Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


МОТИВАЦИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ РЕЧИ 7 страница




По поводу аргументации следует рассмотреть еще одно фундаментальное положение: психологический перенос аргумента, который связан с четвертым требованием, предъявляемым к системе доводов, — требованием индивидуального подхода к аргументации, имеющим фундаментальное значение. Человеческое сознание индивидуально реагирует на убеждение. И поэтому способов убеждения должно быть в идеале столько, сколько людей, на которых направлено доказательство. Процедура убеждения выглядит следующим образом: сначала человек доказывает тезис себе (иногда в течение всей своей жизни, иногда в те­чение короткого срока). Пока человек не доказал тезис себе, у него нет риторического права пытаться доказывать его кому-нибудь другому. Можно рассуждать на тему, полемизировать, расспрашивать других людей, но доказывать тезис рано, говорящий к этому не готов. В мо­мент публичного доказательства себя одновременно со слушателями ни в чем убедить нельзя — это распространенное заблуждение.

Для того чтобы доказать нечто себе, выбираются те аргументы, которые убедительны для вас. Причем аргумент наиболее убедитель­ный называется главным (или заглавным). Грубая ошибка аргумен­тации заключается в том, что человек себе нечто доказал и начинает доказывать это другому, приводя те же самые аргументы и, как пра­вило, в том же порядке значимости, начиная с главного. Такая аргу­ментация обычно проваливается, поскольку выбирались аргументы, приоритетные для сознания говорящего. Когда человек берется убеж­дать другого, следует выбрать те аргументы, которые приоритетны для сознания собеседника, а они могут оказаться совершенно иными. Это называется психологическим переносом аргументации. Для удач­ного осуществления такого переноса следует каждый раз, прежде чем браться за публичное доказательство, разобраться в ментальности слушающего, иначе оно окажется неубедительным для него. Приве­дем пример часто встречающейся коммуникативной ситуации.



Молодая девушка решила выйти замуж. Сначала она приня­ла это решение сама. Принятие решения — это тезис, доказанный самому (ой) себе. Наша девушка доказала себе тезис о необходимости выйти замуж за некого В. У нее были свои аргументы. Как правило, главные аргументы такие: "В. меня любит"(1) и "Я люб­лю В."(2). Но существуют и дополнительные аргументы: "В. при­ятный внешне молодой человек"(3); "В. умен"(4); "В. богат" (5); "В. собирается получить контракт для работы за границей" (6) и т.д. Решение выйти замуж редко принимается по наитию (вопре­ки распространенному мнению), это результат трудоемкого внутреннего доказательства. Далее представим себе, что, решив вый­ти за В. замуж, девушка начинает убеждать маму в целесообразности принятого решения. Мама категорически против, и у нее есть своя контраргументация: "Лет тебе всего 18" (1); "Кто такой В., я совершенно не знаю" (2); "Есть гораздо лучший, П. — сын моей приятельницы" (3); " Учиться тебе надо и рабо­тать" (4) и т.д. Возникает необходимость переубедить маму и доказать ей разумность своего решения.

Что при этом следует сделать? Сначала доказать тезис, который звучит так: "Мама, твои контраргументы неубедительны", т.е. осуще­ствить процедуру вытеснения (см. выше) (это доказательство постро­ить достаточно легко, поэтому не будем его приводить), а затем перей­ти к доказательству искомого тезиса (замещение): "Мне за В. следует выйти замуж". Это распространенная ситуация почти всегда содержит одну и ту же коммуникативную психологическую ошибку: девушка на­чинает приводить маме те же аргументы, которые были убедительны для нее самой и в том же порядке значимости, начиная с заглавного аргумента. И доказательство почти всегда проваливается, потому что мама — другой человек.

Как надо уговаривать маму? Следует проанализировать ее личность (что нетрудно, потому что вы с ней давно знакомы) и воздействовать на ту часть ее сознания, которая наиболее подвержена воздействию, т.е. наиболее уязвима. Скажем, мама — человек жадный. Тогда единствен­ное, что надо говорить — это "В. — очень богат", развивая этот аспект. Таким образом, следует выдвинуть "богатство" в качестве заглавного аргумента, т.е. осуществить психологический перенос аргументации: довод (5) должен быть перемещен в позицию (1). В качестве заглавного всегда необходимо выдвигать тот довод, который хорошо понятен кон­кретному слушающему, а потому убедителен для него. Если мама уста­ла от жизни в России и ей хочется сменить место жительства, надо гово­рить, что В. заключает контракт для работы за границей, и можно бу­дет обеим с ним уехать, причем повторять это несколько раз, а больше ни о чем ей говорить не надо: (6) ® (1). Если мама — человек умный, тонкий, интеллигентный, надо говорить о том, какой мощный интел­лект и какая внутренняя утонченность у В., какого мама найдет в нем прекрасного собеседника, духовного союзника и как ей будет прият­но с ним общаться: довод (4) ® (1). Если мама — женщина, склонная к кокетству, если она не забыла, что это такое, надо говорить ей, как В. привлекателен (что существенно для внутреннего эмоционального то­нуса, который совершенно неосознанно появляется у стареющей жен­щины в присутствии молодого мужчины): довод (3) ® (1). Без психо­логического переноса заглавного аргумента трудно бывает человека и чем-либо убедить. Самая большая ошибка заключается в том, что девушка говорит: "Мама! Он меня любит, и я его люблю", — потому что это ее заглавные аргументы (если она действительно принимает решение выйти замуж по любви). А вот этого как раз говорить маме не следует, по крайней мере, не надо акцентировать на этом внимание, потому что данная эмоция никакого отношения к ней не имеет и, более того, вызывает в ней естественное чувство ревности. Только в конце до­казательства можно очень скромно, маловыразительно сказать маме: "Мы с В. друг друга любим". Эта любовь не является фактом маминой личной жизни, психологически в этой ситуации она как бы выходит из игры, поэтому ни в коем случае на это нельзя делать упор. Таким обра­зом, в ходе доказательства, направленного на другого человека, сле­дует обязательно перенести заглавный аргумент с учетом его личности и никогда, доказывая что-то другому человеку, не выставлять собствен­ный заглавный аргумент (кроме тех случаев, когда слушающий — че­ловек, очень похожий в системе ценностных ориентаций на вас). Зато может быть выдвинут еще один, особый аргумент, который, скорее все­го, окажется убедительным для любой мамы: "В. — такой человек, ко­торый будет за тобой в старости ухаживать".

Нарушение рассмотренных выше требований к аргументации приводит к невозможности доказать тезис. Как правило, это связано с нарушением истинности, что принято называть "ложным основани­ем" или "основным заблуждением" (лат. error fundamentalis). Ошиб­ка "ложное основание" заключается в том, что тезис обосновывается ложными аргументами, т.е. доказательство строится на основе лож­ного суждения. Однако анализ показывает, что разные коммуника­тивные ситуации, задаваемые категорией истинности, формируют неодинаковые причины речевого поражения в доказательстве, и, та­ким образом, под "ложным основанием" следует понимать не одну, а целый класс ошибок.

С точки зрения истинности в речи могут быть выделены четыре возможности:

1) тезис истинный, и говорящий в него верит;

2) тезис истинный, но говорящий в него не верит;

3) тезис ложный, но говорящий в него верит;

4) тезис ложный, и говорящий в него не верит.

Уже указывалось на то, что под истинностью речи принято пони­мать веру говорящего в рассказываемое им. Выдвигая требование ис­тинности аргумента, мы тем самым производим некоторую подмену, поскольку несоответствие между реальностью и нашим восприятием реальности существует всегда. Очевидно, что возможна такая ситуа­ция: какие-то аргументы являются ложными, они не соответствуют действительности, но говорящий в них верит: мифологичность — одно из свойств сознания. Разделение на реальную истинность и истинность восприятия тем не менее возможно и оказывается полезным, так как в разных ситуациях из четырех, приведенных выше, аргументация ока­зывается неудачной по разным причинам. Рассмотрим каждую из этих ситуаций.

1. Тезис истинный, и говорящий в него верит (совпадение истин­ности и веры), но аргументация почему-то не получается. Каковы причины?

А. Недостаточность аргументации, т.е. аргументация может быть вполне удачной, но ее оказывается недостаточно для того, чтобы получилось убедительное доказательство.

Б. Психологический аспект. Аргументация правильная и доста­точная, но неправильно выбран заглавный аргумент, воздействие оказывается малоэффективным: собеседнику неинтересен тот аргумент, который вы выбрали в качестве основного.

В. Потеря тезиса. Предлагается убедительная аргументация, но доказывающая смещенный тезис.

Г. В аргументации появляется не ложный, а преувеличенный в своем значении аргумент. В стремлении сделать аргументацию эффек­тивнее говорящий домысливает или утрирует событие, а среди слу­шателей находится человек, который может его в этом уличить.

Появление в аргументации ложного довода встречается очень часто. В средствах массовой информации часто приводятся в качестве аргументов в доказательство определенной точки зрения факты, которые, возможно, никогда не происходили, слова, которые никогда не произносили люди, которым они приписываются, и т.д. В последнем случае это повод для обращения в суд. Следует учесть, что, если в ходе аргументации у слушателя возникают возражения хотя бы про­тив одного довода, вся аргументация не воспринимается как убедительная.

2. Тезис истинный, но говорящий в него не верит (однако в силу каких-то соображений вынужден его доказывать). Вот пример такой ситуации. Представьте, что вы поступаете в аспирантуру и темой бу­дущей диссертации выбираете некоторую узкую научную проблему. Эта проблема уже рассматривалась известным ученым, но вас не удовлетворяет его точка зрения и предложенное им описание, и в своей диссертации вы собираетесь дать другое. Но вы поступаете в аспиранту­ру, и вашим научным руководителем оказывается как раз этот извест­ный ученый (лишь он может возглавить работу по этой узкой теме). Что нужно сделать, чтобы вас приняли в аспирантуру? Следует во внушительном докладе повторить аргументацию, предложенную будущим научным руководителем, несмотря на то, что она кажется вам неубеди­тельной (рассматривается ситуация, в которой не правы вы), посколь­ку никакая полемика на экзаменах в аспирантуру невозможна, во-пер­вых, потому что к обоснованной полемике со специалистом, который много лет посвятил исследованию проблемы, вы, как правило, еще не готовы, во-вторых, экзамен в принципе не место для дискуссии. Нужно сначала поступить, а потом уже предлагать альтернативные трактовки.

Итак, вы — говорящий, тезис истинный, но вы в него не верите. В чем может быть причина того, что ваша аргументация не получается?

А. Наличие логической ошибки. Если человек не верит в то, что он доказывает, на каком-то этапе аргументации у него обязательно возни­кает логический сбой (это закон, практически не знающий исключений). Поэтому, если вы пришли домой с желанием сказать неправду о том, где вы были, лучше не пытайтесь ничего объяснять: чем больше вы бу­дете говорить на эту тему, тем больше вероятность того, что вы совер­шите логическую ошибку и будете, таким образом, разоблачены, — это известный факт. Если человек не верит в тезис (даже истинный), у него может произойти логический сбой.

Б. Недостаточность аргументации. Очень часто человек не ве­рит в истинность тезиса из-за того, что не владеет полным объемом аргументации вследствие недостатка информации. По мере того как человек расширяет свои знания, становится все более и более компе­тентным в каком-то вопросе, изменяется его представление об истин­ности тезиса, в формулировке которого данный вопрос заключен. Чем дольше мы живем, чем мудрее мы становимся, тем больше транс­формируются наши представления. Больше знаний — больше точ­ности, а большая точность обычно влечет за собой изменение пре­жнего взгляда на мир. Поэтому говорят, что в молодости все просто, все истины абсолютны, а чем дальше, тем сложнее: все мысли кажут­ся относительными в своей истинности.

В. Нервный срыв. Конечно, идя на экзамен к вашему будущему научному руководителю, вы предварительно изучите его личность и выберете в качестве заглавного аргумента тот, который будет для него убедительным. Но проблема в том, что у вас в момент речи может произойти нервный срыв, потому что человеку очень трудно аргументировать то, во что он не верит, и он в этой ситуации, конечно, находится в состоянии значительного эмоционального дискомфорта.

Г. Наличие так называемых значимых оговорок. Известно, что случайных оговорок не бывает. Если человек находится в нервном напряжении, ему трудно контролировать ситуацию, и значимые оговорки вполне естественны — таково психологическое состояние человека.

Д. Наличие ложного аргумента. Ощущая недостаточность аргументации, человек сочиняет довод, понимая прекрасно, что это ложь, но убедительная для доказательства искомого тезиса, и вас в этой лжи разоблачают. Все перечисленные причины или любая из них по отдель­ности могут привести к тому, что аргументация не получится.

3. Тезис ложный, но говорящий в него верит. И берется его доказывать. Типовым примером может служить ситуация в бывшем Советском Союзе, где действительно большое количество людей верили в то, что они живут лучше всех других людей на планете (на десять лет дольше, чем в других странах, много свободнее и т.д.). "Я другой такой стра­ны не знаю, где так вольно дышит человек" — это ведь абсурдный тезис, но в истинность его многие верили. Теперь представьте, что веря­щему в этот тезис человеку потребовалось доказать его истинность (скажем, на экзамене по политэкономии), но доказательство у него не получилось. Что лежит в основе порочности аргументации в этом слу­чае?

А. Ложные доводы, т.е. собственно "ложное основание". Человек говорит, что, по статистике, советская женщина живет, скажем, 85 лет, а советский мужчина — 78 лет. Эти данные, конечно, взяты из прессы, и об их достоверности не приходится говорить. Такого рода ложных ар­гументов можно набрать достаточно много (при этом в их истинность говорящий, как правило, верит, как и в тезис). В соответствии с логи­кой доказательства ложные аргументы имплицируют ложный тезис.

Б. Недостаточность аргументации. Недостаточность аргументов может обнаружиться при возникновении полемики, связанной, напри­мер, с вопросом "А откуда ты знаешь, как в других странах люди живут? Чтобы понять, где лучше, неплохо было бы посмотреть, как там, а потом сравнить". Это простое логическое умозаключение. Ответить, не имея опыта личных наблюдений, очень трудно, что и приводит к недо­статочности аргументации.

В. Потеря тезиса. Набирая сомнительные аргументы, можно предположить, что они вряд ли окажутся объективно убедительными для дока­зательства искомого тезиса, но иногда возникает возможность с их помощью аргументировать смежный тезис. Например, вместо того чтобы доказать, что советский человек живет лучше остальных, можно было доказать, что не так уж он плохо живет. Но это не одно и то же. Доказывая вторую мысль, говорящий совершал логико-речевую ошибку "поте­ря тезиса". В рассматриваемой коммуникативной ситуации оппонент наверняка разобьет ложные аргументы говорящего, а также компенси­рует контраргументами недостаточность его аргументации, и доказа­тельство будет разбито. Известен исторический пример, когда Л.И. Бреж­нев предлагаемый тезис превратил в противоположный сам, т.е. принял для себя другой тезис. Посетив с официальным визитом Швецию, он, ви­димо плохо себя контролируя и не понимая, что его слова станут широко известны, сказал: "Надо же, я думал, что мы строим социализм, а социа­лизм, оказывается, давно построен. Вот он — в Швеции".

Еще раз следует повторить, что такие понятия, как "истинность" и "ложность" тезиса, относительны. Абсолютно только наше ощуще­ние. Каждый из нас во что-то верит, а во что-то не верит. Часты ситу­ации, когда у человека не сформировано мнение по некоторому по­воду (это ситуация, когда он не готов к доказательству). Никого нельзя заставить иметь определенное мнение ни по какому вопросу.

4. Тезис ложный, и говорящий в него не верит. Однако бывают причины, заставляющие человека браться за доказательство даже в этом случае.

Могут быть рассмотрены следующие ситуации.

Ложь во спасение. Вы — доктор, перед вами пациент, который безнадежно болен, и медицина не в силах ему помочь. Вы не открываете страшной тайны и пытаетесь как-то его ободрить, говоря, что вскоре ему станет лучше.

Личная выгода, связанная, например, с необходимостью не оказать­ся уличенным в чем-либо компрометирующем. К сожалению, распрос­транены случаи и осознанной клеветы на других людей с корыстной целью.

Чувство страха, которое иногда вынуждает человека доказывать абсурдные, с его точки зрения, мысли. Известно, например, что в заключении (1938 год) крупный отечественный военачальник маршал В.К. Блюхер, боясь расстрела, подробно письменно обосновал свой план сдачи Дальнего Востока японцам, который он якобы разработал в на­чале тридцатых годов (никакого плана, конечно, не было, но такой от­чет от него требовал лично Сталин, гарантируя сохранить жизнь). По­чему в рассмотренных случаях доказательство не бывает убедитель­ным?

А. Ложный аргумент.

Б. Логический сбой (поскольку нет веры).

В. Недостаточность аргументации. Причем не только недостаточ­ность, но и малая убедительность. Неубедительной будет даже интона­ция в речи.

Г. Потеря тезиса.

Д. Нервный срыв.

Следует обратить внимание на то, что совокупность причин, по которым аргументация оказывается неудачной, в рассмотренных коммуникативных ситуациях несколько разная. Что касается психологического аспекта, то скорее всего говорящий будет искать тот заглавный аргумент, который для слушающего максимально убедителен, поскольку есть отчетливо осознаваемая цель — доказать ложное положение. Не­обходимость психологического воздействия на человека в такой ситуа­ции очевидна. Как правило, заглавный аргумент оказывается удачным, на него говорящим делается ставка в попытке компенсировать недоста­точность аргументации и ложные доводы.

Е. Умалчивание истинных аргументов. Обычно к наличию лож­ных доводов прибавляется умалчивание большого количества дово­дов истинных. Так, доктор скажет больному, что сегодня он лучше выглядит, но при этом не покажет ему градусник, который показыва­ет более высокую температуру, чем была вчера.

Если оппонент приведет в пример один из доводов, о которых говорящий умолчал, остается только сказать: "А я этого не знал" — и признать, таким образом, СВОЕ ПОРАЖЕНИЕ В ДОКАЗАТЕЛЬСТВЕ.

 

 

Глава 14

ДЕДУКТИВНАЯ ДЕМОНСТРАЦИЯ

 

Dictum de omni et de nullo.

(Сказано все и ничего).

 

Третьим уровнем речевого доказательства является демонстрация. Демонстрация (лат. demonstratio — показывание) — это ло­гическая связь между аргументом и тезисом, т.е. логическое рассужде­ние, в процессе которого из аргументов выводится истинность или лож­ность тезиса. Под демонстрацией понимается и совокупность логи­ческих правил, используемых в доказательстве. Применение этих пра­вил обеспечивает последовательную связь мыслей, которая должна убедить, что тезис необходимо обосновывается доводами и поэтому является истинным. Случайное сочетание доводов почти никогда не приводит к успешному завершению доказательства.

Логическая связь между аргументом и тезисом бывает разных ви­дов. В зависимости от вида логической связи существуют разные демонстрации (или разные доказательства). Рассмотрим главные виды демонстрации. Одним из них является дедуктивная демонстрация.

Дедукцией (лат. deductio — выведение) в широком смысле сло­ва называется такая форма мышления, когда новая мысль выводится чисто логическим путем (т.е. по законам логики) из предшествующих мыслей. Такая последовательность мыслей называется выводом, а каждый компонент этого вывода является либо ранее доказанной мыслью, либо аксиомой, либо гипотезой. Последняя мысль данного вывода называется заключением. Выводом будет, например, такая пос­ледовательность:

A ® В

B ® С

С = D

В ® D

D ® Е посылки

А ® Е

А ® Е заключение.

Здесь буквы замещают какие-то конкретные мысли; а черта означает слово "следовательно".

В узком смысле слова, принятом в традиционной логике, под термином дедукция понимают дедуктивное умозаключение, т.е. такое, в результате которого получается новое знание о предмете или группе предметов на основании уже имеющегося некоторого знания об исследуемых предметах и применения к ним некоторого правила логики.

Дедуктивное умозаключение, являющееся предметом традиционной логики, применяется всякий раз, когда требуется рассмотреть какое-либо явление на основании уже известного общего положения и вывести в отношении этого явления необходимое заключение. Нам известен, например, следующий конкретный факт — "данная плоскость пересекает шар" и общее правило относительно всех плоскостей, пересекающих шар, — "всякое сечение шара плоскостью есть круг". Применяя это общее правило к конкретному факту, каждый верно мыслящий человек необходимо придет к одному и тому же выводу: "значит, данная плоскость есть круг". Ход рассуждения при этом будет таков: если данная плоскость пересека­ет шар, а всякое сечение шара плоскостью есть круг, то, следовательно, и данная плоскость есть круг. В итоге этого умозаключения получено но­вое знание о данной плоскости, которого не содержится непосредственно ни в первой мысли ("данная плоскость пересекает шар"), ни во второй ("всякое сечение шара плоскостью есть круг"), взятых отдельно друг от друга. Вывод о том, что "данная плоскость есть круг", получен в резуль­тате сочетания этих мыслей в дедуктивном умозаключении.

Структура дедуктивного умозаключения и принудительный харак­тер его правил, заставляющих с необходимостью принять заключение, логически вытекающее из посылок, отобразили самые распространен­ные отношения между предметами материального мира: отношения рода, вида и особи, т.е. общего, частного и единичного. Сущность этих отношений заключается в следующем: то, что присуще всем видам дан­ного рода, то присуще и любому виду; то, что присуще всем особям рода, то присуще и каждой особи. Например, что присуще всем нервным клет­кам (например, способность передавать информацию), то присуще и каждой клетке, если она, конечно, не отмерла. Но это именно и отобра­зилось в дедуктивном умозаключении: единичное и частное подводит­ся под общее. Миллиарды раз, наблюдая в процессе деятельности отно­шения между видом, родом и особью в объективной действительности, человек выработал соответствующую логическую фигуру, получив­шую затем статус правила дедуктивного умозаключения.

Дедукция играет большую роль в нашем мышлении. Во всех слу­чаях, когда конкретный факт мы подводим под общее правило и за­тем из общего правила выводим какое-то заключение в отношении этого конкретного факта, мы умозаключаем в форме дедукции. И если посылки истинны, то правильность вывода будет зависеть от того, насколько строго мы придерживались дедуктивных правил. Извест­ную роль дедукция играет во всех случаях, когда требуется проверить правильность построения наших рассуждений. Применение дедукции на основе формализации рассуждений облегчает нахождение логичес­ких ошибок и способствует более точному выражению мысли.

Впервые теория дедукции была обстоятельно разработана Аристотелем. Он выяснил требования, которым должны отвечать отдельные мысли, входящие в состав дедуктивного умозаключения, определил значение терминов и раскрыл правила некоторых видов дедуктивных умозаключений.

Оценку дедукции и ее роли в процессе познания осуществлял Де­карт. Он считал, что к познанию вещей человек приходит двумя пу­тями: путем опыта и дедукции. Но опыт часто вводит нас в заблужде­ние, тогда как дедукция, или, как говорил Декарт, чистое умозаклю­чение от одной вещи через посредство другой избавлено от этого не­достатка. Исходные положения для дедукции, с точки зрения Декарта, в конечном счете, дает интуиция, или способность внутреннего созерцания, благодаря которой человек познает истину без участия логической деятельности сознания. Таким образом, исходные поло­жения дедукции являются очевидными истинами благодаря тому, что составляющие их идеи "врожденны" нашему разуму.

Классическая аристотелевская логика начала уже формализовать дедуктивный вывод. Дальше эту тенденцию продолжила математичес­кая логика.

Под термином дедукция в узком смысле слова понимают также следующее.

1. Метод исследования, при котором для того, чтобы получить но­вое знание о предмете или группе однородных предметов, надо, во-пер­вых, найти ближайший род, в который входят эти предметы, и, во-вто­рых, применить к ним соответствующий закон, присущий всему данно­му роду предметов; переход от знания более общих положений к зна­нию менее общих положений. Дедуктивный метод играет огромную роль в математике. Известно, что все доказуемые предложения, т.е. теоремы, выводятся логическим путем с помощью дедукции из небольшого ко­нечного числа исходных начал, недоказуемых в рамках данной систе­мы и называемых аксиомами.

2. Форма изложения материала в книге, лекции, докладе, беседе, ког­да от общих положений, правил, законов идут к менее общим положе­ниям, правилам, законам.

Дедуктивная демонстрация (в традиционной логике) — одна из форм доказательства, когда тезис, являющийся каким-либо единичным или частным суждением, подводится под общее правило. Существо та­кого доказательства заключается в следующем: надо получить согла­сие своего собеседника на то, что общее правило, под которое подхо­дит данный единичный или частный факт, истинно. Когда это достиг­нуто, тогда это правило распространяется и на доказываемый тезис. Пример дедуктивного доказательства (демонстрации):

тезис: курица имеет крылья;

общее правило: птицы имеют крылья;

рассуждение: если все птицы имеют крылья, а курица птица,

то, следовательно, курица имеет крылья.

Дедуктивное доказательство предлагает заглавную, ведущую идею, которая признается говорящим и слушающим истинной и из которой доказываемый тезис вытекает как следствие. Из общего по­ложения выделяется частный случай. Этот частный случай и есть те­зис, который следует доказать.

Очевидно, что далеко не каждый тезис, не каждое положение может быть доказано дедуктивным способом. Почему существует много разных видов демонстрации? Потому, что для каждого конкретного слу­чая годится обычно какой-то один вид доказательства, редко исполь­зуются одновременно два. Каждый раз следует выбирать тот тип доказательства, который максимально естествен в конкретной речевой ситуации и легок в реализации. Для того чтобы доказать, что курица имеет крылья, действительно удобно использовать дедуктивное дока­зательство, так как птицей является животное, обладающее определен­ными признаками и, в частности, обязательно имеющее крылья. Опре­деление птицы можно найти в словаре или энциклопедии: "Птица — покрытое перьями и пухом позвоночное животное с крыльями, двумя конечностями и клювом". Из этого определения как из истинного (имен­но потому, что это словарное определение, а словари — источник дос­товерной информации, см. выше), вытекает как естественное следствие, что у курицы есть крылья. Этот тезис дедуктивным способом доказыва­ется очень легко. А вот мысль о том, что "в сборной РФ по футболу нет ни одного лысого человека", доказать дедуктивным способом нельзя Невозможно предложить никакого общего положения, из которого этот тезис вытекал бы как следствие. Потому что, даже если привести широ­кое заключение: "спортсмены должны быть здоровыми", в доказатель­стве это ничего не даст, поскольку облысение не всегда является тем за­болеванием, которое мешает быть профессиональным спортсменом, а иногда вообще не является заболеванием.

Самым распространенным видом дедуктивного доказательства является силлогизм.

Силлогизм (греч. syllogismos — сосчитывание) — это умозаклю­чение, в котором из двух категорических суждений, связанных общим средним термином, получается третье суждение, называемое выводом; при этом средний термин в заключение не входит.

Категорическим называется суждение, в котором выражается зна­ние о принадлежности или непринадлежности признака предмету независимо от каких-либо условий, например: Гриб есть споровое растение; Киты не относятся к рыбам.

Средний термин силлогизма (лат. terminus medius) — термин силлогизма, который является общим для обеих посылок и который, отображая связи вещей объективного мира, служит посредствующим элементом между двумя другими терминами. Например, рассмотрим силлогизм:

Всякий учебник должен быть написан ясным языком;

"Руководство по черчению"— учебник

"Руководство по черчению " должно быть

написано ясным языком.

Средним термином в нем будет термин учебник.




Читайте также:
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...
Как выбрать специалиста по управлению гостиницей: Понятно, что управление гостиницей невозможно без специальных знаний. Соответственно, важна квалификация...
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (409)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.032 сек.)