. С. 57.


исторической, посколькуони оказываются необходимыми и достаточ­ными для системного подхода'.

Далее автор пишет, что описание элементов системы и ее струк­туры, взаимодействия с внешней средой еще ничего не говорит нам о ее происхождении, развитии и перспективах существования. Вот по­чему применительно к исследованию социальных объектов системный подход требует скрещения описанных аспектов анализа с его истори­ческим аспектом2.

Эти выводы совершенно определенно применимы при анализе, например, действующей системы права, ибо при этом явно недоста­точно опираться лишь на характеристику функций, выполняемых пра­вовыми нормами, следует, как уже отмечено выше, учитывать генети­ческие связи возникающих структурных подразделений, заинтересо­ванность общества в решении определенных практических проблем, возможно, степень подготовленности правотворческих и правоприме-нительных органов государства к работе в новых условиях, некоторые субъективные факторы.

Анализ действующей правовой системы тоже не может ограни­чиваться изучением ее функций и структуры. Здесь не менее важно изучить взаимодействие элементов правовой системы, их историче­скую связь с элементами предшествующих правовых систем, имевших место в данном государстве, взаимодействие правовой системы и иных систем нормативного регулирования в данном обществе, причем с учетом исторического аспекта.

Как пишет современный исследователь, в другие времена и у других народов системообразующими факторами могут быть иные общественно значимые явления и состояния, религиозные убеждения, этнокультурные влияния. Это относится, например, к системам права в мусульманских странах.

Конечный его вывод о наличии многих системообразующих факторов, действующих по-разному в тех или иных обществах, как самостоятельно, обособленно, так и в совокупности, в комплексе, представляется весьма важным и убедительным3.

Сделанные нами выводы об определяющем влиянии функций на структуру правовых явлений, их многоуровневом характере, необхо­димости учета при анализе целого ряда других факторов, генетических и исторических связей должны помочь в анализе соотношения регуля­тивной и охранительной подсистем правового регулирования, публич-

' Каган М.С. Системный подход и гуманитарное знание. Л., 1991. С. 20-21

2 Там же. С. 23.

3 Венгеров А.Б. Теория государства и права. М., 1998. С. 448-449 74


|| ного и частного права, проблем отраслевой дифференциации норм права, структуры отдельных отраслей права и отраслей законодатель­ства, в решении ряда других вопросов.




Читайте также:



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (813)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.068 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7