Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


КАРТА ЗАПРЕТНОГО ГОРОДА 5 страница




Грей сидел за кофейным столиком, по другую сторону которого расположился Насер, и вел разговор с чрезвычайной осторожностью и предусмотрительностью.

Сейхан растянулась на диване, скрестив ноги. Ковальски устроился у пустынной стойки бара, не сводя взгляда с длинного ряда бутылок, сверкающих словно драгоценные камни. Однако от Вигора не укрылось, что великан украдкой следит за Греем и Насером в зеркало.

Всем им хотелось в этот момент заниматься совсем другим.

Звякнув металлом о стекло, Насер положил последнюю золотую пайцзу на стол. Прежде чем начать разговор о лекарстве, египтянин пожелал убедиться в том, что развалины Ангкора действительно были тем самым местом, где Марко Поло впервые столкнулся с иудиным штаммом. Грей подробно изложил ему все, от начала до конца, как сделал это на борту гидроплана.

Вигор стоял рядом со столиком, изучая ангельское письмо, звездную карту, план развалин. Он с интересом еще раз выслушал рассказ о том, как был раскрыт код обелиска.

В конце концов Насер признал правду. Он откинулся назад.

– Ну а лекарство?

Вигор вздрогнул. По пути сюда в самолете Грей изложил свои выводы из повествования Марко Поло: теорию о вакцинации через каннибализм. Она оказалась очень любопытной, однако на самом деле никакого исцеления не предлагала.



Сознавая, насколько рискованно он блефует, Грей попытался убедить Вигора улететь из Бангкока, где у них была пересадка, на другом самолете.

– Это слишком опасно, – предостерег он. – Возвращайтесь в Италию.

Но Вигор отказался. Помимо того что Насер приказал лететь в Камбоджу всем, у прелата были свои причины остаться. Где-то среди этих развалин исчез брат Агреер, его сотоварищ по служению церкви, принеся себя в жертву ради спасения Марко и остальных. Вигор не мог пройти мимо такой самоотверженности. Однако он нашел более весомый аргумент.

– Местные жители, предложившие отряду Марко исцеление, почувствовали в брате Агреере какую-то родственную близость, – объяснил прелат. – Почему они заставили его остаться? Если в рассказе Марко существует недосказанность, возможно, потребуется другой служитель церкви, чтобы ее раскрыть.

Грей вынужден был с неохотой уступить.

И у Вигора была еще одна причина продолжать участие в поисках, ее он не высказал вслух. Это было связано с тем, что прелат увидел в глазах своего молодого спутника. Затравленная безысходность. Разыгрывая последние карты, Грей шел напролом. Он решился на рискованный обман, шагнул прямо в ловушку, не имея запасного варианта. Все его надежды были связаны с Пейнтером Кроу. Грей верил, что начальник успеет вовремя вывести его родителей из-под смертельного удара, тем самым развязав ему самому руки.

Но соответствует ли Грей тем высоким требованиям, которые налагает эта игра, особенно если учесть, что его непрерывно терзает тревога за судьбу родителей? Его острый ум определенно оказался притуплён.

Вигор пристально смотрел на россыпь карт и ангельских письмен. Например, как Грей упустил из виду вот это?

– Лекарство, – настойчиво повторил Насер, выводя прелата из размышлений. – Расскажи, что тебе о нем известно.

Сидящий напротив Грей оставался спокойным и невозмутимым. У него на лбу не появилось ни капельки пота.

– Я назову тебе номер ячейки камеры хранения в аэропорту Бангкока. Объясню, где найти ключ, подтверждающий то, что я сейчас скажу. В этой ячейке мы оставили третий и последний свиток. В заключительном отрывке Марко описывает лекарство. Оно состоит из двух частей. О первой я тебе сейчас расскажу, совершенно бесплатно.

С подозрением прищурившись, Насер пододвинулся к столику.

– После этого ты в знак хорошего расположения ко мне освободишь одного из моих родителей. Разумеется, мне будут нужны надежные гарантии этого. Убедившись, что все в порядке, я назову тебе номер ячейки и местонахождение ключа. И ты сможешь проверить мое утверждение. Ну как, это тебя устраивает? – Все будет зависеть от того, что я услышу. Грей продолжал не мигая смотреть на него.

Вигор понимал, что подобной тактикой Грей только оттягивает время, дальше отодвигая момент истины. Свиток действительно остался в камере хранения аэропорта Бангкока, однако этот след вел в никуда. Никакой второй половины документа не существовало.

Грей вздохнул, словно сдаваясь.

– Что ж, вот история, которая была изложена на третьем свитке. Согласно Марко Поло…

Он принялся пересказывать текст, вышитый на куске шелка. Вигор тем временем продолжал изучать разложенные на столе документы, слушая его лишь краем уха. Коммандер Пирс придерживался правды, понимая, что за правду можно будет выкупить гораздо больше времени, чем за ложь. После того как Грей закончит, Насеру потребуется сделать необходимые звонки, договориться о том, чтобы свиток забрали из камеры хранения, затем перевели. На все это уйдет время. Свиток подтвердит рассказ Грея, после чего Насер с большей вероятностью купится на сфабрикованное продолжение. И даже если состряпанная Греем ложь окажется неубедительной, по крайней мере один из его родителей к этому моменту будет на свободе.

Таков был план.

Наконец Грей завершил свой рассказ:

– Так что каннибализм определенно явился своеобразной вакцинацией против болезни. Ну а рассказ о том, каким же образом это было достигнуто, подождет до тех пор, пока я не удостоверюсь, что один из моих родителей на свободе.

Грей сложил руки на груди. Помолчав, Насер задумчиво произнес:

– Значит, на самом деле нам просто нужен человек, который был заражен иуд иным штаммом и остался в живых. И тогда можно будет создать вакцину из его белых кровяных клеток и антител.

Грей молчал, лишь пожав плечами, тем самым показывая, что с дальнейшими ответами придется подождать до тех пор, пока его требование не будет выполнено.

Вздохнув, Насер сунул руку в карман, раскрыл сотовый телефон и нажал кнопку.

– Аннишен, – сказал он. – Возьми одного из заложников. На свой выбор.

Насер выслушал ответ своей помощницы.

– Да, замечательно… а теперь убей его.

 

5 часов 45 минут

Грей одним махом перепрыгнул через столик. У него не было никакого плана; он действовал, подчиняясь порыву.

Однако Насер, судя по всему, успел дать знак одному из своих людей. Голова Грея взорвалась болью после удара дубинкой по затылку, перед глазами вспыхнул яркий свет, сменившийся мгновением абсолютного мрака. Его обмякшее тело упало на кофейный столик, затем с глухим стуком скатилось на пол.

Пять пистолетов нацелились на Грея. Еще несколько – на Сейхан и Ковальски.

Вигор неподвижно застыл на месте, скрестив руки на груди.

Насер по-прежнему прижимал телефон к уху.

– Аннишен, подожди минутку. – Он отнял трубку от уха и прикрыл микрофон ладонью. – Похоже, это конец, коммандер Пирс. Конец многих путей. Последний свиток Поло только подтверждает то, что я узнал от отряда «Гильдии», который работает в Индонезии. Наши ученые пришли к такому же заключению. Потенциальное лекарство действительно находится в организме человека, который переболел и остался в живых. Который в прямом смысле светится, как правильно указано в рассказе Поло.

Грей покачал головой. Он ничего не отрицал; просто ему было трудно разбираться в словах Насера. У него в висках гулко стучала кровь, оглушая его. План, на который он так рассчитывал, обернулся провалом.

Насер снова поднес телефон к уху.

– Так что, похоже, исторический след, по которому шли мы, описал полный круг и вернулся к следу научному. Как говорится, конец пути. Для тебя. И для твоих родителей.

Грею показалось, весь мир вокруг рушится. Перед глазами у него потемнело, голоса стали глухими, доносящимися издалека. Вдруг Вигор шагнул вперед.

– Достаточно, – резко промолвил он, словно профессор, привлекающий к себе внимание аудитории.

Все взоры обратились к нему. Даже Насер застыл. Вигор смерил взглядом своего заклятого врага:

– Молодой человек, вы строите чересчур много догадок. Догадок, от которых не будет никакого толка ни вам, ни вашим подельникам.

– Вот как, монсиньор? – нарочито вежливо произнес Насер.

– Лекарство. Ваши ученые уже опробовали его? – Пристально посмотрев на Насера, Вигор презрительно усмехнулся. – Готов поспорить, еще нет. У вас есть только теоретические предположения, подкрепленные рассказом Марко. Но до полной определенности вам еще очень далеко. И я с сожалением вынужден опровергнуть ваше заявление о том, что исторический след закончился. Возможно, он действительно пересекся с научным следом, однако я считаю, правильнее было бы сказать, что оба следа не закончились, а слились воедино. Не отметайте историю чересчур поспешно. Вы поторопились, молодой человек. Исторический след продолжается.

Грей пытался разобраться в словах прелата. Вигор лжет? Блефует? Или же говорит правду?

Насер вздохнул, судя по всему взвешивая тот же самый вопрос.

– Я ценю вашу благородную попытку, монсиньор. Однако я не вижу больше ничего такого, что требовало бы продолжения расследования. Дальше в дело вступят ученые.

Настал черед Сейхан презрительно фыркнуть.

– Вот почему ты никогда не сможешь подняться высоко в иерархии «Гильдии», Амен. Ты вечно трусливо перекладываешь ответственность на других. Я предлагаю тебе прислушаться к словам монсиньора Вероны.

Сверкнув глазами, Насер все же повернулся к Вигору.

– Карта Марко указывает на развалины. Путь заканчивается здесь.

Нагнувшись, Вигор взял со столика план обширного комплекса Ангкора.

– Все это занимает площадь свыше ста квадратных миль. Это большая территория. Неужели вам кажется, что конечная цель должна выглядеть так?

Насер прищурился:

– Вы предлагаете прочесать все эти сто квадратных миль? Но зачем? Лекарство уже у нас.

Вигор покачал головой:

– Обыскивать весь комплекс незачем. Марко точно указал наиболее значимое место.

Насер повернулся к Грею, готовый обрушить на него угрозы.

Вигор шагнул между ними.

– Коммандер Пирс ничего не скрыл. Ответ ему неизвестен. В этом я клянусь спасением своей души.

Насер нахмурился:

– Однако вы его знаете.

Вигор наклонил голову, признавая справедливость его слов.

– Да, знаю. И я вам его скажу. Но только после того, как вы дадите клятвенное обещание сохранить жизнь родителям коммандера Пирса.

Насер подозрительно напрягся. Вигор поднял руку.

– Я не прошу вас освободить их. Только выслушайте меня, и, надеюсь, вы согласитесь с необходимостью идти по следу до самого конца.

Грей обратил внимание, что на лице Насера отобразилась неуверенность.«О, господи, пожалуйста, сделай так, чтобы Вигор его убедил…»

Прелат продолжал:

– Пройдите по следу до конца и уже затем принимайте решение. Относительно родителей коммандера Пирса, относительно нас. Глупо убивать заложников и уничтожать имеющиеся под рукой средства, пока вы еще не обнаружили, что же лежит в конце пути.

Насер опустился за столик.

– Так покажите же мне, куда ведет след. Убедите меня, монсиньор.

– А если я это сделаю, вы как человек чести сохраните жизнь родителям Грея?

Насер махнул рукой:

– Договорились. Но если вы лжете, монсиньор…

– Я не лгу.

Вигор опустился на колено перед столиком.

Грей присоединился к нему.

Вигор отобрал три листа: план Ангкора, ангельский код с обелиска и строчку из трех ключевых символов. Первым он взял лист с ангельским кодом.

 

 

– Как уже установил коммандер Пирс, все закрашенные диактирические знаки – кружки, отмечающие символы, – на самом деле соответствуют месторасположению отдельных храмов и дворцов, из которых состоит Ангкор.

Насер молча кивнул.

– А теперь давайте снова внимательно взглянем на три ключевых символа.

 

 

– Давайте сравним их с тремя обведенными символами на обелиске. Видите отличие?

Насер склонился к листкам, и Грей последовал его примеру.

– На обелиске три закрашенных кружка, – сказал Насер.

– Соответствующие трем храмам, – подтвердил Вигор. – А теперь, сколько закрашенных кружков среди трех ключевых символов?

– Только один, – сказал Грей. Теперь и он все понял. Уверенный в том, что ему удалось решить загадку, он не сделал следующий очевидный шаг. – Один храм. Закрашенный кружок соответствует не только португальской крепости – он обозначает один из храмов!

Пододвинув листки к себе, Грей ручкой обвел точки и соответствующий им храм.

 

 

Склонившись к плану Ангкора, Насер прочитал вслух название храма:

– Байон. – Он выпрямился. – Но почему вы так уверены, что он имеет какое-то значение?

– Байон стал последним храмом, возведенным в Ангкоре, – объяснил Вигор. – Его строительство было завершено приблизительно в то время, когда Марко Поло побывал в этих местах. И самое странное в этом храме то, что после того, как он был достроен, всякое строительство в этих местах прекратилось.

– Но что там? – спросил Насер. Вигор пожал плечами:

– Понятия не имею. Быть может, источник иудина штамма, быть может, какая-то другая ценная информация. Я знаю только, что Марко посчитал все это очень важным и сохранил на века. Но даже если я ошибаюсь, разве можно, проделав путь на другой конец земного шара, остановиться всего в нескольких шагах от самого конца?

Насер обвел взглядом присутствующих.

– Амен, мы доберемся до места за полчаса, – встрепенулась Сейхан. – По крайней мере, имеет смысл отправиться туда.

Грей боялся подать голос, опасаясь, что это лишь с новой силой распалит гнев Насера.

Вигор действовал более прямолинейно.

– Марко Поло предпринял столько трудов, сохраняя местонахождение этого храма. Ватиканские мистики предприняли столько трудов, защищая карту кодом. Даже местные жители утверждают, что в храме до сих пор хранятся спрятанные сокровища. Нам просто необходимо исследовать Байон.

Ковальски поднял руку:

– Ну а мне необходимо сходить отлить. Очень хочется. Нахмурившись, Насер тем не менее встал.

– Идем туда. В Байон. Но если к полудню мы ничего там не найдем, все кончено. – Он поднес к уху телефон. – Аннишен, исполнение смертного приговора откладывается.

Грей под столом стиснул колено Вигора: «Спасибо!» Прелат бросил на него взгляд, красноречиво говоривший: «Погоди, мы еще не вышли из леса». Что доказали следующие слова Насера:

– Аннишен, возьми того из родителей, которого выбрала. Мы сохраним ему жизнь, выполняя слово, данное мной монсиньору Вероне. Однако нам по-прежнему нужна какая-нибудь побудительная причина, чтобы обеспечить продолжительное и чистосердечное сотрудничество со стороны коммандера Пирса. – Насер посмотрел Грею в лицо. – За каждый час, в течение которого у нас не будет удовлетворительных результатов, отрезай по одному пальцу. И поскольку из-за бесплодных попыток коммандера Пирса торговаться со мной мы и так уже потеряли здесь впустую гораздо больше часа, можешь отрезать первый палец прямо сейчас.

Он захлопнул телефон.

Грей сознавал, что сейчас ему лучше молчать, однако слова вырвались у него прежде, чем он успел их остановить:

– Ах ты, сволочь! Я тебя убью! Насер невозмутимо отвернулся.

– Да, кстати, коммандер Пирс, тот из родителей, кого выбрала Аннишен… это твоя мать.

 

18 часов 55 минут

Вашингтон

Как только у Гарриет с головы сорвали капюшон, она поняла, что случилось что-то плохое, что-то очень плохое.

Ее вытащили из каморки, где держали взаперти, и усадили на железный табурет. Когда с нее сняли капюшон, она увидела, что находится в заброшенном складе. Это было мрачное помещение с голыми бетонными стенами и полом. Под потолком проходили стальные балки и трубы, с ржавых блоков свисали цепи. В воздухе стоял запах машинного масла и паленой резины.

Гарриет оглянулась вокруг. Окон не было. Единственный свет исходил от нескольких голых лампочек под потолком, которые отбрасывали в темноту тусклые пятна. Сбоку уходила наверх стальная лестница. За ней зияла открытыми дверями кабина старого грузового лифта.

Судя по всему, здесь не было никого – кроме тюремщиков.

В шаге слева стояла Аннишен, опираясь на стол. Она молчала, прижимая к уху сотовый телефон. Похоже, она слушала своего собеседника. На столе лежал пистолет, а рядом с ним огромные кусачки для перекусывания болтов и паяльная лампа. В полумраке подвала маячили еще трое боевиков.

Прямо напротив Гарриет на таком же стуле сидел ее муж, безвольно ссутулившись. Как и у Гарриет, у него на руках были наручники. Один из боевиков стоял рядом с пистолетом в кобуре. Однако Джек не представлял никакой угрозы. Он сидел, уронив голову, изо рта вытекала струйка слюны. С него сняли штаны. Джек помочился в трусы, и они спереди были мокрые насквозь. Левая нога обрывалась сразу же ниже колена, а дальше следовал протез. Тот давнишний несчастный случай лишил Джека большей части его мужской гордости. Остальное забрала природа.

И не только природа.

Гарриет ощущала в кармане свитера тяжесть невыпитых таблеток.

У нее по лицу потекли слезы.

Аннишен бросила в трубку несколько слов, заканчивая разговор, и захлопнула телефон. Повернувшись к Гарриет, она подала знак другому боевику.

– Сними с нее наручники.

Гарриет не сопротивлялась. Она подняла руки, чтобы удобнее было отпирать замок. Тяжелые стальные браслеты упали. Гарриет потерла запястья.

Что здесь происходит?

По сигналу Аннишен один из громил подтащил Гарриет вместе с табуретом к столу. Услышав скрежет стали по бетону, ее муж поднял опухшее лицо.

– Гарриет… – пробормотал он. – Который сейчас час?

– Все хорошо, Джек, – ласково ответила Гарриет. – Спи. Аннишен шагнула к нему.

– А я так не думаю. Он уже достаточно выспался. Эти таблетки наконец начали действовать, буквально свалив его с ног. Но сейчас пришла пора просыпаться, открывать глазки. – Схватив Джека за подбородок, она подняла его голову. – Держи его так, – приказала она боевику. – Он должен видеть все представление.

Джек покорно поднял голову.

Вернувшись к верстаку, Аннишен вытерла со своей штанины слюну Джека. Она кивнула боевику, стоявшему позади Гарриет. Тот схватил левую руку Гарриет и рывком положил на верстак, прижимая запястье к дереву.

Гарриет непроизвольно начала вырываться, но боевик лишь сильнее потянул ее за руку, так, что она наткнулась подмышкой на край верстака. При этом Гарриет чувствовала холодное дуло пистолета, которое приставил ей к щеке третий боевик.

К ней неторопливо приблизилась Аннишен.

– Похоже, миссис Пирс, нам нужно преподать вашему сыну один маленький урок.

Взяв паяльную лампу, она щелкнула кнопкой, автоматически зажигая горелку. Из сопла лампы с резким шипением вырвалось голубоватое пламя. Аннишен поставила лампу на верстак рядом с собой.

– Это для того, чтобы прижигать обрубки.

– Что… что вы собираетесь делать?

Игнорируя ее вопрос, Аннишен взяла кусачки и развела рукоятки.

– Итак, какой палец отрежем первым?

 

6 часов 1 минута

Сием-Реап

Грей ехал на заднем сиденье белого микроавтобуса. Сейхан сидела рядом с ним; с обеих сторон они были зажаты вооруженными боевиками. Насер сидел, развернувшись лицом к ним, на боковом сиденье, в окружении еще двух боевиков. Вигора и Ковальски везли в следующей машине. Еще два микроавтобуса, набитые боевиками в камуфляжной форме, замыкали колонну спереди и сзади.

Насер решил не рисковать.

Грей рассеянно смотрел в лобовое стекло на то, как из туманной дымки впереди поднимались пять огромных башен в виде кукурузных початков, освещенные первыми лучами восходящего солнца. Ангкор-Ват был первым из многих храмов, разбросанных на территории площадью свыше ста квадратных миль. Он также был самым большим и лучше всего сохранившимся символом Камбоджи: бесконечный лабиринт помещений, зубчатые стены, башни, покрытые резьбой по камню, и многочисленные изваяния. Один только этот храм, окруженный широким рвом, занимал площадь пятьсот акров.

Однако целью исследователей был не он.

Они направились к развалинам Ангкор-Тхома, древней столицы Камбоджи, расположенным в миле к северу. И хотя размерами Ангкор-Тхом уступал Ангкор-Вату, среди обнесенных стеной руин находился величественный храм Байон, считающийся сердцем всего Ангкора.

Микроавтобус с громким стуком подскочил на рытвине.

Грей увидел мельком свое отражение в зеркале заднего вида. Щеки у него ввалились, под глазами нависли темные мешки, губы растрескались, щетина на подбородке казалась черным синяком. Глаза лихорадочно блестели, питаясь огнем ярости и жажды мщения. Однако в глубине души таились только горе и чувство вины.

Вероятно, почувствовав, что Грей провалился в пучину тупого отчаяния, Сейхан схватила его за руку. В этом жесте не было ничего ласкового. Она крепко стиснула руку Грея, вонзая в нее ногти, не давая ему вырваться, вытаскивая его из того бездонного колодца, в который он падал.

От Насера не укрылось это движение. У него на лице появилась тень ухмылки, но тотчас же исчезла.

– А я считал тебя умнее, коммандер Пирс, – пробормотал он. – Она тебя уже трахнула?

Грей с трудом сфокусировал взгляд у него на лице.

– Заткнись, черт побери.

Насер хихикнул, коротко, резко, насмешливо.

– Нет? Жаль, очень жаль. Уж если тебя поимели, надо было получить от этого хоть какое-то удовольствие.

Сейхан выпустила руку Грея.

– Да пошел ты, Амен!

– Ну уж нет, Сейхан. Это я пинком вышвырнул тебя из своей постели. – Насер перевел взгляд на Грея. – А ты знал? Что мы с твоей подружкой были любовниками?

Грей украдкой взглянул на Сейхан. Конечно же, Насер лжет. Ну разве могла она… с мерзавцем, который только что приказал истязать его мать? При одной только мысли о матери Грею в желудок выплеснулась новая порция желчи.

Но Сейхан, избегая встречи взглядами с Греем, сверкнула глазами, поворачиваясь к Насеру. Ее пальцы, лежавшие на колене, сжались в кулак.

– Но все это осталось в прошлом, – продолжал Насер. – Честолюбивая сучка. Мы оба стремились подняться на следующую ступень в иерархии «Гильдии». Последнюю перед самой вершиной. Но мы разошлись во мнениях. Относительно того, как заполучить тебя.

Грей сглотнул комок в горле.

– Черт побери, о чем это ты?

– Сейхан хотела использовать свои чары, чтобы уговорить тебя сотрудничать с «Гильдией» по доброй воле в поисках следа Марко Поло. Я же, напротив, настаивал на более прямом подходе. Кровь и принуждение. По-мужски. И когда «Гильдия» отвергла план Сейхан, та предпочла взять дело в свои руки. Она убила хранителя венецианского музея, похитила обелиск и бежала в Соединенные Штаты.

Скрестив руки на груди, Сейхан с отвращением сверкнула глазами. – А ты по-прежнему не можешь простить мне то, что я выхватила приз у тебя из-под носа. В который уже раз.

Грей всмотрелся в ее лицо. Все эти разговоры о спасении мира… неужели они были ложью?

– Поэтому я последовал за ней в Штаты, – продолжал Насер. – Я был уверен, куда она направится. И мне не составило труда расставить западню.

– Где ты не смог меня убить, – презрительно бросила Сейхан, – в очередной раз продемонстрировав свою некомпетентность.

Насер свел вместе указательный и большой пальцы.

– Мне не хватило лишь доли дюйма. – Он опустил руку. – Но ты упрямо продолжала придерживаться выбранной тактики, не так ли, Сейхан? Ты по-прежнему искала коммандера Пирса. Только теперь он уже должен был стать твоим союзником. Ты не сомневалась, что благородный коммандер придет к тебе на помощь. Вы вдвоем с Греем против всего мира! – Насер хрипло рассмеялся. – Или ты по-прежнему продолжаешь играть им, Сейхан?

Та лишь презрительно фыркнула в ответ. Насер снова повернулся к Грею.

– Она состоит из одного лишь честолюбия, раздутого до предела. Безжалостная, расчетливая. Для того чтобы подняться в иерархии «Гильдии», Сейхан без раздумий перешагнет через свою собственную умирающую бабушку.

Сверкнув взглядом, Сейхан подалась вперед.

– По крайней мере, я не стояла покорно на коленях, пока мою мать убивали у меня на глазах.

Насер стиснул зубы.

– Трус, – пробормотала Сейхан, с удовлетворенной усмешкой откидываясь назад. – Ты даже своего отца убил, когда он повернулся к тебе спиной. Испугался взглянуть ему в лицо.

Насер бросился на нее, потянувшись к ее горлу. Грей непроизвольно отбил его руку. Быть может, он напрасно так поступил.

Однако Насер вернулся на свое место. Его взгляд наполнился ненавистью.

– Всегда надо знать, с кем спишь в одной постели, – давая выход ярости, бросил он Грею. – Нужно следить за тем, что говоришь этой сучке.

Враги умолкли. Грей не отрывал взгляда от Сейхан, сознавая, что, несмотря на всю свою браваду, обвинения Насера она так и не опровергла. Он мысленно прокрутил события последних нескольких дней, однако сосредоточиться было очень трудно, поскольку голова у него гудела, а в груди извивался червь страха.

И все же от фактов некуда было деться. Сейхан убила хранителя венецианского музея, чтобы получить обелиск. Убила хладнокровно. А когда они впервые встретились несколько лет назад, она пыталась убить и его.

У него в голове звучали слова Насера: «Всегда надо знать, с кем спишь в одной постели…»

Грей этого не знал. Он не знал, кого в конечном счете слушать, кому верить. И уверен теперь был только в одном. Оступаться больше нельзя. За ошибку ему придется расплачиваться не одной только своей жизнью.

 

19 часов 5 минут

Вашингтон

Гарриет вырывалась, всхлипывая в ужасе:

– Пожалуйста, не надо…

Ее запястье, стиснутое в руке одного из боевиков, было прижато к верстаку; другим кулаком он придавил ей локоть. В нескольких дюймах от нее шипела паяльная лампа.

Аннишен поднесла раскрытые кусачки к растопыренным пальцам Гарриет.

– Эни, мени, мини, мо…

Она остановилась на безымянном пальце. В тусклом свете лампочки сверкнул бриллиант в обручальном кольце.

– Не надо… Вдруг все вздрогнули, услышав громкий удар. Гарриет обернулась, Аннишен выпрямилась. В двух ярдах от них боевик, державший Джека за подбородок, заставляя его смотреть на мучения своей жены, с криком отшатнулся назад. У него из носа хлынула кровь.

Джек, ударив его затылком в лицо, рывком вскочил с табурета и бросился следом за ним. Развернувшись, он неуклюже выхватил руками, скованными наручниками, пистолет у него из кобуры.

– Гарриет, пригнись! – крикнул Джек, стреляя навскидку.

Боевик, прижимавший пистолет к щеке Гарриет, получил пулю в грудь. Он отлетел назад. Его пистолет с грохотом скрылся в темноте.

Второй боевик отпустил руку Гарриет, хватаясь за оружие. Бах!

Краем глаза Гарриет увидела, как щека и ухо боевика исчезли в облаке крови и мозгов. Однако ее внимание было приковано к Аннишен. Та уже отшвырнула кусачки и схватила с верстака пистолет. Молниеносно развернувшись, она навела его на Джека.

Гарриет, полулежа на столе, протянула руку и схватила паяльную лампу. Она направила голубоватое пламя на запястье Аннишен. Та вскрикнула. Пистолет выстрелил. Пуля ударилась в бетонный пол и ушла рикошетом в сторону. Рукав куртки Аннишен вспыхнул. Она отпрянула назад, роняя пистолет.

Джек выстрелил еще раз, однако боль лишь сделала движения Аннишен еще более стремительными.

Отскочив в сторону, она ударом ноги опрокинула табурет Джеку под ноги и метнулась к двери, оставляя за собой огненный след.

Джек выпустил ей вдогонку еще две пули, после чего поспешил к Гарриет. На мгновение крепко стиснув жену в объятиях, он быстро потащил ее к лестнице.

– Нам нужно убираться отсюда. Сейчас сюда…

Но у них над головой уже засвистели пули. Выстрелы были услышаны.

– Грузовой лифт! – воскликнул Джек.

Вдвоем они побежали к открытой кабине. Джек неловко подпрыгивал на протезе. Они заскочили в кабину, Джек закрыл решетчатую дверь и нажал кнопку шестого, предпоследнего, этажа.

– На первом этаже наверняка все перекрыто. Поднимемся наверх. Будем искать пожарный выход… телефон… или просто место, где можно будет спрятаться.

Когда кабина поднялась на первый этаж, Джек затолкнул Гарриет в дальний угол кабины. Загремели выстрелы. В темноте вспыхнули лучи фонариков. Боевиков было человек двадцать. Джек оказался прав. Им нужно будет искать какой-нибудь другой выход или звать на помощь. Ну а если это не получится, где-то прятаться.

Кабина лифта ползла вверх.

Джек обнял Гарриет. Та прильнула к нему.

– Джек… как… ты ведь был такой…

– Спятивший? – Джек покачал головой. – Господи, Гарриет, неужели ты думаешь, что я действительно настолько плох? Конечно, был тот случай в гостинице. Извини, что я тебя ударил.

На последней фразе его голос немного дрогнул. Гарриет крепче прижалась к нему, принимая извинения.

– Когда тебя свалили выстрелом из «тазера», я решила, что в нервной системе произошли какие-то необратимые изменения. – Она снова стиснула мужа. – Слава богу, я ошибалась.

– Боль была жуткая. Но затем, поняв, что ты только делаешь вид, будто даешь мне эти чертовы таблетки, я рассудил, что ты ждешь от меня соответствующего поведения. Хочешь, чтобы я притворялся, будто мне гораздо хуже, чем на самом деле, тем самым притупляя бдительность тюремщиков. Гарриет подняла взгляд.




Читайте также:



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (262)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.072 сек.)