Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Новелла III. Любовь в степи под Сталинградом




 

 

С покойным Левой Сизерсковым воевать мне не пришлось. Он поведал мне

эту историю много лет спустя после военных событий. В ней столько

невинности, простоты, что невозможно не записать ее. Чем-то она напоминает

новеллы Боккаччо.

"Осенью 1942 года мы ехали под Сталинград. Эшелон медленно тащился по

степи, то и дело останавливаясь. Наконец он совсем застрял около разбитой

станции. От нее осталась куча камней, семафор да кусок деревянного забора,

Пыль, зной, кругом ни души, только голая степь до горизонта. И вдруг откуда

ни возьмись появляются девчата в гимнастерках. Это зенитчицы, они,

оказывается, обороняют станцию от самолетов. И очень скучают. Хи-хи да

ха-ха! Особенно симпатична одна, черненькая. Взявшись за руки, мы бежим к

остаткам забора и (время военное -- нельзя терять мгновения!) быстренько

приступаем к делу... Но вдруг раздается протяжный гудок паровоза, и эшелон

трогается. "Левка-а-а! Скорей!!!" -- кричат товарищи. Ах, какая жалость!

Приходится расставаться! Воинский долг превыше всего! бегу к последнему

вагону, поддерживая галифе рукой. Ребята помогают забраться в вагон,

набирающий скорость. "Куда же ты, солдатик, миленький!!!" -- кричит

черненькая... Имени мы не успели спросить друг у друга..."

 

Новелла IV. Крушение моей военной карьеры

 

 

Я начал войну рядовым, потом получил треугольник в петлицу, потом три

лычки на погоны и даже, позже, одну широкую. Передо мною открывались

блестящие перспективы! Так можно было дослужиться до маршала. Однако в нашей

жизни все решает слепой случай. В военной жизни в особенности, и стать

маршалом мне было не суждено.

Однажды в морозный зимний день 1943 года наш полковник вызвал меня и

сказал: "Намечается передислокация войск. Мы должны переехать на сорок

километров южнее. Войск там будет немало, землянки копать в мерзлом грунте,

сам знаешь -- мучение. Поэтому возьми двух солдат, продукты на неделю и

отправляйся, чтобы занять заблаговременно хорошую землянку для штаба. Если

через неделю мы не приедем, возвращайся назад". Место нового расположения

было указано мне на карте.

Я точно выполнил приказ. Среди множества пустых убежищ и укрытий выбрал

отличную, сухую, укрепленную несколькими рядами бревен землянку. Мы

оборудовали в ней печь и стали ждать. Неделя подходила к концу. Понаехало

множество войск, и землянки стали на вес золота. Нас пробовали выжить грубой

силой и сладкими уговорами, нам грозили и насылали на нас офицеров в

различных званиях. Мы твердо отстаивали свои позиции. Наконец один

интендант, замерзавший под елкой, предложил за

 

землянку два круга копченой колбасы, литр водки и буханку хлеба.

Соблазнительно! Но долг -- превыше всего, и приказ должен быть выполнен. Мы

не поддались искушению. Все же я сказал интенданту: "Сегодня кончается

неделя, и если завтра наши не приедут -- землянка ваша". Наши не приехали, и

назавтра к вечеру мы сидели у костра, пили водку, закусывали колбасой,

готовясь отправиться восвояси.

И вдруг, уже в сумерках, на дороге показалась легковушка с полковником

и офицерами нашего штаба.

-- Где землянка?!!

-- ...

-- ЧтоооООО! Пьяные?!! Мать вашу!!! Приказ не выполнен!!!

Вот и докажи, что ты не верблюд!..

Полковник был в бешенстве. Ему пришлось мерзнуть ночь в палатке. А обо

мне на другой день был издан приказ: "За невыполнение приказания разжаловать

в рядовые и отправить на передовую". Последнее, правда, было лишнее, так как

я все время находился на передовой. Но моя военная карьера на этом

закончилась. Правда, отойдя от гнева, полковник вновь присвоил мне звание

сержанта, но это было уже не то. Много раз, спустя месяцы, при встрече,

полковник хохотал и говорил мне: "Ну как, пропил землянку?"

 

Новелла V. Я и ВКПб

 

 

Нас было шестьдесят семь. Рота. Утром мы штурмовали ту высоту. Она была

невелика, но, по-видимому, имела стратегическое значение, ибо много месяцев

наше и немецкое начальство старалось захватить ее. Непрерывные обстрелы и

бомбежки срыли всю растительность и даже метра полтора-два почвы на ее

вершине. После войны на этом месте долго ничего не росло и несколько лет

стоял стойкий трупный запах. Земля была смешана с осколками металла,

разбитого оружия, гильзами, тряпками от разорванной одежды, человеческими

костями...

Как это нам удалось, не знаю, но в середине дня мы оказались в забитых

трупами ямах на гребне высоты. Вечером пришла смена, и роту отправили в тыл.

Теперь нас было двадцать шесть. После ужина, едва не засыпая от усталости,

мы слушали полковника, специально приехавшего из политуправления армии.

Благоухая коньячным ароматом, он обратился к нам: "Геррои! Взяли, наконец,

эту высоту!! Да мы вас за это в ВКПб без кандидатского стажа!!! Геррои!

Уррра!!!" Потом нас стали записывать в ВКПб.

-- А я не хочу... -- робко вымолвил я.

-- Как не хочешь? Мы же тебя без кандидатского стажа в ВКПб.

-- Я не смогу...

-- Как не сможешь? Мы же тебя без кандидатского стажа в ВКПб?!

-- Я не сумею...

 

-- Как не сумеешь!? Ведь мы же тебя без кандидатского...

На лице политрука было искреннее изумление, понять меня он был не в

состоянии. Зато все понял вездесущий лейтенант из СМЕРШа:

-- Кто тут не хочет?!! Фамилия?!! Имя?! Год рождения?!! -- он вытянул

из сумки большой блокнот и сделал в нем заметку. Лицо его было железным, в

глазах сверкала решимость:

-- Завтра утром разберемся! -- заявил он.

Вскоре все уснули. Я же метался в тоске и не мог сомкнуть глаз,

несмотря на усталость: "Не для меня взойдет завтра солнышко! Быть мне

японским шпионом или агентом гестапо! Прощай, жизнь молодая!"... Но человек

предполагает, а Бог располагает: под утро немцы опять взяли высоту, а днем

мы опять полезли на ее склоны. Добрались, однако, лишь до середины ската...

На следующую ночь роту отвели, и было нас теперь всего шестеро. Остальные

остались лежать на высоте, и с ними лейтенант из СМЕРШа, вместе со своим

большим блокнотом. И посейчас он там, а я, хоть и порченый, хоть убогий, жив

еще. И беспартийный. Бог милосерден.

 




Читайте также:
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...
Как построить свою речь (словесное оформление): При подготовке публичного выступления перед оратором возникает вопрос, как лучше словесно оформить свою...
Почему двоичная система счисления так распространена?: Каждая цифра должна быть как-то представлена на физическом носителе...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (334)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.004 сек.)