Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Проблемные семьи и модель Олсона 9 страница




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Уровень иерархии в семье и отдельных ее подсистемах средний.

Решающее слово в семье, по словам детей, принадлежит отцу (высота его фигуры в типичной и идеальной репрезентации наибольшая), но когда в семье возникает ссора с кем-нибудь из детей, отец склонен полагаться на жену и поддерживать ее. Соответственно, увеличивается ее авторитет, что отражено в FAST ростом ее фигуры в конфликтных репрезентациях.

Маневрирование семейной системы

Наибольший интерес вызывает сравнение конфликтных репрезентаций Сергея и Бориса. Каждый из них показывает конфликт своего брата с родителями. Возникает впечатление, что семья маневрирует между этими двумя состояниями, попадая в циркулярный процесс. Когда старший брат пытается добиться самостоятельности, увеличивается напряжение между ним и родителями, прежде всего мамой. Сергей в этот момент находится рядом с матерью и поддерживает ее. Через некоторое время усиливаются его проблемы в школе, и вся семья сплачивается, ругая его и пытаясь ему помочь. Теперь Борис очень близок к матери и утешает ее. Вскоре проблемы Сергея отходят на задний план и обостряются противоречия между матерью и Борисом. В свою очередь, Сергей поддерживает маму и т.д. Образуется порочный круг. Система переходит от одного конфликта к другому через состояние временного затишья, которое отражено в типичных репрезентациях. В последнее время мама с Борисом стараются не затрагивать трудные для них темы и вообще стали меньше общаться. Зато возросли проблемы у Сергея, и его брат вынужден на это как-то реагировать.



3) Взаимодействие на приеме

Мама выступает в роли эксперта по проблемам младшего сына и стремится много говорить об этом. Мужчины склонны отмалчиваться. Терапевту стоит определенных усилий установить равномерность высказываний всех членов семьи. Использование специальных техник интервью (см. главу 3) помогает терапевту избежать постоянного воспроизведения на приеме циркулярного паттерна: мама долго говорит о проблемах Сергея а отец и Борис пытаются ей возразить, утверждая, что она слишком его балует а потом они уступают и присоединяются к ней, критикуя Сергея а когда высказывания мужчин становятся чересчур резкими, мама их прерывает а и начинает оправдывать младшего сын а отец и Борис отступают, давая возможность матери долго рассуждать о проблемах Сергея а далее мама говорит, что Борис и отец, к сожалению, часто бывают заняты и мало помогают ей в воспитании сына а те пытаются возразить, что она сама его балует. Круг замыкается и начинает повторяться снова. Терапевт дает возможность проявиться этой циркулярной последовательности на этапе групповой дискуссии проблемной стадии интервью, наблюдая за взаимодействием членов семьи. Оценив этот паттерн, в дальнейшем он стремится к тому, чтобы его не спровоцировали занять место старших мужчин семьи в обсуждении проблем Сергея. На других стадиях интервью терапевт настойчиво прерывает возобновление подобной модели коммуникаций, используя циркулярные вопросы.

4) Данные из истории семьи

Супруги прожили в браке 26 лет, из них меньше года они жили без детей. Сначала старший сын был средоточием интересов семьи. С рождением брата Борис несколько отдалился от мамы и приблизился к отцу, хотя и продолжает быть очень привязанным к ней. Родители отрицают наличие каких-либо серьезных проблем между ними, хотя мама и жалуется на некоторую разницу в интересах: он — бывший военный, всю жизнь провел на службе, а она — человек с гуманитарными потребностями.

Из генограммы семьи (рис. 4.6) видно, что отец является старшим сыном в свой родительской семье. Мать — единственный ребенок. Возможно, лидерство отца подкрепляется его опытом старшего ребенка в семье родителей. Определенные трудности в их браке могут возникать вследствие недостатка опыта взаимоотношений с противоположным полом (у отца в семье не было сестер, мать — единственный ребенок). Создается впечатление, что близость супругов основана на существовании проблем у детей, необходимости постоянно им помогать. Кроме того, сфера профессиональной деятельности матери очень ограничена. Она почти всегда дома и следит за тем, чтобы Сергей делал уроки.

Между братьями довольно большая разница в возрасте — десять лет. Исходя из всей информации о семье, можно выдвинуть гипотезу, что супруги завели себе малыша, когда старший сын стоял на пороге подросткового возраста и его вовлеченность в семью стала уменьшаться.

Отметим еще два факта, косвенным образом характеризующие взаимоотношения в семье. По словам матери, ее родители много времени уделяли ей, но сами не были особенно близки. Отец матери, так же как и ее муж, был военным. Второй важной деталью, подкрепляющей, на наш взгляд, интенсивную связь матери с Сергеем, является совпадение (в пределах года) рождения Сергея и смерти ее отца. Возможно, что это трагическое событие укрепило особую роль младшего сына для матери.

5) Проявление психосоматических симптомов у Сергея

Астматические предвестники появляются у Сергея на даче (кроме занятий точными науками с отцом), когда у него возникает “потребность излить физическую энергию, но возможности для этого нет” (он мало гуляет и редко играет с ребятами). Раньше его “чрезмерную” подвижность пресекала мама, сейчас он сам себя сдерживает. На вопрос о том, какой вид спорта ему нравится, он отвечает, что с удовольствием занимался спортивной гимнастикой в 7 лет, но, к сожалению, секцию быстро расформировали. Еще он два года по настоянию отца занимался каратэ, но ходил туда без желания. По словам мамы, “единоборство не его вид спорта”.

Функции симптомов

Выделим для начала ряд симптомов, о значении которых для семейной системы можно сформулировать гипотезы. В реальности вся жизнь семьи наполнена “симптоматическим поведением”, однако многое не замечается членами семьи или не вызывает сильного беспокойства. Итак, отметим четыре “симптома”: астма мамы, астма Сергея, общая неорганизованность Сергея и его невнимательность в учебе, его “ступор” в занятиях с мамой (появился недавно).

С точки зрения стадий жизненного цикла данная семья находится на этапе, когда дети покидают дом и создают собственные семьи (старший сын уже предпринимал такую попытку). Для семьи, особенно если супруги привыкли взаимодействовать друг с другом посредством детей, наступает трудный период разрушения старых внутрисемейных связей и необходимости больше взаимодействовать друг с другом напрямую. Отражением “трудностей расставания” являются конфликты между мамой и старшим сыном, астма мамы, которая вызывает у Бориса тревогу и необходимость быть рядом с ней. Александер (1950) считает, что психодинамическим конфликтным фактором, вызывающим астму, является сильная бессознательная потребность в защите, ласке и покровительстве. С точки зрения функционирования семейной системы, астма матери способствует отказу Бориса от брака и возвращению в семью.

Сергей очень близок к маме, буквально “настроен на ее волну”. Мама — преподаватель иностранного языка, и он выбирает гуманитарные предметы в качестве любимых. Он прекращает заниматься каратэ, так как это не нравится маме. У мамы астма, и он заболевает тем же. Старший брат — врач-педиатр. У него будет больше оснований бывать в семье, если в ней будут двое больных. Мама конфликтует со старшим сыном, и Сергей всегда рядом, он — примиритель. Чтобы не оставлять маму одну, он жертвует своими контактами с одноклассниками.

Для мамы Сергей умудряется быть талантливым, подающим надежды и одновременно проблемным ребенком. Создается впечатление, что семье в течение многих лет необходима проблема, чтобы маме, испытывающей трудности самореализации на работе, было чем заняться и в отсутствие мужа. Проблемы Бориса с учебой в течение многих лет вызывали у нее беспокойство. Сейчас эстафета “проблемности” перешла по наследству к младшему брату. Кроме того, необходимость заниматься химией с Сергеем также способствует “привлечению” Бориса в семью. Отец тоже вынужден приходить раньше с работы, чтобы успеть позаниматься с сыном. “Неорганизованность в учебе” Сергея собирает всю семью вместе.

Все эти симптомы, встроенные в семью, выполняют морфостатическую функцию и способствуют сохранению системы такой, какая она есть. Потребность в помощи извне отсутствует. Благодаря этим симптомам система стабилизирует саму себя. Семейный миф можно сформулировать следующим образом: “Ребенок (сначала старший, теперь младший) слаб, болен, неорганизован и т.д. Следовательно, он не может существовать отдельно, без контроля родителей”.

Семья приходит к психологу в тот момент, когда маме вдруг становится трудно с младшим сыном. Сергей реагирует “ступором” и “тупостью” на занятия любимыми предметами с мамой. Кроме того, его астма уже несет в себе другой смысл, возникая в ситуации несвободы. Его симптомы приобретают сигнальный характер (“оставьте меня в покое”), становятся закодированным требованием большей независимости. Если старший брат открыто конфликтует с мамой за большее жизненное пространство, то младший оказывает пассивное сопротивление.

Семья одновременно просит помощи и желает, чтобы все осталось так, как было.

Семейная терапия

Работа с этой семьей начинается с позитивной коннотации (техника миланской школы, см. Palazzoli M. S. et all, 1975), в которой поведение всех членов семьи оценивается положительно, как направленное на ее выживание. Симптоматическое поведение Сергея (его невнимательность в учебе) оценивается как спонтанная жертва во благо семьи, так как носит явный объединяющий характер. Поведение Бориса и родителей характеризуется как ответственное и помогающее Сергею и т.д.

Через позитивное оценивание терапевт находит подход к семье, не рискуя быть отвергнутым. Кроме того, позитивная коннотация открывает путь к парадоксальному предписанию: если идентифицированный пациент (Сергей) демонстрирует симптоматическое поведение во благо семьи или одного из ее членов, то терапевт предписывает продолжение симптоматического поведения. Предписание не меняться является очень могущественным, так как оно 1) появляется в контексте изменений и 2) расшатывает ожидания членов семьи, что терапевту нужны их изменения, которые они ощущали бы как нечто угрожающее.

Все это запускает в семейной системе другие процессы саморегуляции, менее симптоматические. Члены семьи начинают обсуждать темы одиночества мамы в семье, ее неудачи в карьере, непонимание между супругами, соперничество братьев и т.д., которые выносятся на последующие терапевтические сессии.

Семья Д.

Домашнее воровство

Работая в психологической консультации с проблемным ребенком и его семьей, полезно постоянно менять угол зрения на предъявляемые проблемы. Является ли симптоматическое поведение следствием интрапсихического конфликта, биологических нарушений, дисфункциональных паттернов внутрисемейного взаимодействия или возникает под влиянием враждебного социального окружения? Важно рассмотреть все варианты. Удобным средством систематизации частных гипотез является стратегическая модель Оудсхоорна. Используя эту модель, можно любую проблему представить в виде “слоеного пирога”, состоящего из шестити уровней (см. параграф 1.3).

Каждый уровень обслуживают соответствующие психологические/биологические теории, которые служат основой для выдвижения частных гипотез и выбора терапевтических стратегий. Подход Оудсхоорна является мультимодельным, то есть таким, в котором психоаналитические, поведенческие, когнитивные, коммуникативные и системные семейные теории не противоречат друг другу. Они лишь отражают реальность на разных уровнях глобальной системы.

Сочетание интегративной модели системной семейной психотерапевтической диагностики с моделью Оудсхоорна позволяет:

1. Провести более целостную диагностику предъявляемых проблем.

2. Разграничить сферы компетенции разных специалистов и ориентировать пациента и его семью на другие виды помощи помимо семейной терапии, если это необходимо.

Таким образом, объединение этих двух моделей может служить теоретической основой для взаимодействия специалистов разного профиля.

Совместное использование интегративной модели

и модели Оудсхоорна

для структурирования информации

и выдвижения гипотез на примере семьи Д.

Повод для обращения. Кто направил

В психологическую консультацию приводят мальчика двенадцати лет с проблемой домашнего воровства. Виталик ворует деньги из дома с восьми лет, однако за несколько месяцев, предшествующих встрече с психологом, его воровство особенно участилось. В последний раз на украденные деньги он купил сигнальный пистолет и принес его в школу. Кто-то из ребят, стреляя из него, ранил другого мальчика. Был большой скандал. Это и заставило обратиться в консультацию.

Инициатором прихода является отец, который не понимает, почему сын это делает, и во всем винит его “махровый эгоизм”. На второй прием терапевт приглашает всю семью.

Первый уровень.

Проблемы с внешним социальным окружением

За неделю до последней кражи старший мальчик отобрал у Виталика карманные деньги. Кроме того, в классе есть мальчик, который часто его обижает. Гипотеза этого уровня может выглядеть так: Виталик украл деньги, чтобы купить пистолет и защититься от подобных случаев. Проблемы первого уровня требуют вмешательства в социальное окружение подростка. Традиционно этой областью занимаются социальные работники, классные руководители и т.д.

Второй уровень.

Семейная система

Семья состоит из четырех человек. Отец, около 50 лет, бывший заведующий лабораторией проектного института, на момент консультации безработный. Мать, 49 лет, научный сотрудник, биолог. Старший сын Андрей, 18 лет, коммерческий директор торговой фирмы. Младший сын Виталик, 12 лет, ученик шестого класса. Семья живет в двухкомнатной квартире. Генограмма семейной системы приведена на рис 4.9. Анализ семейных конфликтов проведен отдельно после описания проблем на других уровнях.

Третий уровень.

Проблемы уровня сознания.

Когнитивные и поведенческие проблемы

У Виталика заниженная самооценка. Он дружит только с соседским мальчиком. Он берет деньги у родителей и покупает модные игрушки, чтобы повысить свой престиж в глазах одноклассников. Старший брат совсем не интересуется младшим, но является для него авторитетом. Виталик копирует поведение брата, его прическу, манеру одеваться. Научение происходит через подражание. Андрей зарабатывает деньги сомнительными торговыми операциями, младший — ворует их в семье.

Этот уровень обслуживают когнитивные и поведенческие теории. Для Виталика будет полезной работа над позитивным самовосприятием, тренинг уверенности в себе.

Четвертый уровень.

Эмоциональные конфликты

с аспектами бессознательного

Гипотезы данного уровня могут предполагать, что домашнее воровство представляет собой проявление подавляемой агрессивности, “злости на мать и старшего брата”, дефицит общения с которыми Виталик ощущает. Он ворует деньги только у них и у бабушки с материнской стороны и никогда — у бабушки со стороны отца. Подавляемая агрессивность проявляется также в играх с огнем, ломании игрушек: “Ему нравится все разрушать”, — говорит мама.

Виталик чувствует вину за свою враждебность по отношению к близким и часто с удовольствием принимает наказание: “Это правильно, что меня наказывают. Чем сильнее меня ругают, тем большая сила меня сдерживает”. Таким образом, мальчик не только добивается внимания к себе, но и его чувство вины за злость к родственникам получает облегчение через принятие кары. Частая травматизация (сотрясение мозга, ушибы, переломы) также может быть отражением этой тенденции.

У мальчика отчетливо проявляется сепарационная тревога. У него часто возникают проблемы, когда он надолго уезжает из дома: гостит у бабушки два месяца — ворует у нее деньги; живет с отцом на даче — падает с велосипеда и попадает в больницу с сотрясением мозга; его отправляют в лагерь — у него возникает сильный астматический приступ и т.д.

Психотерапия на этом уровне ориентирована на психодинамику.

Пятый уровень.

Нарушения развития и личностные аномалии

Виталик выглядит довольно инфантильным мальчиком для своего возраста, однако патохаратерологического диагноза ему психиатр не ставит.

Шестой уровень.

Биологические нарушения

Близорукость, астматические приступы, частая травматизация.

Беременность, роды, раннее развитие в пределах нормы.

На этом уровне чаще всего показана медикаментозная терапия.

Все эти уровни взаимозависимы. Оказывая воздействие на один из них, мы опосредованно влияем на все остальные. Чем выше уровень, тем более оптимистично для работы психотерапевта выглядит гипотеза. Разрабатывая стратегию психотерапии, необходимо выбрать не более трех уровней, где нарушения наиболее выражены, и сосредоточиться на них.

Анализ проблем уровня семейной системы

Данные из истории семьи

Мать и старший сын образуют устойчивую коалицию против отца. Супруги живут в состоянии хронического конфликта и находятся на грани развода. Одной из основных претензий к мужу является его неспособность зарабатывать деньги, быть лидером в семье. На этой почве возникают серьезные раздоры отца со старшим сыном. Они почти не разговаривают. Андрей после школы не захотел продолжить образование, на чем настаивал отец, а занялся торговыми операциями. В этом его полностью поддерживает мать. В настоящее время Андрей живет своей жизнью, часто не ночует дома. Деньги, которые он зарабатывает, тратит в основном на себя. Мать очень переживает, часто звонит ему на работу.

Виталик был ребенком, родившимся не вовремя. В это время его мать устраивалась в аспирантуру, отец менял работу. Все надежды и чаяния семьи были сосредоточены вокруг старшего сына. Младший же рос, “как трава”, по словам матери.

На рис. 4.10 показана хронология последних нескольких лет жизни семьи.

Дополнительная информация

о семьях родителей Виталика

Отец происходит из семьи технической интеллигенции, где образование считали высокой ценностью. В семье матери считали важным, что ее отец хорошо зарабатывал, а мать могла работать не полный рабочий день. Сама мать Виталика выходила замуж за преуспевающего руководителя крупной научно-исследовательской лаборатории оборонного предприятия. Однако через несколько лет брака выяснилась, что их функции в семье плохо согласованы. Каждый больше ожидал заботы партнера о себе, чем мог реально предложить ее сам. (Брак младшего ребенка с единственным, см. параграф 2.6). Отношения еще больше обострились, когда вследствие социальных изменений в России отец оказался профессионально и финансово несостоятельным. Можно сказать, что в этой точке произошло пересечение дисфункций социальной и семейной систем.

Структура семьи

а) Сплоченность

На данном этапе своего развития семья представляет собой разобщенную систему. Разобщенность наблюдается как во всей семье в целом, так и в отдельных ее подсистемах. Отец живет отдельно от семьи, поскольку между супругами имеются серьезные разногласия; братья взаимодействуют крайне редко; старший сын все время на работе или с друзьями; Виталик “растет как трава”, часто остается в одиночестве, так как мать работает, и вообще, по ее словам, она “женщина-общественница”. Наиболее близкие люди в семье, мать и Андрей, в последнее время видятся тоже редко и объединяются в основном против отца или когда возникают проблемы у Виталика. На терапевтической сессии семья сидит в такой последовательности: Андрей, рядом с ним мать, далее через стол отец и в самом углу — Виталик.

б) Иерархия

Наиболее авторитетным человеком в семье является мать. Она управляет, апеллируя к собственной слабости как женщины и взывая к мужским качествам членов своей семьи. (Довольно типичный паттерн для младшей дочери в семье). Можно предположить, что мать и старший сын образуют орган управления этой довольно хаотичной семейной системы. Отец и Виталик — младшие в семье.

в) Границы

Внешние и внутренние границы очень слабые и проницаемые. Супружеская подсистема и подсистема братьев в настоящий момент практически не функционируют.

Взаимодействие членов семьи.

Циркулярные гипотезы

Используя сочетание “линии времени” и генограммы, рис. 4.11 показывает, как изменились взаимоотношения в семье Д. с 1990 по 1995 гг. Место “козла отпущения”, с которым борются мать и Андрей, занял Виталик, заменив в этой роли отца.

Циркулярный процесс в семье Д., включающий в себя проблемное поведение Виталика, выглядит примерно следующим образом:

1. Отец — у своей матери, мать — на работе, Андрей не ночует дома.

2. Виталик крадет деньги.

3. Мать обнаруживает пропажу, звонит отцу и Андрею, пытается поговорить с Виталиком сама.

4. Приезжает отец. Для него это страшный удар. “В нашей семье воров никогда не было”. Супруги обсуждают, что делать с Виталиком. Отец пытается узнать, почему он это делает, ругает его. Приходит с работы Андрей, бьет младшего брата.

5. Виталик обещает больше так не делать. Отец несколько дней проводит в семье.

6. Супруги спорят о будущем Андрея.

7. Все постепенно начинают заниматься своими делами (система переходит в точку 1).

8. Через 2—3 недели Виталик снова ворует деньги и т.д.

Интересно, что на терапевтическом приеме с семьей можно было наблюдать сходную последовательность взаимодействий. Разговор о проблемах Виталика без каких-либо специальных действий терапевта легко переключается на будущее Андрея. Вспыхивает старый спор. Обсуждается дилемма: учиться — зарабатывать деньги, как освободиться от армии и т.д. Виталик, из-за проблем которого семья собралась вместе, остается в стороне общего разговора.

Гипотезы о функциях проблемного поведения

в семейной системе

Воровство Виталика приводит к следующим результатам:

1. Частично восполняет дефицит внимания членов семьи к себе (лучше отрицательное внимание, чем никакого). Интересно звучит его объяснение, почему он ворует: “Как будто какой-то голос нашептывает мне, что я плохо живу, и подталкивает меня взять деньги”. Довольно часто детское домашнее воровство может быть понято как метафора “украденной любви”.

2. Родители вынуждены больше контактировать друг с другом, обсуждая его поведение, и отодвигают собственные разногласия на второй план. Виталик воровал деньги и раньше, однако его воровство стало столь частым именно в момент угрозы разрушения семьи. Воровство Виталика усиливает позицию отца в семье, так как он становится нужным для решения этой проблемы.

3. Воруя деньги у старшего брата, он возвращает его на некоторое время в семью, т.к. тот вынужден чаще обсуждать эту проблему с матерью. Семья находится на стадии развития жизненного цикла, когда дети начинают покидать дом. Это, в свою очередь, усиливает тревогу у членов семьи, что она может распасться. Споры отца с Андреем могут быть также поняты не только исходя из ценностей семьи отца, но и как реакция на отдаление и угрозу потери уважения сына.

Таким образом, “махровый эгоизм” Виталика служит целям объединения всей семьи на почве борьбы с его проблемой.

Планирование терапии

Цели терапии:

1. Понизить разобщенность семейной системы в целом, используя проблему Виталика как рычаг. Раз он ведет к объединению семьи, терапевт должен воспользоваться его функцией и постараться организовать сотрудничество членов семьи на этой основе. То, что семья собралась на приеме у терапевта в полном составе, может свидетельствовать об их желании сохранить отношения друг с другом и возможность работать как одна команда. Это дает некоторые основания для терапевтического оптимизма.

2. Изменить негативное восприятие членов семьи друг другом. Для этого терапевту необходимо позитивно переопределить их роли и всю проблему в целом как сигнал Виталика, что семья может разрушиться и должны быть предприняты меры по ее спасению.

3. Уменьшить разногласия отца и старшего сына, способствовать тому, чтобы они приняли позиции друг друга.

4. Постараться вывести Виталика из роли семейного аутсайдера, укрепив его отношения с родителями и старшим брата, поощряя проявление ответственности Андрея за младшего брата.

5. Выяснить, хотят ли супруги продолжать отношения, и если да, то им, возможно, потребуется супружеская терапия, чтобы найти новые основания для брака. В этом они испытывают наибольшие колебания в данный момент, особенно жена. Если супруги примут решение о разводе, то c помощью терапевта могут быть огранизованы переговоры о завер­шении отношений, сотрудничестве в заботе о детях, а также о том, чтобы не использовать проблемы Виталика как средство семейной коммуникации.

В семейную терапию могут быть включены индивидуальные сессии, например, с отцом. Их цель — помочь преодолеть профессиональный кризис и выработать новые способы самореализации. Косвенным образом это также будет способствовать интеграции семьи. Однако важно, чтобы терапевт не приглашал на индивидуальные встречи только одного члена семьи. Иначе это может быть воспринято другими как указание на коалицию с терапевтом или единственную причину семейного кризиса.

Этапы терапии:

1. Интеграция семьи на основе помощи Виталику и снижение симптоматического поведения.

2. Фокусирование на супружеской проблематике.

Предложение данной семье начать с взаимоотношений супругов может привести к ее отказу от терапии, так как в данный момент супружеские проблемы рассматриваются ими как неразрешимые и наиболее болезненные. К ним лучше перейти после удачного опыта сотрудничества супругов в решении проблем детей.

Семейная терапия проводилась в течение года. За это время состоялось 14 встреч с семьей, половина которых была проведена в первые три месяца. Отношения между всеми членами семьи изменились в лучшую сторону, хотя супруги и не оставили окончательно мыслей о разводе. К концу года Андрей переселился к своей девушке, отцу удалось преодолеть депрессивное настроение, он предпринял несколько попыток устроиться на работу, занимаясь в основном наладкой оборудования. Виталик больше не воровал деньги, его отношения со сверстниками несколько укрепились на почве его компетентности в компьютерах, в чем ему помогли друзья брата и отец.

Как показывает анализ случаев, проведенный в данной главе, инте­гративная модель системной семейной психотерапевтической диагно­стики:

l помогает структурировать огромную массу информации о семейной системе и сопоставлять внешне непохожую проблематику разных семей, сводя ее к общим критериям оценки;

l всесторонне описывает семейную систему, обеспечивая взгляд на нее с наиболее важных углов зрения;

l позволяет терапевту выработать собственную позицию относительно проблем семьи и избежать некритического принятия искаженного мнения семьи о своих трудностях;

l дает возможность экономить время диагностического исследования и позволяет выдвигать на ее основе много обоснованных гипотез;

l указывает на пробелы и пропуски проведенной диагностики и помогает ее корректировать;

l помогает выделить область профессиональной компетентности семейного терапевта и обобщить цели терапии;

l позволяет отслеживать влияние действий терапевта на семейную систему.

Интегративная модель, как и всякая область практической помощи людям, требует специального обучения. Этой теме будет посвящена следующая глава.

Глава 5

ПОДГОТОВКА СПЕЦИАЛИСТОВ

В СЕМЕЙНОЙ ТЕРАПИИ

НА ОСНОВЕ ИНТЕГРАТИВНОЙ МОДЕЛИ

Данная глава посвящена проблеме подготовки специалистов, оказывающих психотерапевтическую помощь пациентам и их семьям.

Перед начинающим терапевтом предстает безбрежное море семейной феноменологии, частных объяснительных концепций и фрагментарных теорий. Для чтобы быть эффективной, теория терапии должна не только адекватно отражать реальность, но и быть по возможности простой и удобной. Интегративная модель легко усваивается студентами и позволяет эффективнее строить обучение профессионалов, так как предлагает единую методологическую основу для анализа семейных проблем.

В данной главе анализируются цели, виды и этапы обучения, приводится программа тренинга и описание специально разработанных упражнений на освоение параметров модели.

5.1. Цели обучающей программы

Вне зависимости от психотерапевтической школы семейный терапевт должен должен, во-первых, уметь устанавливать и поддерживать терапевтические отношения с членами семьи, во-вторых, быть способным анализировать состояния клиента и его семейной системы, в-третьих, уметь действовать, т.е. с помощью осознанного вмешательства создавать условия для развития и изменений.

Ж.М. Клегорн и С. Левин (1973) выделяют три группы навыков, которым надо обучать семейных терапевтов: навыки восприятия, концептуальные и исполнительские навыки. Навыки восприятия подразумевают способность терапевта наблюдать за паттернами взаимодействия и понимать, какое влияние они оказывают на каждого члена семьи в отдельности и на всю семью в целом. Терапевт должен быть тренированным наблюдателем. Кроме того, терапевту необходимо замечать, какое воздействие семья оказывает на него самого и как он сам влияет на семейную систему. Под концептуальными навыками имеется в виду способность выражать наблюдаемые явления в терминах, относящихся ко всей семье в целом, а не к отдельным ее членам. Терапевт должен уметь видеть, что семья функционирует как система, и формулировать идентифицированные проблемы в терминах взаимодействий. Исполнительные навыки — это широкий диапазон техник и стратегий, которые терапевт использует для работы с семьей.




Читайте также:
Как выбрать специалиста по управлению гостиницей: Понятно, что управление гостиницей невозможно без специальных знаний. Соответственно, важна квалификация...
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (492)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.051 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7