Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Глава 17. Методы изучения мотивации и мотивов 4 страница




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сходную позицию занимает и Д. А. Леонтьев (1992). Он считает, что, приняв потребностное состояние за потребность, нельзя говорить о потребностях, которые не проявляются «здесь и теперь», т. е. о латентных потребностях. Получается, пи­шет он, что если потребность латентная, то ее как бы и нет. В качестве аргумента он приводит следующий пример: если человек не испытывает в данный момент влече­ния к чему- или кому-нибудь, разве он лишен этой потребности?

Конечно, было бы наивно отрицать, что человек как биологическое и социальное существо является обладателем (носителем) потребностей (требований к окружа­ющей среде), которые в данный момент не актуализированы, но время от времени появляются. Если спросить у взрослого человека, какие у него могут быть потребно­сти, он перечислит с добрый десяток (отнеся к ним, впрочем, и ценности, которыми он хотел бы обладать, чтобы удовлетворить имеющиеся потребности; но эта ошибка свойственна не только обывателям, но и социологам (М. К. Титма, 1969; В. Л. Оссовский, 1985), да и психологам тоже, о чем уже шла речь).

Однако это означает лишь то, во-первых, что человек обладает физиологическими и психологическими механизмами реагирования на нужду, которая у него периоди­чески появляется (т. е., что организму и личности присущи эти свойства; очевидно, именно поэтому К. Обуховский считает потребности свойствами), и, во-вторых, что он обладает долговременной памятью на пережитые потребности[4]. Поэтому по­требности «латентные» (Д. А. Леонтьев) или «потенциальные» (В. С. Магун) есть не что иное, как знание о появляющихся потребностях («знаемые потребности»). И точ­нее было бы говорить не о «латентных» и «потенциальных» потребностях, а о «знаемых» потребностях и наличии механизмов возникновения и формирования потреб­ностей как частного проявления саморегуляции.



Заметим, что близкое к этому разделение потребностей имеется у Ш. Н. Чхартишвили (1958), который пишет, что следует различать два понятия: потребность и идею потребности. Потребность у него — это динамическое состояние данного мо­мента конкретной личности, реальный процесс ее жизни. Идея же потребности — это знание, отражающее потребность вообще, вне указания на какого-либо кон­кретного индивида. Поэтому она доступна не только тому, кто фактически имеет эту потребность, но и тому, кто никогда не переживал ее непосредственно. Обладание идеей потребности, пишет Ш. Н. Чхартишвили, не означает наличия самой по­требности. Идея потребности лишена силы (энергии), нужной для возбуждения к действию индивида.

Таким образом, и у Л. Николова, и у Д. А. Леонтьева произошла невольная под­мена одного (что человеку присущи потребности) другим (что у человека есть по­требность в данный момент).

Очевидно, следует различать словосочетания «испытывать (ощущать) потреб­ность» (А. Пьерон, 1970, пишет, например, что испытывать потребность— это, в сущности, ощущать нехватку чего-либо), «иметь потребность» (не осознавая ее) и быть обладателем потребности, т. е. ее носителем как живым реактивным суще­ством (наподобие того, как человек обладает разумом, способностями, психически­ми функциями и т. д., которые в данный момент вовсе не обязательно должны нахо­диться в актуализированном состоянии). Следует иметь в виду, что для человека потребность является одной из побудительных сил, детерминирующей его актив­ность (прежде всего психическую), поэтому отрицание взгляда на потребность как на оперативное состояние, заряженное энергией побуждения, заводит проблему произвольной активности человека в тупик. Кроме того, смысл организации челове­ка как живого существа состоит не в том, чтобы всегда все было (пусть даже в ла­тентном состоянии, наподобие тлеющих углей, которые стоит только раздуть, что­бы получить пламя), а в том, чтобы в определенный момент это нужное появилось, самоорганизовалось (недаром И. П. Павлов говорил, что организм человека и жи­вотных — это самоорганизующаяся система).

2.6. ПОТРЕБНОСТЬ ЛИЧНОСТИ КАК СИСТЕМНАЯ РЕАКЦИЯ

Итак, рассмотренные точки зрения на сущность потребности содер­жат ряд непреложных фактов, которые необходимо учитывать при переходе к про­блеме мотивации и мотива. Первое положение заключается в том, что потребность тесно связана с нуждой, понимаемой в широком плане как нужность, желанность чего-то, а не только как дефицит чего-то. Однако прямая аналогия потребности с нуждой недопустима вследствие того, что нужда организма отражает объективное состояние, а потребность личности связана с осознанием и пониманием нужды, т. е. имеет и субъективную сторону. Второе положение заключается в том, что из по­требности личности нельзя исключить потребностное состояние, отражающее воз­никновение нужды и служащее сигналом для человека о необходимости удовлетво­рения возникшего желания. Это состояние является реакцией организма и лично­сти на воздействия внешней и внутренней среды, приобретающие для человека (в силу необходимости, привлекательности) личную значимость. Третье непрелож­ное положение состоит в том, что возникновение потребности личности является механизмом, запускающим активность человека на поиск и достижение цели, кото­рая может удовлетворить эту потребность. Таким образом, потребность является необходимым звеном в процессе самосохранения и развития организма и личности. Четвертое положение заключается в необходимости разделения понятий «потреб­ность организма» и «потребность личности».

Потребности организма (нужды)  
не сознаваемые (не ощущаемые) осознаваемые (ощущаемые) биологические осознаваемые (понимаемые) социальные
  Потребности личности
     

Рис. 2.1. Виды потребностей человека

Это обусловлено следующими обстоятельствами.

Первое: не всякая нужда организма (органическая потребность, дефицит) осо­знается человеком и превращается в побуждение, например нужда в минеральных веществах, витаминах и т. п. Поэтому часть нужд организма (которые не отражают­ся в сознании) могут не переходить в потребность личности (рис. 2.1).

Второе: осознаваемые органические потребности (называемые биологически­ми) — в пищевых веществах, в кислороде и т. п. — отражаются в сознании челове­ка не только в виде ощущений («сосание под ложечкой» при голоде, например), ной как переживание напряжения в виде желания разрядить это напряжение, а порой и усилить, если оно связано с положительными эмоциями. Поэтому потребность личности — это не просто осознание нужды в виде ощущения, это чаще всего трансформированная в переживание и желание нужда. Человек испытывает нуж­ду не в белках, жирах и углеводах, а в пище, притом приготовленной определенным способом, не в кислороде, а в воздухе, во вдохе и т. д. Учитывая еще, что многие потребности личности не связаны с биологическими потребностями организма, по крайней мере, напрямую, приходишь к выводу, что потребности личности и организ­ма — не тождественные образования.

Различия между нуждой (биологической потребностью) и потребностью лично­сти отчетливо проявляются при рассмотрении сна человека. Потребность организ­ма в сне четко проявляется тогда, когда человек засыпает против своей воли (при чтении книги, при просмотре телепередачи и т. п.); потребность же личности может проявиться, например, тогда, когда человек решает заснуть (ложится раньше, что­бы раньше встать).

Говоря о потребности личности как состоянии, важно иметь в виду две ее сторо­ны, выступающие в единстве, — физиологическую (биологическую) и психологи­ческую. Это видно на схеме чешского психолога Йозефа Шванцера (1978), где пока­заны слагаемые и детерминанты мотивации (см. рис. 2.2).

С физиологической стороны потребность, как уже говорилось, является реакци­ей организма и личности на воздействие как внутренних раздражителей — эндоген­ные потребности, так и внешних (как приятных, так и неприятных; угрожающих) — экзогенные потребности (П. А. Рудик, 1967). При этом переживаемое личностью «здесь и сейчас» потребностное состояние не всегда воспринимается как дискомфор­тное, но может быть и положительно эмоционально окрашенным, переживаемым как удовольствие, как предвкушение приятного (сладкая истома, сладостное томление). Именно поэтому Т. Шнейрла (Т. Schneiria, 1966) в своей «двухфазной теории моти­вации» подчеркивает, что усиление потребности может служить такой же «награ­дой» для живых существ, как и ослабление чрезмерно сильной потребности. Дети,

  аспект биологический:  
  инстинкт самосохранении, активирует потребность в пище Поиск пищи
Голод аспект психологический:  
  желание есть,  
  представление еды, мотивирует апперцепция пищи  

Рис. 2.2. Биологические и психологические компоненты потребности

в отличие от взрослых, относящихся к внешним раздражителям более или менее уравновешенно, особо эмоционально реагируют на явления окружающей среды, ее объекты, если они предвещают им какие-то удовольствия. Для малыша, например, мать не просто человек, а объект, вызывающий эмоционально насыщенное пережи­вание. Стоит ребенку увидеть маму, как ему сразу хочется к ней на руки, чтобы она утешала его, кормила, ласкала; мама приходит — он смеется, уходит — плачет. Ре­бенок переживает и при виде игрушек, предметов, занятие с которыми вызывают у него удовольствие; желание поиграть с ними вызывает положительные эмоции, ра­дость.

Потребностное состояние связано:

— с возбуждением определенных чувствительных центров, реагирующих на воздей­ствие того или иного раздражителя (назовем это специфическим возбуждени­ем);

— с возбуждением центров эмоций — например, удовольствия или неудоволь­ствия (назовем это возбуждение частично специфическим, поскольку эмоции можно испытывать по поводу воздействия разных по модальности раздражите­лей);

— с возбуждением, равно как и напряжением, отражающим возникновение вре­менного доминантного очага и требующего своего разрешения (назовем это не­специфическим возбуждением, поскольку в этом могут принимать участие не­специфические системы возбуждения — ретикулярная формация и гипотала­мус).

Если потребность долго не удовлетворяется, то напряжение может перерастать в психическую напряженность.

С психологической точки зрения биологическая потребность представляет отра­жение в сознании этих видов возбуждения: специфическое возбуждение отражает­ся в виде ощущения возникшего отклонения от гомеостаза (например, ощущение голода), частично специфическое — в виде переживания приятного или неприятно­го (комфорта или дискомфорта), а неспецифическое возбуждение — в виде внут­реннего напряжения и стремления (желания) усилить или устранить пережива­ние.

Психическая компонента биологической потребности имеется не только у чело­века, что доказывается экспериментом с животным, которому давали раствор саха­рина. Так как у животного появлялись ощущения сладости, в дальнейшем уменьшалось потребление им сахара, из-за нехватки которого, собственно, и возникла по­требность, хотя сахарин как источник энергии не заменяет его. С другой стороны, при сравнении эффекта приема пиши нормальным путем и через желудочную фис­тулу было замечено, что последнее поступление пищи должно быть более значи­тельным, чтобы вызвать равный эффект насыщения (А. Пьерон, 1970). Следователь­но, при удовлетворении потребности нужно получать и соответствующие вкусовые ощущения, которые частично снимают напряжение и связанное с ним побуждение.

В возникновении потребностей личности участвует и интеллектуальная компо­нента, так как происходит ментализация потребности (Е. Клапаред [Е. Claparede, 1930]). Она связана с пониманием того, чем вызвано появившееся ощущение, пере­живание, желание (о чем сигнализирует возникшее потребностное состояние), осо­знанием значимости и актуальности потребности в данный момент. Из изложенного выше становится очевидной одна из функций потребности личности — сигнализа­ция о появлении дефицита, нужности чего-то, отражения этого в сознании человека.

Итак, на основании вышеизложенного можно дать следующее определение по­требности личности, объединяя в нем различные рациональные моменты, высказан­ные разными авторами: это отражение в сознании нужды (нужности, желанности чего-то в данный момент), часто переживаемое как внутреннее напряже­ние (потребностное состояние) и побуждающее психическую активность, связанную с целеполаганием.

Раскрывая и уточняя данное определение, напомним, что нужда понимается нами не только как дефицит чего-то, но и как желание обладать привлекательным, нужным, необходимым для достижения цели объектом или как желание устранить неприятное ощущение или переживание (либо усилить их, если они приятны). Та­ким образом, данное определение потребности не основывается только на дефици­те, не рассматривает потребность лишь как отрицательный феномен, связанный только с неприятными переживаниями человека. Потребность может быть связана и с положительными эмоциональными переживаниями.

Поэтому желанием человека может быть не исчезновение данной потребнос­ти, а ее продолжение («Я хочу, чтобы лето не кончалось...»). Вспомним опыты Д. Олдса (1958) с самораздражением крыс при вживлении им электродов в «цен­тры удовольствия». Такие же «нескончаемые желания» наблюдались в клинике Н. М. Бехтеревой у больных, которым по медицинским показаниям вживлялись в мозг электроды и проводилась электростимуляция. Больные потом преследова­ли врачей и просили, «пораздражать их еще» (из рассказа сотрудника этой клини­ки В. М. Смирнова).

Второе пояснение состоит в том, что в данном определении потребности гово­рится о побуждении психической активности, а не о побуждении действий, дея­тельности, поступков. Эта психическая активность направлена на понимание сущ­ности возникшей потребности и на формирование цели (абстрактной или конкрет­ной), т. е. на представления объектов и действий, могущих удовлетворить данную потребность. Это уточнение необходимо потому, что имеются потребности пас­сивные, недейственные в обычном понимании, не приводящие к каким-либо резуль­тативным действиям и поступкам: желание, чтобы важное для меня событие свер­шилось (например, выиграла моя любимая футбольная команда), желание кому-то понравиться, потребность в уважении и любви со стороны других людей (я хочу,

чтобы это было, но сам для этого не предпринимаю никаких шагов, хотя бы потому, что от меня ничего в данной ситуации может и не зависеть). Но эти пассивные по­требности тоже вызывают психическую активность человека (переживания, реф­лексию, раздумья, мечты).

2.7. ВТОРИЧНЫЕ ПОТРЕБНОСТИ ЛИЧНОСТИ

Данное мною определение позволяет говорить не только о базовых, фундаментальных (первичных) потребностях человека, но и о вторичных — о потреб­ностях в знаниях, определенных средствах, умениях (П. В. Симонов), называемых А. Пьероном и К. Левином «квазипотребностями», а по существу являющихся чаще всего социальными потребностями, формирующимися в онтогенезе в процессе соци­ализации человека, в том числе и в процессе воспитания. Правда, А. Пьерон полагал, что вторичные потребности появляются у человека в результате взаимодействия ба­зовых, природных потребностей, но в чем проявляется это взаимодействие, каким образом формируются вторичные потребности, в чем они себя проявляют, остается

неясным.

В психологической литературе (Д. В. Колесов, 1991) отмечается, что с годами у человека формируется потребность (привычка) в определенном способе удов­летворения первичных биологических потребностей (П. В. Симонов) или само­стоятельная потребность в предметах, функционирующих в качестве средств по отношению к другим биологически значимым предметам. Это может быть, например, привычка к определенной сервировке стола, к определенной одежде и т. п. При этом к первичным потребностям добавляется эстетическая сторона потребле­ния, которая со временем может стать самостоятельной эстетической потребнос­тью (И. А. Джидарьян, 1976). Пользуясь музыкальной терминологией, можно ска­зать, что в этих случаях с помощью вторичных потребностей происходит оранжировка первичных. Но как в музыке оранжировка не может заменить мелодию, а только украшает ее, так и вторичные потребности не могут заменить первичные, а лишь придают им эстетический облик. Часто кажется, что многие вторичные по­требности происходят только «от разума», от знания того, что необходимо иметь или сделать для достижения данной цели. Такие потребности не связаны с ощуще­ниями и по сравнению с основной потребностью могут переживаться с меньшим на­пряжением или вообще без него. В действительности же они лишь «обслуживают» первичные (базовые) потребности. Например; необходимость в каких-то орудиях труда возникает из-за наличия у человека потребностей достижения цели и избега­ния неудачи, а эти потребности могут основываться на других базовых потребнос­тях. Эстетические потребности базируются на первичных потребностях: в получе­нии удовольствия, в новизне, в познании. Поэтому можно полагать, что вторичные потребности не подменяют первичные (базовые), а вместе с ними побуждают активность человека (хотя это может быть и не очевидным даже для самого субъек­та действия, так как на поверхности его сознания находится только последняя из Цепи потребностей, непосредственно связанная с побуждением к достижению цели, получению результата). Так, потребность в красивой сервировке стола не имеет значения при отсутствии потребности в пище, потребность в красивом платье — без потребности получения эстетического удовольствия или удовлетворения самолю­бия и т. д.

Именно связь вторичных потребностей с первичными дает возможность согла­ситься с мнением А. Пьерона, что мотивация даже сложных форм человеческой де­ятельности в принципе сводима к первичным психическим или психофизиологиче­ским причинам.

Сложность же решения вопроса о вторичных потребностях и их связи с первич­ными (базовыми, природными) состоит в том, что последние еще не изучены во всем своем многообразии. Это приводит к неправильным выводам. Так, часто базовые, но осоциализированные потребности принимаются за чисто вторичные, социальные потребности (якобы сформированные в процессе онтогенеза человека под влияни­ем социального окружения), в результате чего они отрываются от первичных биоло­гических потребностей. На самом же деле они являются лишь надстройкой над ба­зовыми биологическими потребностями п-го порядка, и чем дальше отстоит та или иная надстройка от своего фундамента, тем более социализированной она являет­ся. Если же проследить путь развития той или иной социальной потребности, то оказывается, что во многих случаях она является лишь социальной формой отраже­ния базовой биологической потребности, являющейся по отношению ко многим со­циальным потребностям, сформированным на ее основе, неспецифической общей потребностью. Этот процесс порождения все новых и новых социальных потребно­стей сродни разветвлению большой полноводной реки в дельте на отдельные рука­ва. Эти реки могут иметь разное название, но исток у них один и тот же.

В качестве таких общих неспецифических потребностей Г. С. Сухобская (1975) называет, например, познавательную потребность (интерес к новому), потребность в эмоциональной разрядке (можно добавить — и в эмоциональной зарядке), потреб­ность в сопереживании. Из них вырастают другие потребности: в развлечении, в общении, эстетические и т. д. В свою очередь потребность, например, в развлече­нии приводит к потребности в чтении литературы, посещении театра, кино и т. д.,

Вторичные потребности могут возникать на базе двух-трех основных потребно­стей, объединяться друг с другом в третичную потребность, в результате чего в мотивационной сфере личности формируется сложная система «знаемых» потребнос­тей, становящихся предпочтениями.

2.8. ЭТАПЫ ФОРМИРОВАНИЯ ПОТРЕБНОСТИ ЛИЧНОСТИ

Последовательное углубление отражения в сознании нужды (от возникновения ощущения до понимания его причины) свидетельствует о том, что образование потребности — это стадиальный процесс. Наиболее отчетливо это показано в работе В. М. и И. В. Ривиных (1978) на примере развития у мужчин полового влечения как потребности. Авторы пишут, что возникновение половой потребности обычно связывается с моментом ее осознания в качестве специфи­ческого влечения. Предшествующий же этап ее развития (как органической потребности) выпадает из поля зрения исследователей, так как пока потребность неощутима и неосознаваема, она как бы не существует вообще и не влияет на пси­хическую деятельность. Безосновательность подобных представлений, пишут авторы, видна даже из того, что у испытуемых, уже через полчаса после появле­ния андрогенов, повышается чувствительность специфичных для данной потреб­ности рецепторных зон и наблюдается уменьшение чувствительности всех осталь­ных (отсюда ясно, что потребность развивается по механизму доминанты), хотя нет еще никаких осознанных переживаний. В связи с этим авторы выделяют ла­тентную стадию развития мотивации (читай — формирования потребно­сти личности), в течение которой происходит специфическая «настройка» чув­ствительности к внешним раздражителям.

Вторая стадия формирования потребности — неосознаваемая модальность нужды (мотивации). Она характеризуется не как половое влечение, а как ощу­щение какого-то нового состояния. Испытуемые отмечали усиливающееся чув­ство непонятной тревоги, двигательное беспокойство или, напротив, вялость, которая описывалась как «приятная истома»; у некоторых проявлялись сосудис­тые реакции на коже лица и шее. Все это соответствовало первой стадии стрес­са — тревоге, описанной Г. Селье. На этой стадии энергия мотивации настолько неспецифична, что может стимулировать поведение другой модальности. Испы­туемые не могли усидеть на месте, становились общительнее (неспецифическая разрядка).

Третья стадия — стадия осознания потребности. Она характеризуется появ­лением сексуального влечения. Отчеты испытуемых свидетельствовали о возник­новении приятных ощущений в области таза и гениталий, мечтаний и планов сексу­ального характера, положительных эмоциональных переживаний.

Очевидно, при социальных потребностях вегетативные сдвиги и эмоциональные реакции менее выражены. Возможно, и стадиальность формирования этих потреб­ностей будет отличаться от вышеописанной. К сожалению, вопрос этот практиче­ски не изучен.

2.9. Классификация потребностей

Существуют различные классификации потребностей человека, ко­торые строятся как по зависимости организма (или личности) от каких-то объектов, так и по нуждам, которые он испытывает. А. Н. Леонтьев в 1956 году соответствен­но с этим делил потребности на предметные и функциональные.

Выше уже говорилось, что потребности делят на первичные (базовые, врожден­ные) и вторичные (социальные, приобретенные). А. Пьерон предложил различать 20 видов фундаментальных физиологических и психофизиологических потребно­стей, создающих базу для любого мотивированного поведения животных и челове­ка: гедонические, исследовательского внимания, новизны, поиска коммуникации и взаимопомощи, конкурентные побуждения и др.

В отечественной психологии чаще всего потребности делят на материальные (потребность в пище, одежде, жилище), духовные (потребность в познании окружающей среды и себя, потребность в творчестве, в эстетических наслаждениях и т. п.) и социальные (потребность в общении, в труде, в общественной деятельнос­ти, в признании другими людьми и т. д.).

Материальные потребности называют первичными, они лежат в основе жизне­деятельности человека. Эти потребности сформировались в процессе филогенети­ческого общественно-исторического развития человека и составляют его родовые свойства. Вся история борьбы людей с природой была, прежде всего, борьбой за удов­летворение материальных потребностей.

Духовные и социальные потребности отражают общественную природу челове­ка, его социализацию. Надо, однако, заметить, что и материальные потребности тоже являются продуктом социализации человека. Даже потребность в пище у че­ловека имеет осоциализиррванный вид: ведь человек употребляет пищу не сырой, как животные, а в результате сложного процесса ее приготовления.

П. В. Симонов (1987) считает, что потребности человека можно разделить на три группы: витальные, социальные и идеальные. В каждой из этих групп выделяют­ся потребности сохранения и развития, а в группе социальных — еще и потребно­сти «для себя» (осознаваемые субъектом как принадлежащие ему права) и «для дру­гих» (осознаваемые как «обязанности»). Удовлетворению любой из перечисленных потребностей способствуют исходно самостоятельные потребности в вооруженно­сти (средствами, знаниями, умениями) и потребность преодоления препятствий на пути к цели, отождествляемая П. В. Симоновым с волей.

А. В. Петровский (1986) делит потребности: по происхождению — на естествен­ные и культурные, по предмету (объекту) — на материальные и духовные; есте­ственные потребности могут быть материальными, а культурные — материальны­ми и духовными.

П. А. Рудик (1967) выделяет общественные и личные потребности, что вряд ли корректно: каждая потребность является личной. Другое дело — каким целям (об­щественным или личным) соответствует удовлетворение потребности человека. Но это уже будет характеризовать мотив, а не потребность.

У В. А. Крутецкого (1980) потребности разделены на естественные и духовные, социальные потребности.

Зарубежные психологи не столько классифицируют потребности, сколько дают их перечисление. Например, У. Макдауголл (W. McDougall, 1923), исходя из пони­мания потребностей как инстинктов, выделял следующие инстинкта подобные мотивационные диспозиции (готовые способы реагирования):

— пищедобывание; поиск и накопление пищи;

— отвращение; неприятие и избегание вредных веществ;

— сексуальность; ухаживание и брачные отношения;

— страх; бегство и затаивание в ответ на травмирующие, причиняющие боль и стра­дание или угрожающие этим воздействия;

— любознательность; исследование незнакомых мест и предметов;

— покровительство и родительская опека; кормление, защита и укрытие младших;

— общение; пребывание в обществе себе равных, а в одиночестве — поиск такого общества;

— самоутверждение; доминирование, лидерство, утверждение или демонстрация себя перед окружающими;

__ подчинение; уступка, послушание, примерность, подчиненность тем, кто демон­стрирует превосходящую силу;

–– гнев; негодование и насильственное устранение всякой помехи или препятствия, мешающих свободному осуществлению любой другой тенденции;

–– призыв о помощи; активное обращение за помощью, когда собственные усилия заканчиваются полной неудачей;

— создание; создание укрытий и орудий труда;

— приобретательство; приобретение, обладание и защита всего, что кажется по­лезным или привлекательным;

— смех; высмеивание недостатков и неудач окружающих нас людей;

— комфорт; устранение или избегание того, что вызывает дискомфорт (смена позы, местонахождения);

— отдых и сон; склонность к неподвижности, отдыху и сну в состоянии усталости;

— бродяжничество; передвижение в поисках новых впечатлений.

Из этого перечня ясно, что у Макдауголла речь идет о феноменах, чаще всего весьма далеких от потребностей.

Г. Мюррей (Н. Murrey, 1938) выделяет следующие психогенные потребности: в агрессии, аффилиации, доминировании, достижении, защите, игре, избегании вре­да, избегании неудач, избегании обвинений, независимости, неприятии, осмысле­нии, познании, помощи, покровительстве, понимании, порядке, привлечении вни­мания к себе, признании, приобретении, противодействии, разъяснении (обучении), сексе, созидании, сохранении (бережливости), уважении, унижении.

Э. Фромм (1998) считает, что у человека имеются следующие социальные по­требности: в человеческих связях (отнесение себя к группе, чувство «мы», избега­ние одиночества); в самоутверждении (необходимость удостовериться в собствен­ной значимости, для того чтобы избежать чувства неполноценности, ущемленно-сти); в привязанности (теплые чувства к живому существу и необходимость в ответных — иначе апатия и отвращение к жизни); в самосознании (сознание себя неповторимой индивидуальностью); в системе ориентации и объекте поклонения (причастность к культуре и идеологии, пристрастное отношение к идеальным пред­метам).

Психологи говорят также о потребности сохранения и развития, дефицита (рос­та); о потребности быть отличным от других, единственным, незаменимым (т. е. о потребности, связанной с формированием и сохранением собственного «Я»); о потребности в избегании; о потребности в новых впечатлениях; о первичных и базальных потребностях — с одной стороны, и о вторичных потребностях — с другой.

Выделяют также группу невротичных потребностей, неудовлетворение которых может привести к невротическим расстройствам: в сочувствии и одобрении, во влас­ти и престиже, в обладании и зависимости, в информации, в славе и в справедливости.

Б. Ф. Ломов выделяет потребности человека в веществе, энергии и информации, Г. Олпорт (1953) и А. Маслоу (1998) — «потребности нужды» и «потребности рос­та», Э. Фромм (1998) — потребность в связях с людьми, познания, потребность отождествления себя с классом, нацией, религией, модой и т. д. Выделяются также потребности, считающиеся принципиально не выводимыми из биологических по­требностей в пище; сексе и т. п.: потребность в общении, потребность в самоцель­ных действиях, например игры, и потребность в абсолютной истине.




Читайте также:
Почему двоичная система счисления так распространена?: Каждая цифра должна быть как-то представлена на физическом носителе...
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...
Организация как механизм и форма жизни коллектива: Организация не сможет достичь поставленных целей без соответствующей внутренней...
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (492)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.038 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7