Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


МОТИВАЦИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ РЕЧИ 2 страница




Понятие удовольствия сливается с процессами сознания, это "ок­раска", или "акцент", процесса сознания. Стоики называли удоволь­ствие разрешением, а также чувством ценности. Чувство удовольствия наступает при выполнении желания (часто неосознанного). Доля бес­сознательной мотивации в поведении человека, как уже говорилось, очень высока (некоторые ученые, например В.В. Аткинсон, считают, что она достигает 90%). Наше бессознательное "оно" (термин 3. Фрей­да) подчиняется принципу удовольствия, т.е. удовольствие и счастье в психоаналитической теории также понимаются как главные цели жиз­ни человека. Переход к выполнению желания — это то, что соответ­ствует в действительности всякому удовольствию. Удовольствие от­носится к желанию как утверждающая форма сознания.

Если человек не получает удовольствия от педагогической деятельности, ему не надо ею заниматься. Люди по возможности должны делать в жизни то, что им нравится. Не следует себя ломать, занима­ясь нелюбимым делом, — жизнь от этого становится безрадостной, бессмысленной, а учитывая этическую традицию, еще и безнравствен­ной. Стремление к получению удовольствия — одна из целевых уста­новок речи преподавателя.

Получение удовольствия от педагогической профессиональной речевой деятельности происходит не только за счет повышения эмоционального тонуса, но и за счет энергетической подпитки, которую преподаватель получает от студентов. Энергетика молодых людей, находящихся в замкнутом помещении (особенно если их много), чрезвычайно велика, она значительно улучшает психофизическое состояние гово­рящего человека, и этой подпитки иногда хватает на целые сутки. Если контакт между преподавателем и аудиторией установлен и аудитория относится доброжелательно к преподавателю и его речи, весь энергетический поток направляется на него. Кроме всего прочего, это способ продлить себе жизнь. Конечно, когда человек говорит, он теряет много энергии, но получает, если его внимательно слушают, значительно боль­ше. Существует распространенное заблуждение, что легче вести семинар, на котором присутствует пять-шесть человек. Это неверно: легче читать публичную лекцию для большого количества людей. Другое дело, что это надо уметь. Если лекция получилась, то энергетический поток так интенсивен, что больной человек выздоравливает, у него спадает температура, проходит боль. Многие знают, что если у вас болит зуб, но вы, превозмогая боль, вынуждены в силу обстоятельств обратиться к кому-нибудь с 20-минутной эмоциональной речью, все проходит. Повышенная температура падает у преподавателя к концу лекции в сред­нем на два градуса. Конечно, она потом может опять подняться, это неполное излечение, а временное за счет энергетической подпитки. То же самое происходит с актером, играющим перед большим залом. Даже старый артист, человек физически слабый, которому очень трудно иг­рать большую роль, выдерживает ее на сцене, потому что его энергети­чески питают зрители.

Конечно, профессор университета испытывает ответственность за свою профессиональную деятельность, но еще больше он испытывает чувство удовольствия, несмотря на то, что это тяжелая работа, требую­щая постоянного интеллектуального и физического напряжения. Лю­бят заниматься профессиональной речевой деятельностью, естественно, только те люди, у которых она хорошо получается. Кроме специально­го образования, для этого, безусловно, нужны врожденные данные. "Первое и важнейшее условие для оратора есть природное дарование... Ведь для красноречия необходима особенного рода живость ума и чув­ства, которая делает в речи нахождение всякого предмета быстрым, раз­витие и украшение — обильным, запоминание — верным и прочным. А наука может в лучшем случае разбудить или расшевелить эту живость ума, но вложить ее, даровать ее наука бессильна, так как все это дары природы... Я не хочу сказать, что наука вовсе неспособна несколько обтесать того или другого оратора. Но есть люди, у которых или язык так неповоротлив, или голос так фальшив, или выражение лица и те­лодвижения так нескладны и грубы, что никакие способности и знания не помогут им попасть в число ораторов. И напротив, иные бывают так щедро одарены природой, что кажется, будто не случайность рож­дения, а рука какого-то божества нарочно создала их для красноре­чия" (Цицерон). Быть университетским профессором под силу далеко не каждому человеку, это удел избранных.

Резюмируя, следует сказать, что целевое пространство лекцион­ной речи профессора университета представляет собой систему, в со­став которой входят следующие элементы:

1) создание единомышленников;

2) пролонгация духовного бытия;

3) реализация воли к власти;

4) принесение добра:

а) совершение желанного для других поступка,

б) передача знаний,

в) "мозговой штурм",

г) помощь в учебном процессе;

5) действие в соответствии с трудовым (финансовым) договором;

6) сохранение высокого социального статуса;

7) завоевание авторитета;

8) интеллектуальный арбитраж;

9) уточнение мыслей;

10) получение удовольствия:

а) повышение эмоционального тонуса,

б) энергетическая подпитка.

Как минимум десять разных целей ставит перед собой человек, который приходит читать лекцию. Это внутренние психологические цели человека. И они все реализуются в одном тексте. Разумно множество этих целей попытаться разделить на сознательные и бессознательные. Энергетическая подпитка может быть бессознательным мотивом. Иног­да при отсутствии опыта может не осознаваться повышение эмоцио­нального тонуса. Для некоторых людей бессознательной является цель создания единомышленников как производная от потребности в ин­теллектуальной "вечности". Но в общем виде ни про одну из перечис­ленных целевых установок нельзя однозначно утверждать, что она из зоны бессознательного. Практически все целевые установки рассмот­ренной профессиональной речи могут быть сознательными. Люди, конечно, отличаются друг от друга по соотношению сознательного и бессознательного в мотивации своих поступков. Чем в большей сте­пени человек — мыслитель, тем шире зона его сознания и уже зона бессознательного. Потребность в анализе собственных мотивов пове­дения (в частности, речевого), связанная с адресованным к себе воп­росом: "А почему я это делаю?", значительно расширяет зону сознательного. Университетский профессор — это мыслитель, причем профессиональный мыслитель, иначе он не смог бы работать в такой интеллектуально развитой и придирчивой аудитории, как студенческая. Поэтому большинство целевых установок его речи выведены из зоны бессознательного и имеют статус сознательной мотивации.

Все поставленные цели вместе редко могут быть достигнуты в речи, любая из них может оказаться нереализованной. Без всякого сомнения, один и тот же профессор на разных своих лекциях ставит разные цели. Что-то у него получается лучше, что-то — хуже. И, конечно, друг от друга преподаватели значительно отличаются тем, в какой мере они могут достигнуть определенных целей. Но целевое пространство — это то, что человек хочет реализовать в речевом поступке, в чем у него есть потребность, это та задача, которую он ставит перед собой. А уж на­сколько эта задача им решается — вопрос ораторского мастерства.

Глава 10

 

КЛАССИФИКАЦИЯ ЦЕЛЕВЫХ

УСТАНОВОК РЕЧИ

 

Слушатель необходимо бывает или простым зрителем, или судьей. Аристотель

 

Мы рассмотрели ритуальную, провокационную, императивную и убеждающую речи, а также конкретные целевые установки лекции профессора в качестве примера профессиональной ораторской деятельно­сти. Среди всех целевых установок выделяются такие, которые могут быть признанными общечеловеческими универсалиями: создание соб­ственного авторитета; совершение речевого поступка во благо другим людям; передача своего духовного "я" в будущее; формирование интеллектуальных союзников и др. Есть и специфические целевые ус­тановки, свойственные определенному кругу речей: сохранение соци­ального статуса, выполнение условий финансового договора и др.

По способу реализации в речи целевые установки делятся на три большие группы.

Императив, составляющий основу авторитарной речи, — си­ловой способ речевого воздействия (приказ, угроза, словесный садизм и т.д.).

Убеждение, составляющее основу демократической речи, которое связано с попыткой через аргументацию навязать сознанию другого человека собственную систему взглядов (доказательство, объяснение и т.п.).

Провокация, составляющая основу либеральной речи, которая связана с потребностью в получении информации (организация дискуссии, вопрошающая речь и т.п.).

В соответствии с воздействием на разные аспекты сознания слушающихцелевые установки речи могут формировать определенные сферы эффективности, к которым относятся:

1) провокация эмоции;

2) привлечение внимания;

3) распространение знаний;

4) создание намерений;

5) побуждение к действию;

6) формирование навыков.

Все речи могут быть разделены на однократные (ораторика) и продолжающиеся (гомилетика). Основу ораторики составляют (по Аристотелю) речи: совещательные (о будущем), судебные (о прошлом) и эпидейктические, или показательные (о связи прошлого с будущим). "Есть три вида риторики, потому что есть столько же родов слушателей. Речь слагается из трех элементов: из самого оратора, из предмета, о котором он говорит, и из лица, к которому он обращается; оно-то и есть конеч­ная цель всего (я разумею слушателя). Слушатель необходимо бывает или простым зрителем, или судьей, и притом судьей или того, что уже совершилось, или же того, что может совершиться... Таким образом, ес­тественно является три рода риторических речей: совещательные, судебные и эпидейктические. Дело речей совещательных — склонять или отклонять, потому что как люди, которым приходится совещаться в част­ной жизни, так и ораторы, произносящие речи публично, делают одно из двух (или склоняют, или отклоняют). Что же касается судебных ре­чей, то их дело обвинять или оправдывать, потому что тяжущиеся всегда делают непременно одно что-нибудь из двух (или обвиняют, или оправдываются). Дело эпидейктической речи — хвалить или порицать. Что касается времени, которое имеет в виду каждый из указанных ро­дов речи, то человек, совещаясь, имеет в виду будущее: отклоняя от чего-нибудь или склоняя к чему-нибудь, он дает советы относительно буду­щего. Человек тяжущийся имеет дело с прошедшим временем, потому что всегда по поводу событий, уже совершившихся, один обвиняет, а другой защищается. Для эпидейктического оратора наиболее важным представляется настоящее время, потому что всякий произносит похва­лу или хулу по поводу чего-нибудь существующего; впрочем, ораторы часто сверх того пользуются и другими временами, вспоминая прошед­шее или строя предположения относительно будущего. У каждого из этих родов речей различная цель, и так как есть три рода речей, то су­ществуют и три различные цели: у человека, дающего совет, цель польза и вред: один дает совет, побуждая к лучшему, другой отговаривает, отклоняя от худшего; остальные соображения, как-то: справедливое и несправедливое, прекрасное и постыдное — здесь на втором плане.

Для тяжущихся целью служит справедливое и несправедливое, но и они присоединяют к этому другие соображения.

Для людей, произносящих хвалу или хулу, целью служит прекрас­ное и постыдное, но сюда также привносятся другие соображения" (Ари­стотель).

Гомилетика с точки зрения убеждения и воздействия — самый сильный вид речи, так как оратор выступает с одной темой перед теми же людьми много раз.

Основная цель ораторической речи — эффективность воздействия, основанная на необходимости "выиграть" речь. Главная же цель гомилетической речи — влиятельность, которая состоит в завоевании доверия и авторитета на будущее.

Жанрами ораторики, кроме судебной, совещательной и показатель­ной речей, являются диалог, молва и фольклор. Гомилетика включает проповедь, учебную речь и пропаганду. Ораторика и гомилетика вмес­те составляют устную словесность. Письменную словесность состав­ляют следующие основные жанры: документы, рукописи, художествен­ная литература, научная литература и публицистика.

Средства массовой информации (радио, кино, телевидение, прес­са) относятся к смешанному устно-письменному роду словесности.

Каждый жанр речи имеет свои сферы эффективности, т.е. главные целевые установки, обусловленные природой этого жанра. В табли­це показана эффективность разных речевых жанров (см. подробнее у Ю.В. Рождественского).

 

    Род словесности     Вид словесности     Жанр словесности Сферы эффективности
Эмоция Внимание   Знание Навыки Принятие решения Действие
  Устная словесность     Ораторика Диалог + + + + + +
Молва + + - - - -
Фольклор + - + + - -
Судебная речь + - - - + -
Совещательная речь + - - - + -
Показательная речь + + + - - -
  Гомилетика Проповедь + + + + - -
Учебная речь + + + + - -
Пропаганда + + + + - -
    Письменная словесность Письменность Документы - + - + + +
Рукописи + + + + - -
    Литература Художественная литература + + + - - -
Научная литература - + + + - -
Публицистика + + + + - -
Смешанная словесность СМИ Радио, кино, телевидение, пресса + + - - + +

ЧАСТЬ III

ЗАМЫСЕЛ РЕЧИ

Глава 11

ЛОГИКО-РЕЧЕВОЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО

Все люди смертны. Сократ человек, следовательно, Сократ смертен.

 

Замысел, или логико-речевое доказательство, является вторым уровнем речевой коммуникации, представленный четверкой: цель — замысел — текст реакция.

Доказательство (в широком, содержательном плане) — это логи­ческое действие, в процессе которого истинность какой-либо мысли обосновывается с помощью других мыслей. Данное логическое действие имеет огромное значение в процессе познания окружающего мира и в совместных действиях людей.

Доказательство и его приемы стояли в центре внимания почти всех логиков и ораторов со дня возникновения науки о мышлении. Аристо­тель говорил, что люди тогда всего более в чем-нибудь убеждаются, ког­да им представляется, что что-либо доказано. Умение доказать он счи­тал самой характерной чертой человека.

Древнеиндийские логики обстоятельно изучали процесс доказательства. Они вычленили в нем следующие компоненты: предложение, ос­нование, пример, сходство, разнородность, перцепция, заключение. Арабоязычный философ Аль-Фараби учение о доказательстве считал осно­вой логики.

Практика показывает, что в процессе обмена мыслями люди не пассивно воспринимают и передают друг другу суждения и понятия об окружающем мире и собственных действиях. В беседе, в споре, в дискус­сии, в ходе обсуждения любых вопросов производства, науки и житей­ского обихода люди убеждают слушателей, читателей, собеседников и оп­понентов в правоте своих взглядов, защищают, доказывают и отстаивают истинность своих суждений и понятий, опровергают те взгляды, кото­рые они считают ложными. Другими словами, в ходе обмена мыслями собеседники обосновывают соответствие своих представлений, сужде­ний и понятий предметам и явлениям окружающего мира.

Многовековой опыт убедил людей в том, что обоснованность, доказательность — это важное свойство правильного мышления. Оно является отображением в нашем сознании одной из наиболее общих закономерностей объективной действительности — взаимосвязи, взаимообусловленности предметов и явлений. И наши мысли о предметах и явлениях внешнего мира также должны находиться во взаимной связи.

Но связи как в природе, так и в мышлении бывают различные. Одни из них очевидны, бросаются в глаза при первом же знакомстве, другие не видны непосредственно. Так, связь между ударом палкой по воде и волнообразным движением водной поверхности очевидна каждому, но, например, связь между болезнью и причиной, ее вызвавшей, зачастую не видна.

Это в большей мере относится к нашим мыслям о предметах и явлениях. Связь между отдельными мыслями еще менее очевидна, ибо всякая мысль есть отображение предметов и явлений объективной действительности. Причем, как нам уже известно, это отображение не является простым, непосредственным, цельным снимком. Наши мысли не меха­нически, как простое зеркало, отображают закономерности природы и общества. Естественно поэтому, что умение убедительно доказать в процессе того или иного рассуждения необходимую связь мыслей, в ко­торой отображаются связи предметов и явлений объективного мира, является чрезвычайно важной чертой мышления. Голословные утверж­дения всегда считались пустопорожним занятием.

Поскольку всякое доказательство есть вывод истинности доказываемой мысли из других суждений, признанных за истинные, то очень важно решить следующие две задачи:

1. Какой должна быть по содержанию истинная мысль, которую нужно взять в качестве посылки доказательства истинности тезиса, ло­гика, конечно, указать не может. В каждом конкретном случае это оп­ределяется специальными науками. В самом деле, как бы хорошо ни знал логику, например, физик, но для того, чтобы доказать истинность тезиса о том, что волновая функция есть статистическая характеристи­ка квантового ансамбля, а не единичной элементарной частицы, надо знать другие истинные мысли из области квантовой механики.

Но вот какую взять мысль по форме — общие, частные или единич­ные суждения, какие использовать формы связи и отношения между известными истинными мыслями, взятыми в качестве посылок доказательства, и доказываемым тезисом, — это дело логики. Из этого вытекает первая задача: точно определить и правильно классифицировать формы отношений между мыслью доказываемой и мыслями, с помощью которых обосновывается истинность доказываемой мысли.

2. Мысли доказывающие, или, как их называют, аргументы, сами нуждаются в доказательстве и, следовательно, должны выводиться из других истинных доказанных мыслей; эти последние также в свою оче­редь, если имеется какое-либо сомнение в их истинности, должны обосновываться истинными мыслями и т.д. Но такой процесс обоснования аргументов не может продолжаться бесконечно, иначе невозможно было бы доказательство ни одного тезиса. Отсюда следует, что самая воз­можность доказывать истину неизбежно предполагает существование таких истин, которые в данном доказательстве не нуждаются в особом обосновании их истинности. Из этого вытекает вторая задача: устано­вить, какого рода мысли являются уже не нуждающимися в доказатель­стве.

Доказывать тезисы приходится в разных коммуникативных ситуа­циях. При этом содержание мыслей, истинность которых требуется обо­сновать, в каждом случае различное. Логика же находит нечто общее, что характерно для всех доказательств, независимо от того или иного содержания доказательства.

На основании знания того общего, что лежит в основе связи и сочетания мыслей в процессе доказательства, имеется возможность вывести некоторые правила, которые имеют силу во всех случаях доказатель­ства. Общим для всех доказательств являются структура и способы доказательства, общие требования к доказываемой мысли, а также к мыслям, с помощью которых обосновывается доказываемое положение. Структура и способы доказательств отличаются устойчивостью, так как они являются результатом длительной абстрагирующей работы человеческого мышления, продуктом ряда эпох, многих поколений лю­дей.

По способу ведения доказательства бывают прямые и косвенные.

Прямое доказательство основывается на каком-нибудь несомнен­ном положении, из которого непосредственно выводится истинность тезиса[8].

В косвенном доказательстве истинность тезиса обосновывается посредством опровержения истинности противоречащего положения; ина­че говоря, в ходе косвенного доказательства вначале доказывают лож­ность отрицания предложенного тезиса и из этого выводят истинность заданного тезиса. Косвенное доказательство имеет два вида: 1) апагогическое косвенное доказательство и 2) разделительное косвенное до­казательство.

При апагогическом косвенном доказательстве (греч. apagoge — вывод; apagogos — уводящий, отводящий) осуществляется непрямое, как бы в сторону направленное доказательство.

Апагогическое доказательство ведется следующим образом. Нам необходимо доказать истинность какого-то тезиса. Мы временно до­пускаем, что противоречащий тезис истинен, и выводим из него все вы­текающие следствия. Поскольку тезис ложен, естественно, что следствия, вытекающие из него, будут противоречащими действительности. Дока­зав это, мы тем самым показали, что тезис, противоречащий нашему тезису, ложен. Но если данный тезис ложен, то противоречащий ему тезис, т.е. наш, необходимо истинен.

Такой тип доказательства называется также "доказательством от противного", что терминологически неточно, так как в действительно­сти это "доказательство от противоречащего", ибо из ложности про­тивного суждения нельзя сделать вывод об истинности другого против­ного суждения, это возможно только в случае противоречащих сужде­ний.

Разделительное косвенное доказательство применяется в тех случа­ях, когда известно, что доказываемый тезис входит в число альтерна­тив, которые полностью исчерпывают все возможные альтернативы дан­ной области.

Доказательство ведется следующим образом: последовательно исключаются все члены разделительного суждения, кроме одного, кото­рый и является доказываемым тезисом. Так, если установлено, что не­которое действие могло быть вызвано только одной из четырех при­чин — А, Б, В, Г, и если, кроме того, выяснено, что ни А, ни Б, ни В не могли вызвать его, то, следовательно, причиной данного следствия яв­ляется Г.

Косвенное доказательство является частным случаем доказатель­ства от предположения, известного еще Аристотелю и заключающегося в том, что доказываемое суждение выводится путем допущения какого-либо предположения.

Применение косвенного доказательства связано с известной трудностью. В процессе этого доказательства приходится временно отклоняться от тезиса, который обсуждается, привлекать дополнительный материал, что, конечно, усложняет весь процесс рассуждения[9].

По форме, в которой совершаются доказательства, умозаключения могут быть дедуктивными и индуктивными (см. ниже).

Для того чтобы доказательство завершилось успешно, надо в про­цессе обоснования истинности тезиса соблюдать правила, которые обес­печивают выведение истинности тезиса из истинности аргументов. Все правила доказательства определяются законами логики, в которых ото­бразились законы объективного мира.

Доказательства делятся на прогрессивные и регрессивные. В прогрессивном доказательстве ход рассуждений идет от оснований к следствиям. Возможны два вида прогрессивного доказательства.

1. Когда процесс обоснования идет от общего положения к доказываемой мысли как следствию. Так, например, геолог доказывает принадлежность определенной горной породы к той или иной эре в развитии Земли на основании присутствия в этой породе характерных отличий, присущих данной эре. Этот вид прогрессивного доказательства счи­тается обычным и наиболее сильным. Обычный он потому, что наша мысль, как правило, ищет опоры в общих соображениях и положениях; наиболее сильный потому, что мысль, выведенная из общего несомнен­ного положения, всегда более устойчива и тверда.

2. Когда процесс обоснования идет от доказываемого положения к фактам как его логическим следствиям и состоятельностью последних утверждает первое. Этот вид прогрессивного доказательства применя­ется в тех случаях, в которых необходимость известных действий, ве­щей доказывается их пользой. Так, например, конструктор, желая от­стоять предлагаемое им усовершенствование технологического процес­са, доказывает пользу, которую оно будет приносить.

Регрессивное доказательство (лат. regredior — иду назад) — доказательство, в котором ход рассуждений идет от следствий к основани­ям. Возможны два вида регрессивного доказательства.

1. Когда доказательство восходит от доказываемой мысли к ее основаниям. Пример: если нам дано построить треугольник, подобный данному, мы припоминаем какое-нибудь условие подобия треугольни­ков, например взаимную параллельность соответственных сторон, и затем, проведя линии, параллельные каждой из сторон данного треу­гольника и продолжив их до взаимного пересечения, чтобы образовал­ся треугольник, признаем, что получившийся таким образом треуголь­ник подобен данному, так как его стороны параллельны соответствен­ным сторонам последнего. В процессе данного доказательства требует­ся показать, что доказываемое положение необходимо следует из осно­вания, приводимого нами в доказательстве.

2. Когда доказательство идет от фактов, как следствий, к доказываемому положению, как основанию.

Среди всех видов доказательств следует четко выделять условные доказательства, в которых известная мысль прямо возводится к свое­му основанию, а самое основание принимается за истинное лишь при известном определенном условии.

Так, желая доказать, что в данном треугольнике все три угла рав­ны между собою, мы возводим эту мысль к ее основанию — к взаимно­му равенству всех трех сторон треугольника — и затем говорим, что доказываемая мысль верна относительно данного треугольника, если только в нем все стороны взаимно равны.

Условное доказательство основано на методе исключения, состо­ящем в том, что путем перечисления всех частных случаев, содержа­щихся в этом положении, доказывается их невозможность, за исклю­чением одного, относительно которого и ведется доказательство. Ме­тод исключения дает истинный результат только в том случае, если перечислены все случаи и если исключение всех случаев, кроме одно­го, можно строго обосновать. Условное доказательство напоминает, таким образом, разделительное.

Никакого шаблонного, универсального для всех случаев метода, способа доказательства не существует. Каждое доказательство имеет свою специфику, которая определяется характером доказываемого те­зиса и имеющихся аргументов. При выборе аргументов и способа до­казательства необходимо также учитывать личности тех, кому что-либо доказывается.

Любое речевое доказательство включает три блока: тезис, аргу­мент и демонстрацию. Речевое доказательство — триединая сущность, ни один из элементов которой не может быть изъят: все они являются условиями, необходимыми для того, чтобы речевое доказательство было осуществлено, а вместе они при удачном исполнении достаточ­ны для того, чтобы доказательство было осуществлено. Таким обра­зом, каждый из них является необходимым, и только вместе они явля­ются достаточными для доказательства.

Тезисом называется мысль или положение, истинность которого требуется доказать в речи. Тезисом не должно быть суждение очевид­ное, так как то, что достоверно само по себе, не требует доказатель­ства. Например, в комнате жарко, на площади зажглись фонари, идет дождь, Волга впадает в Каспийское море и т.п. Начать доказывать по­добные тезисы — означает расписаться в ограниченности своего ума. Ведь еще Аристотель говорил, что это "невежественность — не знать, для чего следует искать доказательства и для чего — не следует".

Аргументом называется мысль, которая предназначена для доказательства тезиса.

Демонстрация — это логическая связь между аргументом и тези­сом. Если не существует логической связи между аргументацией и тем, что вы хотите доказать, то само доказательство не получается (как правило, в этом случае доказывается другой, а не искомый тезис).

Виды демонстрации достаточно разнообразны, самыми распространенными являются дедукция и индукция (доказательство соответ­ственно от общего к частному и от частного к общему).

Приведем пример очень короткого доказательства, построенного по схеме от общего к частному. Предположим, вы хотите доказать тезис о том, что "Сократ смертен". Ваши аргументы: "Все люди смертны" (аргумент 1) и "Сократ — человек" (аргумент 2). "Все люди смертны" — что заключение общего порядка; "Сократ — человек" — это частное заключение. Из этих двух заключений посредством логической связи можно вывести очевидное следствие: "Сократ смертен". Последователь­ность высказываний: Все люди смертны. Сократ человек. Следова­тельно, он смертен — называется логическим выводом. Данный вывод нельзя назвать строго дедуктивным, потому что только один аргумент из двух, участвующих в демонстрации, дедуктивный, только одно об­щее положение: "Все люди смертны". Это пример комбинированной де­монстрации, связывающей аргументацию с тезисом.




Читайте также:
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...
Организация как механизм и форма жизни коллектива: Организация не сможет достичь поставленных целей без соответствующей внутренней...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (531)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.009 сек.)