Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


ОРДЕН КРАСНОГО ПЛАМЕНИ




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Фанфик по вселенной «Гарри Поттера»

Название:Жизнь и Смерть

Автор:Сумрачный Воин

Бета:Ненавистник

Рейтинг:PG-13

Персонажи:НМП, АД, ГГ, ММ, ТР, ГП, ГГ, РУ и многие другие

Тип:Джен

Жанр:HistoryAngstSongfic Darkfic

Размер:Макси

Статус:В процессе

Предупреждения:POV,ООС, частично ориджинал, немного пыток, боли и крови, много новых персонажей, тайный план Дамблдора

Диклеймер:All registered trademarks are owned by their owners. I am not using them to make money, or something like that. Остальное - мой мир и моя фантазия.

Аннотация: Фанфик по вселенной «Гарри Поттера».

Позвольте рассказать историю, о войне, о людях, о лидерах. Все случилось задолго до появления на свет Гарри Поттера, но начинается она с рождения. Это не будет детской сказкой, скорее страшилка на ночь. Погасите свет. Усаживайтесь поудобнее. Все готовы? Тогда, слушайте. Давным-давно...

Благодарность: Хочу выразить благодарность нескольким людям: Ведьме и Annе Norman - за критику и поддержку в трудные моменты. Vint1989 - за то, что давал мне пищу для размышлений. Гайке - за беседы с ночи до утра. Алексею Темному - за образ лидера и темной стороны. И особенно - Antony и Бальтазару, за образ истинной дружбы.



ВСЕМ ПРИЯТНОГО ЧТЕНИЯ!

СОДЕРЖАНИЕ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: ПО ТУ СТОРОНУ…

Семья. Лукоморье. Только Начало. Замок Кощея. Ученики. Лик Войны. Орден Красного Пламени. Маги Смерти. Плен. Побег. Ставка Грин-де-вальда. Хогвартс. Формула Любви. Профессор Альбус Дамблдор. Королевский Бал. Ошибка Тома. Битва. Уход и последствия. Выбор судьбы. Дела семейные. Позабытый герой/Заколдованная пещера.

 

ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: ПО ТУ СТОРОНУ…

 

ПРОЛОГ

 

«Жизнь и Смерть — две грани одной формы. Одно не может существовать без другого. Мы рождаемся и умираем, но только то, как мы проживем этот отрезок: от начала и до конца — зависит от нас».

 

 

Цените Жизни каждый миг,

Миг радости и миг печали.

Свой самый первый в жизни крик

И мудрости седые дали.

Цените Жизни каждый миг...

Аркадий Эйдман

 

Находясь на пороге смерти, жизнь пролетает перед глазами за одно мгновение. Правы люди, говоря, что со временем вспоминается только лучшее. Я достойно прожил жизнь. Появись у меня возможность повернуть все обратно вспять, я бы ничего не исправлял...

Но, кого я обманываю? Все мы жаждем перемен, наша жизнь всегда полна ошибок и сожалений, неудач и потерь. Но на своем пути я встретил хороших и преданных друзей. Моя жизнь была полна опасностей и приключений. Я стоял у края пропасти, и мне три раза удалось уйти от «костлявой» с косой.

Один мудрец как-то сказал: «Рано или поздно каждый человек сталкивается с таким понятием как конечность». Мы осознанно воспринимаем смерть, как неизбежность, как часть сделки, заключенной нами с самой природой.

А я считаю, что наша главная цель, пройти тот отрезок, от самого рождения и до смерти, чтобы, в конце концов, прийти к определенному завершению. И мы, шаг за шагом, идем к своей судьбе. И не важно, какое оружие мы держим в руках. Не главное, чем и как мы воспользуемся. Итог всегда будет один. Смерть.

Грустно, уходить вот так, толком не попрощавшись. Не сказав самого важного. Слезы наворачиваются на глаза, но они не затмевают разум. И на душе почему-то легко. Все осталось позади. А что будет впереди… Неизвестность? Пустота? Бездна? Никто не даст точного ответа. Может, для каждого Бог заготовил свой Ад и свой Рай.

Хочется сказать, что-то еще, но это только слова. Вот и настал конец. Закат моей истории. Какой она получилась, хорошей или плохой. Уже не мне решать.

 

 

ГЛАВА ПЕРВАЯ.

СЕМЬЯ

 

«Уроки, которые дает нам жизнь, являются настолько мудрыми и безупречными, что лично мне потребовалось несколько лет для максимального их осознания, после чего произошла маленькая революция в моем восприятии к жизни и отношении к ней» — Максим Власов.

 

Когда на мрачную Неву

Звезда полуночи сверкает,

И беззаботную главу

Спокойный сон отягощает,

Глядит задумчивый певец

На грозно спящий средь тумана

Пустынный памятник тирана,

Забвенью брошенный дворец —

И слышит Клии страшный глас

За сими страшными стенами,

Калигулы последний час.

Он видит живо пред очами,

Он видит — в лентах и звездах,

Вином и злобой упоенны,

Идут убийцы потаенны,

На лицах дерзость, в сердце страх.

А.С. Пушкин — Ода «Вольность»

 

В 1927 году в стране великих поэтов и писателей, в городе на Неве, в княжеской Семье потомственных чародеев, колдунов и травниц — родился мальчик. Я. Лаврентий Воронов.

С самого рождения, я всегда был любим. Почему, от подобной опеки и заботы я не превратился в капризного и избалованного ребенка? Наверное, стоит поблагодарить, матушку. Строгое воспитание «кнута и пряника» — как она сама поговаривала, хорошо сказалось на моем взрослении. Я ни капли не обижаюсь. Я рос умным и любознательным ребенком.

Думаю, стоит отметить, что Ратори тоже приложила немало усилий к моему воспитанию. Ратори или просто Рата, являлась третьим ребенком в роду Несериных. И приходилась мне тетей, но, отношения между нами были не такие, как между взрослым и ребенком, а скорее, как между братом и сестрой.

Рата была самым близким и любимым для меня человеком, конечно, после матушки. Иногда мне казалось, что она видела меня насквозь. Поэтому я очень ее боялся, но любил и уважал.

Семья у нас большая и необычная. В нее входит пять малых семей, пять родов, а Главой выступает человек дворянских кровей. Князь. Он объединяет и защищает устои Семьи. Так было, так есть и так будет всегда.

Моя мамка, Хельга Воронова первоклассная травница и лекарь. Она довольно строгая и умная женщина. Она была воспитана ведуньей Анной Полоцкой, своей бабушкой.

По рассказам матери, ее настоящим отцом, являлся сын турецкого купца. Молодой юноша. Тот часто наведывался в поместье к князю Мартьяну Несерину. Однажды тому разрешили остаться на праздники. Затем тот исчез, а ровно через девять месяцев на свет появилась светловолосая девочка.

Татьяна Токарева в то время уже стала вдовой и воспитывала первенца. Семье удалось скрыть позор.

В то время, Цыганский Барон Тагар Магалиф подыскивал себе молодую жену. Он с радостью принял предложение по поводу женитьбы. И без вопросов взял в жены девушку и удочерил ребенка.

Подобных историй в нашей Семье найдется немало. Уж если речь зашла о матушке, стоит рассказать о моем отце.

В 1918 году семья Вороновых переехали в Ленинград. Причина была весьма проста. Бежали от гражданской войны. На тот момент отцу было восемнадцать лет. Он был молод, избалован и больше всего любил шумные вечеринки и веселые компании.

В те времена, все судьбоносные встречи происходили на балах.

Мамка всегда твердила, что влюбилась в отца с первого взгляда. Но… все девичьи грезы и мечты разбились о страшную реальность. Юноша, оказался обычным трусом, не способным принять ответственность.

Поговаривали, что еще до моего рождения он долго не решался признавать отцовство. Вороновы-старшие пытались вразумить сына и замять скандал. Закончилось история простым Семейным собранием. На нем Мартьян Несерин решил, что Лукьян женится на Хельге и признает меня законным сыном. Идти против слов Князя никто не посмел.

За шесть лет особой заботы от отца я не получал. Нет-нет, он меня не бил, этим в основном занималась женская половина. От матери, я частенько получал нагоняй. Отец, просто был рядом.

Весьма забавно, но его отцовская любовь начинала проявляться только после пары бокалов крепкой горилки или хорошего вина. Не знаю, почему, но пьяным отец мне нравился намного больше. Как и большинство мальчишек, я не хотел огорчать отца и всегда стремился, любым способом ? внимание.

Вместе со мной росли две двоюродных сестры.

Светлокудрая Анна Токарева, младшая меня на год. Она была бунтаркой, наверное, сказывалась дядина «горячая» кровь. Агата Ольшанская самая маленькая, была доброй и честной, она росла этакой «тихоней». Порознь, мы были милыми и спокойными детками, но если нас запереть в одной комнате, мы становились неуправляемым ураганом.

Моих сестер любили не меньше. Будучи детьми, мы никогда не ведали забот. Я ни разу не замечал, чтобы меня или сестер обделяли вниманием. Каждый хотел нас обнять, поцеловать или угостить, чем-нибудь сладким и вкусным. Мы росли окруженные заботой и теплом. Возле нас постоянно был кто-то из взрослых — бабушки, дедушки, няньки, мамки, а еще учителя и профессора. Ведь главной традицией в нашей Семье всегда было и оставалось — воспитание. «Каким будет воспитание, таким будет человек», — поговаривала прабабушка Анна Полоцкая.

Было много историй моего детства, одни веселые другие не очень. Самый первый и самый интересных случай, произошел, когда мне исполнилось шесть лет.

Пока взрослые были чем-то заняты, мы с сестрами сбежали от взора нянек, и незаметно пробрались в комнату к Ратори.

 

Ключик умыкнуть особой задачей не составило.

 

и стали у нее всякие красивые вещицы рассматривать.

 

Однажды,

 

Любил всякие картинки рассматривать.

 

, когда та, под половицей что-то прятала

 

я как-то подсмотрел, за тетей. Меня она не заметила, зато я не забыл показать сестренкам ее тайник.

 

Агата любила карты и пасьянсы. Я и Анна наоборот, найдем какую-нибудь книжицу, и давай разные картинки разглядывать, еще толком читать не умели, но многие буквы уже знали.

 

Тетя нас застукала, а затем, строго-настрого запретила брать что-то либо из того секретера.

И чтобы мы туда больше не заглядывали, повесила над дверью странную маску.

 

Но, чем меньше дети, тем они глупее. Не послушавшись тетю, мы снова попытались прокрасться в ее комнату.

Именно тогда я понял, что означало: «сердце ушло в пятки». Поверьте на слово, от страха оно у меня убежало. С тех самых пор, я и мои сестры до ужаса боялись даже близко подходить к тетиной комнате. Лично я постоянно вспоминал громкий хохочущий голос и пугающие, горящие глазницы.

После того случая Рата была сильно на нас обижена, но я знал, что через некоторое время она остынет и простит нас.

 

 

* * *

 

Октябрь 1934 года, Ленинград.

Совсем скоро, мне исполниться семь лет. Семь лет, то время, когда тебе кажется, что за год ты подрос и стал на год чуточку старше, умнее, сильнее и хитрее.

Тебя уже не пугает вид какой-то летающей деревянной маски или парочка кровожадных упырей. Ты с легкостью читаешь страшные истории, от которых кровь застывает в жилах и волосы встают дыбом. А ночью, тебе начинают мерещиться всякая чертовщина, но ты стойко, как, и положено храброму герою, переносишь все

 

своего воображения.

 

Я и мамка вот уже два месяца гостили в старой усадьбе Несериных. Поутру меня разбудили звуки чудесной музыки. Откинув теплое, ватное одеяло, быстро встав с постели, я на слух отправился искать таинственный источник.

 

Рата играла просто чудесно. Ее пальцы чуть касались клавиш, они будто танцевали.

— Тебе нравится? — вдруг поинтересовалась она.

 

Не знаю, как она заметила мое присутствие. Ни звуком, ни словом не выдал свое присутствие.

 

— Очень! – ответил я, присаживаясь рядом.

 

— Рата, прости, мы не хотели…

— Рассказать бы твоей матери, — фыркнула девушка. — А может лучше сразу деду Мартьяну? Он церемониться не станет. Может, тогда вы поймете, что чужие вещи трогать нельзя.

 

— Нам просто понравились картинки…

— Так и быть, прощу. Но чтобы такого больше не было! Увижу возле двери, запру в подвале вместе с привидениями.

Зная Рату, та могла запросто выполнить обещанное.

— Не надо! Мы, правда, больше не будем.

 

— Вслушайся...

Я закрыл глаза и просто наслаждался.

— А что нравится тебе? Давай, сыграй.

Пальцы сами легли на клавиши.

 

— От Семьи не должно быть секретов. Запомни.

На некоторое время я думался, а затем спросил:

— А что если тайна на благо Семьи?

— Мудрые слова. Достойные Главы Семьи. Ты ведь понимаешь, что вести себя глупо и неразумно, не подобает графскому сыну. Я верю, когда-нибудь ты станешь князем.

Вскоре раздались голоса:

— Михайловский дворец занят. Остаются два: Таврический и Елагинский.

Приедут иностранные гости. Мы не должны ударить грязью в лицо. Нужно показать им, что род Несериных, не хуже, а даже лучше остальных. Примем их со всем размахом, не жалейте ни золота ни серебра, чтобы сам Потемкин нам позавидовал.

 

— Как прикажите Я непременно распоряжусь. Какие будут еще поручения?

 

 

- Князь, срочная депеша! Только что получили!

 

— Мухоморина мать! Если не везет, так не везет! Александр, быстро, соберите всех слуг, наймите рабочую силу, но чтобы к вечеру усадьба сверкала чистотой. Я, ясно выразился? И не дай вам Бог, что-то перепутать в защитных чарах. Хватило прошлого раза!

— Эх, как такое забыть… Простецы подумали, что снова наступил восемнадцатый век.

— Нам просто повезло, что все списали на бал-маскарад…

Я с вами поседею раньше времени!

 

 

* * *

 

Балы. Чудесные, восхитительные, дивные вечера. Кто ни разу не бывал на балах, тот не жил. Сюда приходили не только чтобы поесть или потанцевать, здесь происходило другое колдовство, тут царила особая атмосфера — интриг, сплетен и тайн.

Все были готовы отдать последние накопления, дамы наряжались в самые красивые наряды, надевали самые дорогие украшения, для того, чтобы хоть раз блеснуть на балу.

 

Кареты подъезжали прямо к парадному входу, где их встречали хозяева поместья. В прихожей, где гостьи скидывали пальто и плащи, уже слышалась музыка.

 

Таинственная, она заставляла поддаться всеобщему

 

Оркестр играл веселую музыку, по слуху, отрывок из какой-то классической оперы.*

 

Некоторые гости танцевали в центре, другие собирались небольшими кучками возле высоких колонн.

 

обсудить местные новости.

 

Официанты, сновали туда-сюда с серебряными подносами в руках.

 

В гуще толпы, взглядом выискивал две фигуры.

 

Все гости смеялись, шутили, танцевали.

 

Что даровано было мне, я догадывался. И частенько им пользовался…

 

Я поравнялся с одной из групп.

— Слух прошел, что кто-то пытается провести через границу Ирийских Птиц, ими очень сильно заинтересовались в Европе.

— Император не позволит легально вывозить наследие страны.

— А причем тут Великий Князь? Дадут мешок золота, кому надо, и хоть Лешего провози!

 

В тени колонн стоял человек, облаченный в меховые одежды, обшитые золотом и серебром.

Вьючные волосы. Бакенбарды. Густые усы. И два черных глаза, блестели в темноте, подобно двум ониксам. Этого человека звали Тагар Магалиф. Цыганский барон.

 

—С детский лет на все смориться намного проще. Проблемы взрослых далеки и не ясны, а страхом выступает предстоящий бал. Но поверь, все сложнее, чем, кажется. Надеюсь, когда ты вырастишь, то поймешь мои слова.

 

Дети, наряженные в дорогие шелковые наряды-костюмы. Все выжидали.

 

Заиграла музыка, но никто не срываемся, мы ждем.

 

Музыка набирает ритм и вот, послышались звуки первой скрипки и пары закружились в ритме вальса. Музыка была чудесной, восхитительной, он создавала ту, необъяснимую атмосферу таинственности и мистерии.** И ты, вдруг окунаешься в этот необычайный водоворот, танцуя и кружась по залу, а тело само двигается в такт. Тебе остается только наслаждаться.

 

— Не здесь. Пройдемте в мой кабинет.

 

— …вы боитесь, — сказал князь Несерин.

— Да. Вы правы. Не стану лгать, мне страшно. Лучше кинуть кусок мяса льву, чем быть им съеденным.

— Каждый раз одного куска мяса будет недостаточно. И этот лев захочет еще и еще!

— Мы идем на риск, но он оправдан, — с гордо поднятой головой ответил незнакомец.

— Чем же: жизнями наших внуков и правнуков? А не подавиться ли этот лев?

— В ЕГО распоряжении целая армия. Ходят слухи, он готов напасть на Европу. Он непобедим. Если мы вовремя...

— Довольно! Единственное чего он добивается — выбить из нас все силы и средства, а затем напасть. Без еды и крова, мы сами добровольно сложим головы!

Незнакомец фыркнул.

— Знаете князь, я был о вас лучшего мнения, — мужчина бросил на деда подозрительный взгляд. Черная тень пала на глаза незнакомца, отчего тот принял устрашающий вид. Я не знал, что стало тому причиной, свет ламп или мое воображение.

— Взаимно. А теперь убирайтесь вон из моего дома!

Незнакомец только хищно ухмыльнулся, не сказав ни слова, он, развернувшись на каблуках, отправился к двери, но у самого выхода неожиданно остановился и добавил:

— Вы еще поплатитесь. Помяните мое слово. Грин-де-вальд будет править миром.

Уходя, он громко хлопнул дверью.

— Еще посмотрим, — в гробовой тишине ответил князь. Как бы ни старался князь, но скрыть тревогу в голосе ему не удалось.

Я понял, что мое исчезновение могли заметить, нужно было скорее искать выход.

 

— Вы меня напугали! Что вы здесь делаете?

— Тебя искали. Я не могла оставить Агату одну.

 

Оно появилось неожиданно, словно из самого мрака. Позади, раздался испуганный крик девочек, а следом топот удирающих ног.

Приведение стало громко и холодно смеяться.

 

На какую-то долю секунды, я тоже испугался и уже попятился назад, но вдруг осознал, что бежать было бессмысленно. И я принял решение. Как меня учили. Без страха, смотреть смерти в лицо.

Мое сердце забилось еще сильней, но я стоял, как вкованный, а тем временем призрачная дева заговорила:

— Боишься меня?

— Нет... — дрожащим голосом ответил я. — Я-я, извиняюсь, за то, что мы потревожили ваш покой.

И снова приведение разразилось холодным смехом.

— Покой?.. – переспросила она. — Ты первый кого я встретила за те, несколько десятков лет.

От взгляда, каким меня одарил призрак, мне стало не по себе.

— Разве, вы не можете уйти? - удивился я.

Призрачная дева загрустила.

— Нет. И буду вечно скитаться неприкаянным духом в этом... проклятом месте. Пока меня кто-нибудь не освободит. Может это ты, тот славный витязь, кто поможет бедной барышне, а? Всего лишь пара капель крови. Ах, да, не забудь сказать заветные слова.

 

— Как тебя там зовут?

— Лаврентий Воронов.

 

— До встречи, Лаврентий… — сказала Ульяна и растворилась в воздухе.

Еще миг и я вздрогнул. Холодная рука, мертвой хваткой вцепилось в мое запястье. Со всей силы я закричал, но место призрака, перед глазами предстала тетя.

— Значит, я пугаю, тебя больше, чем темнота и привидения? — удивилась Рата. — Мне интересно, как ты оказался в подвале? Опять лазил по тайным ходам?

Всегда удивлялся, тому, настолько точно Рата могла угадывать все мои действия. Врать прямо ей в глаза было попросту бесполезно. Я знал, что виноват, знал, что из-за меня могли пострадать сестры. Оставалось только уставиться глазами в грязный пол и рассматривать собственные ботинки.

— Подними голову и посмотри на меня! – грозно приказала тетя.

Я собрал всю свою волю в кулак и поднял взгляд. Тетя была напугана не меньше меня.

— Прости, Рата, я... я больше так не буду...

— Не очень убедительно, но на первый раз, прощаю. Ты понимаешь, какому риску подверг себя и сестер? Не имеет значение, опасен здешний призрак, главное ты не выполнил обязательств. Снова молчишь?

Рата тяжело вдохнула.

— Ты юный граф, — начала она, нежно взяв меня за руку. — Ты должен вести себя подобающе своему титулу. В этом заключается твоя особенность от других. На тебе лежит большая ответственность. Когда-нибудь ты станешь Главой. Семья — не пустой звук. Порознь мы слабы, поэтому нас легко сломить, но вместе, мы — единое целое! Ты должен запомнить эти слова.

— Рата, я, постараюсь. Правда. Я больше не подведу Семью.

— Поживем-увидим. Пойдем, нас, наверное, уже обыскались. И, пожалуй, мы не будем говорить твоей матушке об этой истории. И еще... подслушивать чужие разговоры, не хорошо. Чтобы это было в последний раз!

Я только кивнул. Крепко стиснув тетину руку, мы вышли из этого мрачного места.

Как бы сильно мне не хотелось, но эта история запомнится мне на всю жизнь.

 

* «На прекрасном голубом Дунае» (Blue Danube) - одно из самых известных классических музыкальных произведений, вальс Иоганна Штрауса-сына, написанный в 1866 году.

** композитор Арам Хачатурян, музыка написана к спектаклю «Маскарад».

 

ГЛАВА ВТОРАЯ.

ЛУКОМОРИЕ

 

«Встречу друзей, возлежащих за столом во время пиршества, предки наши удачно назвали жизнью вместе, так как она, по их мнению, соединяет людей на всю жизнь».

Цицерон Марк Туллий

 

 

У Лукомория дуб зелёный,

Златая цепь на дубе том,

И днём, и ночью кот учёный всё ходит по цепи кругом.

Идёт направо — песнь заводит,

Налево — сказку говорит…

Там чудеса: там леший бродит,

Русалка на ветвях сидит;

Там на неведомых дорожках

Следы невиданных зверей;

Избушка там, на курьих ножках

Стоит без окон, без дверей...

А.С. Пушкин

 

Мартьян Несерин, допоздна засиживался в своем кабинете, где часто работал или принимал важных гостей. Он постоянно сидел за дубовым столом, разбирая всякие бумаги, что-то бурча себе под нос, будто бы разговаривал с невидимым собеседником.

Но не вся забота Семьи сваливалась на плечи князя. Уборкой и готовкой, а также воспитанием детей в основном занимались женщины.

Сколько себя знаю, у нас с дедом была одна интересная игра или скорее традиция. Я любил подкрадываться к нему со спины, а затем, неожиданно обнимал. Деда это очень веселило. Бывало, дед бросал все свои дела и начинал играть со мной, но сегодня с самого утра, все пошло по-другому.

Когда я подходил к кабинету, сразу заметил, что дверь оказалась, не заперта, та была чуть приоткрыта, а из помещения доносились знакомые голоса. Я знал, если дед принимал важных гостей, дверь всегда запирали на ключ, даже если тот работал, она все равно была плотно прикрыта, чтобы другие не мешали ему работать. Дед злился и приходил в ярость, если его отрывали по пустякам и приходили с какими-нибудь глупостями.

Стараясь не шуметь, как можно тише, я стал подходить все ближе и ближе, пока вплотную не оказался возле двери, ведущей в кабинет. Теперь, я хорошо мог расслышать, о чем говорили взрослые:

— ...великий князь созывает совет, на который должны явиться Главы всех дворянских Семей. У меня плохое предчувствие. Совет Волхвов не созывали вот уже триста лет!

— Дедушка, ты думаешь, это что-то важное? — спросила матушка, по голосу она была сильно взволнована.

Я не удивился тому, почему мамка назвала деда Мартьяна: «дедушкой», ведь он приходился ей именно дедом, мне же он был прадедом. Все в нашей Семье часто звали его дед Мартьян, он никогда не обижался, другие именовали его только по титулу — князь Несерин.

— Я думаю, неспроста государь решил созвать Совет, — продолжил пращур, голос у него стал суровым. — Первая Война прошла, а вот, Вторая уже на пороге. Наше поколение она затронет частично, а вот следующее, еще хлебнет горя. И познает всю боль на собственной шкуре.

— Я не желаю своему сыну такой судьбы, — голос матушки дрогнул.

— Никто не желает. Ни одна мать, не захочет отправлять собственного ребенка на верную гибель. Поэтому Лаврентий отправляется учиться в Лукоморие. Как можно дальше от всех этих войн.

«Лукоморие?!» — мысленно воскликнул я, уже чуть ли не прыгая от радости. Это самое лучшее место для обучения тайным искусствам. Я столько всего наслышан из рассказов Ратори, об этой школе, что даже с пяти лет умолял матушку отослать меня именно в Лукоморие, но та постоянно твердила одно: «Поживем-увидим

Внезапно в разговор вмешался другой голос, более хриплый:

— Распустили здесь нюни. Как он сможет вырасти настоящим мужчиной, если с ним будут нянчиться всю жизнь? Война говорите. Это лишь слухи. Местные старожилы несут всякую ересь.

— Да, неужели? – спросил прадед, в его голосе послышалось неодобрение. — Недавно приходил ко мне один гость. Расписывал о силе, значимости нашей крови. Увещевал, чтобы наша Семья присоединилась к Грин-де-вальду.

— И, чем же он тебе не угодил?

Между Андрияном Токаревым и дедом Мартьяном всегда была преграда. Оба были волевыми и сильными личностями. И каждый никогда не хотел уступать друг другу.

— Если наш разговор зашел о Грин-де-вальде, — начал дядя. — Я считаю, его идеи весьма недурны. Простецам давно нужно показать их место. А что делаем мы? Прячемся, скрываем нашу сущность. Природа наградила нас бесценным даром, который мы, растрачиваем впустую.

— И давно ты ходишь на тайные встречи? — внезапно спросил Мартьян Несерин. — Хочешь дам совет? Захвата власти без кровопролития не бывает. Думаешь, Грин-де-вальд сможет повести вас к новому будущему?

— Да. Верю, — холодным тоном ответил дядя. — Тебя никогда не волновало где я и чем занимаюсь. Дела Семьи для тебя были важнее, чем собственные дети и внуки!

Мне показалось, но прадед, на время замолчал. Почему? Тем временем дядя продолжил:

— …теперь тебе внезапно захотелось побыть добрым дедушкой? Не выйдет. Я уже все решил.

— И это твой ответ? Присоединится к тирану мне назло?

— Ты не знаешь меня и никогда не знал! На этих собраниях я понял великую истину. Я кому-то нужен. Именно там мы строим новое будущее. И теперь, когда в руках Грин-де-вальда Жезл Смерти — нас уже не остановить!..

— НАС? — взревел Мартьян Несерин. — Даже не хочу слушать! Очередная байка, чтобы, такие, как ты, проливали за него кровь! Разве не очевидно, чего он добивается? Сделать из вас пушечное мясо. Пешек. Новое будущее?! Это он вам говорит? Грин-де-вальд жаждет одного — власти! И вы все ляжете на этой войне, за глупую идею. Пойдешь убивать собственных братьев и сестер, если он прикажет?!

На время наступила тишина, наверное, дядя обдумывал, ответ, но промолчал. Дед Мартьян продолжил:

— Ты забываешь об одном. Это наша земля, наша Родина, за которую твои деды и прадеды проливали кровь!

— И где они теперь? — чуть слышно спросил дядя.

— Не смей позорить память предков! – осипшим голосом высказался князь. — Если тебя что-то не устраивает, можешь проваливать на все четыре стороны!

— Мы еще ни закончили!.. — высказал дядя, свое последнее слово.

Послышались шаги, дверь внезапно распахнулась. Адриян Токарев стрелой выскочил из кабинета. Мне повезло, что я остался незамечен. Уж если дядя был зол, он бы нашел причину, отыгрался на «любимом» племяннике.

 

 

— Хельга, я хочу знать твое мнение.

— Пускай, я обучалась в Школе Высших Ведьм, для Лаврентия, Лукоморие будет ярким детством.

— Хорошо. Что на счет Анны? Мне кажется ей пойдет Шарбатон...

— Я не отправлю дочь к этим французам!

— Не слишком ли далеко от дома? Я не сомневаюсь, в характере Анны, но отправлять ребенка в Заморские края...

— Школа Высших Ведьм, мой окончательный ответ. И не близко, и не далеко. Отучится, поскромнеет, поумнеет. Верно, сестренка? Тебе ведь обучение пошло на пользу?

— А тебя, милый братец, Дурмстранг чему-нибудь научил? Дураком был им и остался!

 

— Давайте, спросим самих детей. Лаврентий, Анна, Агата, подойдите!

— Ты с самого начала хотел так поступить? — сквозь зубы поинтересовался дядя.

— Сознаюсь. Грешен, — с довольной улыбкой ответил князь. — А тебя все также легко провести...

— И так, дети, вы слышали наш разговор. Кто и где хочет учиться?

— Лукоморие, — сразу ответил я.

Следующая была Анна, но та не спешила отвечать. Сначала она посмотрела на отца, затем перевела взгляд на деда, а после, довольно улыбнувшись, сказала:

— Дурмстранг!

Последовал оглушающий крик:

— Этому не бывать!

— Ребенок сам так решил!

— Пока я ее отец...

— Пока я глава Семьи...

— Анна, — шепотом начал я, пока взрослые вели громкую перепалку, — ты ведь специально сказала? Чтобы позлить отца и деда?

— Да, — самодовольно ответила девочка.

 

— Агаша, а почему ты молчишь? — по-доброму спросила матушка.

— Мама, говорит, что я еще маленькая и мне рано идти в школу.

— А если, у тебя появилась такая возможность, куда бы, ты хотела пойти?

Самая младшенькая посмотрела сначала на меня, затем перевела взгляд на Анну и только после ответила:

— Медвежий ручей.

Выбор школы, для всех стал неожиданностью. Все знали и слышали про ту, школу, но в основном, выбирали из «лучших». «Медвежий ручей» не разделял учеников, он брал всех, подряд. Лукоморие, была элитной школой. И отбор, между учениками был довольно строгий.

Ко всему прочему, школа «Медвежий ручей» находилась на самом «краю мира» - как бы высказался дедушка.

— Хорошо, — согласилась матушка. — Я сообщу, князю Мартьяну твой выбор.

 

* * *

 

Дружба - она всегда проявляется неожиданно. С первого слова, с первого слова, с первой улыбки. Но первые ее ростки появляются со знакомства.

— Привет, — поздоровался со мной, рядом стоящий мальчишка. — Меня зовут Коляша, я из рода Кожевников, что живут на крайнем севере, - представился он, протягивая отрытую ладонь.

Я ответил на рукопожатие.

— Приятно, познакомится, я - Лаврентий...

 

— Говорят, существует два таких корабля. Первый был подарен Ярисе, в честь основания школы Лукомория. Второй – был отдан в школу Дурмстранг.

 

Пусть все мы были из разных сословий…

 

Кто-то стал дергать меня за подол плаща. Я обернулся, чтобы высказать, тому что-нибудь обидное, но место мальчишки, позади себя увидел рыжеволосую девочку.

— Привет, а я знаю тебя. Ты — Лаврентий Воронов. Наши мамы вместе обучались в Школе Ведьм. Меня кстати зовут Наина.

В ответ я только улыбнулся.

 

— Мы почти на месте, — сказал староста Данька. — Школа была построена на уступе, почти у самого берега речки. Именно в честь здешней земли и была названа. «Лукоморие» означает - изгиб берега.

 

— Прекрасно, не правда, ли? Справа по мою руку, вы видите два терема, это жилые помещения, для мальчиков и девочек. Слева — Зачарованный Лес, это один из нескольких охраняемых заповедников нашей страны. Ходить туда строжайше запрещено.

 

 

— Стало традицией, каждый год, проводить учеников мимо Высокого Дуба. Именно дерево является символом «Лукомория». Его рисунок вышит на ваших плащах, а также украшен на гербе школы.

История повествует, что Высокий Дуб, был посажен во время основания школы. Это самое старое дерево, которому насчитывается более семисот лет. Еще одним из значимых мест школы, является старая избушка. Лукоморие было основано одной великой и мудрой ведьмой. Звали ее Яриса (Ярмила). Именно там, она обучала своих первых учеников.

 

— Я хочу поприветствовать всех собравшихся. Вот и наступил еще один учебный год. Прежде всего, мне хочется начать с истории. С древних времен, когда наши отцы и прадеды жили бок обок с простыми людьми, делили с ними кров, жизнь, защищали землю от набегов врагов. За всю историю простецы давали нам множество имен. И сейчас в каждой деревне, можно найти ведьму, травницу или повитуху, но большинство из них шарлатаны и неучи, которые не вправе даже называть себя «кудесниками». Истинные волшебники живут отдельно, хотя остались, те, чьи жизни тесно переплетаются с жизнями простого народа. Мы можем отследить их путь по истории. Они слывут чародеями, чернокнижниками и колдунами. И за ним по пятам идет их «черная» слава.

Думаете, страх заставил наших отцов и прадедов спрятаться? Нет. Из-за непонимания, бесконечный войн, распрей и несогласий, Первый Совет Волхвов, решил, что настала пора, уйти во мрак. Так и повелось. Но до сих пор существуют противники старого закона. Они не понимают, что войны не принесут ничего хорошего. Только страдание и боль.

Не зная, ошибок прошлого, мы не сможем увидеть будущее.

Когда говорила, Баба Яга все молчали и слушали. И никто не проронил ни звука, ни слова.

И только Наина, та самая рыжеволосая девчонка, решила шепотом спросить у старосты:

— Неужели Яриса была такой могущественной ведьмой и вправду, в одиночку смогла построить целую школу?

— Как гласит легенда, — шепотом начал Данька. — Яриса попросила о помощи трех могущественных чародеев, тех времен. Это были Вещий Олег и Вольга Святославович. О третьем участнике говорят мало, но по слухам им был Кощей Бессмертный.

Все кто стоял рядом, и слушал старосту, дружно ахнули.

Тем временем колдунья прокашлялась, призывая всех к вниманию. Как только глаза всех школяр были направлены в сторону директора, та, все тем же властным голосом продолжила:

— Здесь, вы постигните тайные знания, доступные немногим. Здесь, вас научат контролировать вашу суть. Здесь, вы обретете смирение, наберетесь мудрости. Напоследок скажу. Добро пожаловать в Лукоморие!

 

 

*Совет Первых, Совет Старейших - правящая верхушка чародеев и колдунов, в который входят Главы Семей дворянского происхождения.

 

ГЛАВА ТРЕТЬЯ.

ТОЛЬКО НАЧАЛО

 

Лиха беда начало, есть дыра, будет и прореха. Русская пословица.

 

 

Рано звонить в колокола — небо тревожить впустую,

Если ты можешь — встань и иди,

Ведь жизнь не подарят другую!

Пусть снова возносят и вновь предают,

Молитвы с проклятьем мешая,

Они этим дышат и этим живут,

В жестокие игры играя.

«Ещё повоюем!» — ты скажешь себе,

Гоня прочь минутную слабость.

И Смерть занесёт тебя в списки для тех,

С кем спорить до срока не надо.

Кипелов — Еще Повоюем.

 

«Что такое Лукоморие?» - спросите вы. На этот вопрос так сразу не ответишь.

Для меня это место ассоциируется не только с учебой и тайными знаниями. А еще с детством, весельем, купанием в проруби, охотой в лесу и ночными посиделками у костра.

Лукоморие это то, неописуемое чувство, которое делает тебя необычайно счастливым.

 

С одной стороны школа окружена непроходимыми лесами, болотами и валами, а на берегу небольшого острова, возле быстрой речки стоит целый город. Да-да. Лукоморие это не одна изба.

 

На высоком холме, вышиной в несколько десятков локтей возвышается деревянный столб. На нем высечен старец, грозно смотрящий в разные стороны. Бог войны и победы. Света и неба. Святовит.

 

В бухте стоит маленькая флотилия из лодок.

 

Чем вы думаете, все время заняты школяры?

 

 

— Лаврентий! Лаврентий! — окликал меня чей-то знакомый голос.

Я сразу заприметил на холме две фигуры. Одна из них, махала рукой, пытаясь привлечь мое внимание.

Оба заметно подросли и окрепли. Борька, всегда улыбчивый, курчавый мальчишка, еще больше напоминал бурого медведя. Коляша. Сколько мы знались, он всегда был мрачнее черной тучи, но при виде меня, заметно повеселел.

 

Формально осень вступила в свои права, на календаре уже было второе сентября, но лето не спешило уходить. Ясное солнце, теплый ветер.

 

 

* * *

 

— У нас большая земля, имеется стадо оленей. Продаем шкуры животных, делаем из них шубы, а еще ценимся ковкой мечей из булатной стали. Например, твой нож, — Коляша, кивнул в с




Читайте также:



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (262)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.139 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7