Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Уроки на закрытой дорожке 13 страница




Можно ли сравнивать этих чемпионов давно ушедших времен с современными Жази и Кейно? Для меня вопрос ясен, когда я думаю о заслугах Пааво Нурми. Физические данные людей непрерывно улучшаются и в любую эпоху может появиться человек, способный превзойти все, что было сделано до него. И в этом один из многих вызовов, который посылает нам легкая атлетика.

 

В последние годы финские стайеры и бегуны на средние дистанции добились больших успехов, взяв на вооружение современные методы тренировки, в частности метод марафонской тренировки Артура Лидьярда. На Олимпиаде в Мюнхене финны выиграли золотые медали в беге на 1500, 5000 и 10 000 м.– Прим. ред.

 

Послесловие

А. Н. Макаров, мастер спорта,

кандидат педагогических наук

Рон Кларк! Имя этого бегуна впервые появилось в спортивной прессе в середине 50-х годов, когда многообещающий бегун установил мировые рекорды для юношей на 1500 м, одну и две мили. В 1956 году девятнадцатилетнему Кларку было доверено зажечь олимпийский огонь на Играх в Мельбурне. В этой книге Кларк очень скромно упоминает о том, как искры огня обожгли его руку, и у читателя создается впечатление, что об этом эпизоде узнали только журналисты уже после того, как Кларк вернулся в раздевалку. На самом деле было совсем иначе. Весь стадион видел, как огонь побежал от локтя к плечу спортсмена, когда он стал подниматься по лестнице, и зрители не могли не восхититься мужеством юноши.

Из-за скромности, присущей великим спортсменам, в книгах, авторами которых они являются, всегда чего-то недостает. Эти люди мало говорят и пишут о переживаниях, которые они испытывают, когда добиваются успеха в спорте, а именно в них соль и смысл спорта. Впрочем, свою позицию Кларк излагает достаточно ясно. Участие в соревнованиях, честная борьба на беговой дорожке – вот смысл его жизни в большом спорте. Если бы рядовой спортсмен написал, что для него исход состязания менее важен, чем само участие в нем, мы бы отнеслись (может быть, без достаточного основания) к нему с недоверием и, возможно, осудили бы его за отсутствие честолюбия, но когда такие слова принадлежат человеку, установившему 19 мировых рекордов, не верить в его искренность невозможно.

Такое отношение к большому спорту крайне редко. Ни Снелл, ни Райан, ни тем более Эллиот и другие великие спортсмены, судя по их воспоминаниям, такого отношения к спорту не имели. У них было совершенно четкое желание: доказать в спорте свое превосходство перед другими, выиграть олимпийские игры, установить мировой рекорд. Можно спросить, а разве у Кларка не было такого желания? Конечно, было! Кларк со всей определенностью заявляет, что, если человек вышел на старт любого соревнования, он должен отдать все для победы. Но сравните Кларка, например, с Роджером Баннистером, который, сломав четырехминутный барьер в беге на милю, открыл новую эру в беге. Если Баннистер выступал два-три раза в сезоне, готовя себя к самым ответственным соревнованиям, то Кларк в 1965 году только за три (три!) месяца, с января по март, стартовал 22 раза. И как стартовал! Авторы книги «Легкая атлетика за рубежом» (ФиС, 1974) подсчитали, что средний результат 11 выступлений Кларка на 5000 м равен 13.34,5! Этот «средний» результат превышал мировой рекорд великого бегуна Владимира Куца на полсекунды. Когда думаешь о человеке, каждые три-четыре дня выходящем на старт, чтобы бороться с полной отдачей, невольно приходит на ум мысль о летчиках, которые, сделав однажды трудное дело, не могут больше жить без полетов, об альпинистах, которые, поднявшись однажды на вершину, рискуют своей жизнью, чтобы подняться на новую.

Кларк нашел в спорте то, что никогда не изменит человеку,– радость полноценного участия в жизни. Олимпийский чемпион может проиграть соревнование через неделю после своего триумфа, у мирового рекордсмена могут отобрать рекорд, и если эти люди думают только о том, чтобы всегда быть первыми, и это для них главная радость в спорте, им придется испытать очень неприятные переживания, у Кларка, «великого неудачника», как его называли газетчики, огорчения от поражений никогда не затмевали радости быть участником состязания, и именно в этом кроется секрет его невероятно частых и блестящих выступлений. Если у Снелла поражения вызывали сильную депрессию, то Кларка они лишь настраивали на новую рекордную серию. Этот в высшей степени интеллигентный подход к спорту не могли не видеть спортсмены и зрители. Кларк, несмотря на свое полное фиаско на олимпийских играх, где он участвовал, до сих пор почитается бегунами, наверное, больше, чем кто-либо другой. Вот как пишет о нем в книге «Без труб, без барабанов» великий олимпиец Питер Снелл, человек совсем с другим подходом к состязаниям:

«Разминаясь перед своим забегом, я, как и в Лос-Анджелесе, сделал перерыв, чтобы посмотреть состязание других бегунов. На этот раз я забыл о себе еще больше, чем в Америке. Но зато какое это было состязание! Толпа начала реветь сразу же после выстрела, и рев не прекращался до самого финиша. Все были охвачены благоговейным восторгом при виде столь чудесной работы. Кларк сразу дал понять, на что он рассчитывает, пробежав первый круг за 63 секунды. Первую милю он промолотил за 4.20,0. Это начало даже для первоклассного бегуна на 3 мили очень хорошее, а Кларку предстояло пробежать не 3, а 6 миль с четвертью. Чтобы узнать, где сейчас бежит Кларк, вам не нужно было смотреть на дорожку. Ритмичная волна одобрения прокатывалась вокруг стадиона, сопровождая круг за кругом ге­роя, бежавшего в неослабевающем темпе.

Я пропустил середину соревнования, решив, что лучше мне размяться, но я увидел финиш Кларка. Он финишировал с колоссальной мощью и у самой ленточки сделал жест фотографам, чтобы они не помешали двум другим бегунам. Этим спортсменам предстоял еще один круг, а ведь они были бегунами мирового класса и в тот вечер перекрыли свои личные рекорды!..

Его поведение после бега поразило меня не меньше, чем само выступление. Казалось, он считает свое фантастическое достижение заурядным, будничным явлением и не особенно удивляется ему. Я думал, он будет невероятно измотанным, но он не обнаруживал ни малейших признаков этого. «Человек-машина» – вот подходящие для его описания слова...».

Кларк никогда не останавливался на достигнутом и всегда смотрел в будущее. Очень часто, закончив тяжелое состязание, он тотчас же проводил тренировку, пробегая десятки километров. Тренировка была для него делом, которым ни при каких обстоятельствах пренебрегать нельзя. Когда его спросили в интервью, сколько дней он рекомендует отдыхать перед важнейшими соревнованиями, Кларк ответил: «Ни одного!» Возможно, это не совсем правильно, но эта фраза характеризует как нельзя лучше отношение Кларка к соревнованиям и тренировке.

Повествование о спортивных выступлениях Кларка заканчивается 1966 годом, однако Кларк закончил выступления лишь в 1970 году. В 1966 году он вернул себе мировой рекорд в беге на 5000 м, показав 13.16,6, что было лучше на 7,6 секунды результата Кипчого Кейно. В 1967–1968 годах Кларк интенсивно готовился к Олимпийским играм в Мехико. Перед Играми он показал блестящий результат на 5000 м (13.18,8), однако большинство спортивных обозревателей не верили в то, что Рон Кларк станет олимпийским чемпионом. Из-за тяжелых условий бега в высокогорье предпочтение отдавали более легким бегунам Африканского континента, которые регулярно тренировались в подобных условиях у себя на родине. Так оно и случилось. В беге на 5000 м Кларк занял пятое место, а в беге на 10 000 м шестое. Обе золотые медали завоевали африканцы Гаммуди (5000 м) и Тему (10 000 м). После финиша на 10 000 м Кларк потерял сознание. В 1969 году Кларк имел лучший результат в сезоне в беге на 10 000 м – 28.03,6. Последними крупнейшими соревнованиями рекордсмена мира были финалы бега на 5000 и 10 000 м на Играх Британского содружества в Эдинбурге в 1970 году. Обе дистанции Кларк проиграл, хотя в беге на 10 000 м уступил победителю Стюарту лишь 1,8 сек.

Кларк тренировался без тренера. Основой его тренировки были длительный бег в течение всего года и интервальные пробежки. При этом Кларк допустил в своей тренировке ряд ошибок, самой главной из которых было пренебрежение к скоростной тренировке. Следствием этого был относительно слабый финиш Кларка, и он часто проигрывал состязания на заключительной его ста­дии. Слабый финиш Кларк старался компенсировать энергичным лидированием на всей дистанции с целью измотать соперников, но ведь всякий знает, что лидеру всегда труднее, чем преследующему. Как бы ни были впечатляющи победы великих бегунов «фронтальной» тактики, их почти всегда «наказывали» спортсмены, использовавшие тактику преследования. Так было и с Кларком, проигравшим на Олимпийских играх в 1964 году бег на 10 000 м Биллу Миллсу и Мохамеду Гаммуди, так было и с Владимиром Куцем, у которого в 1954 году в Лондоне на последнем метре вырвал победу и мировой рекорд на 5000 м Кристофер Чатауэй, преследовавший Куца всю дистанцию. Бегун не должен быть привержен лишь какой-либо одной тактической схеме. Пожалуй, образцом тако­го бегуна являлся Херберт Эллиот, который в 1960 году на Олимпийских играх в Риме, будучи на голову выше своих соперников, в финале бега на 1500 м первые два круга «отсиживался», приглядываясь к противникам и оценивая обстановку. На второй половине дистанции он резко увеличил темп и стал олимпийским чемпионом и одновременно мировым рекордсменом на эту дистанцию.

После поражения в Токио Кларк понял, что он должен проводить специальную тренировку на развитие быстроты, и стал включать в свои планы скоростные пробежки на отрезках до 400 м. Это резко отразилось на его успе­хах. Следующий, 1965 год был, как мы знаем, триумфальным годом для Кларка.

То, что Кларк тренировался без тренера, было, безусловно, его ошибкой. Сам он, уже после того как про­стился с большим спортом (это случилось в 1970 году), сказал в беседе с журналистом по этому поводу: «Оглядываясь назад, я все больше убеждаюсь в том, что, если бы около меня был человек, на которого я мог бы положиться, я бы не был третьим на Олимпийских играх в Токио и вторым на Играх Британского содружества наций в Кингстоне. Вся беда в том, что я слишком часто менял свои планы...».

Тем не менее замечательно, что за всю историю бега не было ни одного тренера, который рекомендовал бы своему ученику выступать в каждом соревновании с полной отдачей сил, как это делал Кларк. Правда, задолго до Кларка выступал великий финский бегун Пааво Нурми, который, как и Кларк, тренировался утром и вечером и тоже без тренера и подходил к соревнованиям так же, как и австралийский стайер. Так, например, на Олимпийских играх в 1924 году в Париже Нурми, не будучи заявленным на 10 000 м, пробежал эту дистанцию на разминочной дорожке в тренировочном костюме, когда проходил финальный забег. Этим он хотел доказать свое превосходство над другими участниками финала. И доказал! Дистанция была пройдена Нурми за 29.50,0, а победитель Игр его соотечественник Ритола показал только 30.23,2. Самое поразительное, однако, в том, что на следующий день Нурми предстояли выступления на 1500 и 5000 м, и в этом свете описанный поступок Нурми приобретает особенное звучание. Напомним читателю, что Нурми с блеском выиграл золотые медали на 1500 и 5000 м с незначительным по времени отдыхом между соревнованиями.

Шведский бегун Гундер Хэгг, мировой рекордсмен в беге на 1500 м (3.43,0), выступавший в начале 40-х годов, ток же тренировался без тренера и в соревнованиях, как и Нурми, стремился показать лучшее, на что способен. Так, например, в 1942 году на протяжении 82 дней летнего сезона он установил 10 мировых рекордов на 7 различных дистанциях. Однако разница между Нурми и Хэггом, с одной стороны, и Кларком – с другой, заключается не только в объеме тренировок, но и в том, что в 60-е годы роль тренера в успехе спортсмена чрезвычайно возросла. Имена Эллиота и Снелла неотделимы от имен Черутти и Лидьярда.

Основой тренировки, как пишет сам Кларк, является ее регулярность. Кларк очень часто проводил трехразовую тренировку в день. Утром он пробегал около 4,5 км и упражнялся со штангой весом 45 кг. В обеденный перерыв снова бег до 10 км. Вечером основная тренировка: бег до 20 км со скоростью 5 минут миля. Объем бега в отдельные недели достигал у Кларка 200 км.

В книге «Легкая атлетика за рубежом» приводится следующий недельный план весенней тренировки Кларка.

Понедельник. Бег по шоссе 21 км, последние в км в соревновательном темпе.

Вторник. Бег 14 кругов (28 км) на ипподроме (травяная дорожка на ипподроме длиной 2 км), примерно за 8 мин. круг.

Среда. Бег по шоссе 21 км и один круг на дорожке ипподрома.

Четверг. Бег на 12 кругов ипподрома (24 км).

Пятница. Бег по шоссе 11 км и 6 кругов на ипподроме, всего 23 км.

Суббота. Бег по трассе Ферни-Крик 20 км.

Воскресенье. Утром 12 кругов (24 км) по ипподрому, в полдень – 18 км по шоссе.

Всего за неделю Кларк пробежал 181 км.

Объем бега в тренировке Кларка очень велик, но современные бегуны на длинные дистанции уже намного перекрывают его. Вот образец тренировки в подготовительном периоде мирового рекордсмена в беге на 10 000 м англичанина Дэвида Бэдфорда.

Понедельник. Утром – бег 12,8 км, днем – 9,6, вечером – по шоссе 25,6 км.

Вторник. Утром – 12,8 км, днем – 9,6, вечером – 22,4 км, включая 30 по 200 м и фартлек.

Среда. Утром – 12,8 км, днем – 9,6, вечером – 25,6 км, включая 5 по 1 миле в быстром темпе.

Четверг. Утром – 12,8 км, днем – 9,6, вечером на дорожке стадиона 12 по 400 м по 62 сек., чередуя с медленным бегом 200 м; 12 по 300 м по 7 сек., чередуя с медленным бегом 100 м; 12 по 200 м по 32 сек.; чередуя с медленным бегом 100 м.

Пятница. Утром – 12,8 км, днем – 9,6, вечером – 12,8 км.

Суббота. Бег 24 км.

Воскресенье. Утром 32–40 км, днем – 8–16 км по пересеченной местности.

Как мы видим, трехразовая тренировка в день становится обычным явлением. Интенсивность тренировки также возрастает. Мировой рекордсмен на 5000 м бельгиец Эмиль Путтеманс часто включает в свою тренировку бег 20 по 400 м за 58 секунд, олимпийский чемпион в беге на 3000 м с препятствиями Кипчого Кейно пробегает 4–5 по 800 м за 1.58,0 или 6–8 по 500 м за 1.10,0–1.13,0. Таких примеров можно привести множество.

В заключение отметим, что Рон Кларк осветил еще одну проблему: процесс перехода от выступлений в юношеском спорте к выступлениям среди взрослых спортсменов. Кларк указывает на психологические трудности такого перехода юношей-рекордсменов (непереносимость ими начальных поражений), и это, безусловно, верно. Однако нам кажется, что психологические факторы не единственные в процессе перехода юношей-рекордсменов в большой спорт. Вероятно, перерыв (отказ от участия в соревнованиях и тренировке) в спорте имеет какое-то стимулирующее действие для последующей спортивной карьеры спортсмена. Для иллюстрации приведем следующий пример. Летом 1974 года весь мир облетела сенсация: чемпионат Великобритании среди профессионалов-велогонщиков на один километр выиграл 54-летний Родж Харрис. Этот спортсмен выиграл в 1957 году звание чемпиона мира среди профессионалов и в 37 лет вдруг бросил спорт. В 1962 году у него был сердечный приступ. Харрис решил возобновить тренировки и к 1974 году достиг потрясающе великолепной формы. Какую роль играл перерыв с 1957 по 1962 год? Об этом можно лишь догадываться. Вопрос о том, какова роль длительных перерывов в тренировках, изучен в настоящее время совершенно недостаточно. Возможно, тщательное изучение и решение этого вопроса дадут новый стимул для дальнейшего роста результатов и в беге на длинные дистанции. Во всяком случае, Кларк одним из первых показал, что и после длительных перерывов спортсмен может достигнуть наивысших успехов, возобновив регулярные тренировки.

 





Читайте также:



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (235)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.007 сек.)