Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Экспансия Европейского сообщества




После тридцати с лишним лет своего существования Европей­ское сообщество все еще не могло реализовать мечты и предсказа-

ния большинства страстных защитников европейского объедине­ния, касающиеся создания Соединенных Штатов Европы. В дей­ствительности, несмотря на устранение внутренних тарифных ба­рьеров, оно не преуспело даже в отмене всех ограничений во внутриевропейской торговле, не говоря уже о ликвидации внут­ренних таможенных границ. Валютный союз был далек от завер­шения, а бюджетные кризисы оставались неискоренимой пробле­мой. Вступление в ЕС экономически менее развитых стран Среди­земноморья — Греции, Испании и Португалии — привело к появ­лению множества новых проблем, особенно в аграрной сфере.

По поводу конечной цели политического объединения борьба шла между двумя большими группами противников. С одной сто­роны, Европейская комиссия со штаб-квартирой в Брюсселе и толпы ее «еврократов» вместе с Европейским парламентом высту­пали за дальнейшее объединение и расширение роли парламента. Им противостояли различные национальные правительства (а иногда и национальные парламенты), которые, хотя на словах и стремились к намеченной цели, тем не менее, находили причины для затяжек в решении конкретных вопросов. Интересы нацио­нальных правительств были представлены в Совете министров, известном также как Совет Европы, который имел верховную власть по всем вопросам, не предусмотренным договорами о со­здании Сообщества.

В начале 1970-х гг. бельгийский премьер-министр Лео Тинде-ман по поручению глав правительств подготовил доклад, который предусматривал завершение объединения к 1980 г. Это оказалось слишком амбициозной целью с учетом принципиальных различий между странами-членами Сообщества по вопросам необходимых реформ и конституционной структуры союза. Рекомендации до­клада так никогда и не были осуществлены.

После нескольких лет пессимизма движение за «повторный старт» европейского объединения получило импульс в 1980-х гг. В 1985 г. Совет Европы (объединяющий глав государств и прави­тельств) принял принципиальное решение о более глубоком объ­единении и в феврале 1986 г. одобрил Единый европейский акт (Single European Act), который принял форму поправок и допол­нений к уже существующим договорам. В частности, Акт требо­вал, чтобы Сообщество приняло более 300 мер для устранения физических, технических и фискальных барьеров, чтобы завер­шить создание внутреннего рынка. Эти меры должны были быть реализованы до 31 декабря 1992 г., когда Сообщество должно было стать «Сообществом без границ». Единый европейский акт утвердил также флаг Сообщества (круг из 12 золотых звезд на го­лубом фоне), гимн Сообщества («Ода к радости» Бетховена) и единые паспорта.

В 1985 г. Жак Делор, бывший чиновник французского прави­тельства и горячий сторонник европейского объединения, стал

президентом Еврокомиссии; в 1989 г. он был вновь назначен на этот пост на четырехлетний срок.

Движение за объединение получило дополнительную поддерж­ку в 1986 г., когда правительства Франции и Великобритании до­говорились о строительстве железнодорожного тоннеля под Ла-Маншем. Сооружение такого тоннеля (иногда называемого «chun-nel»1) впервые было предложено еще в 1870-е гг.; периодически о нем заходили разговоры и в дальнейшем, но соответствующие планы так и не были реализованы. Отличительная черта нового проекта заключалась в том, что строительство тоннеля должно было финансироваться исключительно за счет частного капитала, без привлечения государственных субсидий. Завершение работ было намечено на 1993 г., вскоре после вступления в силу Едино­го европейского акта.

Еще одним благоприятным событием, также запланированным на 1993 г., было создание Европейского экономического простран­ства (European Economic Area) путем слияния Европейского сооб­щества и Европейской ассоциации свободной торговли, в которую входили Австрия, Финляндия, Исландия, Норвегия, Швеция, Швейцария и Лихтенштейн. Эти страны не обязательно должны были становиться членами Сообщества, — хотя это было возмож­но, — а только присоединялись к зоне свободной торговли, самой крупной в мире, имевшей 380 млн потребителей и контролировав­шей 46% мировой торговли.

Тем временем были предприняты новые меры для повышения мощи и сплоченности Европейского сообщества. Хотя Европей­ская валютная система была создана еще в 1979 г., координация денежно-кредитной политики, — не говоря уже о выработке еди­ной политики в данной сфере, — оставалась одним из самых больших препятствий для завершения экономического объедине­ния. Великобритания при премьер-министре Маргарет Тэтчер (1979 — 1990 гг.) неизменно отказывалась присоединиться к Евро­пейской валютной системе. Однако в начале 1990-х гг. удалось добиться некоторого прогресса. При преемнике Тэтчер Джоне Мейджоре Великобритания присоединилась к Европейской валют­ной системе. В 1991 г. Сообщество решило создать к 1994 г. свой собственный центральный банк, а к 1999 г. — единую валюту. Такое развитие событий при сопутствующей гармонизации денеж­но-кредитной и бюджетной политики и при возможном присоеди­нении других стран, включая некоторые страны Восточной Евро­пы, к началу XXI в. сделало европейское объединение реальнос­тью.

1 Игра слов: «chunnel» — производное от «channel» (англ, лив») и «tunnel» (англ. — «тоннель»). — Прим. науч. ред.

 

Пределы роста?

В 1972 г. группа исследователей Массачусетского технологи­ческого института опубликовала книгу «Пределы роста», в кото­рой они предсказывали, что «пределы роста на этой планете будут достигнуты в течение ближайших ста лет». Они указывали на «пять ключевых тенденций, порождающих глобальные пробле­мы»: ускорение индустриализации, быстрый рост численности на­селения, массовое недоедание, истощение невозобновляемых при­родных ресурсов и ухудшение состояния окружающей среды. Книга получила широкую известность и стала объектом активного обсуждения в обществе. Хотя многие критики считали, что авторы чересчур драматизировали свои выводы, особенно в части пред­сказания резкого прекращения роста, почти все согласились с тем, что они точно указали на тенденции, «порождающие глобальные проблемы», особенно на рост численности населения и деграда­цию окружающей среды.

Большинство критиков также согласилось, что эти тенденции связаны между собой. Например, недоедание особенно распро­странено в тех странах Третьего мира, которые переживают бы­стрый рост численности населения (однако его примеры можно встретить даже в преуспевающих странах, таких, как США). Одним из следствий свержения коммунистических режимов в Вос­точной Европе было осознание значительного ущерба окружаю­щей среде, нанесенного осуществлявшимися там программами бурной индустриализации. Разрушение окружающей среды не ог­раничивается экономиками советского типа, как доказали дискус­сии о «кислотных дождях». Однако в более богатых промышлен­ных экономиках существует более четкое понимание этой пробле­мы и более выраженное давление со стороны общественного мне­ния и правительства на тех, кто загрязняет окружающую среду, принуждающее их прекратить загрязнение либо взять на себя из­держки по устранению последствий загрязнения.

Эти проблемы серьезны, но они не новы, как склонны пола­гать многие образованные, но несведущие в истории люди. На протяжении всей истории человечества давление населения на ре­сурсы обрекало огромное большинство людей балансировать на грани выживания. Около 200 лет назад Томас Мальтус высказал теоретические аргументы, в соответствии с которыми так должно быть всегда (см. Введение). По иронии судьбы, в то же самое время, когда Мальтус писал свой труд, полным ходом шел про­цесс быстрых технологических изменений, который опроверг его предположения. Как уже указывалось (см. выше, глава 8), после­дующие 200 лет были свидетелями такого повышения уровня жизни людей во многих регионах мира, который Мальтус и его современники не могли себе даже представить.

С точки зрения общей численности населения и темпов ее роста в течение последнего полувека, демографические проблемы

действительно не имеют исторических прецедентов, — но числен­ность и темпы роста являются не единственными переменными, которые необходимо принимать в расчет. Как указывалось в гла­ве 1, население должно рассматриваться в связи с ресурсами, до­ступными для обеспечения его жизни. Объем ресурсов животного, растительного и минерального происхождения, необходимых для поддержания жизни населения Земли, является также самым большим за всю человеческую историю.

В течение примерно последних ста лет богатые страны мира пережили демографическую трансформацию от высоких уровней рождаемости и смертности к более низким, с соответствующим со­кращением темпов роста численности населения (глава 13). Можно ожидать, что рост уровня благосостояния в других, более бедных странах также приведет к уменьшению рождаемости, а значит и темпов роста численности населения. Некоторые экспер­ты даже полагают, что в 1970-е гг. мир достиг переломной точки, когда темпы роста численности населения стали снижаться.

Давление населения на ресурсы порождает две взаимосвязан­ные проблемы. Это — проблема темпов использования ресурсов и проблема неравенства их распределения. Нет сомнения в том, что мир — особенно богатые страны — использует ресурсы невидан­ными ранее в истории темпами. Это само по себе является пока­зателем его «успеха» в управлении окружающей средой и в реше­нии экономических проблем, но это также вызывает опасения от­носительно полного исчерпания ресурсов. Такие опасения не яв­ляются совершенно беспочвенными, но исторически они необосно­ванны. В конце концов, именно недостаток дерева для производ­ства древесного угля привел к использованию кокса для плавки железной руды. Можно привести множество других примеров, когда временные или локальные дефициты отдельных видов ре­сурсов вызвали появление заменителей, которые часто оказыва­лись более эффективными и экономичными. В XIX в. уголь заме­нил дерево в качестве источника энергии. В XX в. нефть во многом заменила уголь. Электричество, произведенное с исполь­зованием воды, угля, нефти и, наконец, атомной энергии, оказа­лось наиболее гибкой и распространенной формоц энергии. Песси­мисты указывают на то, что запасы угля и нефти конечны и в ко­нечном счете могут быть истощены; использование силы воды имеет физические пределы, а атомная энергия представляет се­рьезную опасность для окружающей среды. Однако оптимисты утверждают, что солнечная энергия — исходный источник энер­гии угля и нефти — до сих пор практически не использовалась. Пока просто не существует технологии для прямого использова­ния солнечной энергии в сколько-нибудь существенных масшта­бах. Однако по мере того, как обычные источники энергии будут становиться все более редкими — т.е. по мере роста их цен — стимулы для исследований, направленных на использование со-

лнечной энергии, усилятся. Именно так функционирует экономи­ческий механизм. Возможности не имеют пределов.

Неравенство в распределении ресурсов — среди людей, соци­альных групп и стран — составляет суть проблемы экономическо­го развития, как говорилось в первом параграфе этой книги. Ре­шение этой проблемы не будет легким. Оно потребует исследова­ний и широкомасштабных институциональных изменений. Это — вызов, стоящий как перед развитыми, так и перед развивающими­ся странами. Все сказанное в этой книге свидетельствует о том, что на этот вызов может быть найден ответ.




Читайте также:
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (459)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.005 сек.)