Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Короткая история 2. История о зонтах. 2 страница




—Дело, наверное, зашло далеко, если уже и автора уведомили, почему же они…?
—Похоже, предыдущая кампания по экранизации одного аниме, ориентированного на девушек, прошла не очень удачно, поэтому теперь они «проявляют осторожность в вопросах, касающихся работ, целевой аудиторией которых являются женщины». И хотят пересмотреть весь план целиком…

Ёкодзава был знаком с похожей ситуацией в партнерской компании – разумеется, так как это было не в «Марукава», всех деталей он не знал, но, видимо, в шоу одной мангаки в интернете, где вещание шло потоковое, редактор, приглашенный в качестве гостя, проговорился об экранизации одной из манг. Учитывая, что это объявление было сделано в, скажем так, общественном месте, у компании не было выбора, кроме как подтвердить его. Ёкодзава понятия не имел, насколько история была правдивой – но с тех пор та компания запретила любые неофициальные анонсы в средствах массовой информации.

—Да – но с экранизацией этой работы, возможно, сопряжен слишком большой риск. Ты же понимаешь, мангу скорее реализуют в виде спектакля или дорамы, чем в виде аниме, если при всей гениальности автора его работу сложно отрисовать.

Каким бы удивительным ни был результат или какими бы высокими ни были похвалы зрителей, если конечный продукт не окупался, смысла инвестировать в него не было. В мире продаж неокупаемость автоматически означала провал.

Поэтому правильно выбрать время для экранизации работы в виде аниме очень важно. Одно неверное движение, и все пойдет прахом.

—Кажется, сейчас они пересмотрели планы относительно второго сезона. Инвесторы не будут спонсировать то, что не продастся хорошо.
—Ну, в общем-то, они хотят вернуть свои потраченные деньги – поэтому и планируют все заранее, пока убытки не столь велики. Мне кажется, мы просто попали под их попытки экранизировать второй сезон у другой работы.
—Да, пожалуй, это был важный фактор.
—И тем не менее, они будут неправы, если ту проблему свяжут с этой работой. Темы совершенно разные, единственное общее – это ориентация на женскую аудиторию, верно? Они не могут сами решить, что будет успешным, а что нет.

Любая работа Хатори получала восторженные отзывы, в общем-то. И хоть Ёкодзава высказывался недовольно только из-за раздражения, Хатори шокировано на него посмотрел.

—Ёкодзава-сан, Вы… читаете мои работы?
—Хах? Какого хрена ты спрашиваешь? Конечно, читаю! Я всегда читаю все, что пытаюсь продать. Правда, в начале было скучновато, но, прочитав второй том, я понял, что хотела сказать автор.

У него не было времени читать все книги «Марукава», но он по возможности читал то, за продажи чего лично отвечал.

Он вообще-то никогда не читал сёдзё-мангу до прихода в издательство – сам жанр отрицал, считая, что там лишь романтический бред, но когда однажды сел и пролистал одну из манг, его восприятие резко изменилось. Он осознал, что интересные книги интересны независимо от жанра.

Разумеется, иногда попадались главы и страницы, которые он стеснялся читать, но в этом и был замысел. Если говорить о работах Хатори, работы его автора и одного из лидеров рейтинга сёдзё-манги Ёсикавы Чихару, как правило, были полны чувственности и эмоциональности.

Возможно, хрупкое равновесие между серьезными и юмористическими сценами и было тем, что увлекало читателей. После прочтения серьезных не оставалось чувства депрессии, ведь сцены осветлялись комедийными вставками.

—Большое спасибо.
—И эй – не кори себя только потому, что они не особо заинтересовались. Предложи другой студии; это хорошая серия, и я уверен, что успех ей обеспечен. Заставь их пожалеть, что они нам отказали, – он остановился. – Так… что же тебя так беспокоит?
—Просто… автор была так счастлива, что было решено выпустить аниме. Я хотел как можно лучше сообщить им эту новость – но как Вы и предположили, Ёкодзава-сан. Я поищу еще кого-нибудь, чтобы предложить.

Казалось, он принял к сведению совет Ёкодзавы и уже начал его обдумывать – от того усталого выражения лица не осталось и следа.

Главный редактор ежемесячника «Изумруд», Такано, был известен своим ярким, смелым подходом к работе, а с его безупречно надежным заместителем Хатори им и противопоставить было нечего. Он был стратегом, который всегда и все, в чем участвовал, просчитывал на несколько шагов вперед, никогда не делая поспешных шагов, пока все не выяснит. Ёкодзава не сомневался, что компания скоро пожалеет об отказе принять работу Хатори.

—Кстати – все в порядке?
—Ты о чем?
—Я просто слышал, что что-то пошло ужасно неправильно.

Кажется, катастрофа в отделе продаж и слухи вокруг нее облетели всю компанию. Что было ожидаемо – никто не пытался подавить сплетни, а Ёкодзава действительно считал, что такие масштабные ошибки нужно решать, сотрудничая со всей компанией. Но все-таки он не думал, что новость разлетится так быстро.

Сотрудник, которого перевели, в основном имел дело с комиксами для мужской аудитории, и, пусть было сложно употребить слова «к счастью», казалось, что ни одну работу или проект, где был задействован отдел «Изумруд» последствия не затронут.

—Все разрешится, так или иначе, разумеется.

Скрывать и исправлять ошибки было, разумеется, нелегкой задачей, но ничего из того, с чем невозможно справиться. Уже было несколько вариантов, и именно потому Ёкодзава решил заняться этим лично, что он был уверен, что сможет продать больше, чем планировалось изначально. Да, это потребует времени, но все будет нормально, если он не станет уходить в отпуск в этом году.

—Тогда… возможно, Вы переживаете из-за чего-то еще? Вы просто не похожи на себя обычного.
—… Эта твоя проницательность иногда действительно раздражает, знаешь?
—Приношу свои извинения.

И правда, его мысли в последнее время временами были тревожными; казалось, обычно он не восприимчив к проблемам других людей, но иногда, когда у кого-то поблизости портилось настроение, это влияло и на него – показатель того, насколько он все-таки чувствителен к атмосфере вокруг.

Ёкодзава на самом деле волновался о дне рождения Хиёри, который должен был быть в конце месяца. Для нее было традицией каждый год приглашать друзей и всем вместе обмениваться подарками, обычно она встречала друзей с какой-нибудь магазинной едой, вроде курицы или сэндвичей, но в этом году Ёкодзаве придется поднапрячься, ведь она горячо попросила: «Я очень хочу, чтобы в этом году ты готовил для моего дня рождения, братик!».

Это выяснилось, когда, вместо суеты с поиском подарка, он прямо спросил, что она хочет – и она ответила так. Просто готовить для Хиёри было не особенно сложно, но в этот раз это будет день рождения все-таки, он должен быть уверен, что все понравится и ее друзьям. Что же ему сделать?

Может, потому, что росла Хиёри на блюдах, приготовленных ее бабушкой, ее вкусы были довольно определенными, но он вряд ли мог предположить, что и остальные дети любят то же самое. Ему действительно придется постараться изо всех сил и устроить прекрасный праздник.

С точки зрения постороннего человека так стараться было глупо, но для Ёкодзавы это, без преувеличения, один из самых важных моментов всей его жизни. И мысли о том, чтобы не смутить Хиёри перед ее друзьями, тяжким грузом лежали на его плечах.

Изначально он хотел проконсультироваться у Киришимы по этому вопросу, но потом передумал. Мало какую помощь можно получить от парня, который не умеет готовить ничего сложнее рисовой каши, в общем-то. А если бы он рискнул спросить у кого-нибудь из женщин в компании, слухи бы распространились быстрее, чем он успел бы глазом моргнуть, в этом нет сомнения.

—Что ж, если есть что-то, в чем мы можем помочь, пожалуйста, не стесняйтесь спрашивать. Мы всегда полагаемся на Вас, поэтому это меньшее, что мы можем сделать, – взволнованно предложил Хатори, скорее всего, начав переживать, когда Ёкодзава замолчал, погрузившись в свои мысли.
—Оу – нет, правда, я в порядке. Я прослежу, чтобы ваш отдел это не затронуло. Это для меня практически дело личное– – он быстро сомкнул губы, понимая, что чуть не начал изливать Хатори душу, и случайно вспомнил кое-что, что слышал не так давно. – Эй, а ты… хорошо готовишь, верно?
—Я бы не сказал, что хорошо, но я справляюсь, – ответил он на внезапный вопрос Ёкодзавы с любопытством в голосе.
—Я точно уверен, я слышал, как Такано сказал, что ты и профессиональным поварам фору дашь. Ты где-то обучался?
—Вряд ли; я просто помогал матери на кухне, поэтому все пришло само собой. Затем в колледже я стал жить один, поэтому готовка стала больше, чем просто хобби. А откуда такое любопытство?
—Оу – просто я для себя готовлю, но не особенно разнообразно. Я подумал, может, ты что-то порекомендуешь… – ну не мог он прямо спросить, поэтому перевел разговор в общее, расплывчатое направление, но, наверное, это было слишком демонстративно и очевидно. Но все-таки это менее подозрительно, чем нерешительно и заискивающе выспрашивать, напомнил он себе, и все же чуть более открыто поставил вопрос.
—Я обычно ищу сайты с рецептами и покупаю поваренные книги и журналы на эту тематику. Я довольно предвзят, поэтому стараюсь пробовать различные рецепты.

Ёкодзава, удивленный неожиданным ответом, несколько раз быстро моргнул.

—Хах, даже у тебя есть то, что нравится и не нравится…
—Ах, ну… да, хотя я бы не стал говорить, что мне что-то совсем не нравится. Нет ничего особенно выделяющегося.

Ему показалось, или Хатори сейчас выглядел немного неловко? Может быть, он просто не хотел, чтобы люди знали, что он придирчив в еде. Решив не развивать дальше эту тему, Ёкодзава поблагодарил:

—Спасибо; я обязательно последую твоему совету.
—Надеюсь, я чем-нибудь помог.

Ёкодзава не подумал поискать поваренную книгу, пока Хатори это не предложил – частично потому, что издательство «Марукава» почти не выпускало книг для домохозяек, но, конечно, он мог бы найти такие книги в любом книжном магазине, если бы только захотел. С по крайней мере этой решенной проблемой он почувствовал, что настроение немного улучшилось.

—Что ж – думаю, мне пора вернуться к работе!

Смяв пустой стаканчик из-под кофе, он бросил его в мусорку и поднялся. Перво-наперво, он должен позаботиться о текущей проблеме, а потом уже заняться планированием праздничного меню.

—Тогда я ухожу, – объявил он, чуть повысив голос, и покинул комнату отдыха.


Часть 3.

В последующие два дня Ёкодзава и его коллеги из отдела продаж работали не покладая рук. Разумеется, они всегда были прилежны и серьезны в том, что касалось работы, но это был единственный случай, когда все взялись за дело исключительно рьяно.

И благодаря их напряженной работе они, казалось, наконец, вырвались на финишную прямую в преодолении той проблемы, что стояла перед всеми, и Ёкодзава чувствовал облегчение, осознавая, что самое тяжелое уже позади. Учитывая, что и начальство сподобилось высказаться, все мало-помалу шло к благополучному разрешению.

Завтра он почти не появится в офисе и постоянно будет звонить, но с перспективой наконец-то разделаться со всем этим с плеч Ёкодзавы будто камень свалился. Разумеется, решить вопрос так быстро в немалой степени помогло сотрудничество и помощь многих людей, и он должен будет отплатить им своей результативной работой в будущем.

Пусть все еще было несколько других раздражающих мелких проблем, требующих внимания, он, наверное, сможет решить их все по мере поступления, и хотя он был все еще, скажем так, обижен на тот «подарочек», что оставил им переведенный сотрудник, в основном Ёкодзава был просто рад, что он покинул отдел продаж. Если бы его махинации продолжали оставаться незамеченными, все могло бы обернуться куда хуже.

Если сказать определеннее, все собравшиеся для решения возникшей проблемы сплотились, отношения между людьми улучшились, чувствовал Ёкодзава. У каждого был свой талант, но Ёкодзава был рад, что узнал, как все могут работать вместе, это еще повысило общий их потенциал.

И все-таки он надеялся, что подобное больше никогда не повторится. Из-за этого инцидента в компании вводилось новое правило, предписывающее всем сотрудникам регулярно отчитываться о состоянии дел в тех проектах, над которыми они работали. Необходимость этого стала болезненно очевидной, ведь попытка взвалить на себя все и сразу неизбежно приводит к ошибкам, иногда серьезным, поэтому против нововведения никто не возражал.

—У нас сейчас проходит рекламная акция нового продукта! Пожалуйста, попробуйте этот бесплатный образец!

Ёкодзава вместе с толпой выходил со станции, молодая женщина сунула что-то ему в руку.

—Какой смысл давать мне что-то вроде этого...?

Казалось, это что-то вроде влажных салфеток, розовая упаковка и надпись «с ароматом персика и мяты» очевидно давала понять, целевая аудитория – женщины. Решив потом отдать это Хиёри, Ёкодзава сунул упаковку в карман и зашагал в нужном направлении, минуя толпу.

К счастью, с заходом солнца стало немного прохладнее, но ветер, обдувающий его со всех сторон, все еще был теплым. Мужчина вздохнул, размышляя о том, что душные ночи, несомненно, станут прохладнее, если пару раз пройдет дождь.

Он шагал по весьма знакомому пути, направляясь в «Книги Маримо» – но не для работы, а в надежде найти поваренную книгу, которая поможет ему спланировать праздничное меню для дня рождения Хиёри.

Предполагая, что в магазине будет большой выбор подходящих книг, он особенно не готовился, но, наверное, не лучшей идеей было идти в этот книжный магазин, полный сотрудников, которые могли бы узнать Ёкодзаву. Как, скажите на милость, он станет объясняться, если кто-нибудь застанет его в разделе кулинарной литературы?

Когда он уже готов был сдаться и уйти в другой магазин, хоть этого и не осознавал в полной мере, он подумал: «... Может, я слишком себя накручиваю...».

Только то, что в магазине работало много людей, которых он знал, не означало, что они его заметят. Плюс, в таком большом магазине как «Книги Маримо», вероятно, было много сотрудников, которые его признать не могут. Убеждая себя в этом, он взял себя в руки и приготовился было войти в магазин – когда его телефон завибрировал в кармане, оповещая о звонке от Киришимы. Главный Редактор упоминал, что его не будет в офисе, он уедет на встречу, и покинул компанию утром.

—Алло, это Ёкодзава.
Это я. Можешь говорить?
—Да, все нормально. Что случилось?

Киришима, как правило, звонил, а не писал сообщения, когда ему что-нибудь требовалось. Шагнув в сторону, чтобы не мешать другим покупателям входить и выходить, Ёкодзава вернулся к разговору.

Похоже, работа сегодня немного затянется, так что не думаю, что я успею домой к ужину. Прости – но не мог бы ты прийти и покормить Хиё?
—Разве ты не собирался сразу же идти домой после встречи со своим автором? Что-то случилось?

Если Ёкодзава помнил правильно, у Киришимы на сегодня была назначена встреча с Идзюином. Может быть, все пошло по-другому, может, он был и не с автором.

Оу – нет, ничего такого. Просто – у меня есть еще одно дело, которым надо заняться после всего, и это займет больше времени, чем я ожидал. Я бы очень хотел быть дома с Хиё – так что извинишься за меня?
—Ладно – тогда позвони мне, когда будешь на станции, я разогрею тебе ужин.
Извини за неудобства – увидимся позже.

Видимо, удовлетворенный ответом Ёкодзавы, взволнованный Киришима быстро отключился. В «Дзяпуне» постоянно витали планы об экранизации или озвучке какой-нибудь серии. Когда кто-то поднимается до должности Главного Редактора, его работа становится другой, меньше авторов и выуживания рукописей и больше совещаний и обсуждений, растет доля работы представителя редакторского отдела.

Но Киришима ухитрялся и на работе прекрасно успевать и умело направлять своих подчиненных, и ролью отца не пренебрегать. Когда он находит время отдыхать?

Написав Хиё сообщение, чтобы дать ей знать о времени возвращения, Ёкодзава вошел в книжный магазин и по привычке направился к эскалатору, ведущему вниз.

—Ой – простите, – бормотал он, поспешно развернувшись и пробираясь через людей, стоявших за ним. Пряча смущение, он взглянул на план магазина на стене. Затем, воспользовавшись другим эскалатором, попал на второй этаж, где располагались книги по домоводству и направился к интересующему стеллажу.
—Так, думаю, это здесь...

Как и ожидалось, в «Книгах Маримо» предлагался большой ассортимент литературы, больше, чем он мог рассчитывать. От специализированных изданий, ориентированных на профессионалов, до иллюстрированных буквально пошагово книг для новичков, невозможно было определить, откуда же начать. Ёкодзава обратил внимание на одну длинную полку и скользил по ней взглядом, высматривая все, что могло привлечь его внимание, пока не остановился на журнале для домохозяек. Похоже, это был выпуск за прошлый месяц – хвастливо сообщающий на своей обложке о целой коллекции рецептов для детских праздников.

Взяв этот журнал, мужчина его пролистал и с облегчением обнаружил, что рецепты внутри не особенно сложные. Просмотрев ассортимент блюд и впечатлившись, он решил купить журнал и посчитал, что будет лучше попрактиковаться у себя дома, вне поля зрения Хиёри, чтобы не оплошать в ее большой день.

Вернувшись на первый этаж, он подошел к дальней кассе, чтобы случайно не наткнуться на кого-нибудь, кто его знал, и расплатился. Но когда он уже собирался направиться домой, радуясь, что без проблем нашел то, что искал, он услышал зовущий его голос.

—Хах? Ёкодзава-сан?
—О-оу, привет... Юкина.

Возможно, потому, что он был настороже, голос его звучал довольно подозрительно, но странное поведение Ёкодзавы, казалось, ни капли не смущало стажера «Книг Маримо», Юкина Ко поприветствовал его со всей возможной беззаботностью.

—Вам стоило бы намекнуть хотя бы, что Вы сегодня здесь!
—Я пришел по личному делу, сегодня я просто покупатель. Не хотел никого беспокоить.

Это было не более, чем надуманное оправдание – но не мог же он сказать, что нарочно избегал этажа комиксов, чтобы не встретить никого знакомого.

Несмотря на полную учебную занятость в Токийском Художественном Университете, Юкина отвечал за отдел сёдзё-манги в этом магазине, превосходно используя свои глубочайшие познания жанра. В отделе продаж не было никого, кто не знал бы Юкину, юноша был популярен тем, что стимулировал скачки продаж любых серий. Плюс – только он придумывал и реализовывал всяческие рекламные стенды. Хоть никто не мог предположить, чем он займется в будущем, многие из отдела продаж надеялись, что он продолжит работать в «Книгах Маримо».

—Ты закончил с сегодняшней работой?
—Да; у меня сегодня была утренняя смена. Если Вы сейчас уходите, не возражаете, если мы пойдем к станции вместе, Ёкодзава-сан?
—Ты уверен, что не хочешь, чтобы компанию тебе составила одна из тех девушек, что прямо сейчас строят тебе глазки?

Юноша выглядел будто принц, только сошедший со страниц сёдзё-манги, поэтому за ним следовала группка поклонниц. Обычным делом было видеть стайку школьниц первого-второго года старшей школы у входа в магазин, юноша получал горы шоколада на День Святого Валентина.

—Ну, я сейчас не на работе – поэтому не стоит давать им ложных надежд, – ответил он, слегка улыбаясь.

Казалось, юноша был не только красив внешне, но еще обладал хорошим характером, дружил с коллегами и не конфликтовал с начальством. Пусть он и знал о своей популярности, он не допускал, чтобы она вскружила ему голову. Его родители, должно быть, хорошо его воспитали.

Ёкодзава и представить не мог, какие же люди могут нравиться этому парню.

—Ну, тогда... полагаю, нам пора?

Стремясь избежать школьниц, мужчины перебежали дорогу до того, как светофор изменил цвет, скрылись в толпе и поднялись по улице, по которой Ёкодзава недавно шел.

—Фух, сегодня очень тепло! Я был в магазине все утро, но уверен, что Вам и людям Вашего отдела, обходящим магазины, не слишком легко!
—Наверное. Соглашусь, что ходить постоянно в такую погоду нелегко; разница температур в магазинах и снаружи не слишком хорошо влияет на здоровье. Но – честно говоря, офисная работа лично меня никогда не привлекала.

Мало приятного было в постоянной смене температур, жаркая и душная атмосфера на улице и прохлада кондиционированного воздуха в магазинах. Пусть некоторые владельцы магазинов не слишком сильно включали кондиционеры в целях экономии энергии в последние годы, в любом случае для организма это стресс.

—Ох, Вы попали в точку. Например, в поездах сразу после посадки будто в раю, но если проводить там время подолгу, начинаешь замерзать, а это новые проблемы. Но выходишь – и снова погружаешься в ад.
—Меня это никогда не беспокоило; думаю, дело в твоем возрасте.
—«Дело в твоем возрасте» – что Вы имеете в виду? Ой – еще раз, а сколько Вам лет, Ёкодзава-сан?
—Двадцать восемь.
—Э?

Лицо Юкины застыло, будто он увидел привидение, брови Ёкодзавы сошлись вместе, хмурясь – не то, чтобы он не понимал такой реакции, но так удивляться не было необходимости.

—... Что это за лицо?
—Ах – нет, это просто, ну, Вы помните редактора, с которым познакомили меня не так давно? Я потрясен, узнав, что Вы моложе его...
—Угх – почему, черт возьми, ты сравниваешь меня и его?

Ёкодзава был прекрасно осведомлен о том, что выглядит старше своего возраста, но никогда не хотел, чтобы его сравнивали с обладателем самого детского лица в компании. Никто не знал, как этот парень может выглядеть так молодо, что его считают одним из семи чудес «Марукава».

Может, думая, что Ёкодзава обиделся, Юкина поспешно сменил тему:

—О-ох, кстати! У издательств же тоже есть летние каникулы, да? Полагаю, где-то около фестиваля Обон?
—Неа – у нас нет каникул. Каждый должен заранее подать заявку на отпуск на желаемые дни.
—Вау... это так здорово! Если взять отпуск не тогда, когда берут его другие, можно, например, съездить в путешествие, не боясь переполненности!
—Наш начальник именно по этой причине уехал сейчас в отпуск за границу. Оу – подожди, нет... Я думаю, он сегодня возвращается.
—Должно быть, это здорово, выехать за пределы Японии!

Хорошо, конечно, суметь взять отпуск вне пикового сезона, но найти для этого время не так легко. Из-за этого Ёкодзава в прошлом году не был в отпуске вообще, а когда признался Киришиме, что, наверно, и в этом году получится так же, Главный Редактор вышел из себя.

—Ну, если суметь найти время.
—Вы не можете отдохнуть тогда, когда хотите?
—Да нет, просто... не так просто это все, учитывая работу.

Он замолчал, когда мужчины вошли на станцию, сквозняк из ближайшего магазина обдул его, смешиваясь с теплым уличным ветерком.
Каждый раз, как он подумывал взять отпуск, мысли его неизбежно крутились вокруг всей той работы, что будет ждать его по возвращении. Он страстно желал уметь переключаться, будто кнопкой, в режимы «работа» и «отдых», но не умел.

—Вы очень трудолюбивый, Ёкодзава-сан. Вам стоит перестать волноваться о работе и просто отдохнуть, в конце концов, когда Вы были в отпуске!
—Что ж, если у тебя есть варианты, как это осуществить – я весь внимание.
—Хахах, в точку.

Они начали спускаться по лестнице, когда Юкина издал удивленный звук.

—Эй – а это... не Киришима-сан вон там?

 

—А?

Посмотрев в ту сторону, куда указал Юкина, Ёкодзава, разумеется, увидел фигуру Киришимы. Он стоял перед картой торгового центра с женщиной – красивой, с заплетенными длинными волосами, одетой в брючный костюм. Со своего места Ёкодзава не мог видеть выражения лица Киришимы, но женщина улыбалась тепло и дружелюбно. Двое перекинулись парой слов и вошли в торговый центр.

—Вы не хотите позвать его? – с любопытством спросил Юкина у замершего, неспособного отреагировать Ёкодзавы.
—Ну – нам не следует беспокоить его во время работы.
—Это была работа? Эта женщина выглядит счастливой, разговаривая с ним; я бы предположил, что это его избранница.
—Хах? Почему ты так думаешь? – Ёкодзава бездумно рассердился, в раздражении повысив голос.

Юкина, скорее всего, не имел в виду ничего такого, это было совершенно естественно для него – не знавшего об отношениях Ёкодзавы и Киришимы – предположить, что те двое встречаются.

Но даже понимая это, Ёкодзава не мог заставить сердце успокоиться. Юкина, к его чести, казалось, не обращал внимания на то, какие эмоции охватили Ёкодзаву, и негромко продолжал:

—Я вообще-то встретился с Киришимой-саном лишь однажды на мероприятии, но он выглядит так здорово... Я хочу быть таким же как он, когда стану старше.
—...

Киришима говорил, что у него работа, и Ёкодзава не усомнился в правдивости. Он не сомневался в этом парне – причина, по которой он чувствовал себя неспокойно... заключалась лишь в ревнивости. Все, как и сказал Юкина: мужчина и женщина выглядели привлекательной парой.

Ёкодзава часто замечал, что настороженно относится ко взглядам окружающих, но он не сомневался, что никто, глядя на них двоих, идущих вместе, и не предполагал, что они любовники. И даже будучи уверенным, что никто не заподозрит, что они встречаются... он завидовал девушке, которая просто выглядела как спутница Киришимы.

—...Ёкодзава-сан?
—Извини – кажется, у меня в голове помутилось от жары.
—Вы в порядке? Вы можете получить тепловой удар!

Он чувствовал себя неприятно оттого, что заставил Юкину волноваться, но вряд ли мог признаться, что же именно с ним не так.

—Ага... Думаю, куплю чего-нибудь попить, прежде чем ехать домой.
—Хотите, я Вам что-нибудь принесу?

Ёкодзава отказался сразу же, прежде чем Юкина мог бы предложить побыть с ним, пока ему не станет лучше.

—Я буду в порядке: это ерунда, куплю чего-нибудь в автомате на платформе. Твой поезд там, верно? А я спущусь в метро.

Все еще со взволнованным выражением на лице, Юкина тем не менее послушно выудил из кармана проездной и направился к турникетам.

—Тогда ладно – обязательно отдохните завтра! Берегите себя!
—Спасибо; и ты будь осторожен по дороге домой.
—Буду! А теперь прошу меня простить.

Выдавив наспех выдуманный предлог, горло Ёкодзавы пересохло, сам Ёкодзава, пройдя через соответствующий турникет, не направился на платформу, а зашагал к торговому автомату.

Сунув в автомат кредитку, он нажал кнопку для минеральной воды, и бутылка с глухим стуком упала в лоток. Выудив ее, мужчина глотнул холодной воды.

Пусть прохлада пыталась остудить разгоряченное тело, одолеть тревогу в груди ей было не под силу.


Часть 4.

—Угх...

Вот уже некоторое время все мысли Ёкодзавы занимало то, что он увидел на станции.

Совесть быстро напомнила ему, не стоит спешить с выводами только потому, что Киришима шел с какой-то женщиной, но он не мог просто отделаться от чувства беспокойства.

Тот факт, что Киришима, придя домой, принес для Хиёри пакет разных желейных десертов из того самого станционного магазина, который заприметил Ёкодзава, поспособствовал лишь увеличению числа мыслей в голове Ёкодзавы. Наверное, Главный Редактор купил их тогда, когда Ёкодзава и Юкина его видели, Ёкодзава отчаянно пытался заставить уйти из мыслей образ той пары, что весело ходили по магазинам.

А чтобы отделаться от этих чувств раздражения и разочарования, мужчина вышел на балкон квартиры Киришимы, чтобы выкурить сигарету, это было впервые. Естественно, он убедился, что Хиёри уже спит, но вот отказаться от курения он пока не мог.

—Боже, я жалок...

Одной из причин, почему он не мог определиться в своих чувствах окончательно, было то, что о своей сегодняшней работе Киришима рассказывал весьма и весьма расплывчато. Он искренне сообщил, что с Идзюином все прошло хорошо, но вот на вопросы о внезапно появившемся деле давал неопределенные ответы.

Ёкодзава знал, что тот увиливает; если бы было что-то, о чем Главный Редактор не имел права распространяться, он бы так и сказал. Пусть на его лице было спокойное выражение, Киришима на самом деле не особо умел что-то скрывать. Награждать кого-то похвалой с улыбкой на губах ему было легко, но, скрывая что-то, он вел себя до нелепости подозрительно.

Ёкодзава смял окурок, напоследок коротко затянувшись, убрал его в карманную пепельницу и вернулся в комнату, неглубоко дыша, потому что вошел в прохладную, охлаждаемую кондиционером комнату. Может, еще одной причиной, почему он не мог собрать мысли в кучу, был душный ночной воздух.

Киришима сидел на диване, читал газету и одновременно листал что-то, похожее на художественную книгу. Он пролистывал страницы, читая в довольно быстром темпе.

—Что ты читаешь?
—Последнюю книгу Усами Акихико. Нам принесли парочку в отдел, так что я одну взял.
—Оу, это...

В офисе гуляли разговоры о том, что редактор этого ветреного автора, наконец, умудрилась его поймать в отеле, где тот от нее прятался, и заставила закончить рукопись. Если вспомнить, что глаза тех из отдела продаж, кто занимался литературой, были чуть ли не слез полны, видимо, они были очень рады, что книга таки закончена в срок, наверное, в слухах об авторе и редакторе было зерно правды.

—Он реально нечто... Еще только пролог, но уже оторваться невозможно. Этот автор затягивает читателей с первого же слова.
—Ну, я пока не читал, так что не рассказывай.
—Ага-ага, знаю я.

Ёкодзава направился к холодильнику, чтобы промочить свое пересохшее горло. Когда он наполнил стакан недавно сделанным ячменным чаем, он услышал звонок сотового телефона – не его телефона. А Киришима, понявший, что это его, не попытался ответить – факт, подстегнувший любопытство Ёкодзавы.




Читайте также:
Как вы ведете себя при стрессе?: Вы можете самостоятельно управлять стрессом! Каждый из нас имеет право и возможность уменьшить его воздействие на нас...
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...
Почему двоичная система счисления так распространена?: Каждая цифра должна быть как-то представлена на физическом носителе...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (241)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.009 сек.)