Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


НАУКА, КОТОРАЯ ОКАЗЫВАЕТСЯ ВСЕМ НУЖНА




 

Старые дискуссии закончились, начались новые. Размежевавшись с внешними оппонентами и удовлетворив практически все их требова­ния, социологи обратили внимание на свои внутренние проблемы и не­ожиданно обнаружили, что даже для специалистов, оказалось непо­нятным, что такое социология и чем она занимается, и чем должна за­ниматься. Во всяком случае, классическое определение социологии как «...науки об обществе как целостной системе и об отдельных социаль­ных институтах, процессах и группах, рассматриваемых в их связи с общественным целым»11, перестало удовлетворять социологов. Хотя никто не спорил против этого определения и в принципе оно было пра­вильным, но оно не отвечало ее практическим задачам. Данное опре­деление было слишком общим и потому неопределенным, чтобы из не­го можно было исходить при решении конкретных социологических за­дач по изучению действительности. Кроме того и входящие в данное определение понятия, такие, как «целостная система», «отдельные со­циальные институты», «общественное целое» или «объективное взаи­мосвязанное целое», требуют определения или, по меньшей мере уточ­нения, в рамках социологического знания. Размышления по поводу предмета социологии поставили несколько непростых вопросов. Например, если социология — это наука об об­ществе, то тогда, чем она отличается от других общественных дисцип­лин, например, экономики, демографии, политики, истории, права и пр., которые также изучают общество?

Попытались по аналогии с другими общественными науками оп­ределить специфическую область социологии в общественном целом. Попробовали другой подход, если экономика изучает проблемы произ­водства и распределения, право — развитие и функционирование за­конов, демография — демографическое поведение населения и т. д., то социологию предлагали определить как науку о потребностях и инте­ресах. Высказывалось мнение, что социология — это наука о социаль­ном управлении и прогнозировании. Были и утверждения, что соц­иология должна заниматься только изучением общественного мнения или социальными системами. Некоторые авторы сводили социологию только к методике и технике социологического исследования, против чего все социологи дружно восстали, заподозрив, что такое сужение предмета социологии, превратит ее в подсобную и техническую дис­циплину. Как-то один студент, отвечая на экзамене, сказал, что соц­иология — это наука о людях. Тоже правильно.

В принципе эти и многие другие частные определения предмета социологии и области ее интереса, не противоречили определению предмета социологии, приведенному выше, но только на сей раз вни­мание акцентировали на второй его половине: на социологии как нау­ке об отдельных социальных институтах и социальных явлениях. В об­щем такой подход возможен. Во всяком случае многие из указанных областей общественного бытия не попадали в поле зрения обществен­ных наук и оставались, так сказать, беспризорными, что не мешало им играть важную роль в обществе, имея «сквозной характер», как напри­мер, общественное мнение.

Но вдруг в социологии стали твориться непонятные вещи. Соц­иология начала проникать в те области общественной жизни, которые исконно считались сферой интересов других дисциплин. Появились термины промышленная, индустриальная социология, социология об­разования, социология личности. Затем появились социология полити­ки, общественного мнения, социология города и деревни. В последние годы укрепились совсем необычные словосочетания типа социология покупателя, социология рекламы, социология костюма, наконец, эко­логическая и экономическая социология. Социология находила все но­вые области применения, например, в журналистике, истории, праве, киноискусстве, театре, в целом в искусстве и т.д. Наверное, уже трудно найти такую область социального бытия, где социологи не предло­жили бы своих услуг.

В начале 80-х годов я читал в МГУ им. М. В. Ломоносова лекции по методике и технике и по основным направлениям развития соц­иологии. Таковых, более или менее развитых, тогда я насчитал около семидесяти. Вот только некоторые из них.

1. Социология коммунистического воспитания

2. Социология образования

3. Социология села

4. Социология города

5. Социология национальных от­ношений

6. Социология религии

7. Промышленная социология

8. Социология труда

9. Индустриальная социология

10. Социология трудовых коллек­тивов

11. Социология науки

12. Социология права и отклоняю­щегося поведения

13. Социология культуры

14. Социология миграций и пере­мещений

15. Методика и техника социоло­гических исследований

16. Буржуазная социология

17. Теория и история социологии

18. Социология спорта

19. Социология личности

20. Военная социология

21. Социология демографии

22. Экономическая социология

23. Социология театра, кино

24. Социология общественного мнения

25. Социология образа жизни

26. Социология молодежи и сту­денчества

27. Социология семьи

28. Социология политики

29. Социология малых групп

30. Социология журналистики

31. Социология пожилых людей

32. Социология конфликтов

33. Социология организаций

34. Социальное прогнозирование и планирование

35. Социология книги и чтения

36. Социология управления

37. Социология партийной рабо­ты

38. Социология неформальных отношений

Конечно, не все направления социологических исследований были хорошо развиты, некоторые создавались на конъюнктурной волне, на­пример, социология социалистического соревнования, многие позже совсем прекратили свое существование, другие сильно трансформировались. Но по всей видимости, всегда имеются такие области социаль­ного бытия, которые характеризуют и определяют актуальность самой науки, причем независимо от политической системы и строя общества. Например, некоторые области социологии весьма сильно, даже по на­званию, перекликаются с зарубежной социологией.

Для сравнения приведем основные направления развития соци­ологии в Америке12. Отрасли социологического знания и число американских универ­ситетов, в которых велось их преподавание:

1. Теория социологии — 136

2. Социальная психология —134

3. Методология исследования —131

4. Социология города —115

5. Отклоняющееся поведение - 113

6. Преступность, правонаруше­ние —102

7. Рассовые и этнические отно­шения, отношения мень­шинств — 99

8. Демография — 98

9. Формальные и сложные организации — 95

10. Брак и семья — 95

11. Стратификация и мобильность-90

12. Социальные изменения — 78

13. Общности — 77

14. Социология политики — 73

15. История социологии и соци­альной мысли — 68

16. Занятия и профессии — 62

17. Религия — 61

18. Социология полов — 47

19. Малые группы — 41

20. Пенология и исправления - 38

21. Социология знания — 37

22. Экология человека — 36

23. Право и общество — 32

24. Промышленная социология —31

25. Этнометодология — 30

26. Социальный контроль — 29

27. Социология труда — 29

28. Математическая социология - 28

29. Социология пожилых — 26

30. Прикладная социология — 25

31. Массовые коммуникации, об­щественное мнение — 25

32. Социология села — 24

33. Социология науки — 23

34. Экономика и общество — 22

35. Социология культуры -

36. Развитие модернизации — 58

37. Образование — 56

38. Социология медицины — 54

39. Коллективное поведение и социальное движение — 49

40. Сравнительная социология - 49

41. Социализация — 48

42. Досуг, спорт, развлечения—15

43. Социология искусстваи лите­ратуры — 8

44. Социология мировых конфликтов — 8

45. Военная социология — 5

Самое удивительное, что видно из приведенного списка — это то. что Практически все общественные дисциплины в нашей стране, даже те, кто видел в ней своего конкурента, стали принимать социологию с распростертыми объятиями. Более того, сами охотно шли с ней на кон­такт и по возможности использовали социологические методы иссле­дования. Именно специалисты по различным общественным дисцип­линам чаше всего выступали инициаторами введения социологии в структуру своей науки. Нередко они сами проводили исследования своих специальных проблем и тем самым закладывали новые социоло­гические направления, социологизировали свою науку или, наоборот, специализируя (экономизируя, демографизируя, политизируя, психологизируя и т. д.), саму социологию. Если учесть, что ученые, как пра­вило, ревниво относятся к любым попыткам вторгнуться на свою тер­риторию, то нужно обладать большой пробивной силой, весомостью аргументов и неотразимостью доказательств, чтобы эти ученые приня­ли пришельца в свое лоно. Но социология, как уже говорилось, была принята не только весьма охотно, но и нередко рассматривалась как необходимая составная часть той или иной общественной дисциплины. С появлением социологии возникла демографическая социология, эко­номическая социология, социология права и др. Они легко восприняли и новые методы исследования собственных проблем, и даже новые кон­цепции. Ситуация неординарная и она позволяет утверждать, что в социологии есть нечто, оказывающееся полезным для всех обще­ственных дисциплин и касающееся всех сторон социальной действи­тельности.

Правда, были попытки объяснить подобную экспансию наличием у социологов особого метода исследования, которым не обладали дру­гие общественные дисциплины. Соскучившись по живому человеку в своих исследованиях и увидев возможность непосредственного обращения к нему, они с удовольствием обратились к социологическим мето­дам. Но если бы речь шла только об использовании методики и техни­ки опроса больших групп людей, то тогда вряд ли бы нам пришлось говорить об образовании новых направлений в социальных исследова­ниях, не возникло бы и проблемы социологизации некоторых сфер в общественных дисциплинах, а тем более — специализации социоло­гии. Так, применяя математические методы в социологии, мы не гово­рим о социологизации математики, или математизации социологии. Мы говорим только о применении математических методов в социоло­гии. Или же, касаясь применения математических методов в экономи­ке, мы не говорим об экономизации математики, но говорим о приме­нении методов математики в экономике, оставляя за экономикой спе­цифическую область исследования, на которую математика не претен­дует. Вряд ли дело только в использовании социологических методов исследования, хотя, без сомнения, это имело огромное значение для общественных дисциплин. Очевидно, отношения социологии с другими общественными дисциплинами намного сложнее, как сложнее и роль самой социологии в обществе.

Осознав это, социологи вновь вернулись к мысли, что социология должна выступать и выступает как некая обобщающая наука, которая должна изучать все стороны как всего общественного бытия, так и от­дельного явления. Например, если экономика, теория права и пр., изу­чают общественные явления в своем специфическом аспекте, то соц­иология изучает те же явление, но как бы всесторонне. Возникло пред­ставление о социологии как о комплексной науке.

Однако такой подход оказался хотя и весьма любопытным, но до­вольно неопределенным в силу неопределенности самого понятия «комплексность». Несколько позже его пытались уточнить, конкрети­зировать с помощью понятия «системность», ставшим одно время до­вольно модным. Но и это ничего не изменило. Понятие «комплекс­ность», «системность» не описывали в достаточной мере ни особенно­сти социологии, ни объема ее знаний и специфику исследования. В принципе, данный подход к определению предмета социологии мало отличается от того, который был осуществлен в энциклопедическом словаре.

Все эти размышления в явной или неявной форме привели к по­ниманию, что предмет социологии: во-первых, лежит вне предметов других общественных дисциплин; во-вторых, он охватывает все сферы социального бытия и, соответственно, связан со всеми общественными науками. Поиски предмета социологии стали детальнее и глубже, определилось направление к конкретизации и к вычленению специальных областей. Но главное, появилось стремление увязать его с практикой социальных и социологических исследований, что особенно обозначи­лось в момент соединения социологии с другими общественными нау­ками. Характерно, что на авансцену теоретических рассуждений и споров, наконец, вышли и социологи-практики. К этому обязывал сам метод социологического исследования.

 

В ПОИСКАХ СВОЕГО ПРЕДМЕТА

Надо сказать, что социологическая практика в определении пред­мета своего внимания пошла намного дальше, чем социологическая те­ория. Пожалуй, именно социологи-практики не только у нас в стране, но и за рубежом нащупали ту область социального бытия, которой дол­жна заниматься социология и благодаря которой она обрела почву и получила возможность приносить реальную пользу своими рекоменда­циями. Большое влияние в этом плане на социологию оказал так на­зываемый хоторнский эксперимент.

В 1927—32 годах социологом и психологом Мэйо и его сотрудни­ками проводилась серия экспериментов, которые показали роль н зна­чение «человеческого фактора» на производстве, как позже стали на­зывать это новое направление. Эти эксперименты наглядно продемон­стрировали, чего можно добиться от работника, если создать опреде­ленную систему взаимоотношений на производстве. Понимание роли и значения «человеческого фактора» обусловили впоследствии созда­ние социологической и психологической службы на предприятиях. За­дача социологов и психологов заключалась в том, чтобы изучить «человеческие отношения» и выработать соответствующие рекомен­дации по их использованию с целью повышения производительности труда. И надо сказать, что западная эмпирическая социология проде­монстрировала в этом массу интересных возможностей социологии и психологии.

Если отвлечься от того, что теория «человеческих отношений» по­зже была провозглашена глобальной теорией социального благоденст­вия, приобретшей определенную идеологическую окраску, то в ней можно найти много положительных моментов.

Особенностью отечественной прикладной социологии является наличие в ней как бы двух направлений — первое, если так можно сказать, академическое, где, как правило, исследовали ее концепту­альные проблемы, например, образа жизни, социального прогнозирования, воспитания и образования и т.д., и носящие довольно общин характер. Другое направление, развиваемое в основном заводской соц­иологией,— проведение конкретных социологических исследований только для нужд производства. Академическая социология давала за­казы, как правило, самой себе и, как это часто бывает в академической науке, удовлетворяя за казенный счет собственное любопытство, бла­годаря чему нередко рождались весьма нетривиальные проблемы и их решения. Именно благодаря интересу и любопытству отдельных соц­иологов, появились новые направления в социологии, например, соц­иолингвистика, социология личности, региональная социология, соци­альная демография и др. Для второго направления заказчиками высту­пали предприятия, фабрики, заводы, учреждения, которые требовали конкретных рекомендаций. Если первые решали чисто научные про­блемы и находились, так сказать, в свободном полете мысли и поиске истины, то вторые обязаны были решать производственные задачи и надолго забывать о собственных научных интересах. Перед заводской социологией постоянно стоял вопрос, что нужно сделать в области со­циального развития, чтобы повысить производительность труда. Этот вопрос висел над заводскими социологами как домоклов меч и по-гам­летовски трагична была его постановка, быть или не быть заводской социологии. Эта вынужденная жесткая ситуация и заставляла соц­иологов-практиков искать ответ на вопрос, чтобы сохранить свое место под солнцем. Именно чрезвычайная ситуация и привела к пониманию того, чем социология должна заниматься.

Решая производственные вопросы, социологи, естественно, вы­шли на социальные факторы, которые оказывали влияние на эффек­тивность работы предприятия и каждого работника. Этих факторов бы­ло много, но в конечном итоге круг их более или менее определился.

На массе данных конкретных социологических исследований было доказано, что нельзя рассматривать работника функционально, только как элемент той или иной производственной ситуации. Выполнить свою производственную операцию успешно, с высоким уровнем каче­ства, способен только работник, который обладает возможностью рас­крыть себя как личность. Поэтому необходимо подходить к нему, учи­тывая все богатство его личных характеристик, ибо любая деятель­ность есть выражение его личных качеств и т. д. Важно, что социологи решали эти проблемы, исходя не из общих деклараций о важности че­ловека, личности на производстве и в обществе, о которых постоянно кричали все плакаты и лозунги, а шли от исследований человека. Соц­иологи, обращаясь со своими вопросами к десяткам и сотням рабочих, инженеров, руководителей, служащих с неизбежностью выходили на их нужды и неудовлетворенные потребности, выходили на реальные социальные проблемы и соответственно их влияние на эффективность труда. Осуществляя поиск условий, влияющих на повышение эффек­тивности труда, социологи определили причины, воздействующие на че­ловека, стимулирующие или тормозящие его творческую деятель­ность, его инициативу и т. д. Соответственно, социологи вышли на уз­ловой момент, который определяет всю структуру деятельности соци­альной группы — на систему взаимоотношений людей и социальных групп или социальные отношения.

Правда, для заводских социологов осознание важности изучения социальных отношений первоначально проявилось в исследованиях межличностных отношений, морально-психологического климата в коллективе. Идея оказалась простой, но довольно продуктивной. Исс­ледования показывали, что чем лучше отношения в коллективе, тем лучше человек работает, и если отношения между членами коллекти­ва плохие, а тем более конфликтные, тем хуже рабочие трудятся и, соответственно, ниже эффективность труда всего подразделения. От­ношения дружбы, симпатии, взаимодоверия вот основные характери­стики хорошего микроклимата в коллективе. Но социологам еще пред­стояло понять, откуда появляются дружба и симпатия, вражда и кон­фликты. Они только увидели, насколько важны эти отношения для ра­боты и что их можно определенным способом регулировать, в основном специальным подбором людей, симпатизирующих друг другу. И этого чаще всего оказывается достаточно, чтобы какое-то, правда, довольно короткое время, подразделение начало хорошо работать. С удивитель­ной закономерностью примерно через полгола, опять образуется та си­стема отношения, которая является естественной для любого коллек­тива, т. е. система симпатий и антипатий, конфликтов и противоречий. Естественным путем возникают отношения, которые определяются си­стемой более общего порядка. Уже потом было понято, что отношения дружбы и симпатии — есть выражение более сложной системы отно­шений.

Обнаружив это, социологи, пошли дальше и в серии исследований нащупали и проверили еще одну систему производственных отноше­ний, а именно отношения между руководителями и подчиненными как двумя социально-профессиональными группами. Оказалось, что здесь кроме отношений чисто дружеских или деловых, имеются и другие от­ношения, например, политические. В данном случае имеются в виду отношения взаимной ответственности и наличие не только обязанно­стей друг перед другом, но и прав, а соответственно, и разделение пол­ноты власти. Понимая насколько важны для работы предприятия отношения между этими группами, социологи стали активно исследовать, прежде всего, уровень доброжелательности и доверия между ними, содержа­щий в себе всю или достаточно полную совокупность действий по от­ношению друг к другу. Например, забота администрации об условиях труда и быта рабочих, включение последних в управление производ­ством и общественными делами, активное их участие в общественной жизни, компетентность руководства и профессионализм рабочих и т. д.— все это позволяло определить в свою очередь характер и уровень взаимной ответственности. Если этот уровень достаточно высок, то за­дачи предприятия решаются успешно, если же отношения конфликт­ные, то и общие задачи решаются плохо или совсем не решаются.

Исходя из этого, социологи выработали целую серию рекоменда­ций, которые позволили успешно решать эти проблемы. Например, ис­следования показывали, что напряженность между администрацией и рабочими часто возникает в результате недостаточной информирован­ности последних о деятельности руководства. Нередко именно из-за этого возникают слухи и домыслы, часто носящие негативный харак­тер, что приводит к росту недоверия друг к другу. Двусторонняя сис­тема информированности о деятельности администрации и коллектива в целом, позволяет в ряде случаев снять напряженность.

Но далее социологи показали принципиальное значение установ­ление отношений и между профессиональными, квалификационными, половозрастными и другими группами, например, между молодыми и кадровыми рабочими, квалифицированными и неквалифицированны­ми, между работниками различных подразделений и т. д. Самым глав­ным следствием этих исследований был вывод о том, что в социальном управлении не столько важно удовлетворение тех или иных специфи­ческих интересов, каждой из этих групп, сколько установление строго определенных отношений, что стало, в конечном итоге, основным принципом социологических исследований.

Таким образом, решая социологическими методами социальные проблемы общественного производства, проблемы повышения произ­водительности труда и т.д., социологи неизбежно должны были обра­титься к производственным отношениям, которые часто называют че­ловеческими отношениями. Правда, не всегда это осознавалось полно­стью и не всегда явно проявлялось как четкая ориентация на изучение именно производственных отношений. Нередко все это решалось на уровне здравого смысла. Но здесь важно подчеркнуть основную на­правленность социологической мысли и социологической практики, а именно направленность к человеку, к его отношениям с другими людь­ми.

Однако система отношений в коллективе оказалась намного слож­нее, чем это представлялось сначала, а главное, она выходила далеко за пределы производственных отношений. Социологи вышли на пони­мание того, что решение многих производственных задач находится далеко за проходной завода, например, в непроизводственной сфере, в семейных отношениях и во всем комплексе не производственных отно­шений и социальной деятельности. Примечательно, что если исследо­вания проводились на предприятии, то применялся термин «человече­ские отношения», но если исследование выходило за стены предприя­тия, то использовался термин «социальные отношения», охватываю­щие все типы социальных отношений — и производственных, и непро­изводственных.

В этом плане, как уже говорилось, социологическая практика уш­ла намного дальше социологической теории. В то время как социоло­ги-теоретики раздумывали, чем должна заниматься социология, и строили всякие мысленные и не мысленные конструкции, примеряя в качестве предмета социологии всевозможные социальные феномены и миражи, социологи-практики, работавшие непосредственно на произ­водстве, решали социологическими методами социальные проблемы производства и повышения эффективности труда, сконцентрировав все свое внимание на системе производственных отношений.

Естественно, перед социологами встал вопрос: «Что же представ­ляют собой социальные отношения, какова их природа и сущность, ка­ким образом их можно исследовать, какое конкретное выражение они имеют, какова их структура?». Эти вопросы оказались сложными, но, не решив их, нельзя было двигаться дальше.

 




Читайте также:
Как вы ведете себя при стрессе?: Вы можете самостоятельно управлять стрессом! Каждый из нас имеет право и возможность уменьшить его воздействие на нас...
Почему двоичная система счисления так распространена?: Каждая цифра должна быть как-то представлена на физическом носителе...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (334)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.007 сек.)