Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


МОТИВАЦИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ РЕЧИ 4 страница




— На это Эватл, обученный Протагором софистике, отвечал:

Ни в том, ни в другом случае я не заплачу. Если меня присудят к уплате, то я, проиграв первый судебный процесс, не заплачу в силу нашего договора, если же меня не присудят к уплате гонорара, то я не заплачу в силу приговора суда.

Последний софизм, как и некоторые предыдущие, основан на нарушении закона тождества. Один и тот же договор в одном и том же рассуждении Эватл рассматривает в разных отношениях: в первом слу­чае Эватл на суде должен был выступать в качестве юриста, который проигрывает свой процесс, а во втором случае — в качестве ответчика, которого суд оправдал.

Рассмотрим подробнее еще один известный школьный софизм, основанный на нарушении закона тождества:

13. 2 и 3 есть четное и нечетное;

­­­­ 2 и 3 есть пять;

5 есть четное и нечетное

Рассуждение основано на том, что две величины, порознь равные третьей, тождественны между собой. Внешняя форма рассуждения ка­жется правильной, однако союз и, участвующий в умозаключении, ис­пользуется не единообразно, а в разных значениях: в одном случае союз и употребляется в смысле соединения, а во втором случае — в смысле сложения, плюса. Эта неопределенность содержания союза и, а также разный в обоих случаях смысл предикативной связки есть (в первом слу­чае она имеет разделительный смысл: 2 есть четное и 3 есть нечетное число)приводят к неправильному выводу в результате рассуждения.



Требуя определенности мысли, закон тождества, естественно, направлен против такого существенного интеллектуального недостатка, как расплывчатость, неконкретность рассуждений. Определенность — одна из глобальных общечеловеческих мыслительных черт. Мышле­ние вне этой черты теряет всякий смысл. Излагая свои мысли неопреде­ленно, мы перестали бы понимать друг друга, что привело бы к невоз­можности информационной коммуникации между людьми.

Необходимость придерживаться закона тождества в пределах дан­ного умозаключения лучше всего доказывает, что формальная логика исходит из признания того, что все в мире, в том числе и мысли, есть единство тождества и различия, ведь, если бы формальная логика во всем видела только тождественное, не нужно было бы предупреждать о необходимости соблюдать закон тождества в рассуждении. Закон тождества потому и существует, что на время данного умозаключения надо отвлечься, абстрагироваться от различного, которое существует в мире наряду и в единстве с тождеством, но которое для данного умозаключения не только не нужно, но и чревато тем, что вывод в умозаключении будет ошибочным.

Законы формальной логики не отрицают того, что вещи меняются. Другими словами, формальная логика не отрицает существования не­ясно очерченных границ, но утверждает, что для ясного рассуждения надо где-то провести границу между А и не-А. Закон тождества не ис­ключает возможности познания изменений предметов и явлений. На­оборот, изменения, переходы предмета из одного состояния в другое могут быть понятны и описаны лишь при условии, если точно зафикси­ровано, что именно подвергается изменению и что является результа­том. Поэтому закон тождества нельзя истолковывать в том смысле, что всякое понятие должно навсегда сохранять свое, один раз установлен­ное определенное содержание. Содержание понятия может меняться в связи с изменением того предмета, который отображается в данном по­нятии, могут раскрываться новые стороны, существенные признаки в изучаемом предмете. Однако после того, как установлено, в каком имен­но отношении мыслится данное понятие во всем процессе рассуждения и во всей системе нашего изложения, это понятие надо брать в одном смысле, иначе в нашем изложении не будет ни определенности, ни свя­зи, ни последовательности. Мысль о предмете может и должна менять­ся. Закон тождества запрещает только одно: менять содержание и объем понятия произвольно и без причины. Закон тождества не запрещает и ставить вопрос об изменении термина, но только если на то есть сис­темное обоснование.

При нарушении закона тождества человек, как правило, разрушает и собственные выводы. В самом деле, если собеседник в начале обсуж­дения вкладывает в понятие одно содержание, а затем его мысль перескакивает на другое содержание понятия (или тезиса), то обычно в этом случае становится не о чем спорить и нечего обсуждать.

Закон тождества формулирует жесткое речевое требование: прежде чем начинать обсуждение какого-либо вопроса, необходимо установить ясное, конкретное содержание его, а затем в ходе обсуждения твердо держаться основных определений этого содержания, не допускать двусмысленности.

Неустойчивость понятий часто бывает результатом поверхност­ного изучения предмета, т.е. некомпетентности. Однако иногда это делается преднамеренно (см. ниже).

Соблюдение закона тождества является необходимым условием удачного доказательства, но, конечно, недостаточным; это только одно из условий.

Следует понимать, что ложное рассуждение также строится, исхо­дя из принципа тождества. Разница только в том, что в софистичес­ком рассуждении упор делается на внешнем словесном тождестве, но при этом делается вид, что речь идет о тождестве по содержанию (см. школьный софизм).

Закон тождества — это закон, с помощью которого можно, если это требуется, принудить своего оппонента согласиться с вашим мне­нием.

Допустим, требуется доказать, что столярное дело полезно:

Ремесла полезны;

Столярное дело — ремесло;

Столярное дело — полезно.

В этом рассуждении основой является закон тождества: мы отождествляем столярное дело с ремеслом, а то, что ремесла полезны, — это истина, не требующая доказательства. Это положительная форма использования закона тождества для доказательства истинности той или иной мысли. Существует и отрицательная форма для обоснования правоты взглядов. Допустим, требуется доказать, что Венера — не са­мосветящееся тело. Истинность этого тезиса можно обосновать так:

Планеты — не самосветящиеся тела;

Венера — планета;­­­­­­­­­_______________

Венера — не самосветящееся тело.

Если человек в доказательстве не соблюдает требования точности формулировки и смыслового единства тезиса, возникает логико-рече­вая ошибка, которая называется "потерей тезиса" (лат. ignoratio elenchi). Существо ее заключается в следующем: начав доказывать один тезис, через некоторое время в ходе этого же доказательства начинают дока­зывать уже другой тезис, сходный с первым только внешне. Например, желая доказать что-либо несправедливое в моральном смысле, вместо этого доказывают, что это несправедливо в юридическом смысле. Ины­ми словами, тезис, который следовало доказать, оказывается недока­занным. Потеря тезиса может быть связана также с ответом не на тот вопрос, который вам задан, или с раскрытием не той темы, которая за­явлена. Сам текст может быть выстроен очень убедительно, но он не отвечает заданной логике, и поэтому доказательство полностью прова­ливается.

Приведем пример. Из интервью одного известного экономиста (по­теря тезиса в вопросно-ответной системе). Корреспондент спрашива­ет: "Как Вы понимаете термин "приватизация"?"[10]

Экономист отвечает: "Наше общество к приватизации не гото­во". Это было в эфире. Какова реакция слушающих на потерю тези­са? Интеллектуальная дискредитация, вызывающая ироничный смех. Таким образом, это пагубная для речи ошибка. Тем не менее она встре­чается даже у людей с высоким уровнем интеллекта (речь идет о док­торе экономических наук). Конечно, он, видимо, устал, не сосредото­чился в момент, когда его записывали, но несколько миллионов зри­телей этот ответ услышали. Правда, из них, может быть, только де­сять процентов осознали ошибку, поскольку уровень логической обученности в нашей стране, к сожалению, очень низкий. Тот факт, что мы привыкли к потере тезиса как к норме, очень хорошо доказывается простейшими примерами, которые мы постоянно слышим:

1. Где ты купил этот плащ?

Он там уже не продается.

2. — Кого зовут к телефону?

Это не тебя.

3. — Ты мне не скажешь, как пройти к зданию вокзала?

Ты все равно не найдешь.

4. — Сколько сейчас времени?

Ты в любом случае опоздал.

 

Это типично, мы настолько привыкли к подобным текстам, что уже не замечаем в них логической ошибки. Тем не менее следует бо­роться с этим привыканием. И если вам отвечают: "Там этот плащ уже не продается", говорите: "Я вообще-то не спрашиваю, есть он там или нет. Я спрашиваю, где он продавался. Это не совсем одно и то же". Поставьте один раз человека таким образом на место, и он, мо­жет быть, в дальнейшем будет точнее в речи. Это крайне распростра­ненная ошибка. Можно предположить, что если бы удалось проанализировать весь массив русскоязычных текстов, произнесенных и на­писанных, скажем, за сутки, и обработать его на компьютере, то частота встречаемости логически ошибочных текстов оказалась бы очень велика. Это опасная социальная примета.

Приведем еще один распространенный пример, связанный с поте­рей тезиса, который встречается в письменных работах, например в сочинениях. Задается тема, ученик пишет сочинение, которое этой теме полностью или частично не соответствует. В школьной практике в та­ких случаях обычно говорят: "Тема не раскрыта". Надо сказать, что письменных работ, в которых очевидна потеря тезиса, очень много. Более 20% вступительных сочинений в высшие учебные заведения имеют пометку "тема не раскрыта"; обычно такие работы оцениваются неудовлетворительно.

Если вас просят что-либо написать или ответить на какой-то воп­рос, в первую очередь следует проанализировать, что же вас на самом деле просят написать или что хотят услышать в ответ.

Во всех случаях потери тезиса происходит полный речевой провал. Представьте себе вытрезвитель. Утро, все уже проспались. Приходит врач читать лекцию на тему (а тема — это и есть тезис, кото­рый будет доказываться): "Алкоголь — яд для человеческого организ­ма". Лекция строится следующим образом: "Рассмотрим человеческую печень. Под воздействием алкоголя она расширяется, ее функции час­тично подавляются, что приводит к циррозу (первый аргумент). Те­перь рассмотрим центральную нервную систему человека. Под воздействием алкоголя она достаточно часто входит в состояние возбужде­ния, происходит перераспределение торможения и возбуждения, что пагубно отражается на функционировании, возникает невроз (второй аргумент). Рассмотрим человеческий интеллект. Под постоянным воз­действием алкоголя начинается деградация личности и появляются при­знаки слабоумия (третий аргумент) и т.д." В конце лектор вдруг про­износит такую фразу: "Конечно, бывают случаи, когда не выпить невоз­можно, ну хотя бы чтобы снять стресс (четвертый аргумент)". Что происходит с пациентами? Все смеются, почувствовав нечто привычное и близкое.

Последняя фраза зачеркнула всю предшествующую аргумента­цию, и лекция оказалась прочитанной зря. В чем ошибка? Следовало точнее назвать тему лекции: "Из всех видов воздействия алкоголя на человеческий организм основной процент приходится на вредное, не­гативное воздействие, и только очень малый процент на позитивный эффект". Задай лектор такую формулировку и скажи он, что стрессо­вые ситуации хорошо снимаются небольшими дозами алкоголя, ник­то бы не смеялся, потому что аргументация соответствовала бы заяв­ленному тезису. В прежней формулировке четвертый аргумент не до­казывает, а опровергает заданный тезис, поэтому доказательство и не получается. Этого нельзя делать. Формулировка должна быть в полном соответствии с аргументацией, которая предлагается. Форму­лировка темы — серьезная, ответственная и нелегкая задача, связан­ная с немалым интеллектуальным трудом.

Причиной потери тезиса может быть не только мыслительный сбой, но и осознанное желание человека отвечать не на тот вопрос, кото­рый ему задали, писать не на ту тему, которая обозначена, и доказы­вать не тот тезис, который сформулирован. В этом случае говорят о подмене тезиса. Подмена тезиса — это нарочитая его потеря.

Приведем следующий пример.

Давая российскому гражданину транзитную визу, сотрудники финского посольства в Швеции хотят быть уверены, что у него есть обратный билет в Россию (па паром, на поезд или на самолет). Человек протягивает свой паспорт сотруднику посольства. Тот его спрашива­ет: "А билет на паром у Вас есть?" Делая вид, что не понимает причи­ны вопроса, человек задает сотруднику посольства встречный недоумен­ный вопрос: "А что, в это время года трудно с билетами?"

Подмена тезиса чаще всего совершается теми людьми, которые убеждаются в том, что открыто доказать поставленный тезис они не могут. И тогда они пытаются отвлечь внимание собеседника, выдви­гая новый тезис, внешне похожий на доказываемый, но имеющий со­вершенно другое содержание. При этом делается вид, что доказыва­ется истинность содержания первого тезиса.

Логическая ошибка "подмена тезиса" встречается обыкновенно в длинных речах, когда легче заменить одно положение другим.

Подмена тезиса есть типовое поведение студентов и школьников на экзамене. Задан вопрос; совершенно непонятно, как на него отвечать, и студент обычно отвечает на тот вопрос, который он знает, а не на тот, который ему задан (таково негласное правило). Подобные эксперимен­ты обычно неудачны, поскольку любой человек без всякой подготовки обладает врожденным чувством логики, которое обязательно фиксиру­ет потерю и подмену тезиса. Естественно, преподаватели попытки под­мены тезиса на экзамене всегда замечают. Если преподаватель просит объяснить, скажем, причины начала второй мировой войны, а ему рас­сказывают о сражениях, которыми вторая мировая война знаменита, тут же становится понятно, что заданный вопрос остался без ответа. Реакция преподавателя может быть при этом разной в зависимости от дополнительных по отношению к проверке знаний студента целей (но это уже касается профессиональных педагогических тайн).

Подмена тезиса как таковая является одной из характерных черт речей определенного типа. Например, это характерная черта диплома­тической речи, и этому специально учат. Учат, как подменять тезис, но делать это изысканно, очень неявно, когда впрямую и не поймешь, что человек отвечает не на твой вопрос или делает комментарий не на ту тему, на которую его попросили. Это профессиональное умение.

Когда вы замечаете, что в речи, адресованной вам, происходит подмена тезиса, следует попытаться понять: собеседник несмог ответить на ваш вопрос или не захотел этого делать. Бывает так, что человек не смог ответить на вопрос по незнанию, а иногда он не смог понять воп­роса. В частности, это означает, что, когда вам задают вопрос, следует взять небольшой тайм-аут, чтобы понять, о чем вас спросили. Очень часто человек отвечает не на тот вопрос, потому что в стрессовой ситу­ации он просто его не понял. Вы никого не обидите, если попросите повторить вопрос или возьмете время для размышления над ответом.

Если вы почувствовали, что человек не отвечает на ваш вопрос, потому что не знает ответа, это означает, что вы потребовали от человека больше, чем он может вам дать, вы переоценили его возможности. В этой ситуации надо ему помочь. Но если вы почувствовали, что человек не хочет отвечать на ваш вопрос или не хочет раскрывать тему, ко­торую вы ему задали, это прецедент для осмысления ваших взаимоот­ношений с этим человеком.

Незнание в общем виде не должно восприниматься как порок. Скрытность настораживает значительно больше.

Любопытным аналогом рассмотренной ситуации может служить общецивилизационное правило принятия решений в менеджменте. Очевидно, что подчиненный в отношении порученной ему работы может оказаться в одном из четырех положений: может и хочет выполнить (1); не может, но хочет выполнить (2); может, но не хочет выполнить (3); не может и не хочет выполнить (4). Решение администрации должно быть следующее:

(1) ® сохранить status quo;

(2) ® отправить учиться (на деньги компании);

(3) ® поручить более сложную и интересную работу;

(4) ® уволить.

С коммуникативной точки зрения, различные ситуации, связанные с рассмотренной логической ошибкой, могут быть представлены следу­ющим образом:

 

 

Ignoratio elenchi

       
   

 

 


бессознательная реакция сознательная реакция

       
   

 


потеря тезиса подмена тезиса

 
 


не может не хочет

ответить отвечать

       
   


презрение снисхождение анализ причин

нежелания

 
 

 


Коммуникативная реакция

 

Возможна ситуация, когда в ходе доказательства мы сами прихо­дим к выводу, что доказываемый нами тезис ложен, а верен другой те­зис. Что в таком случае делать? Необходимо заявить, что первоначаль­ный тезис ошибочен, что от него следует отказаться, и выставить но­вый тезис. Заменив таким образом старый тезис, можно доказывать новый. И никто в таком случае не сможет обвинить доказывающего в том, что он "игнорирует" тезис, который должен быть доказан, что он пошел на подмену тезиса.

В отступлении от тезиса, т.е. в логической ошибке "игнорацио эленхи" можно упрекнуть только тогда, когда старый тезис подменяется не­заметно для других участников беседы и доказывается не тот тезис, ко­торый с самого начала доказывался, и при этом уверяют, что доказыва­ют как раз первоначально принятый тезис. Иначе говоря, чтобы в до­казательстве не была совершена подмена тезиса, следует соблюдать пра­вила тождественности тезиса на протяжении всего хода доказательства.

Обратимся теперь к четвертому требованию, предъявляемому к тезису. Это требование внутренней его непротиворечивости. Непроти­воречивость как важный признак логически правильной речи опре­деляется требованиями двух законов формальной логики — закона про­тиворечия и закона исключенного третьего.

Закон противоречия (лат. lex contradictionis) интерпретиру­ется следующим образом: не могут быть одновременно истинными две противоположные мысли об одном и том же предмете, взятом в одно и то же время и в одном и том же отношении. В самом деле, не могут быть одновременно истинными две такие, например, мысли: Это платье белое и Это платье черное.

Символически закон противоречия изображается так:

Неверно, что А и не-А.

Это выражение практически означает, что в процессе данного рассуждения однажды употребленная мысль (А) не должна в ходе этого же рассуждения менять своего содержания (если, конечно, не изменится сам предмет, отображенный в этой мысли), т.е. должна оставаться мыслью А, но не превращаться в не-А.

Закон противоречия был открыт Аристотелем, который писал: "...Невозможно, чтобы противоречащие утверждения были вместе истинными..." Аристотель считал, что данный закон есть отражение за­кона бытия: "Невозможно, чтобы одно и то же вместе было и не было присуще одному и тому же и в одном и том же смысле". У Платона так­же можно найти мысль о том, что "невозможно быть и не быть одним и тем же". Человеческое мышление в данном случае отражает закон мира. Поэтому не могут быть вместе истинными следующие два противопо­ложные суждения: Сократ жив и Сократ умер, если имеется в виду один и тот же человек, взятый в одно и то же время и в одном и том же отно­шении, т.е. отношении физической жизни и смерти.

Из определения видно, что в данном формально-логическом зако­не подразумевается не всякое противоречие вообще, не диалектическое противоречие, а только один из видов противоречия: а именно — противоречие формально-логическое.

Словесное противоречие появляется в неустойчивой и неуверенной мысли (умышленно и неумышленно) и свидетельствует о том, что чело­век, допускающий логические противоречия в своих рассуждениях по одному и тому же вопросу, противоречит самому себе.

Естественно, что первая логическая машина, построенная в прошлом веке английским логиком С. Джевонсоном, строго подчинялась дей­ствию закона противоречия. "Машина может открыть всякое самопро­тиворечие, существующее между посылками, введенными в нее; если посылки заключают в себе противоречие, то оказывается, что одна или несколько букв-терминов совершенно исчезли из логического алфа­вита", — писал он. Закон противоречия имеет силу во всех наших рас­суждениях, к каким бы областям знания или практики они ни относи­лись. Мусульманский богослов XII века Аль-Газали утверждал, что закону противоречия "подчиняется даже сам Бог".

Знание закона противоречия важно для того, чтобы прийти к вер­ному выводу в процессе того или иного рассуждения. Например, из того, что русское существительное — женского рода, можно сделать од­нозначный вывод, что это существительное — не мужского рода, а из того, что русское существительное — не мужского рода, нельзя сделать однозначного вывода о том, что оно — женского рода. Мысли это су­ществительное женского рода и это существительное — мужского рода называются противоположными мыслями. Операции с ними регу­лируются законом противоречия. Естественно поэтому, что тот, кто знает этот закон, способен быстрее прийти к верному выводу в тех слу­чаях, когда в рассуждении встречаются противоположные мысли.

В чем же причина того, что некоторые люди противоречат сами себе? Наличие формально-логического противоречия в рассуждении может быть следствием недостаточно развитого, недисциплинированного, эклектического, сбивчивого мышления, когда, не задумываясь, могут сказать одно относительно данного объекта, немного погодя — прямо противоположное. В противоречие с самими собой обычно попадают запутавшиеся в чем-либо люди, которые по каким-либо субъективным соображениям пытаются отстоять явно ошибочное положение (доказать, что "черное" есть "белое").

Источником логического противоречия может быть ошибочная исходная концепция.

Чтобы правильно пользоваться законом противоречия, следует хо­рошо понять, что он касается противоположных высказываний о пред­мете только в одно время. В разное время по поводу одного объекта могут быть высказаны противоположные мысли. Закон не запрещает говорить да и нет по одному и тому же вопросу, объединять два проти­воположных суждения, если они относятся к разным периодам, к раз­ным стадиям развития предмета. Закон противоречия не только не воз­браняет подобные сочетания противоположных суждений, но, наобо­рот, считает такое сочетание правильным. Это надо иметь в виду в спо­рах, где нередко бывает так, что ваш оппонент диалектическое проти­воречие пытается выдать за противоречие логическое и обвинить вас в непоследовательности, в нарушении закона формальной логики. Обыч­но так себя ведут люди с ярко выраженным догматическим мышлени­ем. Диалектические противоречия — это противоречия внутри единого предмета, явления, процесса. У формально-логического противоречия нет точного прототипа в природе. При логическом отрицании два про­тиворечивых суждения отображают не стороны единого предмета, а существование или несуществование всего предмета или одного его свой­ства в целом: данное платье не может быть полностью белым, и оно же одновременно не может быть черным. Это не стороны диалектического противоречия. Диалектика исследует противоречия жизни, которые яв­ляются источником развития всего сущего, а формальная логика в сво­ем законе противоречия имеет дело с логическими противоречиями, когда мысль неадекватно отображает мир, в результате чего в сознании человека возникают надуманные "словесные" противоречия.

Важно также понять, что закон противоречия рассматривает высказывания о предмете, взятые в одном отношении или смысле. В случае разных толкований противоположные суждения возможны. Распространенное юридическое высказывание: "Отсутствие следа на месте пре­ступления тоже есть след" не является логически ошибочным, посколь­ку слово след в первом случае употребляется в своем основном значе­нии "отпечатка чего-либо на какой-либо поверхности", а во втором случае — метафористически, в значении "символа", "знака".

Отсутствие отпечатков пальцев преступника на сломанном замке (отсутствие следа) наводит на мысль о том, что преступление соверше­но опытным преступником [налицо знак (след) уголовного профессио­нализма].

Для того чтобы правильно пользоваться законом противоречия, необходимо понять, что в нем говорится о невозможности одновремен­ной истинности противоположных мыслей, но ничего не говорится о том, могут ли они быть обе ложными. Декарт писал об этом на примере двух спорщиков: "Всякий раз, когда два человека придерживаются противоположных мнений об одном и том же, несомненно, что по крайней мере один из них ошибается или даже ни один из них не владеет исти­ной".

Важно понять также, что закон противоречия не распространяется на заведомо ложные суждения, хотя формально они и находятся в отно­шении противопоставленности. Допустим, имеются такие два суждения: "Русалки теплокровные существа" и "Русалки хладнокровные суще­ства". Применять к этим рассуждениям требование закона противоре­чия нет необходимости, поскольку они оба ложны.

В науке закону противоречия уделяется особое внимание. Л.Л. Столл писал о первостепенной важности установления непротиворечивости теории. Во многих случаях этот вопрос приходится решать с помощью модели.

С законом противоречия логически связан закон исключен­ного третьего (лат. les exclusi tertii sive medii inter duo contradictoria), согласно которому из двух противоречащих высказываний в одно и то же время и в одном и том же отношении одно непременно истинно.

Объединение двух законов приводит к формулировке следующего положения: между противоречащими высказываниями нет ничего сред­него, т.е. третьего высказывания (третьего не дано: tertium non datur). Аристотель писал: "Равным образом не может быть ничего посредине между двумя противоречащими <друг другу> суждениями, но об од­ном <субъекте> всякий отдельный предикат необходимо либо утверж­дать, либо отрицать". Действительно, нельзя в одно и то же время выс­казывать две такие мысли об определенном числе и обе считать истин­ными: "Это число простое" и "Это число не простое", и при этом утвер­ждать, что обе мысли вместе истинны или вместе ложны. Не стоит большого труда определить, что только одна из них истинна (напри­мер, "3 есть простое число"), а другая ("3 не есть простое число") — обязательно ложна, третья же возможность исключена.

Символически закон исключенного третьего изображается форму­лой:

А есть либо В, либо не-В.

Важно понять, что эта формула связана только с логикой мышле­ния и по аналогии с законом противоречия не распространяется на внут­ренние противоречия окружающего мира. При применении закона ис­ключенного третьего в содержательных рассуждениях следует учиты­вать, что этот закон распространяется только на такие противореча­щие высказывания:

1. Когда одно из высказываний что-либо утверждает относительно единичного предмета или явления, а другое высказывание это же самое отрицает относительно этого же предмета или явления, взятого в одно и то же время и в одном и том же отношении. Такими высказываниями будут, например, следующие: Москва — столица Российской Федерации и Москва не столица Российской Федерации.

Если же противоречащие по форме высказывания относятся не к единичному предмету, а к классу предметов, когда что-либо утверж­дается относительно каждого предмета данного класса и это же отри­цается относительно каждого же предмета данного класса, то такие высказывания в действительности являются не противоречащими, а противными. Противной (контрарной) противоположностью называ­ется такой вид противоположности, при котором сопоставляются об­щеутвердительное и общеотрицательное (см. ниже) суждения об од­ном и том же классе предметов и об одном и том же свойстве. Напри­мер, Все ученики нашего класса — отличники и Ни один ученик нашего класса — не отличник. Такие суждения вместе не могут быть истинны­ми, но оба сразу могут оказаться ложными, так как между ними воз­можно третье: Некоторые ученики нашего класса — отличники. На противное высказывание закон исключенного третьего не распрост­раняется.




Читайте также:



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (464)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.034 сек.)