Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь


Билет№28. Полисемия слова





 

Для подавляющей массы слов языка типична многозначность, или полесемия. В большинстве случаев у одного слова существует несколько устойчивых значений, образующих сематические варианты этого слова. Потенциально любое или практически любое слово способно получать новые значения.

 

Так в русском языке окно — 'отверстие в стенке здания или транспортного устройства' или 'промежуток между лекциями не меньше академического часа', а еще иногда 'разрыв между облаками, между льдинами'. Или зеленый — обозначает цвет, или 'недозрелый, неопытный'.

 

Представленные в примерах значения неравноценны. Некоторые встречаются чаще, они первыми приходят в голову при упоминании данного слова, другие реже, или только при определенной ситуации.

 

Между отдельными значениями многозначного слова имеются определенные смысловые связи. Довольно разные предметы, явления, свойства оказываются названы посредством одного слова.

 

Неспелый плод обычно бывает зеленым, а неопытный юноша чем-то напоминает незрелый плод. Благодаря такого рода связям все значения слова как бы выстраиваются в определенном порядке: одно из значений составляет опору для другого.

Правда не всегда значения так ясны, как в вышеприведенных примерах. Первоначальное направление связей может не совпадать с их осознанием в познейший период развития языка. Так, в прилагательном красный исторически исходным было значение 'красивый, хороший'. А «цветовое» значение возникло как вторичное на основе его базы.

 

Связь между значениями многозначного слова предполагает сохранение в переносном значении того или иного признака, объединяющего это значение с прямым (или с другим переносным). Получая переносное значение слово как правило переходит в другое сематическое поле, нередко также в другой синонимический ряд, в другую антонимическую пару и тд. Так, «тётка» в переносном значении уже вовсе не 'родственница', а просто 'не очень молодая женщина'. Легкий в одном значении антонимаично тяжелому, в другом — трудному. Зеленый в прямом значении не имеет антонимов, а в одном из переносных получает антоним «спелый». Короче говоря, каждое значение многозначного слова вступает в свою особые системные связи с другими элементами лексики.



Кроме переносных значений, как устойчивых факторов языка, существует переносное употребление слов в речи, т.е «мимолетное» использование слова в необычном для него значении с целью преувеличения, выразительности. Переносное употребление слов — один из художественных приемов, широко используемых писателями. Пример: «пустые глаза вагонов» (Блок).

 

Исследуя переносные значения в общенародном языке и переносные употребления в художественной литературе, филологи выделили ряд типов переноса названий. Важнейшими из этих типов можно считать метафору и метонимаю.

 

'троп (др.греч. 'оборот', 'поворот речи') — переносное употребление слова или словосочетания как стилистический прием.

 

Метафора — перенос названия с одного предмета на другой. Осуществляется на основе сходства тех или иных признаков (как это видно в примере с окном, зеленый.

 

В основе метонимии лежат те или иные реальные (а иногда и воображаемые) связи между соответствующими предметами или явлениями: смежность в пространстве или во времени, причинно-следственные связи и т.п. Пример: Земля — суша, страна, планета, почва; или вечер в значении мероприятия. Разновидностью метонимии является синекдоха (перенос названия с части на целое, пример: юн бегал за каждой юбкой; либо сужение значения: запах в значении 'дурной запах'.

 

Сопоставляя факты полесемии слова мы также можем выделить ряд интересных значений между ними.

Так можно отметить ряд метафор. Схватывать в значении 'понимать', 'воспринимать'.

 

Полисемия слова не мешает говорящим понимать друг друга. Окружающим речевой контекст и сама ситуация общения снимает полисемию и достаточно ясно указывает какое из значений имеется в виду.

«пойдем на вечер», « фотография — ее хобби».

Редко когда ситуация оказывается недостаточной для снятия полесемии. Некоторые считают, что полесемия и порождается контекстом. Однако, очевидно, что слово лиса не потому получило значение 'хитрый человек', что кто-то употребил его в одном контексте с человеческим именем.

В подобных случаях контест лишь показывает слушателю выбор нужного значения из нескольких потенциальных.

 

В принципе полесемия создается общественной потребностью, что широко использует неограниченную способность слов языка получать новые значения.

 

Языкознание. Маслов

 

 

Билет№29

(Типы антонимов в языке)

 

 

В.И. Кодухов «Введение в языкознание»

http://review3d.ru/koduxov-v-i-vvedenie-v-yazykoznanie

Постаралась взять абсолютно весь материал по данной теме.

Основные понятия и примеры выделены Ж шрифтом!!!

Сделала: Боровских Н.А.

Слова могут объединяться по однородности или близости их лексических значений, образуя лексико-семантические категории. Так, существительные голова, глаз, рука, живот и т. п.-

объединяются тем, что они обозначают части человеческого тела.

Лексико-семантические группировки — это слова одной и той же части речи, объединенные однородностью или близостью значения. Лексико-семантические группировки бывают более объемными (они называются разрядами или лексико-тематическими группами ) и менее объемными (их называют группами , рядами ,

парами ) .

Лексико-семантические группировки бывают разных типов. Наиболее важными из них являются лексико-семантические группы , терминологические группы , синонимические ряды и антонимические пары. Все названные группировки объединяются тем, что они имеют предметно-понятийное основание. Однако их внутренняя семантическая структура и отношение к языку различны.

Антонимы. Гораздо реже, чем синонимы, в языке встречается объединение слов, противоположных по своим лексическим значениям, например: верх — низ, белый — черный, говорить — молчать, громко — тихо. В отличие от большинства синонимов, антонимы объединяются не в ряды, а в пары.

Сам термин “антоним” образован от греческих слов avtl—против и ovojia — имя; буквально слово антоним означает противоположное имя'.

Антонимические пары (в отличие от синонимов) различаются не стилистическими и эмоционально-оценочными признаками, а почти исключительно понятийными. Их логической основой являются несовместимые понятия, т. е. понятия, объемы которых не совпадают. Несовместимые понятия бывают двух видов —противоположные (контрарные ) и противоречащие ( контрадиктарные) Поэтому антонимы как слова, выражающие несовместимые понятия, бывают двух видов:

1. Контрарные антонимы . Они обозначают несовместимые понятия, которые не только отрицают друг друга, но и не называют взамен противоположного. Например, понятия 'белый' и черный' обозначают противоположные понятия цвета, но полностью всего объема подчиняющего понятия 'цвет' не заполняют, так как между ними есть много промежуточных понятий, причем слова, обозначающие эти промежуточные понятия, хотя и объединены понятием цвета, не обозначают в прямом значении контрастных представлений, а потому в языке не являются антонимами.

Контрарные антонимы обычно бывают разнокорневыми:

храбрец — трус, мрак — свет, день — ночь, богатый — бедный, добрый — злой, близкий -далекий, левый — правый, верх — низ, тихо — громко, этот — тот и т. п.

2. Контрадиктарные антонимы . Они обозначают такие несовместимые понятия, которые полностью отрицают друг друга. Если между противоположными понятиями возможно

среднее ('голубой', 'зеленый' и т. д.), то между противоречащими понятиями нет никого среднего; более того, понятие небелый' исключает все другие обозначения цвета, в том числе и черного.__

Употребление отрицания при имени, глаголе и наречии необязательно ведет к образованию слова, а следовательно, антонимов; ср.: Он не говорил, а молчал. Однако некоторые слова с приставкой

не- закрепились в языке: ненависть — любовь, неудача— удача.

Антонимия может быть и внутрисловной, когда противопоставляются значения слова; например, в латинском языке прилагательное altus употреблялось не только в значении 'высокий' (alius arbor— высокое дерево), но и глубокий' (altus putens — глубокий колодец); в русском языке глагол одолжить (кому-нибудь) денег значит 'дать в долг', а одолжить (у кого-нибудь) денег уже означает 'взять в долг'. Внутрисловное противопоставление значений получило наименование энантиосемии. Термин энантиосемия образован на базе двух греческих корней:εν-αντιος — противоположный и αντίος — знак.

Антонимы сближаются не во всех своих значениях, а только в некоторых, притом определенных. Слова волна и камень не являются в языке антонимами; однако А. С. Пушкин, сравнивая

Онегина и Ленского, противопоставляя их характеры, отмечал, что волна и камень , стихи и проза , лед и пламень нестоль различны меж собой.

Антонимы — выразительное средство языка. В художественной речи антонимы и антонимическое противопоставление значений слов используются для построения такой фигуры, как антитеза:

 

Клянусь я п е р в ы м днем творенья,

Клянусь его п о с л е д н и м днем,

Клянусь п о з о р о м п ' р е с т у п л е н ь я

И вечной п р а в д ы т о р ж е с т в о м .

Клянусь с в и д а н и е м с тобой

И вновь грозящею р а з л у к о й .

...Клянуся н е б о м я и а д о м , -

И вновь грозящею р а з л у к о й .

...Клянуся н е б о м я и а д о м ,

З е м н о й с в я т ы н е й и т о б о й ;

Клянусь твоим п о с л е д н и м взглядом,

Твоею п е р в о ю слезой...

(Лермонтов.)__

 

 

Билет №30

(Понятие семантического поля)

 

Ю.С. Маслов «Введение в языкознание»

http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Linguist/maslov/index.php

Постаралась взять абсолютно весь материал по данной теме.

Основные понятия и примеры выделены Ж шрифтом!!!

Сделала: Боровских Н.А.

Системные связи между значениями слов

Концептуальное значение слова существует не изолированно, а в определенном соотношении с концептуальными значениями других слов, прежде всего слов того же «семантического поля». Термином семантическое поле обозначают большее или меньшее множество слов, точнее — их значений, связанных с одним и тем же фрагментом действительности. Слова, значения которых входят в поле, образуют «тематическую группу» более или менее широкого охвата. Примеры таких групп: слова, обозначающие время и его различные отрезки (время, пора, год, месяц, неделя, сутки, час и т. д., также весна, зима... утро, вечер и пр.); термины родства (отец, мать, сын, брат, кузина и т. д.); названия растений (или более узкие группы: названия деревьев, кустарников, грибов и т. д.); названия температурных ощущений (горячий, теплый, прохладный, холодный и т. д.); названия процессов чувственного восприятия (видеть, слышать, заметить, почувствовать, ощутить), процессов мысли (думать, полагать, считать, догадываться, вспоминать) и пр. С точки зрения их внутренних смысловых отношений слова, принадлежащие к одной тематической группе, должны рассматриваться как некая относительно самостоятельная лексическая микросистема.

В рамках тематической группы выделяются разные типы семантических связей. Важнейшая из них—иерархическая связь по линии род — вид между обозначением более широкого множества (более общего, родового понятия), так называемым гиперонимом, и обозначениями подчиненных ему подмножеств, входящих в это множество, т. е. «именами видовых понятий» — гипонимами. Так, гиперониму животное подчинены гипонимы собака, волк, заяц и т. д., составляющие вместе «лексическую парадигму». (Парадигматические отношения — это отношения взаимной противопоставленности в системе языка между единицами одного уровня, так или иначе связанными по смыслу. (лексическая парадигма, друг другу противопоставлены слова, обозначающие хищных птиц)' ворон — сокол — ястреб — коршун и т. д.). Приведенные гипонимы в свою очередь являются гиперонимами для других, более частных гипонимов. Например, собака выступает как гипероним по отношению к таким гипонимам, как бульдог, такса, дворняжка и т. д. Слова бульдог, собака и животное могут относиться к одному и тому же денотату, однако заменяемость этих слов — односторонняя: гипероним всегда может быть употреблен вместо своего гипонима, но не наоборот. Иногда в подобных иерархических системах в роли того или иного звена выступает не слово, а словосочетание, например в русском языке в иерархическом ряду дерево — хвойное дерево — ель.

Смысловым отношением слова, с одной стороны, к его гиперониму, а с другой — к «соседям», остальным гипонимам того же гиперонима, определяется объем и содержание выражаемого в слове понятия. Учитывая это отношение, можно сформулировать логическое определение концептуального значения слова, т. е. его «определение через ближайший род и видовое отличие». А более подробный анализ всех смысловых связей, в которых участвует данное слово, позволяет «расщеплять» концептуальное значение на его мельчайшие составляющие—отдельные семы. Такое «расщепление» получило название компонентного анализа. Выделяемые семы отчасти выступают в качестве интегрирующих семантических признаков, которые объединяют данное значение с какими-то другими, а отчасти — в качестве дифференциальных семантических признаков, отграничивающих одно значение от другого. Так, концептуальные значения русских слов мать, отец, брат, кузина и т. д. объединяются интегрирующим признаком '(кровный) родственник* и различаются тремя дифференциальными признаками:

1) принадлежность к поколению ('моему', 'старшему на одну ступень', 'старшему на две ступени' и т. д.); 2) 'прямое/непрямое родство/двоюродность' и т. д.; 3) 'пол'. Каждый элемент системы характеризован в отношении каждого из признаков. Так, тетка в противоположность, например, сестре ('мое поколение'), бабушке ('поколение, старшее на две ступени') и т. д. принадлежит к поколению родителей;

2) в противоположность матери не является прямой родственницей по восходящей линии;

3) наконец, в противоположность дяде (с которым совпадает по двум остальным признакам) является женщиной. Если мы возьмем систему терминов родства в более широких рамках, включая и свойство, т. е. родство через браки, мы должны будем учесть еще признак

4) 'кровное родство/родство через браки' и 5)'со стороны жены/со стороны мужа'. Так, именно по 5-му признаку различаются в 'поколении родителей' теща и свекровь, в 'моем поколении' — шурин (брат жены) и деверь (брат мужа).

Как и дифференциальные признаки фонем, дифференциальные семантические признаки выделяются в противопоставлениях ' · Для четкости выделения этих признаков важно опираться на случаи, когда два элемента противопоставлены только по одному признаку, как это мы видели в приведенных сейчас примерах. Есть, однако, такие лексические системы, в которых противопоставление элементов носит глобальный (нерасчлененный) характер, т. е. осуществляется сразу по многим сопряженным признакам. Так в большинстве случаев обстоит дело с названиями животных и растений. Например, для ряда бульдог, такса, шпиц, дворняжка интегрирующий признак 'собака' выделяется просто, четкое же выделение дифференциальных признаков оказывается затруднительным.

Сложность строения лексических систем и микросистем проявляется, в частности, в том, что в отдельных звеньях определенные признаки оказываются как бы постоянно нейтрализованными, невыраженными. В таких случаях мы будем говорить о синкретизме. Синкретизм — постоянное объединение в одной форме нескольких значений (или компонентов значения), которые в соотносительных случаях разделены (или в прошлую эпоху были разделены) между разными формами (от др.-греч. synkretismos 'примирение враждующих сторон'). Синкретизм наблюдается в самой системе, в ее единицах, тогда как нейтрализация противопоставлений имеет место при функционировании единиц в речи.Так, в значении слова невестка наблюдается синкретизм признака 'поколение', так как это слово применимо и к жене брата ('мое поколение') и к жене сына ('поколение детей'). Но здесь синкретизм лишь частичный, поскольку, например, жену отца или дедушки никогда не называют невесткой. В значении слов тетка (тетя) и дядя наблюдаем полный синкретизм признака 'кровное родство/свойство'. Наконец, есть обобщающие термины родители и ребенок,— дети, в которых представлен синкретизм признака пола.

 

 

 

Смагина

31.Сущность и назначение письма. История письма и основные виды письма (Ю.С.Маслов. «Введение в языкознание»)

Письмо является вторым по важности — после звукового языка — средством общения людей. Предшественниками письма были знаки, не связанные с языком и вы­полнявшие чисто мнемонические функции, т. е. служившие средством напоминания о тех или иных фактах (событиях, количестве каких-либо предметов и т. п.) совершенно независимо от языковой формы воплощения соответствующей информации. Но постепенно такое «предписьмо» превращалось в письмо: оно все теснее связывалось с языком, начинало все полнее и точнее передавать языковое сообщение, и притом не только его содержание, но и его внешнюю (звуковую) форму. Со временем письмо начинает оказывать влияние на язык, что становится особенно ощутимым с распространением грамотности.

Аналогично тому, как мы различаем язык и речь, так, говоря о письме, мы должны различать, с одной стороны, систему письма (инвентарь начертательных знаков и правила их функционирования), а с другой — конкретные акты использования этих знаков и возникающие при этом письменные тексты.

Начертательные знаки, составляющие инвентарь письма,— это буквы, цифры, знаки препинания и разные другие фигуры и изображения. Каждый знак может рассматриваться как определенный элемент в данной системе письма, т. е. как абстрактная, многократно повторяющаяся в текстах единица — графема1.

Графема обычно имеет варианты — аллографемы, в частности и такие, которые по начертанию мало похожи друг на друга и объединяются в одну графему только функционально. Среди аллографем следует различать стилистические факультативные позиционные.

В зависимости от того, какого рода языковая единица обозначается письменным знаком, различают два вида письма — фонографию, т. е. «запись звуков», и идеографию, т. е. «запись идей», и соответственно два главных типа графем — фонограммы и идеограммы.

. Фонограммы — такие письменные знаки, которые обозначают звуковые единицы или звуковые особенности языка1. Они только косвенно — через передачу звучаний — связываются со смыслом. Среди фонограмм могут быть выделены: 1) фонемограммы, соответствующие отдельным фонемам (например, все буквы в слове рука); 2) силлабограммы, соответствующие слогам (от др.-греч. syllabe 'слог') или по крайней мере сочетаниям согласной и гласной фонем в рамках слога (русские буквы я, ю, е, ё в положении не после согласных букв, например в я, пою, её, также и в яд, поют и т. д., где конец того же слога обозначен фонемограммой, знаки письма кана, применяемые японцами для записи грамматических морфем слова и в некоторых других случаях); 3) знаки для сочетаний фонем, не соотносимых с делением на слоги (латинское x /ks/); 4) знаки для дифференциальных признаков фонем (буква ь, указывающая в русском письме на палатализованность согласного, например в конь, мальчик; надстрочный знак", указывающий в чешском, словацком, венгерском письме на долготу гласного);5) разного рода просодемограммы, например знаки ударения, применяемые в отдельных случаях в русском письме, знаки тонов в современном вьетнамском письме (над гласной буквой); 6) знаки удвоения (цифра 2 после слова в индонезийском письме, например orang 2 = orang orang 'люди'). Встречаются и смешанные типы фоно­грамм (например, в русском письме буквы я, е, ю, ё после согласной буквы обозначают определенную гласную фонему и одновременно ДП предшествующей согласной фонемы, именно ее палатализованность).

Идеограммами мы называем письменные знаки, передающие значащие единицы языка непосредственно (не через передачу звучания этих единиц).

Типичными примерами идеограмм являются цифры, знаки +, =, V ,% *и т. п.

1. ОСНОВНЫЕ ВЕХИ В ИСТОРИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ ПИСЬМА

Идеограммы как тип возникают в принципе раньше, чем фонограммы, а внутри каждого класса знаки, соотнесенные с высшими, более сложными единицами языка, возникают раньше, чем знаки, соотнесенные с единицами низшими и более простыми. Так, первые фразограммы предшествуют возникновению собственно письма, которое начинается с логограмм.

Кроме того, в историческом развитии идеограмм прослеживается движение от изобразительных знаков к знакам условным, но еще сохраняющим наглядную мотивировку, а затем уже к чисто условным знакам, утратившим всякий след наглядной изобразительности.

Предшественниками письма были, с одной стороны, как сказано выше, мнемонические знаки (бирки, зарубки и т. д.), с другой—так называемая пиктография (от лат. pictus 'нарисованный'), Первые системы письма в подлинном смысле слова, как можно думать, были по значению используемых знаков логографическими: они передавали речевое сообщение более или менее пословно, слово за словом, но еще сохраняли в начертании и во «внутренней форме» знаков связь с пиктографией предписьменного периода.

Однако древнейшие системы письма, известные науке,— древнеегипетская иероглифическая (с конца IV тысячелетия до н. э.)* шумерская (с начала III тысячелетия до н. э.), древнекитайская (со II тысячелетия до н. э.) и ряд других в Старом Свете, а в Новом Свете система майя (I тысячелетие до н. э.) — уже не представляют в чистом виде логографическую стадию, а носят в той или иной мере переходный характер.

Мы можем отметить внешнюю эволюцию знаков: их форма постепенно упрощалась, изображения становились все более схематичными и условными (табл. 3). Менялось также (и остается разным в разных существующих сейчас системах письма) направление строки: слева направо, справа налево (в арабском и еврейском письме), сверху вниз (у китайцев, корейцев) или попеременно направо и налево (так называемый бустрофедон). Но более существенна внутренняя эволюция систем письма, заключавшаяся прежде всего в формировании знаков для «непредметных» слов—глаголов, прилагательных и абстрактных существительных либо путем использования изобразительных знаков в «переносных» значениях, либо путем обра­зования новых, в частности сложных, знаков.

§ 273. Переносы знака на целые ряды связанных смысловыми ассоциациями слов (например, 'нога' ® 'идти, стоять' или 'глаз' ® 'видеть, смотреть, внимание, зоркость' и т. д.), естественно, создавали и увеличивали полисемию знаков логографического письма. Там же, где логограмму начинали употреблять для обозначения слова, тож­дественного или близкого по звучанию, возникала принципиально новая ситуация: ведь такой перенос вел к фонетизации логограммы, к превращению ее из знака слова в знак определенного комплекса звуков, соответствующего двум или нескольким совершенно разным по значению словам. Фонетизованные логограммы широко представлены уже в древнейших, исторически известных системах письма. Например, древние египтяне передавали глагол 'становиться' изображением навозного жукаЭД? ’ так как корни соответствующих слов содержали одинаковые согласные, априлагательное 'большой' (на таком же основании)—изображением ласточки.

У разных народов в той или иной мере развивается тенденция — корни слов записывать идеографически (логограммы превращаются при таком использовании в своего рода морфемограммы), а аффиксы — фонографически, соответственно их звучанию \

Картина развития усложнялась там, где письмо заимствовалось народом, говорившим на другом языке. Классический пример— заимствование шумерского письма аккадцами, пришедшими в долину Тигра и Евфрата в середине III тысячелетия до н. э. У аккадцев заимствованные письменные знаки используются как «гетерограммы» (от др.-греч. heteros 'другой, чужой'), т.е. сохраняют традиционное шумерское звуковое чтение и вместе с тем начинают читаться по-аккадски. Так, знак, представлявший собой первоначально изображение звезды и имевший у шумеров значение 'небо' (шум. an) и 'бог' (шум. dingir), а наряду с этим значение слогового знака 'an', стали читать еще как samu и ili, соответственно звучанию аккадских слов, обозначавших 'небо' и 'бог' (а также и в качестве слогового знака 'il').

Стремление сделать более надежным правильное прочтение многозначных логограмм вело также к выработке так называемых семантических классификаторов, или ключей (детерминативов). Ключ сопровождает в тексте логограмму, указывая, к какой смысловой сфере, к какой области действительности относится данное слово. Обычно в качестве ключей выступали логограммы с наиболее широкими значениями

Магистральная линия развития состояла, однако, не в использовании семантических классификаторов, а во все более последовательной и полной фонетизации письма.

Не проделало решающего перехода к фонографии и традиционное китайское письмо. Оно до сих пор остается иероглифическим (т. е. лого- или морфемографическим), хотя в нем до 90% используемых знаков составляют фонетические логограммы (или фонетические морфемограммы).

Первыми известными науке чисто фонографическими системами письма являются древние западносемитские системы, из которых наиболее важной оказалась финикийская (надписи с XII—X вв. до н. э.). Графемы финикийского письма обозначают звуковые последовательности типа «определенный согласный + любой гласный или нуль гласного». Каких-либо логографических функций эти графемы уже не имеют (кроме цифровых значений, связанных с алфавитным порядком графем). Письмо такого типа обычно называют консонантным, или безогласовочным.

В дальнейшем постепенно вырабатывались те или иные способы обозначать гласные. Пути этого развития в разных системах оказались разными.

1. В одних случаях безогласовочный характер письма в основном сохраняется, например в современном еврейском и арабском письме. В этих системах гласные обозначаются лишь отчасти (причем, так сказать, «по совместительству» — буквами для некоторых согласных) и в значительной мере факультативно (дополнительными значками над и под строкой, регулярно используемыми в школьных учебниках, в священных текстах — Библии и Коране, и т. п.).

2. В других случаях на базе или под влиянием безогласовочного древнесемитского письма развиваются системы, которые принято считать силлабографическими. Таковы индийские системы, из которых наиболее широко известно письмо деванагари, развившееся к XI— XIII вв. н. э. и являющееся сейчас официальным государственным письмом республики Индия.

Третья линия эволюции консонантного письма — постепенное превращение его в полную фонемографию. Классическим примером такого развития является греческое письмо (древнейшие известные надписи относятся к VIII в. дон. э.). Греки заимст­вовали буквы у финикийцев, причем некоторые буквы они стали использовать для обозначения гласных уже не «по совместительству», а специально и исключительно (А, Е, Н, I и О), а две гласные буквы — Y и • ввели дополнительно (табл. 9). Так возникла система, в которой каждый знак обозначает либо гласную, либо согласную фонему, причем фонемы обоих классов фиксируются на равных основаниях, в одной строке, и весь текст записывается пофонемно (фонема за фонемой), так что последовательность букв соответствует последовательности фонем2. К греческому письму так или иначе восходят и другие европейские и некоторые неевропейские системы фонемографического письма: прежде всего (через этрусское посредство) латинское письмо (табл. 10) и, по-видимому, руническое письмо древних германцев, далее славянское письмо в его двух разновидностях — кириллице и глаголице, готское письмо, коптское письмо в Египте и др.; греческое влияние во многом определило также характер армянского и грузинского письма.

Из двух вариантов письма, возникших у славян, глаголица в какой-то мере связана с греческим минускулом (скорописным письмом), но в ряде отношений самостоятельна и в общем представляет собой очень продуманную и тонко разработанную систему. По-видимому, именно она и была создана творцом славянской письменности Кириллом (до принятия монашества — Константин) во второй половине IX в. Однако в силу ряда причин глаголица постепенно вышла из употребления. О времени возникновения кириллицы идут споры. Ее буквы по большей части воспроизводят начертания букв греческого «унциального» (уставного) письма (использовавшегося в богослужебных книгах). Ереческие буквы спорадически применялись для записи славянского текста, вероятно, еще до создания глаголицы, но кириллица как система сформировалась уже после глаголицы и под ее явным воздействием. Для фонем старославянского языка, не имевших аналогий в греческом, были созданы новые буквы (приводим начертания кириллицы

При Петре I в России была осуществлена реформа кириллицы, устранившая ряд ненужных для русского языка букв и упростившая начертания остальных. Так возникла русская «гражданка» («гражданская азбука» в противоположность «церковной»). В «гражданке» были узаконены некоторые буквы, не входившие в первоначальный состав кириллицы — э, я, позже й и затем ё; а в 1918 г. из состава русского алфавита были изъяты буквы i, Ъ («ять»), • («фита») и V* («ижица») и одновременно отменено употребление «твердого знака» на конце слов.

Различным изменениям подвергалось на протяжении веков и латинское письмо: были разграничены i и j, u и v (см. примечания к табл. 10), добавлялись отдельные буквы, отчасти разные для разных языков (w, re, a, o, a, c, s, и др.).

Более существенное изменение, касавшееся всех современных систем, состояло в постепенном введении обязательного словораздела, а затем и знаков препинания, в функциональном разграничении (начиная с эпохи изобретения книгопечатания) прописных и строчных букв (впрочем, последнее разграничение отсутствует в некоторых современных системах, например в грузинском письме).

В современном мире наибольшее распространение получила, как известно, латиница, выступающая в ряде национальных вариантов. Она принята в большинстве стран Европы (кроме Ереции, Болгарии, отчасти Югославии и большей части СССР), в Америке и Австралии, во многих странах Африки (кроме Эфиопии и арабских стран), в нескольких странах Азии, в частности в Турции, Индонезии и Вьетнаме. Кириллица, выступающая также в ряде национальных вариантов, принята вСССР (кроме Эстонии, Латвии и Литвы, использующих латиницу, и кроме Ерузии и Армении), а также в Болгарии, в Монголии, отчасти в Югославии. Арабское письмо, имеющее также ряд вариантов, применяется во всех арабских странах Азии и Африки, а также в Иране, Афганистане и Пакистане. Свои особые системы письма имеют, как сказано выше, Китай, Япония и Индия, а также Бирма, Таиланд, Шри Ланка, КНДР, Южная Корея, Израиль, Эфиопия, Ереция и некоторые другие страны, а в СССР — Армения и Ерузия


Билет №32

(Понятие лексемы)

 

В.И. Кодухов «Введение в языкознание»

http://review3d.ru/koduxov-v-i-vvedenie-v-yazykoznanie

Постаралась взять абсолютно весь материал по данной теме.

Основные понятия и примеры выделены Ж шрифтом!!!

Сделала: Боровских Н.А.

Понятие лексемы. Термины слово и лексема в ряде случае обозначают один и тот же факт языка. Так, назад —одновременно слово и лексема; в и бы — это слова, а не лексемы; в предложении Человек человеку друг имеется три слова, но две лексемы. Следовательно, термин “лексема” расходится с термином- “слово” тогда, когда последним называются служебное слово и

форма слова. Термин “лексема” может обозначать и составное наименование: железная дорога (ср. нем. die Eisenbahn) — это два слова-компонента одной единицы наименования (лексемы).

Лексема теснейшим образом связана с фонетическими и грамматическими свойствами языка. Рассмотрим слова дверь и дверка. Эти слова обозначают реальные предметы; они являются

лексемами, т. е. номинативными единицами. В слове дверь лексическое значение непосредственно связано со звуковым составом, так что лексема выступает как единство лексического значения и

звукового облика слова. Однако в слове дверка эта непосредственная связь звучания и

значения осложняется морфемной членимостью слова: двер-к-а. Оказывается, что с л о в о как словоформа является единство звучания , морфемного строения и значения .

Каждая из этих сторон может стать предметом специального изучения, и тогда употребляют составные наименования: фонетическое слово, морфологическое слово, лексическое слово.

Лексическое слово, или лексема,— это знаменательное слово; оно указывает на предметы и обозначает понятия о них; оно способно выступать членом предложения и образовывать

предложения: Мороз; Молчать!; Славная осень!; Кругом быстросветало. Морфологические и синтаксические свойства слов лексикология рассматривает лишь постольку, поскольку слово как

лексема связано с грамматическим строем языка, выступая как словоформа, являющаяся единством лексемы и формы слова —простой и составной.

Стена — это не только лексема, но и форма именительного падежа единственного числа; читать — это не только лексема, но и форма инфинитива. Форма слова выражает разные грамматические значения при сохранении его лексического значения. Стена, стены, стену и т. п., читать, читал, буду читать и т. п.— разные формы одного и того же слова-лексемы. Единство лексического значения и формы слова называется словоформой (этот термин употребляется также

синонимично термину форма слова).

Как формы слова могут быть простыми и составными, так и номинативные единицы могут быть простыми (синтетическими) и составными (аналитическими). Если лексемой называть любую номинативную единицу, то она окажется простой (лексема-слово) и составной (лексема-составное наименование, например Черное море). Более распространенным является узкое понимание лексемы, т. е. понимание ее как слова-названия.

Лексическое значение и звуковой облик слова. Первое, что бросается в глаза, это то, что лексема представляет единство значения и звуковой формы (или звукового облика) слова . Так, звуковая форма [д'эр'ьвъ] вызывает представление о растении, дереве. Лексему поэтому нередко определяют как знак,являющийся единством звучания и значения; лексическое значение — это предметно-понятийное его содержание. Однако этим свойством обладает также морфема и форма

слова. Кроме того, свойства лексического значения слова и звукового слова весьма различны. Лексическое значение слова не мотивируется и не определяется звуковым составом слова. Сами по

себе звуки речи ничего не значат. Если бы звуковой состав определял значение, то невозможно было бы существование ни омонимов, ни синонимов. Почему стол называется столом, а книга

книгой — это нельзя понять, изучая только звуковой состав слов. Связь звукового облика слова и его значения является ассоциацией по смежности, закрепленной языковой традицией.

Поэтому одни и те же предметы и понятия в разных языках обозначаются словами различного звукового состава (см. табл.). Различно называются одни и те же предметы, явления и лица,

когда мы используем синонимы: палец и перст, азбука и алфавит, метель и позёмка, Горький и Пешков. Отсутствие смысловой связимежду звучанием и значением доказывается также существованиемв языке омонимов.__

Совпадение звукового облика слов в некоторых языках объясняется родством языков и фактом заимствования слов. Так, французское isba является заимствованием из русского языка, а русское алый и болгарское ален — тюркское заимствование.

 





Читайте также:


Рекомендуемые страницы:


Читайте также:
Как построить свою речь (словесное оформление): При подготовке публичного выступления перед оратором возникает вопрос, как лучше словесно оформить свою...
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...
Как вы ведете себя при стрессе?: Вы можете самостоятельно управлять стрессом! Каждый из нас имеет право и возможность уменьшить его воздействие на нас...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (1359)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.031 сек.)