Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Юридическая ответственность за нарушение законодательства о естественных монополиях




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

За нарушение Федерального закона "О естественных монополиях" виновные несут гражданско-правовую и административную ответственность, т.к. нормы Закона относятся к гражданскому и административному праву.

1. Гражданско-правовая ответственность.

Если действиями (бездействием), нарушающими Федеральный закон "О естественных монополиях", причинены убытки, в том числе от завышения цены (тарифа), другому хозяйствующему субъекту, эти убытки подлежат возмещению субъектом естественной монополии. Решение, предписывающее возместить причиненные убытки, может быть принято органом регулирования естественных монополий. Исковое заявление о взыскании убытков (реального ущерба и упущенной выгоды) подается в арбитражный, суд, так как истцом является предприниматель. Возмещения убытков на основании общих норм гражданского законодательства может требовать и не хозяйствующий субъект, а любое другое лицо гражданского права.

Органы регулирования естественных монополий также не освобождаются от гражданско-правовой ответственности в случае, если ими принято решение с нарушением Федерального закона "О естественных монополиях", в том числе об определении (установлении) цен (тарифов) без достаточного экономического обоснования, и в результате этого субъекту естественной монополии или иному хозяйствующему субъекту причинены убытки, они вправе требовать возмещения этих убытков в порядке, предусмотренном гражданским законодательством.



2. Административная ответственность.

Привлечение к административной ответственности в виде предупреждения или штрафа руководителей субъектов естественных монополий, должностных лиц органов власти является наиболее действенной санкцией, применяемой органами регулирования естественных монополий к нарушителям Федерального закона "О естественных монополиях". Административные методы воздействия, в отличие от гражданско-правовых, могут применять только органы регулирования естественных монополий.

На субъекты естественных монополий налагается штраф за следующие нарушения:

· завышение цен (тарифов), установленных органом регулирования естественной монополии, — в размере до 15 тыс. минимальных размеров оплаты труда;

· неисполнение решения (предписания), выданного органом регулирования естественной монополии, — в размере до 10 тыс. минимальных размеров оплаты труда;

· представление органу регулирования естественной монополии недостоверных сведений — в размере до 1000 минимальных размеров оплаты труда;

· непредставление органу регулирования естественной монополии уведомления для предварительного контроля — в размере до 600 минимальных размеров оплаты труда;

· непредставление в срок по требованию органа регулирования естественной монополии документов или иной информации, необходимой для осуществления его деятельности, — в размере до 500 минимальных размеров оплаты труда.

Руководители субъектов естественных монополий, должностные лица органов исполнительной власти и органов местного самоуправления несут административную ответственность за:

· неисполнение в срок решения (предписания) соответствующего органа регулирования естественной монополии — в виде предупреждения или штрафа в размере до 50 минимальных размеров оплаты труда;

· непредставление документов или иной информации, затребованных органом регулирования естественной монополии, либо представление заведомо недостоверных сведений — в виде предупреждения или штрафа в размере до 8 минимальных размеров оплаты труда.

Административная ответственность самих исполнительных органов государственной власти и органов местного самоуправления, в отличие от субъектов естественных монополий, законодательством не предусмотрена. Так как хозяйствующий субъект, в том числе естественный монополист, платит штраф из своей прибыли, а органы государственной власти и местного самоуправления — из средств соответствующих бюджетов. Суммы штрафов направляются в доход федерального бюджета, что нередко означает "перекачку" денег из федерального бюджета в федеральный же бюджет.

Должностные лица органов регулирования естественных монополий за нарушение Федерального закона "О естественных монополиях" несут административную ответственность за разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну (в виде штрафа в размере до 50 минимальных размеров оплаты труда); за превышение сроков рассмотрения ходатайств субъектов естественных монополий о даче согласия на совершение определенных сделок (предварительный контроль); за несоблюдение процедур принятия решения о введении регулирования деятельности субъекта естественной монополии, в результате чего было принято неправильное решение.

По общеустановленному правилу решения (предписания) органов регулирования естественных монополий исполняются субъектами естественных монополий (их руководителями), органами исполнительной власти, органами местного самоуправления (их должностными лицами) в срок, предусмотренный решениями (предписаниями), но не позднее 30 дней со дня их получения. Если же лица, которым направлены решения (предписания), сами добровольно их не исполняют, то в действие вступает принудительный механизм исполнения через суд.

Конкретные процедуры принуждения зависят от характера неисполненного решения (предписания), то есть от того, по поводу какого нарушения Федерального закона "О естественных монополиях" оно принято:

А. В случае неисполнения органами исполнительной власти или органами местного самоуправления решений (предписаний) об отмене или об изменении незаконных актов, либо о восстановлении первоначального положения органы регулирования естественных монополий вправе обратиться в суд с иском о признании данных актов недействительными (полностью или частично) и (или) о понуждении восстановить положение, существовавшее до нарушения.

B. В случае неисполнения субъектом естественной монополии предписания о заключении договора или о внесении изменений в заключенный договор орган регулирования естественной монополии вправе предъявить в суд иск о понуждении субъекта естественной монополии заключить договор или о внесении изменения в заключенный договор.

C. При неисполнении субъектами естественных монополии предписаний о перечислении в федеральный бюджет прибыли, полученной в результате нарушения Федерального закона "О естественных монополиях", органы регулирования естественных монополий вправе предъявить в суд иск о изыскании необоснованно полученной прибыли.

D. В случае уклонения субъектов естественных монополии, руководителей субъектов естественных монополий или должностных лиц органов исполнительной власти и органов местного самоуправления от уплаты штрафа либо при уплате штрафа в размере меньшем, чем указано в решениях (предписаниях), органы регулирования естественных монополий вправе предъявить и суд иск о взыскании штрафа. Исковые заявления о взыскании штрафов с руководителей субъектов естественных монополий, должностных лиц исполнительных органов государственной власти и органов местного самоуправления направляются в суды общей юрисдикции, а все остальные — в арбитражные суды, поскольку их ответчики — предприниматели.

В судебном же порядке обжалуются решения (предписания) и самих органов регулирования естественных монополий. Субъекты естественных монополий (их руководители), органы исполнительной власти и органы местного самоуправления (их должностные лица), потребители, общественные организации потребителей, их ассоциации и союзы, прокурор вправе обратиться в суд с заявлением о признании недействительными, полностью или частично, решений (предписаний) органов регулирования естественных монополий в случае несоответствия их Федеральному закону "О естественных монополиях". Подача заявления в суд приостанавливает исполнение решения (предписания) органа регулирования естественной монополии на время его рассмотрения и суде до вступления решения суда в законную силу.

Зарубежный опыт

Многие страны мира с целью поддержания конкуренции в различных отраслях народного хозяйства приняли антимонопольное законодательство.

Антимонопольное законодательство8 – законодательство, направленное против накопления фирмами опасной для общества монопольной власти.

Целью антимонопольной политики является предупреждение и сокращение монопольных цен, дефицитности производства, перераспределение монополистического богатства и диффузия децентрализации совокупной концентрации экономических ресурсов в обществе. Современное антимонопольное (в США исторически именуемое антитрестовским) законодательство имеет два направления:

1. Связанное с запрещением некоторых типов делового поведения фирм.

2. Регулирование структуры отрасли через попытки расформирование крупных фирм и запрещении предполагаемого слияния крупных фирм.

Антитрестовская политика представляет собой попытки защитить и усилить конкуренцию путем создания препятствий для возникновения, использования или защиты монопольной власти.

Применение такого экономического регулирования необходимо для:

- обеспечения баланса интересов потребителей (доступные цены) и регулируемых предприятий (финансовые результаты привлекательные для кредиторов и новых инвесторов);

- определения структуры тарифов на основе принципов справедливого и эффективного отнесения издержек на тарифы для различных типов потребителей;

- стимулирования предприятий к сокращению издержек и излишней занятости, улучшению качества обслуживания, повышению эффективности инвестиций;

- создания условий для развития конкуренции (например: обеспечения открытого равного доступа конкурентов к информационным сетям).

Наиболее разработанным принято считать антимонопольное законодательство США, имеющее к тому же и наиболее давнюю историю. Оно базируется на “трех китах”, трех основных законодательных актах:

Закон Шермана (1890 год). Этим законом запрещалась тайная монополизация торговли, захват единоличного контроля в той или иной отрасли, сговор о ценах. По закону Шермана, министерства юстиции, так и стороны, пострадавшие от предпринимательских монополий могли предъявить им иск. Фирмы, за нарушение закона могли быть ликвидированы, или могли издаваться судебные предписания, запрещающие те виды деятельности, которые признавались незаконными данным актом. Существовали штрафы и тюремные заключения. Стороны – пострадавшие могли предъявить иск о возмещении ущерба в троекратном размере. Этот закон был неэффективен, и возникла необходимость нового закона.

Закон Клейтона (1914 год) запрещал ограничительную деловую практику в области сбыта, ценовую дискриминацию (не во всех случаях, а только тогда, когда это не диктуется спецификой текущей конкуренции), определенные виды слияний, переплетающиеся директораты и др. Закон Клейтона – это попытка заострить и пояснить общие положения закона Шермана. Закон Клейтона пытался объявить вне закона способы, которыми монополия могла бы развиваться.

Закон Робинсона-Пэтмэна (1936 год) – запрет на ограничительную деловую практику в области торговли: “ножницы цен”, ценовая дискриминация и др.

Кроме принятия законодательных актов в США была разработана комплексная система управления антимонопольной политикой. Она состоит из следующих блоков:

- конгресс США, федеральные и местные суды различных инстанций,

- органы исполнительной власти (ФТК, антитрестовский отдел Министерства юстиции США).

Однако немногие дела по обвинению в нарушении свободной конкуренции, рассмотренные американским судами, закончились наказанием нарушителей закона. Например, разукрупнение американского телефонного гиганта “Ай-Ти-Ти” в 1983 году. Он обеспечивал 95% международной телефонной связи, 85% местных телефонных линий и производил более половины американского телефонного оборудования. В результате решения суда компания сократила свои доли рынка до 80%, продав местные телефонные линии связи, сохранила пакет акций в новых региональных телефонных компаниях.

Антитрестовские законы США оказали большое влияние на развитие антимонопольного законодательства других стран, в том числе и современной России.

В августе 1995 года был принят закон “О естественных монополиях”, также в России существует закон от 22.03.1991 года “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках”. Но в отличие от американских, они содержат много конкретных формулировок и нормативов; и все понимают, что они имеют искусственный характер, и поэтому каждый пункт имеет множество исключений, практически дающих антимонопольному комитету решать по своему усмотрению, кто является монополистом и подлежит применению санкций, то есть проблема решена формально-административным образом.

Нашу экономическую политику все время кидает из административного произвола по управлению производством к стихии самостоятельности хозяйственных ячеек. Но в первом случае обнаруживается ущемление местных интересов, а во втором – несогласованность работы. Идеальное решение не в том кому предоставлять право решать, а в обеспечении должной направленности этой деятельности, достигаемом путем более тщательной экономической и правовой регулировки. Необходимы соответствующие законодательные, прежде всего антимонопольные, меры, адекватные производственной базе и хозяйственным отношениям.

 

6.3. Монополистические действия и ограничение конкуренции: вопросы квалификации

Становление цивилизованного рынка в России немыслимо без развития конкурентной борьбы. Именно она является стимулом к дальнейшему совершенствованию производства, повышению качества продукции, снижению цен, а в конечном итоге – росту жизненного уровня населения. Для обеспечения нормальной конкурентной борьбы в странах с рыночной экономикой создано антимонопольное законодательство. Аналогичный процесс происходит и в нашей стране.

Статья 178 УК РФ устанавливает ответственность за монополистические действия и ограничение конкуренции. Однако при применении ее на практике возникает много вопросов.

Прежде всего, чрезмерно расширена возможность применения уголовно-правовых мер. Перечень деяний, противоречащих требованиям антимонопольного законодательства, содержится в ст.ст.6-10 Закона РФ "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (далее – Закон), причем подавляющее большинство из них подпадает под признаки преступления, предусмотренного ст.178 УК РФ. Например, введение ограничений на создание новых хозяйствующих субъектов в какой-либо сфере деятельности, а также запретов на осуществление отдельных видов деятельности или производство определенных видов товаров, за исключением случаев, установленных законодательством Российской Федерации, необоснованное воспрепятствование осуществлению деятельности хозяйствующих субъектов в какой-либо сфере, запрещение на продажу (покупку, обмен, приобретение) товаров из одного региона Российской Федерации (республики, края, области, района, города, района в городе) в другой, ограничение прав хозяйствующих субъектов на продажу (приобретение, покупку, обмен) товаров, создание препятствий к доступу на рынок (выходу с рынка) другим хозяйствующим субъектам. Все это является не чем иным, как ограничением конкуренции (ч.1 ст.178 УК РФ).

Установление монопольно высоких (низких) цен, раздел рынка по территориальному принципу, по объему продаж или закупок, по ассортименту реализуемых товаров либо по кругу продавцов или покупателей (заказчиков) воспроизведены в диспозиции ч.1 ст.178 УК РФ.

Кроме того, ряд действий, указанных в Законе как нарушение антимонопольного законодательства, напрямую связаны с преступлениями. Так, изъятие товаров из обращения, целью или результатом которого является создание или поддержание дефицита на рынке либо повышение цен (абз.1 п.1 ст.5 Закона), чаще всего связано с установлением монопольно высоких цен; навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора, необоснованные требования передачи финансовых средств, иного имущества, имущественных прав, рабочей силы контрагента и др. (абз.2 п.1 ст.5 Закона) представляют собой одну из форм ограничения доступа на рынок. Подобный подход законодателя возлагает на правоохранительные органы обязанность прибегать к уголовному преследованию в большинстве случаев нарушения антимонопольного законодательства, что вряд ли оправданно.

К примеру, по указанию начальника одного из отделений железной дороги, занимающей доминирующее положение на рынке железнодорожных перевозок, был запрещен выход на пути общего пользования тепловозов, неподведомственных МПС.

Сотрудники городской администрации и областного управления российской транспортной инспекции ограничили самостоятельность хозяйствующих субъектов, предоставлявших услуги по перевозке пассажиров, обусловив утверждение паспорта названного маршрута и продление действия лицензии на пассажирские перевозки автомобильным транспортом вступлением хозяйствующих субъектов в союз предприятий и предпринимателей автомобильного транспорта. Через это образование администрация города имела возможность регулировать цены на оказываемые услуги. Описанные деяния образуют состав преступления, предусмотренный ч.1 ст.178 УК РФ.

Общепризнанно, что криминализация деяния уместна тогда, когда нет и не может быть нормы, достаточно эффективно регулирующей соответствующие отношения методами других отраслей права (гражданского, трудового или административного).

Представляется целесообразным использование уголовно-правовых мер в борьбе лишь с наиболее опасными видами нарушений антимонопольного законодательства, причиняющими существенный вред правоохраняемым интересам. Для этого предлагаем в конструкцию объективной стороны анализируемого состава преступления ввести признак "причинение существенного вреда".

Результатом совершения данного преступления, как правило, является вред, причиняемый хозяйствующим субъектам. Так, в одной из областей были введены обязательность платного подтверждения сертификата на ввозимую в область продукцию, квотирование ввоза, повышенный размер сбора для предприятий, торгующих ввезенной продукцией.

Нередко вред наносится и потребителям. В одном из крупных промышленных городов рынок ритуальных услуг был поделен между муниципальными предприятиями. Созданию новых предприятий препятствовали представители местной администрации, производящие регистрацию. Это позволяло муниципальным предприятиям бесконтрольно повышать цены.

Ввиду того, что рассматриваемые преступления совершаются в сфере экономической деятельности, т.е. в сфере производства, распределения, обмена и потребления материальных благ, последствия от их совершения должны носить материальный характер. Причинение же неимущественного вреда должно влечь применение гражданско-правовых мер.

Материальные последствия могут выступать в виде прямого ущерба, а также упущенной выгоды (неполучения должного).

Определенный интерес представляют случаи нарушения антимонопольного законодательства со стороны должностных лиц органов власти и управления. На практике возникают непростые вопросы: как квалифицировать действия депутатов представительных органов в случае издания правового акта, ограничивающего доступ на рынок хозяйствующих субъектов? как оценить действия должностных лиц, выполняющих требования незаконного правового акта, изданного органами государственной власти?

Нарушения антимонопольного законодательства со стороны представительных органов государственной власти и органов местного самоуправления получили распространение с расширением полномочий последних. Чаще всего депутаты различных уровней принимают нормативные акты, запрещающие ввоз на территорию определенного региона различных товаров, устанавливающие незаконные требования о получении лицензий товаропроизводителями из иных регионов, об уплате налогов и сборов.

Подобные акты принимаются коллегиально. Но вместе с тем суть их – ограничение конкуренции с признаками преступления, предусмотренного ч.1 ст.178 УК РФ. Субъектом преступления придется при этом признавать всех членов депутатского корпуса, проголосовавших за подобное решение. Однако если голосование проводилось тайно, есть основания полагать, что виновных не найти.

Принятие незаконного решения представительными и исполнительными органами создает лишь предпосылки для ограничения конкуренции. Реально права хозяйствующих субъектов нарушаются в результате действий должностных лиц, их выполняющих (исполнителей). К примеру, администрацией области было издано постановление, которым владельцы автотранспортных средств обязывались осуществлять противоугонную маркировку на конкретном предприятии, а при ее отсутствии автомашины к прохождению ежегодного техосмотра не допускались. В описанном случае реальный вред причинялся действиями сотрудников ГАИ.

И последнее: неясно, требуется ли дополнительная квалификация действий должностных лиц, нарушающих требования антимонопольного законодательства, по нормам главы 30 УК РФ. Так, главой администрации области издано постановление, согласно которому одно из акционерных обществ было наделено исключительным правом осуществлять торговлю ликероводочными изделиями в режиме работы с 19.00 до 23.00. Поскольку указания о специальном субъекте преступления в ч.1 ст.178 УК РФ не имеется, содеянное при наличии иных признаков подлежит дополнительной квалификации по нормам, устанавливающим ответственность за должностные преступления.

 




Читайте также:



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (1559)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.02 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7