Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


НЕОБХОДИМОЕ НАСЛЕДОВАНИЕ




 

§ 85. Развитие ограничений свободы завещательных распоряжений

 

256. Понятие необходимого наследования. Свобода завещательных распоряжений может столкнуться с интересами семьи наследодателя; может прийти в противоречие с воззрениями господствующего класса на социально целесообразное назначение имуществ после смерти их обладателей. Отсюда - мысль об ограничении свободы завещаний, практическим выражением которой служит институт необходимого наследования.

Признав уже в древнейшее время принцип свободы завещания, римское право в то же время создало и институт необходимого наследования.

 

257. Ограничения свободы завещательных распоряжений в древнейшем римском праве. Древнейшее ограничение свободы завещательных распоряжений заключалось в том, что sui heredes, которые, как уже сказано, и при жизни paterfamilias признавались как бы общими с ним собственниками его имущества, должны были быть или назначены наследниками, или лишены наследства прямым распоряжением наследодателя. Наследодатель должен был их aut instituere aut exheredare. Назначение постороннего наследника при умолчании о sui heredes не допускалось. Filius familiae должен был быть исключен nominatim: Titius filius meus exheres esto. Остальные - дочери, внуки - могли быть исключены и общей фразой - inter ceteros (Гай. 2. 127, 128). Если эти требования не были соблюдены, завещание было недействительно, полностью или отчасти. Оно было недействительно полностью, если praeteritio, т.е. умолчание, касалось filius familiae. Оно было недействительно отчасти, если praeteritio была допущена в отношении кого-либо из других sui heredes: обойденный участвовал в наследовании вместе с наследниками, назначенными в завещании, получая свою законную долю (pars virilis), если назначенный наследник также принадлежал к числу sui, и половину наследства, если наследником было назначено постороннее лицо.

 

258. Ограничения по преторскому праву. Преторский эдикт расширил это ограничение; по преторскому праву прямая exheredatio требовалась для всех liberi, в том числе и эманципированных, причем для всех liberi мужского пола должна была делаться nominatim, для женщин допускалось exheredatio inter ceteros. При несоблюдении этих правил liberi получали bonorum possessio в размере своих законных долей. Однако те, которые были эксгередированы при praeteritio других, оставались эксгередированными.

По законодательству Юстиниана exheredatio, так же, как и institutio heredis, могла быть совершена в любых выражениях, но все нисходящие должны были эксгередироваться nominatim.

 

259. Обязательная доля. Соблюдение изложенных правил не давало, однако, гарантий интересов наследников по закону в смысле получения какой-либо доли в наследстве. Поэтому в конце республики, когда устои семьи значительно ослабли, сделаны были первые шаги в этом направлении. Центумвиральный суд, рассматривавший споры о наследствах, может быть, под влиянием греческой практики стал считать завещания, в которых ближайшие родственники устранялись от наследования, хотя бы и путем формально правильной exheredatio, составленными в не совсем здравом уме и, следовательно, не имеющими силы. Такое завещание признавалось нарушающим естественные родственные обязанности и называлось inofficiosum. Вследствие этого иски о наследстве (petitio hereditatis) со стороны обойденных наследников удовлетворялись, как если бы не было вовсе наследников, назначенных в завещании.

Ввиду того что petitio hereditatis могла быть предъявлена только цивильными наследниками, для эманципированных детей устанавливался в период империи другой порядок: им разрешалось жаловаться магистрату extra ordinem на устранение их от наследования. Со временем, когда центумвиральный суд отпал, а extraordinaria cognitio стала нормальной формой гражданского процесса, такая жалоба - querela inofficiosi testamenti стала единственным средством защиты интересов ближайших наследников. Постепенно оно приобрело такие основные черты: querela inofficiosi testamenti могла предъявляться нисходящими и восходящими завещателя, а также его братьями или сестрами, если им была предпочтена persona turpis (п. 127). Для того чтобы завещание не могло быть опорочено, каждому из необходимых наследников должно было быть оставлено не менее 1/4 того, что ему причиталось бы при наследовании по закону. Эта доля, portio debita, могла быть оставлена не только путем назначения наследником в ней, но и путем установления легата.

Если portio debita не была назначена, то обойденный наследник мог требовать выдачи ему не этой portio, а того, что причиталось бы обойденному при наследовании по закону. Юстиниан в новелле 18 повысил размер portio debita до 1/2 доли, которая по закону причиталась бы каждому данному наследнику; если эта доля была меньше 1/4 всего наследства, и до 1/3, если эта доля была больше. Кроме того, было установлено, что только полное устранение необходимого наследника от наследования влекло за собою право предъявить querela inofficiosi testamenti; если же оставленное наследнику имущество было меньше его portio debita, то наследник имел только право требовать дополнения его доли до размеров portio debita, но не уничтожения завещания.

 

§ 86. Необходимое наследование в праве Юстиниана

 

260. Ввиду сложности правил о необходимом наследовании, Юстиниан сделал попытку их упростить. Согласно новелле 118 необходимыми наследниками стали признаваться восходящие и нисходящие; portio debita могла предоставляться этим необходимым наследникам в любой форме, хотя бы, например, и в форме дарения при жизни наследодателя. Однако в какой-либо части portio debita они должны были назначаться наследниками. Это был honor institutionis, который мог, однако, принести необходимому наследнику и существенную имущественную выгоду в случаях, когда действовало ius accrescendi (п. 265). Exheredatio и лишение portio debita могли иметь место лишь по основаниям, точно перечисленным в законе как для восходящих, так и для нисходящих.

 

Глава 22

ПРИНЯТИЕ НАСЛЕДСТВА

 

§ 87. Принятие наследства

 

261. Момент принятия наследства. Наследование есть преемство в имущественных правах и обязанностях наследодателя, кроме тех, которые (как ususfructus, штрафные иски из деликтов и некоторые другие) считаются неразрывно связанными с личностью того, для кого они возникли.

Момент, когда преемство признавалось установленным, и порядок этого установления были в римском праве неодинаковы для разных категорий наследников.

Для sui heredes и назначенных наследниками по завещанию рабов наследодателя момент открытия наследства delatio hereditatis был и моментом возникновения преемства. Более того, по цивильному праву ни sui heredes, ни рабы не имели права отказаться от открывшегося для них наследства. Они были heredes sui et necessarii. Для sui это объяснялось тем, что они, как уже указано, не столько наследовали, по взгляду римлян, сколько вступали в управление своим имуществом. Для рабов это было следствием их общего правового положения: назначение наследником означало и освобождение раба, но освобождение с возложением на раба, по воле господина, положения наследника.

Понятно, что такое обязательное наследование было весьма обременительно для наследника в случаях, когда наследство было переобременено долгами, за которые наследник, в силу римской концепции универсального преемства, отвечал не только имуществом наследственной массы, но и своим имуществом. Ввиду этого претор предоставлял sui heredes так называемое beneficium abstinendi, в силу которого он отказывал в иске против цивильных наследников, фактически не осуществлявших своего права наследования, и предлагал bonorum possessio следующей за ними категории наследников, а если не находилось желающих, объявлял конкурс над имуществом наследодателя для удовлетворения его кредиторов.

Все остальные наследники были extranei heredes, для которых открытие наследства означало лишь возникновение права на принятие наследства (aditio или acquisitio hereditatis), которого они могли и не осуществить. Они были heredes voluntarii (добровольные).

 

262. Способы принятия наследства. Принятие наследства первоначально осуществлялось путем особого торжественного акта, cretio (от которого отказалось законодательство Юстиниана); впоследствии было достаточно неформального волеизъявления о принятии или фактическом вступлении в дела наследства (pro herede gestio). Срока для принятия наследства цивильное право не устанавливало. Но кредиторы наследодателя, заинтересованные в скорейшем удовлетворении их требований, могли посредством interrogatio in iure потребовать от наследника ответа, an heres sit, т.е. принимает ли он наследство. После этого наследнику по его просьбе мог быть назначен судом срок для решения вопроса о принятии наследства, spatium deliberandi, после истечения которого наследник, не давший ответа, считался: до Юстиниана - отказавшимся, а в праве Юстиниана - принявшим наследство.

Понятно, что правила об автоматическом приобретении наследства некоторыми из цивильных наследников были неприменимы к bonorum possessio; она должна была быть испрошена, и притом в установленный срок: нисходящим и восходящим давался срок в один год со дня открытия наследства, остальным наследникам - в сто дней. При пропуске этого срока наследником, призванным в момент открытия наследства, bonorum possessio предоставлялась следующему наследнику в порядке successio ordinum et graduum.

 

263. Лежачее наследство (hereditas iacens). Из сказанного ясно, что за исключением случаев наследования sui heredes и рабов между моментами delatio hereditatis и acquisitio hereditatis могло пройти некоторое и иногда немалое время.

В этот промежуток времени наследство лежало, hereditas iacet, и считалось по концепции древнейшего права бесхозяйным имуществом, которое любое лицо могло приобрести, провладев им в течение года. В период империи это приобретение наследства по давности было упразднено, а расхищение наследства было признано преступлением.

 

§ 88. Наследственная трансмиссия

 

264. Понятие трансмиссии. В то же время постепенно сложился институт наследственной трансмиссии, transmissio delationis, т.е. переход права принять наследство к наследникам лица, призванного к наследованию, но не успевшего до своей смерти осуществить aditio hereditatis.

По древнейшему цивильному праву наследственная трансмиссия была невозможна: если призванный к наследованию наследник по закону не принимал наследства, оно признавалось бесхозяйным. По преторскому праву bonorum possessio предлагалась в таком случае дальнейшим наследникам. Если же наследства не принимал до своей смерти наследник по завещанию, то открывалось наследование но закону. Таким образом, право принять наследство рассматривалось как личное право наследника, не переходящее к его наследникам.

Из этого общего положения стали, однако, постепенно допускать исключения. Претор допустил, что если наследник умер, не успев без своей вины принять наследство, то по расследовании дела (cognita causa) его наследникам в порядке restitutio in integrum может быть предоставлено право принять наследство. В праве Юстиниана это правило обобщено: если смерть наследника последовала в течение года со дня, когда он узнал об открытии для него наследства, или в течение испрошенного им spatium deliberandi, то право принять наследство считается перешедшим к его наследникам, которые и могут осуществить это право в течение срока, еще остающегося, в силу общих правил, на принятие наследства.

 

265. Ius accrescendi. В тех случаях, когда вследствие смерти до принятия наследства или вследствие отказа от наследства отпадал один из нескольких наследников и если притом не было трансмиссии, доля отпавшего наследника прирастала к долям остальных, распределялась между ними поровну. Так, если из двух наследников по завещанию один умирал, не приняв наследства и не оставив сам наследников, то его доля в силу правила nemo pro parte testatus, pro parte intestatus decedere potest, переходила не к наследникам наследодателя по закону, а к другому наследнику по завещанию. Точно так же в случае отпадения после открытия наследства одного из наследников по закону его доля распределялась между остальными. Это называлось ius accrescendi.

 

§ 89. Правовые последствия принятия наследства

 

Если наследник принимал наследство, он становился преемником наследодателя во всех правах и обязанностях, кроме строго личных, причем наследственная масса сливалась с имуществом наследника в одно целое.

 

266. Beneficium separationis. Это слияние могло быть невыгодно разным лицам. Если наследник был обременен долгами, то слияние было невыгодно кредиторам наследодателя, которые должны были при удовлетворении их претензий терпеть конкуренцию кредиторов наследника. Ввиду этого претор стал предоставлять кредиторам особую льготу - beneficium separationis, в силу которого наследственная масса сливалась с имуществом наследника лишь после того, как из нее будут покрыты претензии кредиторов наследодателя.

Если долгами было обременено наследство, то слияние могло быть невыгодно кредиторам наследника. Однако им претор не давал beneficium separationis, ибо должнику вообще не воспрещается делать новые долги и тем ухудшать положение кредиторов.

 

267. Beneficium inventarii. Наконец, необходимость отвечать своим имуществом по долгам наследодателя может быть невыгодна для наследника. Для него, после ряда предшествующих мероприятий, также была введена Юстинианом льгота - beneficium inventarii: наследник, начавший в течение тридцати дней со дня открытия наследства в присутствии нотариуса и свидетелей составление описи наследственного имущества и окончивший ее составление в следующие шестьдесят дней, отвечал по долгам наследодателя только в пределах описанного наследства (intra vires hereditatis).

 

268. Иски. Для защиты своих прав цивильному наследнику давался особый иск: petitio hereditatis - иск об истребовании всей наследственной массы целиком, во многом напоминавший rei vindicatio. Преторскому наследнику давался interdictum quorum bonorum для ввода во владение входившими в состав наследства вещами, а позднее hereditatis petitio possessoria, которая распространялась как на вещи, так и на требование наследодателя, и с переходом к экстраординарному процессу слилась с petitio hereditatis цивильного наследника, в то время как interdictum quorum bonorum стал служить средством скорейшего получения временного владения наследственными вещами.

 

269. Последствия принятия при множественности наследников. При множественности наследников они становились собственниками вещей, принадлежавших на праве собственности наследодателю, каждый в размере своей наследственной доли. Требования и долги, предмет которых был делим, распадались на соответственные доли. Требования и долги неделимые создавали солидарные права и солидарную ответственность наследников.

 

270. Collatio. Множественность наследников обусловливала в некоторых случаях также и collatio bonorum, т.е. обязанность присоединить к наследственной массе некоторые виды имущества самих наследников. Выше уже говорилось о collatio bonorum emancipati (п. 250). Такая же collatio установлена в отношении dos, полученной дочерью, которая затем наследовала в имуществе отца вместе с братьями и сестрами (collatio dotis). В период империи рядом законов была установлена общая обязанность нисходящих при наследовании после восходящих вносить в состав наследственной массы все имущество, полученное от наследодателя в виде dos, donatio propter nuptias или для самостоятельного устройства, получения должности и т.п. Это была так называемая collatio нисходящих.

 

Глава 23

ЛЕГАТЫ И ФИДЕИКОМИССЫ

 

§ 90. Понятие и виды легатов

 

271. Понятие легата. Выше уже было указано, что наряду с назначением наследника в завещании могли содержаться отказы: распоряжения о выдаче наследником известных сумм или вещей определенным лицам, о выполнении наследником определенных действий в пользу третьих лиц. Таким образом, создавалось сингулярное преемство, т.е. преемство в отдельных правах наследодателя без возложения на преемника каких бы то ни было обязанностей. Отказ действителен, только если наследственные долги покрыты.

Древнейшей формой отказов были так называемые легаты. В старом цивильном праве легаты были подчинены целому ряду формальностей: они могли быть установлены только в завещании; исполнение их возлагалось на назначенного в завещании наследника. Возложить легаты на наследника ad intestato было невозможно, ибо завещание было недействительно без heredis institutio.

 

272. Виды легатов. Легат должен был быть установлен в одной из определенных четырех форм, каждая из которых создавала и особое правовое положение легатария:

(1) Legatum per vindicationem, который устанавливался обыкновенно словами "do, lego", напр.: "Lucio Titio hominem Stichum do, lego". В такой форме устанавливалось в пользу легатария право собственности на определенную вещь или сервитут, которые возникали для легатария непосредственно в момент принятия наследства наследником, так что легатарий мог немедленно предъявить rei vindicatio (при установлении сервитута - actio confessoria), откуда и название легата.

(2) Legatum per damnationem, который устанавливался словами: "Heres meus Lucio Titio centum dare damnas esto" и возлагал на наследника обязанность исполнить то, что было отказано. Легатарий мог осуществить свое право при помощи manus iniectio, позднее при помощи actio ex testamento.

(3) Legatum sinendi modo, по-видимому, разновидность legatum per damnationem: наследник обязан был не мешать легатарию взять то, что последнему было отказано.

(4) Legatum per praeceptionem, природа которого не ясна, но который чаще всего считают разновидностью legatum per vindicationem.

В императорское время формализм установления легатов был ослаблен. Senatusconsultum Neronianum (I в. н.э.) установил, что в случае ошибки в выборе формы легат будет иметь силу legatum per damnationem. Наконец, после того, как отпали установленные выражения для institutio heredis, были отменены и перечисленные выше формы установления легатов.

 

§ 91. Фидеикомиссы

 

273. Понятие фидеикомисса. В период империи сложились и другие формы отказов - fideicommissa. Они развились из ненормальных словесных или письменных просьб, с которыми наследодатель нередко в самый момент смерти обращался к наследнику, выполнить что-либо или выдать что-нибудь какому-нибудь лицу. Первоначально такие просьбы не имели юридической силы, наследодатель обращался только к fides, т.е. чести наследника, но со времен Августа лицо, которому что-либо было отказано в форме такого fideicommissum, получало право в экстраординарном порядке предъявлять fideicommissi persecutio, которая в дальнейшем, с установлением экстраординарного процесса, почти слилась с actio testamenti.

 

274. Легаты и фидеикомиссы. Фидеикомисс имел ряд значительных преимуществ по сравнению с легатом: он мог быть возложен и на наследника по закону, мог быть установлен и ранее, и позже завещания, в качестве приложения к нему. Никакой обязательной формы для него первоначально не было. Чаще всего он устанавливался при помощи codicillus, письма на имя наследника. Clausula codicillaris нередко включалась и в завещание на случай его недействительности по причине формальных погрешностей; наследник по закону призывался рассматривать завещание, как обращенный к нему кодицилл.

Ввиду того что легаты и фидеикомиссы постепенно сближались как в форме, так и в материальных условиях действительности, Юстиниан объединил их указом 529 г., установив, что всякий легат, как и всякий фидеикомисс, создает для лица, в пользу которого он установлен, обязательственное требование к наследнику, обеспеченное законной ипотекой на наследственное имущество. Если была отказана определенная принадлежавшая наследодателю вещь, она могла быть виндицирована легатарием или фидеикомиссаром. Другой указ Юстиниана 531 г. окончательно подтвердил слияние легатов и фидеикомиссов. В то же время, ввиду того что кодицилл стал часто заменять завещание, Юстиниан подчинил его некоторым требованиям формы: он должен был совершаться в присутствии пяти свидетелей.

 

275. Универсальный фидеикомисс. В форме фидеикомисса было возможно отказать и все наследство. Такой fideicommissum hereditatis (универсальный фидеикомисс) заключался в том, что на фидуциария возлагалась обязанность передать другому лицу, фидеикомиссарию, все наследство, и если первоначально ответственным перед кредиторами наследодателя оставался фидуциарий, то постепенно и это изменилось: после restututio hereditatis, т.е. заявления фидуциария о том, что он передает наследство фидеикомиссарию, фидуциарий сохранял только звание наследника, а все права и обязанности наследодателя переходили на фидеикомиссария. Ему и против него предоставлялись соответствующие иски в качестве actiones in factum. Для того же, чтобы фидуциарий отказом от наследства не парализовал и прав фидеикомиссария, на фидеикомисс, с одной стороны, была распространена quarta Falcidia (п. 278), а с другой стороны, фидуциарий мог быть extra ordinem принужден к принятию наследства, причем он терял право на quarta Falcidia.

 

§ 92. Ограничения свободы назначения

легатов и фидеикомиссов

 

276. Основание ограничений. Понятно, что если полная свобода завещания нарушает интересы наследников по закону, вследствие чего и возник институт необходимого наследования, то полная свобода отказа нарушает интересы наследника по завещанию, ибо весь актив наследственной массы может быть распределен между легатариями. Очевидно, что в таких случаях наследник не заинтересован в принятии наследства и с отказом его от наследства теряет силу и все завещание в целом, в частности отказы. Для того чтобы обеспечить силу завещаний, свобода отказов была ограничена.

 

277. Первоначальные ограничения. Первый направленный на это ограничение закон lex Furia testamentaria (неизвестного года издания, но, вероятно, относящийся к периоду республики) запретил принимать отказы более 1000 ассов. Получавший более обязан был вернуть сумму в четыре раза большую. Очевидно, что этот закон не достигал цели: можно было исчерпать наследство и отказами сумм, не достигавших 1000 ассов. По той же причине был неудовлетворителен второй закон lex Voconia 169 г. до н.э., по которому легатарий не мог получить больше наследника.

 

278. Фальцидиева четверть. Наконец, lex Falcidia 40 г. до н.э. установила, что наследнику, назначенному в завещании, во всяком случае должна была быть оставлена без обременения ее легатами 1/4 наследства, так называемая quarta Falcidia.

 

Раздел VII




Читайте также:
Как построить свою речь (словесное оформление): При подготовке публичного выступления перед оратором возникает вопрос, как лучше словесно оформить свою...
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (597)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.007 сек.)