Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Т2. ЭМОЦИИ (ЧУВСТВА) И ИХ РАЗВИТИЕ В ОНТОГЕНЕЗЕ




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Эмоции- реакции организма на действие внешних или внутрен­них раздражителей, сопровождаемые ярко выраженными пережи­ваниями (от лат. етоуео, етоуеге - потрясать, волновать). Это одна из форм психической деятельности. В качестве внутренних раздра­жителей выступаю! патологические процессы (заболевания внут­ренних органов). Внешние раздражители - это неприятные или, на­против, приятные ситуации, болевые воздействия и т.д.

Эмоции новорожденногоотрицательны по своему характеру, од­нообразны (крик) и всегда рациональны, поэтому служат надеж­ным сигналом любого неблагополучия (мокрые пеленки, голод, болевые ощущения) и прекращаются с устранением причины, вы­звавшей их. Однако уже в первые дни жизни при приближении взрослого человека у ребенка повышается двигательная активность и усиливаются сосательные движения - реакция общего оживления, предвосхищающая кормление. На 2-3-й нед жизни в процессе кормления ребенок внимательно рассматривает лицо матери, грудь, ее руки.

Если у новорожденного ребенка эмоциональные реакции, как уже отмечалось, являются отрицательными и всегда рациональны­ми, то у ребенка грудного возраставозникают и отрицательные, и положительные эмоции. В частности, на 2-м мес жизни у ребенка формируется улыбка, в первую очередь как реакция на лицо мате­ри, на 3-м мес к улыбке присоединяются смех и общее двигательное оживление со вскидыванием ручек, перебиранием ножек, радост­ными возгласами. Ребенок реагирует комплексом оживления не



только на лицо человека, но и на вид ванночки с водой, приготов­ление к кормлению.

А. Классификация эмоций.Имеется несколько критериев, ле­жащих в основе классификации эмоций. Во-первых, выделяют сценические и астенические эмоции. Стенические эмоции выра­жаются в повышении жизнедеятельности - физическом, духов­ном подъеме; астенические эмоции проявляются в угнетении жизнедеятельности, уменьшении духовных и физических сил. Во-вторых, эмоции могут быть положительными и отрицатель­ными. Положительные эмоции обычно сопровождаются актива­цией деятельности человека и направлены на сохранение и уси­ление этого состояния.Отрицательные стенические эмоции на­правлены на устранение неблагоприятных воздействий на организм.Отрицательные астенические эмоции (ужас, тоска) возникают при значительном недостатке ресурсов для решения задачи даже в случае максимальной мобилизации сил организ­ма. Основные эмоции- это радость, интерес, удивление, горе, отвращение, гнев, презрение, страх, вина, стыд.

Б. Состояние организма во время эмоцийсопровождается зна­чительными изменениями функций внутренних органов и систем организма, возможны двигательные реакции. Эмоции вовлекают в усиленную деятельность лишь те системы организма, которые обеспечивают лучшее взаимодействие его с окружающей средой. Характер внешних (поведенческих) реакций или изменения ин­тенсивности деятельности внутренних органов зависят от ситуа­ции, вызвавшей эмоцию. Например, стеническая отрицательная эмоция обычно сопровождается возбуждением ЦНС, выбросом в кровь катехоламинов, ведущих к активации (мобилизации) ря­да систем организма - усилению деятельности сердечно­сосудистой системы, дыхания, повышению тонуса мышц, двига­тельной активности. Деятельность желудочно-кишечного тракта при этом, как правило, угнетается. Внешние проявления эмоций могут быть подавлены усилием воли, внутренние обычно не контролируются.

В. Основными структурами, ответственными за проявления эмо­циональных реакций, являются элементы лимбической системы, лобные и височныедоли. К корковым областям лимбиче­ской системы относятся гиппокамп (аммонов рог, зубчатая извили­на, субикулум), парагиппокожпова извилина, поясная извилина и фи­логенетически старая структура обонятельного мозга (обоня­тельные луковицы, обонятельные бугорки и области коры, распо­ложенные над миндалиной). Многие авторы относят к лимбиче­ской системе также орбитофронтальные, островковые и частично височные доли коры. К подкорковым структурам в лим-бической системе относятся миндалина, септапъные ядра и переднее таламическое ядро. Многие исследователи причисляют к лимбиче-ской системе преоптическую область, гипоталамус и мамиллярные тела (рис. 6.12; см. рис. 5.10).

Афферентные и эфферентные связи структур лимбической системы как между собой, так и с другими отделами головного мозга чрезвычайно разнообразны. Наиболее'выражены мощные рсцнпрокнме связи между лимбической системой и гипоталаму­сом. Гипоталамус и мамиллярные тела соединены с гиппокам-пом и септальной областью посредством свода. Через гипотала­мус и мамиллярные тела лимбическая система соединена со средним мозгом (лимбической областью среднего мозга).

Для лимбической системы очень характерны многочисленные цепи возбуждения. Лобная кора реагирует на активность лимби-ческих механизмов и видоизменяет ее. Поражение лобных долей сопровождается эмоциональной тупостью и растормаживанием биологических реакций.

Рис. 6.12. Схема (упрощенная) афферентных и эфферентных связей гипоталамуса. СМЖ - спинномозговая (цереброспинальная) жидкость Лимбическая система сообщается с новой корой в области лобной и височной долей. Височные области отвечают главным образом за передачу информации от зрительной, слуховой и со-матосенсорной коры к миндалине и гиппокампу. После двусторонней сшигдалжтомии обезьяны утрачивают спо­собность к социальному внутригрупповому поведению. Такие жи­вотные не могут дать социальную оценку экстероцептивной ин­формации (особенно зрительной, слуховой и обонятельной), необ­ходимой для группового поведения, а также связать эту информа­цию с их собственным эмоциональным состоянием (настроением), определяющим их внутригрупповые симпатии или антипатии (т.е. элементарные единицы внутригрупповых взаимоотношений).

Амигдалэктомированные обезьяны избегают остальных членов группы и производят впечатление встревоженных и неуверенных в себе животных. Через миндалину приводятся к запуску те эмоцио­нальные поведенческие реакции, которые в прошлом были полез­ными в аналогичных условиях. При этом миндалина оказывает ак­тивирующее и / или ингибирующее влияние на соответствующие гипоталамические механизмы.

Возможно, в развитии и дифференцировке эмоций участвуют все структуры лимбической системы, гипоталамус, лимбическая область среднего мозга и лобные области коры. В пользу этого свидетельствует, например, тот факт, что при органических забо­леваниях мозга (опухолях, воспалительных и системных заболе­ваниях), поражающих вышеописанные структуры, а также при внешних повреждениях этих структур эмоциональное поведение больного часто изменяется.

Моноаминергические системы и внутримозговое самораздра­жение. Если крысе вживить раздражающий электрод в медиаль­ный пучок переднего мозга в области латеральных отделов ги­поталамуса, поместить ее в камеру Скиннера и предоставить возможность осуществлять самораздражение, нажимая на рычаг (рис. 6.13), то это самораздражение можно использовать как один из вариантов оперантного научения. При этом внутримозговая стимуляция усиливает поведенческие реакции. Это раз­дражение обладает столь выраженным подкрепляющим дейст­вием, что животное обычно предпочитает его всем другим ви­дам поощрения, включая пищу. Крысы и обезьяны с электро­дами в области срединного пучка переднего мозга осуществляют постоянное самораздражение столь интенсивно, что возникает опасность гибели животного от истощения. Частота нажиманий на рычажок достигает 7000 в час!

Подробное исследование всех структур мозга с применением ме­тода самораздражения показало, что стимуляция практически всейлимбической системы, лобных долей, латеральных областей гипо­таламуса и путей от среднего мозга, моста и верхних отделов про­долговатого мозга оказывает подкрепляющий эффект. Однако этот эффект наиболее выражен при раздражении медиального пучка пе­реднего мозга, который связывает верхние отделы среднего мозга, гипоталамуса и лимбическую систему (рис. 6.14, я). Существуют также области мозга, раздраже-

ние которых приводит не к подкреп­ляющему эффекту, а к реакции избегания. Таких областей значи­тельно меньше; они располагаются в перивентрикулярных отделах промежуточного и среднего мозга (рис. 6.14. а). Области положи­тельного и отрицательного подкрепления частично перекрываются. Области, раздражение которых приводит к подкреплению или из­беганию, получили название «центры» удовольствия и неудовольст­вия, приближения и избегания или вознаграждения и наказания. Су­ществование подобных центров свидетельствует в пользу гипотезы о том, что положительные и отрицательные эмоции возникают при возбуждении определенных структур головного мозга.

Результаты, полученные в опытах с самораздражением на жи­вотных, применимы также к человеку. Когда больному во время нейрохирургической операции дают возможность раздражать собственный мозг, при этом раздражении могут возникать прият­ные или неприятные ощущения. Больные описывают эти ощущения как удовлетворение, радость, покой и комфорт или, напротив, как уныние, беспокойство, тревогу или страх.

В первых же опытах, проводимых с целью поиска нервных об­разований, ответственных за положительное подкрепление, было

обнаружено, что участки мозга, с которых можно получить само­раздражение, почти полностью совпадают с зонами иннервации катехоламинергическими нейронами (см. рис. 6.14). Выраженность подкрепляющего эффекта приблизительно соответствует плотно­сти этой иннервации. Совпадение областей «вознаграждения» и расположения моноаминергических нейронов свидетельствует о том, что катехоламинергические системы либо сами по себе явля­ются зонами, отвечающими за положительное подкрепление, ли­бо синаптически связаны с этими зонами.

У людей довольно часто встречаются различные психические расстройства. Примерно 1% от всего населения земного шара страдает шизофренией, а у 15—30% в тот или иной период жизни наблюдаются различные формы депрессии. Возможно, все эти па­тологические состояния связаны с нарушениями деятельности выс­ших нервных центров и главным образом лимбической системы.

Лобная кора реагирует на активность лимбических механизмов и видоизменяет ее. Поражение лобных долей сопровождается эмоцио­нальной тупостью и растормаживанием биологических реакций.

Удаление височных долей вызывает устранение страха и агрессии. Полагают, что поясная извилина является главным координатором различных систем мозга, вовлекаемых в формирование эмоций. «Правополушарные» люди имеют сдвиг эмоциональной сферы в от­рицательную сторону, а «левополушарные» - в положительную. Лю­ди с поражением правого полушария эмоционально-благодушны, а с поражением левого - тревожны, озабочены.

Г. Причины возникновения эмоций. 1. Биологическая потреб­ность (П.К.Анохин). В основу этой теории эмоций положена кон­цепция функциональной системы: эмоция связана с появлением по­требности, которая может сопровождаться отрицательной эмоцией и ее устранением, в результате чего возникает положительная эмо­ция, т. е. входит в состав афферентного синтеза, а также имеет место в структуре акцептора результата действия (см. раздел 6.13).

2. П.В.Симонов выдвинул потребностно-информационную теорию, согласно которой в основе появления эмоции лежат по­требность и информация, необходимая для ее достижения. Для понимания их соотношения он предложил формулу:

Э = - П (Ин – Ис)

где Э - эмоция, ее степень, качество и знак; П - сила и качество по­требности; Ин- информация о средствах, необходимых для удовле­творения потребности; Ис - информация о существующих средст­вах, которыми реально располагает субъект. Если объем информа­ции недостаточен для удовлетворения потребности, возникаетотрицательная эмоция, если достаточен - возникает положительная эмоция в результате удовлетворения потребности.

3. Выдвинуто представление (Г. И. Косицкий) о том. что для достижения цели (удовлетворения потребности) необходимы оп­ределенные информация (Ин), энергия (Эп) и время (В„): если су­ществующая у организма информация (Ис), энергия (Эс) и время (Вс) меньше, возникает состояние напряжения (СН), которое мож­но выразить эмпирической формулой:

СН = fЦ (Ин• Эн• Вн- Ис • Эс • Ве),

где Ц - цель (задача, потребность).

Однако в реальной действительности ни одна формула не может включить все возможные причины возникновения отрицательных или положительных эмоций. Так, .любое приятное или неприятное сообщение вызывает соответственно положительную или отрица­тельную эмоцию; болевое воздействие, холод, голод, болезнь также вызывают отрицательные эмоции и т.д.

Д. Значение эмоций. 1. Мобилизация физических и интеллектуаль­ных ресурсов. Эмоция способствует сосредоточению внимания, обо­стряет мыслительную деятельность и чувствительность анализато­ров, облегчает запоминание большего объема информации и на более длительный срок повышает спортивные достижения и т.п.

2. Коммуникативная роль эмоции реализуется с помощью ми­мических и пантомимических движений, позволяющих человеку передавать свои переживания другим людям, сообщать им о своем отношении к объектам, явлениям.

3. Положительные эмоции оказывают благотворное влияние на состояние здоровья человека. Н.И. Пирогов заметил, что солдаты побеждающей армии выздоравливают быстрее. И.П.Павлов от­мечал, что положительная эмоция делает человека здоровым, от­рицательная - разрушает организм. «Прибытие в город паяца для здоровья жителей важнее, чем 10 мулов, нагруженных лекарства­ми» (Т.Сиденгейм, англ, врач, XVII в.). Однако врач должен пом­нить, что для здоровья человека сильные отрицательные эмоции (тоска, страх, гнев и др.) опасны, особенно при частых повторе­ниях или достаточной продолжительности.

Для предупреждения отрицательных последствий эмоциональ­ного стресса важное значение имеют физические упражнения, осо­бенно интенсивные (езда на велосипеде, гребля, бег и др.). Такое же антистрессорное значение имеет любая деятельность, вызывающая возникновение положительных эмоций (любимая работа, увлече­ние), которые разрушают отрицательные эмоциональные возбуж­дения и препятствуют их суммации. Большое значение придается не подавлению отрицательных эмоций, а умению не позволять им возникнуть в определенной обстановке.

Эмоции сопровождаются, как правило, изменениями электрофизиологической активности мозга.

Рис 6 14 Сопоставление участков мозга, самораздражение которых сопровождается положительным подкреплением, с расположением центральных катечоламинершческих систем (по J. Olda, с изменениями). а- области самораздражения; б - норадренергичсские и дофаминергическис системы мозга крысы 6.13. ЭЛЕКТРОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ КОРРЕЛЯТЫ ПСИХИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ДЕТЕЙ Широко распространенными и доступными, не травмирующими организм исследованиями деятельности мозга являются электроэн­цефалография и метод вызванных потенциалов (ВП). Оба метода, казалось бы недостаточно информативных, в последние десятиле­тия получили дальнейшее развитие (второе рождение) в связи с компьютерной обработкой элементов электроэнцефалограмм (ЭЭГ) и ВП. 6.13.1. Психическая деятельность и электроэнцефалограмма Повседневная деятельность человека (разная степень активно­сти во время физии-

ческой и умственной работы, действие различ­ных сигналов, сосредоточение внимания, решение физико-мате­матических задач и т.п.) требует различной активности ЦНС. Ме­тод ЭЭГ, позволяющий изучать суммарную электрическую актив­ность, помогает также оценить по изменениям ритмов ЭЭГ пси­хическую деятельность человека.

При интеллектуальной деятельности наблюдаются изменения оп­ределенных ритмов ЭЭГ. Многие исследователи при этом отмечают преимущественные изменения низкочастотных составляющих спек­тра ЭЭГ. Обнаружена тесная связь О- и 8- активности с выполнением задания. Например, на ЭЭГ имеются характерные изменения при со­средоточении внимания испытуемого, его инструкции о предстоящей деятельности, решении арифметических задач.

А. Изменения ЭЭГ детей во время инструкции о предстоящей деятельности. У здоровых детейво время инструкции о предстоя­щей деятельности существенно снижается спектральная мощность а.- и О-диапазонов во всех областях, в лобной области нарастает мощность b1-ритма.

Группу детей с задержкой психического развития (ЗПР) в этот период характеризуют максимальные изменения спектральной мощности в 8-диапазоне: в задних отделах коры она растет, в ви­сочных и лобных - падает. В отличие от нормы мощность 0-ритма в этой ситуации не меняется, а мощность а1- и а2-ритмов снижает­ся преимущественно в теменной области.

У детей с олигофрениейв состоянии «инструкция» не происхо­дит изменений величины спектральной мощности по всему диапа­зону частот.

Динамика функции когерентности у здоровых испытуемых в этом состоянии наиболее выражена в спектре b1 и b2; отмечается резкое снижение уровня когерентности во всех парах областей, особенно значительное в левом полушарии. В а2-диапазоне сни­жается уровень когерентности между левой теменной и височной областями. Средняя и максимальная когерентности по остальным составляющим в этот период не меняются.

В группе детей с ЗПР параметр функции когерентности изме­няется слабее, чем в норме, и в противоположную сторону: отме­чается небольшое, но достоверное нарастание функции когерент­ности в диапазоне b1 по всему левому полушарию. По остальным ритмам уровень функции когерентности не меняется. Сдвиги функции когерентности в состоянии «инструкция» у детей с оли­гофренией еще меньше, чем в предыдущей группе.

Б. Команда «внимание»,подаваемая непосредственно перед предъявлением арифметической задачи, повышает уровень готов­ности к предстоящей деятельности. Изменения на ЭЭГ в таких случаях более дифференцированы.

У здоровых детей в ситуации «внимание» происходит генера­лизованное, но преимущественно выраженное в левом полушарии снижение мощности в а1-гдиапазоне. В a2-диапазоне, напротив, мощность не падает, а локально нарастает слева в височной и справа в затылочной и теменной областях. Разная направленность сдвигов спектральных компонентов в а1- и a2-диапазоне отражает относительную независимость функционирования низко- и высо­кочастотных а-генераторов и их разное участие в формировании функциональных связей при данном виде деятельности. Генерали­зованное снижение мощности а1 обусловлено активационными сдвигами, вызванными усилением мезенцефально-ретикулярных влияний на кору, особенно на структуры левого полушария. В то же время локальная активация, запускаемая и контролируемая высшими ассоциативными отделами коры, в первую очередь лоб­ными структурами, проявляется в усилении синхронной активно­сти высокочастотных а-генераторов, имеющей не только регио­нарную, но и полушарную специфику.

У детей с ЗПР сдвиги в спектре мощности в a1-диапазоне име­ют примерно тот же вид, что и в норме. У детей с олигофренией в ситуации «внимание» в левом полушарии происходит генерализо­ванное увеличение мощности в обоих a-диапазонах спектра, а в правом полушарии генерализованное снижение мощности в этих диапазонах.

Динамика мощности в низко- и высокочастотных а-диапазонах у детей с ЗПР и олигофренией свидетельствует об иной, чем в норме, системной организации деятельности в ситуации повы­шенной готовности к деятельности и отражает специфические для каждой из групп особенности.

Дифференцированное функционирование низко- и высокочас­тотных а-генераторов у детей с ЗПР-1 наблюдается только в структурах правого полушария. В левом полушарии отмечается одинаковый тип реагирования - генерализованное снижение мощности в обоих a-диапазонах. Ослабление локальной актива­ции в структурах левого полушария может быть связано с незре­лостью структур лимбико-ретикулярного комплекса, а также с недостаточностью регулирующих функций лобных отделов коры в левом полушарии.

У детей с ЗПР активационные влияния на ЭЭГ проявляются иначе, чем в норме. Наблюдаемые изменения характерны в ос­новном для показателей детей дошкольного возраста в норме [Алферова В.В., 1974; Дубровинская Н.В., 1985].

В группе детей с олигофренией в обоих полушариях не на­блюдается дифференцированного функционирования а-гене­раторов. Все реакции носят глобальный характер, обусловлен­ный нарушениями локальной активации коры вследствие пора­жения лобных отделов полушарий. Кроме того, повышение мощности сс-диапазона в структурах левого полушария в ситуа­ции «внимание» отражает как недостаточность неспецифических активациониых воздействий на кору, так и измененный по срав­нению с нормой характер реагирования корковых структур ле­вого полушария.

В б-диапазоне спектра ЭЭГ у здоровых детей в ситуации «внимание» также наблюдаются разнонаправленные изменения мощности в структурах левого и правого полушарий: снижается мощность в левом полушарии и нарастает справа в теменной и височной областях.

Повышение мощности O-ритма в ситуации «внимание» объяс­няется активацией гиппокампально-амигдалярного комплекса правого полушария.

У детей с ЗПР происходит нарастание мощности O-ритма в те­менной и височной областях только в левом полушарии. Нарас­тание у детей с ЗПР мощности в 0-диапазонс, происходящее в от­личие от нормы не в правом, а в левом полушарии, свидетельству­ет о том, что у них возникло состояние «предпусковой активации» к вербальной, а не к предстоящему виду интеллектуальной дея­тельности, при которой преимущественно активируются структу­ры правого полушария.

В отличие от детей с ЗПР у олигофренов в ситуации «вни­мание» снижается мощность O-диапазона во всех областях левого полушария и нарастает в правой лобной области, что может быть отражением эмоциональной активации этой структуры в данный период.

Изменения уровня когерентности в ситуации «внимание» отмечены в группе здоровых детей: снижается когерентность в 8-диапазоне и на b-частотах для потенциалов всех отделов левого полушария. У детей с ЗПР и олигофренов значимых изменений уровня когерентности не происходит.

В. Процесс решения арифметических задач характеризуется как направленная интеллектуальная деятельность, связанная со слож­ными речевыми, пространственными, логическими операциями, процессами анализа и синтеза, сравнения и обобщения [Выгот­ский Л.С., 1960;ЛурияА.Р., 1966].

В процессе интеллектуальной деятельности формируются но­вые функциональные связи мозговых структур. В этот период у здоровых детей резко падает мощность а2-диапазона в левой те­менной области, отмечается ее снижение в левой височной облас­ти. Активационные сдвиги в a1-диапазоне выражены меньше, чем в ситуации «внимание». У детей с ЗПР происходят локаль­ные изменения мощности: нарастает мощность в левой лобной области в a1-диапазоне, падает мощность в правой височной области в а2-диапазоне. В остальных структурах существенных изменений величины мощности а-диапазона по сравнению с пре­дыдущей ситуацией не отмечается. В группе детей с ЗПР-2 реак­тивность этого параметра меньше, чем в группе детей с ЗПР-1.

Для детей с олигофренией характерно значительное генерали­зованное падение мощности а^-диапазона в структурах левого полушария и локальное снижение в затылочной и теменной об­ластях справа.

Локальные изменения мощности наблюдаются и в 6-диапазоне спектра. В норме происходит нарастание мощности в лобной об­ласти справа и в теменной и височной областях слева. Снижается мощность в задних отделах правого полушария. По-видимому, в осуществление арифметических операций вовлекаются оба полу­шария.

Возрастание мощности 0-ритма при умственной работе рассмат­ривается как коррелят интеллектуального напряжения [Gille H., Ullsperger P., Weickmann B., 1979]. Согласно данным Т.А.Ко­рольковой и В.Д.Труша (1980), повышение когерентности по 8- и O-ритмам является оптимальным условием для осуществления мо­торной деятельности.

В группе детей с ЗПР в период решения задачи локально возрас­тает мощность б-диапазона в затылочной и лобной областях слева. В левой височной, затылочной и теменной областях справа величи­на мощности 0 снижается. Изменений мощности O-диапазона в процессе решения арифметических задач по сравнению с ситуаци­ей повышенной готовности к деятельности у детей с олигофреии-ей не отмечается. У здоровых детей функциональные перестройки в процессе деятельности проявляются и в динамике пиковой час­тоты а- и b-ритмов. Наибольшие сдвиги по а-ритму отмечаются в лобных и височных областях левого полушария, а по b-ритму - в обеих височных и лобных областях. Нарастание пиковой частоты на а- и b-частотах, имеющее регионарную специфику, указывает на дифференцированную активацию мозговых структур.

Когерентность увеличивается при решении задач на O-частотах в правом полушарии и в левом на b-частотах в группе здоровых детей. В группе детей с ЗПР когерентность, не изменявшаяся при внимании ни в одном диапазоне частот, в процессе решения задач снижается на ргчастотах в левой затылочно-теменной области. У детей с олигофренией, для которых вообще характерен низкий уровень когерентности в р-диапазоне, при решении задач наблю­дается его падение в задних отделах обоих полушарий.

Таким образом, специфические особенности функционирова­ния мозга здоровых детей, детей с ЗПР и олигофренов в младшем школьном возрасте, различающихся согласно клинико-педа-гогическим и нейропсихологическим данным, отчетливо взаимо­связаны с показателями ЭЭГ, оцениваемыми методами множест­венного спектрально-корреляционного анализа. Полученные этими методами различия в параметрах ЭЭГ 3 групп детей позво­ляют использовать электрофизиологические данные наряду с кли­ническими и нейропсихологическими для дифференциальной диа­гностики детей с разными формами нарушения познавательной деятельности (подробнее см.: Фишман М.Н., 1989).

Важные сведения о деятельности ЦНС у здоровых детей и де­тей с патологическими отклонениями получают с помощью мето­да вызванных потенциалов.




Читайте также:
Почему двоичная система счисления так распространена?: Каждая цифра должна быть как-то представлена на физическом носителе...
Как построить свою речь (словесное оформление): При подготовке публичного выступления перед оратором возникает вопрос, как лучше словесно оформить свою...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (559)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.023 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7