Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Почему статистический прогноз вызывает сопротивление? 1 страница




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Диагностический процесс

Любая целенаправленная деятельность имеет опреде­ленную последовательность и структуру: всегда есть нача­ло, основная часть и завершающий этап. Психодиагностику тоже можно рассматривать как процесс, направленный на достижение определенных целей. Рассмотрим четвертый компонент психодиагностики — диагностический процесс. Началом этого процесса, как правило, является постановка проблемы клиентом, основную часть составляет сбор ин­формации, окончание процесса — ответ на запрос клиента. Очень часто диагностический процесс определяется как процесс принятия решения. Диагностический процесс мо­жет быть описан как действия, происходящие «в голове» психодиагноста: какую информацию он собирает, как и почему он структурирует материал о клиенте и его пробле­ме, как он формулирует рекомендации. В дополнение к этому нормативная модель описывает, что должен делать психодиагност и как должна быть обработана информация для того, чтобы выбрать из набора возможных вариантов необходимый тип воздействия. Существует две модели об­работки информации, наиболее часто используемые в пси­ходиагностике. Это модель полезности ожидаемых последствий (Multi Attribute Utility Model) и правило Бай-еса. Первая представляет собой нормативную модель, ко-




 



4.5


торая стремится к максимизации полезности решения (в седьмой главе об этом будет рассказано более подробно). Эта модель предполагает существование системы количе­ственного анализа данных и описывает правила обработки информации для определения наиболее подходящего вари­анта. Если выбор сделан не в соответствии с наибольшей привлекательностью, то он, очевидно, «нерационален» или «неоптимален». Второй подход может быть применен для анализа единичного случая. Правило Байеса описывает ал­горитм изменения априорной гипотезы в свете новых дан­ных. Хотя принятие решения в соответствии с этим правилом может выглядеть как противоречащее нашему интуитивному пониманию, тем не менее правило получает поддержку со стороны эмпирических данных.

При изучении диагностического процесса используются некоторые представления из общей психологии (например, диагност рассматривается как «процессор», имеющий огра­ниченные возможности по переработке информации), из теории принятия решений и социальной психологии (на­пример, интеграция социальных представлений о людях).

Как уже отмечалось выше, существует описание после­довательности действий психодиагноста. В Германии и Ни­дерландах особенно интенсивно обсуждается вопрос о такой модели диагностического процесса, где была бы отражена последовательность действий по достижению оптимального результата. Хорошо известна модель проверки гипотез, ко­торая явилась альтернативой традиционной практике в об­ласти психодиагностики. Важные элементы работы психодиагноста — это тестовый материал и методы обра­ботки данных. Процесс сбора данных должен быть объек­тивным, т.е. должен следовать определенному плану. Согласно точке зрения многих психологов, этот процесс напоминает проверку гипотез в эксперименте. Эта модель была заимствована из модели эмпирического цикла (De Groot, 1961, первое издание, 1994, второе издание). Она используется как при проведении эксперимента, так и при проведении корреляционных исследований. Сам цикл был описан для проведения исследования на какой-либо попу­ляции. С помощью метода дисперсионного анализа при лро-ведении экспериментальных исследований и корреляционных методик при рассмотрении связей между конструктами оцениваются различные характеристики по-


пуляции. При индивидуальной работе с клиентом диагност для сравнения использует средние данные по выборке (см. также седьмую главу).

В качестве альтернативы модели эмпирического цикла существует вариант, предложенный Ван Страйном (1984,1986). Ван Страйн замечает, что эмпирический цикл, в который студент вовлечен в первые годы обучения, включает в себя лишь номологический подход к людям и ознакомление с методами статистики, необходимыми для проверки гипотез о причинах поведения и о взаимоотноше­ниях. Никакой психологии, направленной на оказание по­мощи людям, нет. Ван Страйн описывает так называемый диагностический или регулятивный цикл. Согласно его мо­дели, описание этого цикла объединяет характеристики де­ятельности диагноста и описание научно обоснованной процедуры.

В последнее время предпринимаются попытки интегра­ции этих моделей. Новый вариант носит название модели проверки гипотез для диагноста. В ней содержится описание этапов работы психодиагноста (De Bruyn, 1992). Здесь же приводится примерная схема представления результатов психодиагностики. Модель включает в себя шесть последо­вательно выполняемых этапов.

1) Ориентация в проблеме, изложенной клиентом.

2) Описание проблемы на языке конкретных фактов. Восп­риятие проблемы клиентом. Контекст, в котором он ста­вит проблему.

3) Формулирование и отбор независимых гипотез об особен­ностях восприятия проблемы или проблемного поведения. Название модели связано именно с этим шагом. Проверка гипотезы рассматривается как центральный элемент на­учно обоснованной психодиагностики.

4) Выбор (или разработка) средств и методов операциона-лизации конструктов с целью проверки каузальных фак­торов, отбор тестов, методов, процедур, сопоставление результатов с гипотезой и в конечном итоге формулиров­ка диагноза.

5) Формулировка рекомендаций для процесса терапии, на­правленного на устранение данной проблемы.

6) Оценивание результатов.

Эти этапы сравниваются с моделью эмпирического цик­ла (она будет обсуждаться в седьмой главе). Во избежание


 




недоразумении заметим, что модели эмпирического и диаг­ностического циклов не являются взаимоисключающими. Ван Страйн подчеркивает, что его модель представляет со­бой вариант, описывающий практическую деятельность ди­агноста. Исходные научные положения обеих концепций не противоречат друг другу.

Подведем некоторые итоги. Четвертый компонент пси­ходиагностики может быть рассмотрен по аналогии с праг­матикой в языке. Подразумевается присутствие трех других компонентов (синтаксиса, фонологии, семантики) внутри этого компонента. В коммуникации существуют об­щепринятые правила. Сирль (1969) назвал их «речевыми действиями». Подобная ситуация существует и в диагности­ческом процессе. Предполагается наличие в структуре ди­агностического процесса трех компонентов: теории тестов, психологических теорий и конструктов и собственно тестов. К этому добавляются правила проведения научно обосно­ванной диагностики.

1.3.5. Психодиагностика и психология: содержание

Психодиагностику описывают как систему из четырех компонентов. Она не имеет собственного, присущего только ей объекта, который бы не изучался в рамках других пси­хологических дисциплин. Содержание процесса психодиаг­ностики определяется основными понятиями психологических теорий. Отправной точкой являются представления об индивидуальных различиях. Теории и представления о развитии личности и о характеристиках социального окружения также могут иметь определенное значение в диагностическом процессе. Таким образом, со­держание психодиагностики рассматривается как тесно связанное с содержанием психологической науки, рассмат­риваемым как совокупность теорий о поведении, мышле­нии, эмоциях человека. Это всегда диагностика некоторых конкретных проявлений, содержание которых как раз и определяют психологические теории. В рамках этих теорий определяются основные конструкты и связи между этими конструктами. Уровень теорий преимущественно таксоно­мический или концептуальный (Snow, 1973). Такие психо­логические конструкты, как интеллект, способности и склонности, достижения в различных областях, интрсвер-сия и нейротизм, будучи включены в определенную номо-


логическую сеть, становятся отправной точкой при созда­нии тестов, опросников и других методических средств.

1.3.6. Психодиагностика и психология: методы

Считается, что психодиагностика не имеет собственных методов. Используемые здесь методы — это, по существу, некоторые из общепсихологических методов. В данной кон­цепции основное место отводится описанию эмпирического цикла, в рамках которого осуществляется проверка гипо­тез. Это и есть модель проведения психологических иссле­дований. Эмпирико-аналитическая ориентация является основной в психологии. Она определяет критерии, которым должно соответствовать исследование, чтобы считаться «научно обоснованным». Психология многим обязана этой ориентации, но отдельные элементы эмпирического цикла не всегда могут быть использованы в психодиагностической работе. Психодиагност предпочитает иметь дело с незави­симыми переменными и значимыми зависимостями, уста­новленными в исследованиях. Однако иногда использование этих факторов и зависимостей ограничено. Эффективность этих факторов и их значение зависит от контекста, т.е. они могут быть обнаружены только в специ­фических, иногда «идеальных» условиях и обстоятельст­вах. Существуют причины, из-за которых результаты некоторых исследований не могут быть воспроизведены. Результаты психологических исследований необычайно чувствительны даже к незначительным изменениям внеш­них условий.

Для изменения существующего положения вещей пред­принимались попытки найти стабильные результаты при анализе ограниченных, поддающихся контролю областей поведения. Мы, следовательно, избегаем таких «глобаль­ных» или нетривиальных вопросов, с которыми связаны эмоциональные переживания. Например, являются ли лю­ди активными или пассивными, хорошими или плохими, рациональны ли они или нерациональны, является ли их поведение кооперативным или конкурентным? Это ограни­чение обусловливает некоторую фрагментарность знаний. Эксперименты направлены на анализ отдельных феноме­нов, и для них были разработаны соответствующие модели.

В русле теоретико-аналитической традиции выполнено большое количество интересных исследований, но объеди-


 




нить их трудно. Маккей (1993) считает возможным объеди­нение эмпирических фактов и теоретических концепций, по его мнению, нет необходимости полагаться только на эмпирическое знание. Он также считает, что невозможно создать общую теорию только на основе обобщения эмпи­рических фактов. Это аргумент в пользу того, что психоди­агностика нуждается в прочном психологическом фундаменте. Поскольку не существует теорий и концеп­ций, разделяемых всеми исследователями, психодиагност, учитывая это, должен каждый раз определять, может ли некоторое знание быть перенесено с одного случая на дру­гой.

Теория тестов содержит модель ошибки, которая также используется и в других методах анализа данных. Напри­мер, оценка дисперсии ошибки ведется в том же направле­нии, что и в классической теории тестов. Кроме того, современная теория тестов может быть рассмотрена как часть методологии общих моделей (в противоположность экспериментальным и корреляционным исследованиям), которая открывает возможности для понимания психологи­ческих феноменов.

Психодиагностика следует общей методологии, приня­той в эмпирико-аналитической традиции психологических исследований. Используются также специальные методы и соответствующие им способы анализа данных.

Попытка представить психодиагностику как матрицу из четырех компонентов и трех уровней предполагает, что для успешного ведения практики психодиагност должен быть знаком с содержанием и методами психологии.

ТРИНАДЦАТЬ ИТОГОВЫХ ТЕЗИСОВ

1. Психодиагностика не имеет своего собственного пред­метного содержания. Она «заимствует» исследуемое содер­жание — мышление, эмоции, личностные характеристики, модели поведения — из других психологических дисцип­лин.

2. Описания психодиагностики выявляют ее различные ориентации, области содержания, функции. Для ответа на запрос клиента используется информация об индивидуаль­ных различиях и проводится научная проверка гипотез.

3. Психодиагностика может быть определена как система из четырех компонентов: 1) теории тестов, 2) теоретиче-


ских представлений об индивидуальных различиях и раз­личиях среды, а также 3) представлений о развитии и 4) о диагностическом процессе.

4. В основе теории тестов или психометрии лежат модели
математической статистики, определяющие способ подсче­
та результатов по отдельным заданиям или по группе зада­
ний.

5. Классическая теория тестов представляет собой мо­дель, предполагающую оценивание ошибок. Ее достоинст­вом является ориентация на выявление ошибок, возникающих как при наблюдении, так и при использова­нии методик. Измеряется также величина этих ошибок. Ее недостаток связан с отсутствием модели измерения.

6. В рамках современной теории тестов (теории анализа ответов на задания теста — IRT) предполагается существо­вание множества ответов на задания теста. Ответ человека рассматривается как нелинейная функция его позиции в одномерном пространстве измеряемой характеристики (ла­тентной черты). Такая модель обладает всеми преимущест­вами математико-статистической модели, простотой, ясностью, удобством в использовании при проведении тес­тирования. В отличие от классической теории тестов здесь не предполагается существование шкалы измерений. Она возникает в процессе эмпирического исследования. Пре­имуществом является и то, что обследуемых людей можно сравнить с помощью разных тестовых методик, измеряю­щих одну и ту же латентную черту. Кроме того, может быть определена надежность измерения этой характеристики на разных уровнях. Недостатком данной модели является сложность применения на практике, а также то обстоятель­ство, что некоторые пункты могут быть изъяты из опросни­ка как несоответствующие ее требованиям. Валидность является частью этой модели.

 

7. Под валидностькгтсста понимается способность тесто­вой оценки показывать нечто большее, чем результат в конкретных заданиях теста. Она несет информацию о наи­более значимых психологических конструктах и критериях (под последними чаще всего понимается поведение, кото­рое считается важным для человека, для отдельных групп или общества в целом).

8. Тесты состоят их отдельных заданий. Баллы по ках<до-му заданию подсчитываются в соответствии с предписан-


 




ным правилом. Результатом этого является суммарная оценка. При сопоставлении с показателями нормативной выборки, полученный результат приобретает определенное значение. Необходимо сравнить данное значение с другими показателями, также полученными с помощью тестов. Те­ория должна не только подсказывать направление поиска таких корреляций, но и задавать его границы.

9. Психологические теории описывают и интерпретиру­
ют психологические феномены с помощью психологиче­
ских конструктов. Используемая система понятий
определяет, что должно быть диагностировано и как долж­
ны быть обработаны результаты. Получению эмпирических
результатов должна предшествовать теоретическая прора­
ботка. Теории не выстраиваются только из фактов.

10. Невозможно изучать поведение человека, не имея
теоретической схемы. Техники обработки данных не явля­
ются независимыми от общей методологии исследования.
Не следует думать, что они выявляют внутреннюю струк­
туру, якобы присущую обрабатываемым данным. Методы
обработки в какой-то степени сами придают этим данным
структуру.

11. Диагностический процесс состоит из последователь­ных этапов. Следование предписанным правилам и шагам ведет к получению наилучших результатов.

12. Психодиагностика сама по себе ничего не определяет. Она детерминирована психологией, т.е. существующими теориями, методами и эмпирическими фактами.

13. Психодиагност должен знать все.


Глава 2

Три исторических дискуссии в психодиагностике

Наиболее известные в психодиагностике споры развер­нулись вокруг двух типов прогнозов — клинического и ста­тистического. С ними связаны и другие формы разногласий о том, что предпочтительнее: номотетическое описание или идеографическое, тестирование с последующей интерпре­тацией или углубленное исследование единичного случая в процессе диадического взаимодействия. Попытаемся обоз­начить черты этого противостояния, в котором всегда име­ются две стороны, которые:

1) начинают с констатации факта несогласия;

2) затем определяют существо разногласия. Это может быть расхождение как в отношении содержания, так и в отно­шении методов. Предмет спора должен получить свое на­звание;

3) обсуждается смысл этого расхождения во взглядах, его важность и его рамки;

4) освещаются преимущества и недостатки данного расхож­дения во взглядах (всегда находятся люди, считающие, что каждое решение имеет как сильные, так и слабые стороны и что в любом случае происходит развитие знания как такового; но существуют также и противники такого способа решения спорных вопросов);

5) следующий шаг — поиск научно обоснованных аргумен­тов в защиту своей позиции;

 

6) предполагается, что третья сторона — те, кто не «за» и не «против» в споре займут четкую позицию;

7) возможна попытка объяснения расхождения во взглядах психологическими особенностями оппонентов (особенно в тех случаях, когда они не желают признать «более пра­вильную» точку зрения);

8) невозможно решить спор так, чтобы обе стороны были удовлетворены в равной степени. Иногда расхождение во взглядах может стать не слишком явным, о нем могут и забыть, но тем не менее время от времени оно предстает в новом обличий.

Эти характеристики расхождения во взглядах принимают­ся в качестве направляющих принципов при анализе про-



тивостояния между сторонниками клинического и стати­стического прогноза. Рассмотрим сначала два других вида противоречий, прямо с ним связанных.

2.1. Тестовая и клиническая диагностика

Тесты и другие стандартизованные процедуры позволя­ют выразить характеристики личности в количественной форме. Тестовые результаты испытуемого сравниваются с нормативными показателями. В противоположность этому, индивидуальное исследование* представляет собой нестан-дартизованный способ интервьюирования, проводимого экспертом для того, чтобы понять уникальность каждого человека и его социального окружения. Различия между двумя подходами могут быть определены следующим обра­зом:

1. Тесты и опросники состоят из вопросов. За ответ на каж­дый вопрос (или выполнение задания) начисляются бал­лы, результат выражается количественно. Индивидуаль­ное исследование берет свое начало в традициях психиатрии, которые начали складываться задолго до конца XIX века, когда возникли первые тесты. В индиви­дуальном исследовании нет строго определенного набора вопросов. Способы интерпретации ответов зависят от те­оретической ориентации и практического опыта психоло­га.

2. Существует разница и в самом подходе к человеку. Сто­ронники тестирования полагают, что главные и наиболее существенные характеристики могут быть с достаточной надежностью определены с помощью тестов, обладающих конструктной и прогностической валидностью. Сторон­ники клинического исследования полагают, что личность — это своего рода «гештальт», на который «наталкивает­ся» любой, вступающийс ней в диалог. Личностьне может быть сведена к некоторым количественным показателям в профиле, отражающим набор его черт.

3. Результатом тестирования является построение профиля черт или характеристик личности. Итог исследования — это описание, представляющее собой аналог литератур-

* Здесь и далее в зависимости от контекста английское слово «exploration» переводится либо как «индивидуальное исследование» либо как «клини­ческое исследование» (прим. перев.).


ного произведения. Это описание может быть выполнено в духе психоанализа (классического или современного) или в русле экзистенциональной феноменологической традиции.

4. Существуют методологические и эпистемологические
различия. Тесты обычно соотносятся с теорией, поскольку
это гипотетико-дедуктивная система с точно операциона-
лизированными конструктами. В то же время клиниче­
ское исследование проводится в духе традиций феномено­
логической эпистемологии: «Das was sich zeigt, so wie es
sich zeigh, aus sigh selbst zeigen lassen»'. Непосредствен­
ное наблюдение и диалог являются здесь главными мето­
дами. Противники такого подхода иногда скептически
именуют его «словесными играми».

5. Тесты стандартизованы, то есть подчиняются определен­
ным, правилам, в противоположность этому клиническое
исследование носит свободный характер и ход его опреде­
ляется тем, что интервьюер или исследуемый человек
сочтут важным. Отдельными репликами побуждается
рассказ или ответы, но определенных правил поведения
нет.

6. В процессе тестирования рассматриваются ответы на за­
дания респондента или оценки других людей, в том числе
значимых. Эти показатели суммируются, полученное
число является индикатором степени выраженности той
или иной характеристики. В отличие от этого клиническое
исследование ориентировано на интерпретацию конкрет­
ных жизненных ситуаций. В процессе взаимодействия от­
мечаются также особенности голоса или жестов.

7. Существуют такие критерии оценки тестов, как объек­
тивность, эффективность, надежность, валидность. Соот­
ветственно тесты могут быть названы объективными, эф­
фективными и т.п. Сторонники метода клинического
исследования утверждают, что их метод также обладает
этими качествами, но такие характеристики как «объек­
тивность», «эффективность», в этом случае имеют другой
смысл. «Объективным» в тестировании называется способ
подсчета результатов, в клиническом же исследовании
«объективным» считается суждение о человеке партнера
по взаимодействию. Айзенк (1954) назвал этот тип объ­
ективности «почти ничего не стоящим».

* Известная фраза: «То. что являет себя так, как оно являет, само позволяет себя являть» (прим. перев).


 



55


8. Обработка тестовых баллов обычно происходит с по­мощью методов математической статистики. Данные ин­дивидуального исследования интегрируются клинически, что зависит от теоретического и практического опыта пси­холога-клинициста. Различия между этими подходами.не были согласованы или синтезированы. Не существует об­щепринятого соглашения о том, как можно разграничить сферы приложения этих подходов. Клиническое исследо­вание или изучение отдельных случаев может быть необ­ходимо в малоисследованной области. Кроме того, в ходе углубленного индивидуального исследования возможно появление новых гипотез. Очевидно, что различия между подходами преувеличиваются. Вполне возможно, что эти подходы образуют определенный континуум: тесты, из­меряющие специфические характеристики; тесты, кото­рые обслуживают эти процедуры оценивания; тесты, предназначенные для общения с клиентом. Итак, различия между тестированием и исследованием основаны на расхождении способов оценивания личности. Но хотя эти подходы и различаются по многим пунктам, с точки зрения специфичности или обобщенности их вполне можно представить в виде некоторого континуума.

2.2. Номотетический

и идеографический подходы

к описанию и объяснению человека

Разделение номотетического и идеографического подхо­дов основывается на монографии Виндельбанда (1904) «Ис­тория и наука». В этой книге различаются естественно-научная и гуманитарная ориентации. Идеог­рафический способ исследования должен быть ориентиро­ван на описание и объяснение сложного целого. Описание должно быть полным и конкретным, единичный элемент (то есть личность) должен быть представлен как уникальный феномен. Номотетгтческое исследование в противополож­ность этому ориентировано на открытие общих законов, справедливых для любого частного случая. Основные структуры и процессы раскрываются при помощи экспери­ментальных процедур.

Виндельбанд считал, что любой объект можно изучать тем или иным способом. При этом нельзя сбрасывать со


счетов тот факт, что ученые-историки и вообще гуманита­рии интуитивно предпочитают идеографический метод. Штерн (1911) согласился с предложенной дихотомией и приступил к разработке персоналистической психологии, в которой личность изучается как феномен «sui generis»*. Например, он отвергал ориентацию на индивидуальные различия Хуго Мюнстерберга, первого психолога, изучав­шего проблемы персонала, и первого специалиста области психологии управления. В Гейдельберге Гордон В.Олпорт изучал работы Виндельбанда и Штерна. Он стал сторонни­ком идеографического метода в США. Об этом свидетель­ствует его исследование писем «Дженни», которое представляет собой контент-анализ писем вдовы, конфлик­тующей со своим сыном. В работах Олпорта показано, что с помощью метода контент-анализа материалов, исходя­щих от одного лица (в данном случае — писем), могут быть собраны данные научного исследования.

В адрес идеографического метода раздаются упреки, главный из которых — отсутствие объективности. Под этим подразумевается, что полученные результаты в определен­ной степени зависят от теоретической ориентации интервь­юера и его опыта. Утверждается, что с помощью этого метода не возможно открыть общие законы. Противники метода обвиняют приверженцев идеографического исследо­вания в использовании специфических терминов и в «из­лишнем многословии» (Holt, 1961, стр. 402).

Но номотетический подход также подвергается критике. Действительно, на его основе можно открыть общие зако­ны, но, зная эти законы, невозможно составить достаточно полное представление о личности, поскольку каждая лич­ность уникальна. Подвергаются также критике существу­ющие в психологии представления об индивидуальных различиях. В рамках этого подхода описание опирается на данные о «среднем», «отклонении от среднего», на корреля­ции между переменными в выборке. Но средние показатели и корреляции — это еще не данные о каждом отдельном индивиде. Тем не менее многие утверждения делаются именно об индивидах.

Эта дискуссия стара, но, тем не менее, она еще не закон­чена. Херманс (1988) указывает на то обстоятельство, что

* sue generis (лат.) — своего рода, особого рода (прим. перев.).


 




при проведении корреляционных исследовании часто суще­ствует иллюзия, что будут найдены законы, приложимые к индивидуальным случаям. Совершенных корреляций в психологии не существует, даже после коррекции ошибок измерения. В эмпирических науках существуют неоправ­данные ожидания того, что могут быть найдены общие за­коны. Например, общий закон о том, что подкрепление стимулирует поведение, может и не подтвердиться приме­нительно к какому-то конкретному субъекту в тех «ли иных обстоятельствах, в тот или иной момент времени. Но закон, тем не менее, сохраняет свое важное значение. То, что закон не применим в каких-то отдельных случаях,— еще не повод, чтобы отказаться от этого закона вообще.

Резкое противопоставление идеографического и номоте-тического типов описания нередко приводит к путанице. Идеографическое описание иногда отождествляют с описа­нием какого-либо особого casus*. Однако первые исследо­ватели, представившие описания индивидуальных случаев, пытались отыскать общие законы поведения. Ис­следование случая истерии знаменитой Анны О. не означа­ет, что Фрейд пытался описать Анну О. как некую уникальную женщину (ведь каждая женщина уникальна). Фрейд пытался установить общие механизмы, вызывающие истерию. Существуют, однако, и исследователи, изучаю­щие отдельные случаи, эти исследователи могут быть на­званы идеографами. Эти ученые изучают индивидуальные случаи, чтобы понять субъективные смыслы, образующие внутренний мир конкретного человека. Примером является проведенный Олпортом анализ 301 письма Дженни, кото­рые были написаны в течение одиннадцати с половиной лет. Олпорт анализировал эти письма для того, чтобы выявить индивидуальные психологические особенности Дженни.

Херманс (1988) пришел к заключению, что не существу­ет противоречия между номотетическим и идеографиче­ским исследованиями. Психология должна стремиться вывести общие законы. Но эти общие законы не следует отвергать только потому, что они не могут быть полностью применены в специфических случаях. Законы должны быть адаптированы для конкретных ситуаций. Макксй (1993, см. также главу 1) утверждает, что в психологии общие законы

* casus (лат.) — случай (прим. персв.).


могут быть специфицированы применительно к определен­ным контекстам. Контексты могут различаться с точки зре­ния времени, места и участвующих лиц.

Итак, в этом разделе представлены различия между но­мотетическим и идеографическим типами описаний. Иде­ографические исследования не тождественны исследованию «единичного» случая. Идеографическое исс­ледование может быть направлено и на раскрытие общих механизмов. Наука ориентирована на нахождение общих законов, в психологии действие этих законов во многом определяется контекстом — характеристиками времени, места и группы людей. В тех случаях, когда идеографиче­ское исследование направлено на нахождение общих меха­низмов, противоположность этих двух подходов снимается. Если же поставлена задача описать уникальную личность посредством идеографического метода, то информация о таких показателях групповой статистики, как усредненные показатели и коэффициенты корреляции, вряд ли окажется полезной.




Читайте также:
Как распознать напряжение: Говоря о мышечном напряжении, мы в первую очередь имеем в виду мускулы, прикрепленные к костям ...
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (305)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.032 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7