Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Развитие психики животных




В отечественной психологии давно утвердилось мнение о том, что поведение животных по своей сути является инстинктивным поведением. С инстинктами связаны и те формы поведения, которые приобретаются конкретным животным в процессе его жизни.

Инстинктивное поведение — это видовое поведение, одинаково направленное у всех представителей одного и того же вида животных. Как правило, инстинктив­ное поведение определяется биологической целесообразностью и заключается в обеспечении возможности существования (выживания) конкретного представи­теля или вида в целом. Но было бы не совсем верно утверждать, что поведение животного является только генетически обусловленным и не изменяется в тече­ние его жизни.

Условия, в которых находится животное, постоянно изменяются, поэтому индивидуальное приспособление, как указывал И. П. Павлов, существует всех животных. Например, кольчатые черви обычно реагируют на прикосновение к ним палочкой защитными движениями, но если это движение связать с кормлением, то оно вызывает у них поведенческие реакции, связанные с поиском пищи. Дока­зана также возможность изменения поведения у дафний, моллюсков, пчел и др.

Особенностью поведения животных на ранних этапах развития является то, что оно всегда побуждается и управляется отдельными свойствами предметов, воздействующих на животное. Например, как только насекомое попадает в паути­ну, паук бежит к нему и опутывает его своей нитью. Что вызывает это поведение паука? В специальных опытах было установлено, что подобное поведение паука обусловлено вибрацией паутины, передающей вибрацию крыльев насекомого. Как только вибрация прекращается, паук перестает двигаться к своей жертве, но стоит возобновить вибрацию, как паук вновь начинает двигаться. То, что именно вибра­ция паутины обусловливает поведение паука, доказывает следующий опыт: вибрирующий камертон, поднесенный к паутине, вызывает движение паука, в то же время вибрация крыльев мухи, схваченной пинцетом и поднесенной непосред­ственно к пауку, заставляет паука обратиться в бегство. Значит, действительно, движение паука к жертве обусловлено вибрацией паутины.

Невольно возникает несколько вопросов. Во-первых, чем объясняется побуди­тельное действие тех или иных свойств предметов и, во-вторых, почему вообще возможно какое-либо поведение животных? Ответ на первый вопрос прост: виб­рация паутины устойчиво связана у паука с поглощением и усвоением им пищи — насекомого, попавшего в паутину. Следовательно, подобное поведение животных имеет биологический смысл, поскольку связано с удовлетворением биологических потребностей, в данном случае с поглощением пиши.

Следует отметить, что биологический смысл воздействия предметов, возбуж­дающих и направляющих поведение животного, не является постоянным, а меня­ется и развивается в зависимости от конкретных условий жизни животного и осо­бенностей среды. Если, например, проголодавшуюся жабу начать кормить червя­ми, а потом положить перед ней спичку и комочек мха. то она схватит спичку, имеющую, подобно червям, удлиненную форму. Но если предварительно кормить жабу пауками, то она не обратит внимания на спичку и схватит мох. Округлые формы теперь приобрели для нее смысл пищи.

Эта стадия развития, характеризующаяся тем, что поведение животного по­буждается отдельными свойствами предмета в силу того, что они связаны с осу­ществлением основных жизненных функций животных, называется стадией эле­ментарного поведения. Соответственно данный уровень развития психики назы­вается стадией элементарной сенсорной психики.

Теперь необходимо ответить на вопрос, почему возможно данное поведение у животных? Подобное поведение животного возможно благодаря существова­нию определенных органов, являющихся материальной основой психического. На стадии элементарного поведения в развитии животных наблюдается диффе­ренциация органов чувствительности. Например, если у низших животных клет­ки, чувствительные к свету, рассеяны по всей поверхности тела и эти животные обладают лишь общей светочувствительностью, то уже у червей эти клетки стягиваются к головному концу тела (А) и приобретают форму пластинок (В); что позволяет им более точно ориентироваться по отношению к свету. На более высо­кой ступени развития стоят моллюски. Ввиду выгибания пластинок светочувстви­тельные органы приобретают сферическую форму (С), благодаря чему моллюски в состоянии воспринимать движение окружающих объектов.

У животных, достигших в своем развитии стадии элементарного поведения, более развиты органы движения (что связано с необходимостью преследования добычи) и специальный орган связи и координации процессов поведения — нерв­ная система. Первоначально она представляет собой сеть волокон, идущих в раз­личных направлениях и непосредственно соединяющих чувствительные клетки, заложенные на поверхности тела, с сократительной тканью животного (сетевидная нервная система). Особенностью такой нервной системы является отсутствие процессов торможения, а нервные волокна не дифференцированы на чувствитель­ные и двигательные и обладают двусторонней проводимостью. 1 В процессе дальнейшего развития нервной системы наблюдается выделение центральных нервных узлов, или ганглиев. Этот уровень развития нервной систе­мы получил название узловой нервной системы. Возникновение узлов в нервной системе связано с образованием сегментов тела животного. При этом наблюдается усложнение поведения животного. Во-первых, характерно появле­ние цепного поведения, представляющего собой цепь реакций на отдельные, после­довательно действующие раздражители. Описывая данный тип поведения, А. Н. Леонтьев приводит в качестве примера поведение некоторых насекомых, от­кладывающих яйца в коконы других видов. Вначале насекомое направляется к ко­кону под влиянием обоняния. Затем при приближении к кокону насекомое дей­ствует зрительно. Наконец, само откладывание совершается уже в зависимости от того, подвижна ли личинка в коконе или нет, что обнаруживается при прямом кон­такте с коконом, т. е. на основе осязания.

 

Цепное поведение характерно для червей, насекомых и паукообразных, у которых оно достигает высшей ступени развития. Поиск пищи у них происходит, как считает извест­ный русский зоопсихолог В. А. Вагнер, «при посредстве какого-либо одного органа чувств без содействия других органов: осязания, - реже обоняния и зрения, но всегда только од­ного из них». Следует подчеркнуть, что эта линия развития поведения к дальнейшим прогрессивным и качественным изменениям не ведет.

Особенностью другой формы поведения является то, что оно осуществляется под одновременным воздействием все большего ко­личества раздражителей. Такое поведение характерно для хордовых и позвоночных. Например, поведение рыб направляется одновременным воздействием обонятельных, осязательных, зрительных и других раздражителей. При этом информация о воздействующих раздражителя: объединяется, что возможно лишь при более развитой нервной системе, чем узловая. Если в узловой нервной системе беспозвоночных отдельные нервные узлы ганглии связаны лишь тонкими перемычками, то у хордовых и позвоночных нервная система представляет сплошной тяж, или трубку, с утолщением головного конца — простейшим головным мозгом, который позволяет совершать животному более сложные поведенческие акты на основе одновременного действия разных раздражителей. Эта нервная система получила название трубчатой нервно, системы.

Перемены в поведении животных объясняются развитием нервной системы головного мозга. Увеличивается объем головного мозга, усложняется его структура. Среди органов чувств начинает преобладать зрение. Одновременно развиваются и органы движения. Главной физиологической основой поведения животных на этой стадии развития являются процессы образования нервных связей' коре полушарий головного мозга — условных рефлексов.

Нервная деятельность коры головного мозга впервые была изучена И.П. Павловым. К числу важнейших законов и принципов, открытых Павловым; прежде Всего следует отнести принцип замыкания условных (временных) нервных связей. Он заключается в следующем. Если при доста­точно сильном возбуждении участка коры под влиянием раздражителя, вызывающего врож­денную реакцию (безусловный рефлекс) (Б), в другом участке коры создается возбуждение действием раздражителя (В), который сам по себе не вызывает определенного безусловного рефлекса (А), т. е. является нейтральным, то это второе возбуждение вступает в связь с пер­вым. В результате при многократном повторе­нии такой связи нейтральный раздражитель (например, звуки или свет) будет самостоя­тельно вызывать ту же реакцию (например, слюноотделение), которую до этого вызывал безусловный раздражитель (например, пища). Раздражитель, бывший до этого нейтральным, превращается теперь в условный раздражи­тель, а вызванный им рефлекс становится условным рефлексом (Г). Следовательно, в ре­зультате многократного повторения процедуры происходит замыкание новой нервной связи. Далее, в своих исследованиях Павлов от­крыл принцип торможения этих связей. При этом Павлов выделял два типа торможения: внешнее и внутреннее. Если во время действия условного раздражителя начнет действовать какой-либо новый, посторонний раздражи­тель, то условный рефлекс не проявится, — он затормозится. В этом случае мы сталкиваемся с явлением внешнею торможения. Примером внутреннего торможения является угасание условного рефлекса. Если условный раздражи­тель (например, звук или свет) несколько раз подряд не подкрепляется безусловным раздражителем (например, пищей), то этот условный раздражитель перестает вызы­вать условный рефлекс — наступает его временное торможение.

Следующим принципом, установленным в исследованиях Павлова, был прин­цип генерализации и концентрации возбуждения в коре полушарий. Он выражает­ся в том, что всякий условный раздражитель дает сначала генерализованное («раз­литое») возбуждение, которое затем при определенных условиях начинает кон­центрироваться в определенных участках коры. Если, например, условный рефлекс вырабатывается в ответ на какой-либо раздражитель, то первоначально его будут вызывать и многие другие сходные раздражители (например, другие звуки). Но если безусловным раздражителем (пищей) будет подкрепляться только один строго определенный звуковой раздражитель, то рефлексы в ответ на дру­гие звуки затормозятся, — произойдет дифференцировка условного рефлекса.

Павлов также открыл закон взаимной индукции процессов возбуждения и тор­можения. Этот закон заключается в следующем. Если один участок коры нахо­дится в состоянии возбуждения, то в других участках коры, функционально с ним связанных, возникает торможение; и наоборот, если условный раздражитель вы­зывает в определенном участке коры торможение, то в других участках, согласно закону индукции, возникает возбуждение.

Павлов Иван Петрович (1849-1936) — выдающийся рус­ский физиолог, лауреат Нобелевской премии, вошел в исто­рию как создатель учении о высшей нервной деятельности. Нобелевскую премию он получил в 1904 г. за работы по пи­щеварению и кровообращению. В результате своих иссле­дований Павлов пришел к выводу о существовании сложной взаимосвязи между воздействиями факторов внешней сре­ды на организм и поведением животных. 8 его учении едини­цами поведения выступают безусловные, врожденные реф­лексы, возникающие в ответ на определенные (безусловные) раздражители из внешней среды, и условные рефлексы, воз­никающие после связывания вначале безразличного раздра­жителя с безусловным. Развитие теоретических взглядов и анализ экспериментальных работ позволили Павлову разра­ботать учение о двух сигнальных системах, где первая систе­ма является сенсорной, а вторая — речевая, связанная со словом. Он также разработал концеп­цию анализатора, выдвинул учение о типах нервной системы, создал международную научную школу.

Наличие описанных выше механизмов, а также возможность предметного вос­приятия окружающего мира позволяют формировать у животных определенные поведенческие навыки. Поэтому развитие животных, обладающих подобными ме­ханизмами и способностями, находится на стадии навыков и предметного воспри­ятия.

Основной особенностью этой стадии является закрепление сформированных движений, т. е. животное может в соответствующей ситуации многократно совер­шать движения, которые и составляют основу приобретенного навыка. При этом изменяется форма закрепления сенсорного опыта; у животного впервые появля­ются представления. Например, если на глазах собаки спрятать хлеб в одном ме­сте, а мясо в другом, затем отвести собаку в такое место, откуда мяса не видно, то собака сначала побежит к тому месту, где спрятано мясо, а потом — к тому месту, где спрятан хлеб. Это говорит о том, что у собаки воспроизводится образ внешней среды, т. е. — представление о ней. Приведенный пример позволяет также гово­рить о том, что у животных на стадии навыков и предметного восприятия развива­ется не только двигательная, но и образная память.

Конечно, у животных развита не только память. Например, если в качестве воз­действия использовать звук, — при этом один звук связан с таким биологически важным воздействием, как пища, а другой ничем не подкреплен, — то животное будет реагировать на первый звук и игнорировать второй. Следовательно, живот­ное дифференцирует звуки. Наоборот, если с одним биологически значимым воз­действием связать оба звука, то животное будет одинаково реагировать на любой из этих звуков. Следовательно, животное в состоянии сделать определенное обоб­щение, касающееся биологически важных воздействий. Таким образом, на данной. стадии развития у животных возникает способность различения и обобщения воз­действий. Однако эти способности не могут быть интерпретированы как призна­ки мышления, поскольку способность различать и обобщать связана в основном с биологической ролью воздействия,

Следующая, наивысшая стадия развития поведения животных называется стадией интеллектуального поведения, или интеллекта. Но сразу следует огово­риться: интеллект животного и интеллект человека — не одно и то же.

Благодаря экспериментам, проведенным сотрудниками Павлова и его после­дователями, сегодня мы имеем четкое представления об уровне развития живот­ных на этой стадии и об особенностях развития их интеллекта. В этих экспериментах банан или апельсин подвешивается в недоступном для обезьяны (шимпанзе) месте. Для того чтобы достать пищу, ей необходимо воспользоваться каки­ми-то приспособлениями, например ящиками или палкой. В этих экспериментах были выявлены отличительные особенности животных, находящихся на стадии интеллектуального поведения.

Изучая пищеварение, Павлов заметил, что при одном только виде тарелки с едой у собаки начинает выделиться слюна. То, что у любой со­баки выделяется слюна, когда ей в рот кладут пищу, ни у кого не вызывало вопросов. Это было вполне естественно, но собака, за кото­рой наблюдал Павлов, научилась ассоциировать вид тарелки с пищей. Столкнувшись со слу­чаем ассоциативного научения, Павлов ре­шил выяснить, мож­но ли научить собаку ассоциировать пищу с другими раздражи­телями, например со светом или звуком.

В своем ставшем классическим экспе­рименте Павлов вживил в слюнную желе­зу собаки фистулу, чтобы измерять ко­личество выделенной слюны. Затем перед собакой ставили миску, в которую автоматически подавалась еда. Экс­периментатор сначала включал свет в окошке перед собакой, а затем, через несколько се­кунд, в миску подавалось немного пищи, а свет выключался. Собака была голодна, поэтому отмечалось обильное слюноотделение.




Читайте также:
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...
Почему двоичная система счисления так распространена?: Каждая цифра должна быть как-то представлена на физическом носителе...
Организация как механизм и форма жизни коллектива: Организация не сможет достичь поставленных целей без соответствующей внутренней...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (507)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.005 сек.)