Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Ханк похоронил Спуди неподалеку от того места, где убил




Ханк видел лицо Эллен, радующее прямотой и безыскусственностью, которое позже, как и пять минут назад, сменилось неприветливой губастой физиономией Визари, гладкая кожа – грубой чешуей. Так и Джерри превратился обратно из собаки в человека.

Больная фантазия иссякла.

 

После своего возвращения в реальность мечник приготовился к совершению двойного убийства бывших друзей, но прибежали акванцы и попросили предоставить это дело им.

Он согласился.

- Как покончите, уничтожьте здесь все. Схемы, боеприпасы сведения о проектах... Ничего не должно сохраниться!

 

Самые старшие из сектантов, те, что обычно разгуливают в традиционной экипировке бывалых преступников, обладают подлинной несравненной жестокостью. Когда Ханк повернулся к выходу, двинувшись в сторону лестничной площадки, они наставили винтовки на ведьму с парнишей.

Мгновение…

 

За раздавшимися выстрелами должны были прозвучать звонкий жалостливый вопль и предсмертные хрипы. Но Визари, не по годам умная, самостоятельно вырастившая ребенка на враждебной территории изумрудного леса, смогла защитить их обоих. Плавными движениями руки она образовала вокруг себя и Джерри защитную стенку из чистой энергии.



Пули, замедлившиеся в полете из-за какой-то неведомой силы, врезались в блокирующую любые предметы преграду и отскочили назад, поразив сердца тех, кто их выпустил. Коньки попадали на спину и замерли без единого вздоха.

 

После удачно проведенного заклинания защиты чаровница ослабела. Она давно не колдовала и нуждалась в практике, поэтому на одну словесную формулу средней сложности пришлось пожертвовать тонусом.

- Как вы? – Джерри благовейно, сверхуважительно подбежал к своей спасительнице и помог подняться с колен, - От меня что-нибудь требуется? Я могу помочь?

Не позабыв о скромности, Хэлла произнесла тихим-тихим голосочком:

- Все хорошо…

 

 

Заранее продумав план побега, Ханк стащил из лаборатории бомбы, открывающие портал.

Вытащив самозарядный пистолет, он уничтожил бомбочки, чтобы больше никто не смог даже попытаться спастись. Все, кроме одной.

- Никогда не испытывал стремления к силовому первенству – проговорил он от переполняющей дух неуверенности, - Эх, не пропустить бы выпуск аномальных новостей по скай-тв! – и применил прикарманенную бомбочку. Через пару мгновений после активации перед мутантом предстала красно-голубая дыра сферического портала.

Откинув сомнения, Ханк защурил глаза и сделал прыжок…

 

такой же волевой, такой же бесстрашный, как на Статуе Свободы…

 

Ханк, не обделенный быстродействующей регенерацией, выполнил прыжок веры: воин посмотрел вниз, произнес ровно пару слов “я буду жить” и прыгнул. Вниз головой, выставив верхние конечности вперед!

 

 

“Посадка”, как и рассчитывалось, произошла на Земле. В районе нью-йоркского Мидлтауна. Ханк очнулся в завалах разрушенной гостиницы, обнаружив торчащий из живота заостренный край ржавой палки. Он панически ухватился за проткнувший туловище объект и с сопровождавшим мучения, разрывающим голосовые связки агональным воем попытался вытащить его из тела.

 

 

Шепарда, двух студентов, Сплава и Крэйта окружили сектанты. Откуда их столько набежало – вопрос, который мешал сосредоточиться. По этой причине супергерои упустили решающий миг, и один из снарядов трикселионского бластера прожег форму Шепарда. Вместе с одеждой генерала пропали и его внутренности – они вытекли кашей по малому мостику у выхода в коридор.

Умирая, Страж выговорил священную фразу своей коалиции:

- Побег от предначертанного считается самым недостойным поступком, какой только… - но скончался, недопроизнеся последние три слова.

 

Расправившегося с Шепардом акванца тут же размозжило прилетевшей в голову гильзой взрывного патрона. Еще четверых обезоружил Крэйт, пробежав десять раз по помещению за полтары секунды. Отказавшийся от соблюдения заповедей геройской дисциплины, Сплав ломал позвоночники и сворачивал шеи, подбрасывал вражин к потолку, хватал за ноги и бил об стену.

Несмотря на колоссальные потери врага, число супостатов только увеличилось. Правда, помощь подоспела вовремя: опомнившись, Ватермен превратился в мини-цунами и снес с ног двух коньков, настраивавших BFG – цельнометаллическую пушку, стреляющую шарами-плазмоидами. Неудачников унесло течением.

Восхищенный вмешательством союзника, Сплав предупредил.

- Думай, что творишь, Лесли! Ты ведь затопишь корабль, и мы все погибнем!

Олсен вернул себе человеческий облик и успокоил товарища.

- Ничего с ним не станется, поверь. Главные механизмы здесь водонепроницаемы. Переживать не за что.

 

- Сколько их еще в запасе, хотелось бы знать? – спросил Крэйт.

- А мне уже начало доставлять – подумал вслух Сплав, - Это ведь никакое не сражение. Я просто разминаюсь.

 

- Ребята! – крикнул Лесли чуть встревоженным безрадостным голосом, - Искренне не хочу вас разочаровывать, но, кажется, мы влипли по самые уши – и устремил взгляды компаньонов, поближе подойдя к иллюминатору.

- Матерь божья – неловко выронил Сплав.

- О-о-о, да… - не унывающий Паттерсон, напротив, пожал плечами и легко улыбнулся, - Чудится, пикнику состояться!

 

- Хотя я не уверен, кто именно из нас будет добиваться взыскания материального ущерба, если они… сами понимаете, что сделают.

 

К ним на приличной скорости двигался габаритный ЛА, существенно превышающий корабль Стражей в плане оружейной эффективности, в плане мощности двигателей. Исполинище приготовился к атаке вражеского судна, мягко говоря, покореженного во время внутренних разборок.

Управляющие объектом - все те же акванские сектанты, прилетевшие на помощь соратникам. Пришельцы не приветствовали плена, поэтому почти всегда, не считая

каких-то единичных ситуаций, когда жертва, будучи живой, могла предоставить пользу, убивали без переговоров, а, значит, у героев нет шансов установить с ними контакт. Намечалась горячая заварушка.

 

- Знаете, мне кажется, нам не помешают союзники – тараторил Крэйт, чей юмор постепенно иссякал из-за нарастающего страха, - Ой, как не помешают…

Вдруг Сплав прервал длительные монологи Паттерсона.

- Хотелось бы выяснить, а эти космо-хорьки знают о таком тонком понятии, как демократия? –

- Не хорьки, а говорящие морские коньки – поправил Крэйт, и добавил, - Мне бы ничего не хотелось узнавать. Да и к тому же, вряд ли. Они же сектанты, забыл?

Силач подпрыгнул на месте.

- А сектанты, что, в девяносто девяти процентах случаев чересчур воинственны? Не приемлют метод коллективного принятия решений?

Уилл безраздумно подтвердил опасения стального.

- Конечно, а о чем ты думал раньше? Они же фанатики. За жесть, кровь ради крови, хаос это наше все, бесчисленные разрушения – оптимальное решение устранения проблем – это все их призывы!

- Ааа… - силач почесал за мышкой, - Так бы сразу и сказал, друг.

- А ты не знал?

- Да я все репетировал про себя речь, которую нужно будет произнести во время, мать их, переговоров, которые, видать, не сбудутся!

 

Незадолго до возвращения на Землю, Ханк подкинул акванцам мыслишку “пробудить” союзнические войска и те, полно доверяя мутанту, поступили, следуя его совету. Они связались с вожаком секты акванских миссионеров – грозным

Ду-бу-ду-ду, просидевшим двадцать лет в темницах Эбресса за королевскую измену, и тот пообещал немедля отослать к ним седьмой взвод.

 

Воинское подразделение, в состав которого входят лучшие солдаты Аквы (отнюдь, не все они представители секты)

Ду-бу-ду-ду, получило приказ атаковать без разбирательств. Летчикам нужно было лишь направить пушки в сторону корабля. Их не останавливало ничего, даже сведения о судне, что оно принадлежит “иммунной системе космоса” – Стражам Порядка и, соответственно, Совету.

Технический потенциал акванцев объяснялся абсолютной подготовленностью к возможному сражению.

 

Летчик-говорящая медуза связался с офицерским составом Ду-бу.

- Цель в поле зрения. Полная готовность к запуску ракет. Ожидаем указания от верховного жреца Ду-бу.

Ему ответили говорящие раки под руководительством Гривзута, заместителя Ду-бу.

- Ду-бу подтвердил, выполняйте.

- То есть, стрелять? – уточнил космолетчик.

- Да!

Экипаж вышел в открытый космос. Пушки, которые через несколько мгновений должны были открыть огонь по кораблю, шумно завибрировали. Это бы произошло и, возможно, все находящиеся на судне: стажеры медцентра, супергерои, генералы, что остались в живых, разделили бы судьбу бедолаги Шепарда.

Но, бездонный мир погашенных надежд, космос озарило спасенье: из бескрайних просторов, непонятно откуда, прилетело желто-зеленое пятно и за пять секунд устранило опасность. Пушки были уничтожены. Все “плавающие” в космопространстве были доставлены на корабль Стражей.

 

За спиной Гривзута раздался грохот выбитой двери. Преступник повернулся и… дрогнул от чего-то, что неотдаленно напоминало потрясение. Потрясение в плохом смысле слова.

Героймен показал пальцем на сектанта.

- Пришла твоя чреда узреть, к чему ведет бесчестье.

Омар испугался, сжался и, казалось, стал значительно худее.

- Пощади, о Зеддер…

Кэйл не поверил в страх фанатика.

- Хм. От тебя обманом веет за версту.

В доказательство Гривзуту пришлось обмочиться.

 

 

Супергерои поаплодировали вовремя явившемуся другу, притащившему заместителя самого Ду-бу-ду-ду. Сначала плененный упирался, не хотел ничего говорить, но после рассказа душки Паттерсона о том, как Сплав любит себя развлекать, к омару вмиг пришла сговорчивость.

- Я был верной прислугой Эбресса, до поры. До той, пока меня не отослали в горячую точку, чтобы я и мои подчиненные замяли один устроенный правителями национальный конфликт. Затем, проникнувшись идеей об отмщении, я примкнул к тутошнему братству, руководителем которой являлся предприимчивый и преданный консервативным традициям Ду-бу-ду-ду, естественно. Затем я…

 

Рассказ сектанта не принес никакой пользы. Позже его и остальных приспешников поместили в транспортировочные капсулы, автопилотом отправили в штаб Порядка, заведомо проинформировав Совет о “пополнении” преступного сообщества.

Узнав о гибели Шепарда, Бэннери разделил с генералами чувство утраты. Позже, пережившие шок Сайкс и Визари рассказали экипажу о предательстве Ханка. Их показания подтвердила видеозапись, просмотренная в ходе служебных разбирательств в комнате надзора.

Шторм выступил перед Стражами. Рассказ жреца походил на попытку оправдаться. Ему не терпелось высказываться по поводу случившегося.

- Не все мы запятнаны. Пока известно, что только один отличился. Никто не посмеет возникать, ублюдок цинично использовал доверие, с самого начала водил нас всех за нос, прикидывался другом…

- Прошу учесть – вставил Бэннери, - Так поступают все шпионы. Задача их заключается в игре, в притворстве…

Право, Шторм не отступал.

- Но я думаю, ты не станешь упрекать и поймешь, почему так трудно сохранять равнодушие?

- Да – закивал Героймен, - Я понимаю…

Жрец ветра продолжил.

- Он добился нашего расположения, нашей веры. И во что вылилась игра? Эллен мертва, Бэлмок – тоже, Много союзников полегло. Шепард, Хамп… Все это проворачивалось грубо, из-под тишка, а мы, как слепцы, гадали, почему такое говно происходит.

Новый дежурный генерал, заменивший убитого Сумдуса, учел мнение супергероев и не стал критиковать за то, что они не усмотрели за своим.

- У нас сейчас примерно такая же ситуация, если вы в курсе, конечно – генерал Стромвел внешне был похож на Хампа. Подбородком, сединой, телосложением и зрачками.

 

Проверка обещала продлиться не более трех суток. Но уже на первом часу спецназ выявил нехватку оружия, отсутствие двух рюкзаков с карманными телепортаторами и глубокие вмятины под белыми обоями на стенах.

Все это в скором времени, так или иначе, придется компенсировать – отправлять заявку в Штаб. Стромвел распорядился.

Он пообещал, что уже через двое суток на корабле воцарится былой товарищеский дух, что позволит восстановить норматив. Иначе, по его словам, проблемные ситуации неминуемы.

 

Ну, а супергерои… они не боги и им можно ошибаться. У любого механизма, рано или поздно, происходят сбои. Запись в электронном ридере Шепарда многое объясняет: система ослабла. Почему? Потому что много тысячелетий безотказно работала. Она устала, сдалась.

Ей нужен новый глоток кислорода, вдохновение, причина, в конце концов, по которой она поймет, почему необходимо стабилизировать разлаженный функционал.

 

Высшее чиновничество распылится после нескольких попыток сохранить позицию. Только за это предположение меня могут, как призвать к ответственности, назначить месяц исправительных работ, так и посадить.

У нас все меньше и меньше уверенности, все меньше и меньше сил. Аллен Батлер – кто еще? Один из земных супергероев? Ханк?

Нас подставляют раз в стык дня и ночи. С каждой такой подставой число реальных союзников сокращается. Предатели, понятное дело, подельников не тронут. Они все-таки не законченные фанатики, чтобы убивать своих.

Я запросил переговоров с центром, дабы убедить чинов выслать поддержку. Но упрямый во всех смыслах слепой Совет как всегда недооценил степень угрозы, риска и предупредил, группа союзнических сил прибудет только через трое суток. Я сказал, что мы можем не дождаться.

Возведенная в ранг вселенской политики малодушие, оно же капитулянтство, трусость – вот из-за чего мы гибнем, вот из-за чего сдаем позиции…

Подписывая добровольное соглашение, ведь, кто бы что не говорил, а служба Совету была до мозга костей моей инициативой. Я, конечно же, рассчитывал на взаимовыручку.

Брат за брата, союзник за союзника, все за одного – все это софизмы, нужные чиновникам для завлечения. Как я убедился на личном опыте, никто в трудную минуту не протянет руку. Так называемые союзники продолжат стоять где-то там, позади, и выражать неискреннее формальное соболезнование, а твои ближние, то есть, друзья, продолжат погибать в эпицентре.

Происходящее – последствие бездействия. Если я доживу до очередного заседания, которое, несомнительно, станет последним в моей карьере блюстителя, то не буду молчать, а выскажу все, что думаю о нынешней политике. Может, выплесну эмоции, за что обязательно раскаюсь позднее, но укажу Совету на его ошибки.

Может, ко мне и прислушаются, поймут, в чем причина хаоса. Тогда моя жертва станет оправданной. За это, за результат, я готов распрощаться с чем угодно. И со свободой тоже.

Знаю, это звучит безумно, слишком самонадеянно. Даю отсчет, меня, скорее всего, посчитают преступником, чем восставшим против устоявшихся традиций. И как всегда не обратят должного внимания исконной причине всех драмсобытий, произошедших за последнее время.

А причина кроется в разногласиях. Пока мы воевали между собой, “зло” активизировалось. Оно пробудилось, и уже достаточно перевешивает силы Стражей. А все потому, что действует согласованно, без колебаний.

В отношениях генералов и Совета видна аллюзия большинства библий: верховный чиновник играет роль бога, а мы живем в кораблях, словно на уничтоженных забытых землях, проклятых грехами наших предков.

Августас Шепард.

- Вы знаете, при закрытых глазах на проскакивающий в данном тексте пессимизм начинаешь понимать, как же сильно был прав Августас Шепард – после прочтения записи генерал Стромвел подумал о Совете с укоризной и на миг представил опасения ушедшего Стража попыткой предотвращения колоссальной катастрофы, - А ваше мнение господин Бэннери? – обратился он к Героймену, - Вы не чужой для нас, вы много раз выручали…

- Если начну про рассвет, если скажу, что все будет хорошо, что все наладится, вы ведь мне не поверите, так? – Кэйл хотел устранить панику в разгоревшихся очах генерала, но это было неумолимо трудно, почти невыполнимо, - Не поверите же?

- А как вы думаете? – после намекающего неответа Стромвел продолжил доказывать, что все мрачно, - Гибнут лучшие. И среди ваших, как мне довелось выяснить, и среди наших, как вы только что могли убедиться…

Губы Кэйла зашевелились так же внезапно, как внезапно поднялись зрачки поникшего служаки.

- Жертва Шепарда не будет напрасной, в этом не сомневайтесь. Его записи без внимания не останутся. Совет их прочтет, проанализирует, сделает все важное для переосмысления тактики и бездействию наступит конец. Бескомпромисс будет освещен всесогласием.

 

Герберт Фаррелл – известнейший на весь Нью-Йорк

богач-меценат, двадцать лет назад попал в автокатастрофу, а скончался в позапрошлом году от последствий давнишней травмы. После несчастного случая на дороге Герберт участвовал во множестве благотворительных акций и кампаний.

Он посвятил жизнь реабилитационной терапии и открыл центр по обучению парализованных навыкам самостоятельного существования, позже открыл центр и разбогател. По какой-то причине в записях до сих пор не указывается, всезрящие Стражи положили глаз на земную деятельность Фаррелла и, заключив с ним договор, стали использовать здание медучреждения для осуществления незаметных перемещений на Землю и обратно в космос. После года мирного сотрудничества они открыли там свою лабораторию и стали работать плотно с Фарреллом над открытием новых способов борьбы с тяжелыми и неизлечимыми болячками.

Рак, СПИД, наследственные, генетические – внеземные технологии утраивали шанс на выживание.

 

Комплименты не заставили себя долго ждать и безостановочно посыпались из уст Бэннери.

- Вы создали самого быстрого человека, спася простого парня. Если и существует олицетворение прогресса, то оно таится…

- Не нужно – помешал ему застенчивый Стромвел, - Я-то все равно не участвовал во время превращения Паттерсона в Крэйта. Я вообще никак не касаюсь медицины.

 

 

Ознакомившись с патриотичными записями Шепарда, с ситуацией, узнав о переменчивости, Совет отошел от привычных приказов и заключил с генералами договор на пересмотр всех последних решений, принятых, предполагаемо, поспешно.

В собравшемся выступить на заседании генерале Стромвеле присутствовали все составляющие одухотворенного стремящегося вернуть гармонию старовера. Пожилость перестала замечаться. Сейчас Страж выглядел таким же самоотверженным и гордящимся собственной невозмутимостью бойцом, как и тридцать три года назад, когда совершил свой первый выстрел.

- Борьбу с актом регистрации недавно прекратили из-за соображений, что люди обязаны самостоятельно решать свои политические проблемы. А что, если акт – скверный умысел? Что, если он изначально задумывался для провокации конфликтов и все эти попытки приручить, одомашнить супергероев, выполненные с серьезным выражением – ключ к запуску войны?

Верховный чиновник привстал, чтобы получше отслеживать почти невидимые изменения в мимике Стромвела. Упершись сжатыми кулаками в стол, робот зачитал несколько выдержек из рапорта других участников совещания.

- Не все с вами согласятся. Кто-то вообще не признает опасности из-за акта. Как вы объясните наличие противоположных мнений?

- Легко! – крикнул Страж, - Можно утверждать, что все, кто не согласен с опасностью, предатели.

- Осторожно. У нас сажают, генерал, за ложные или даже за неподтвержденные обвинения – чиновник убрал рапорт обратно в стол, - Как вы собираетесь убедить судий вмешаться в политические дела землян и установить там контроль, отменив или временно отложив акт?

Стромвел сомневающеся поджал губу.

- Я не смогу, мне не по брюху здесь что-то доказать.

Чиновник хотел было замахнуться. Роботы очень правдоподобно имитировали гнев.

- А кому тогда по брюху?

Совершенно не переживая, генерал ответил.

- Он прямо за этой дверью. Стоит и слушает.

 

Роботы повставали со своих мест, когда в зал вошел Героймен, без позволения судий.

- Девиантное поведение простительно представителям узких сообществ захолустных миров, городов, неправильно воспитанным беглецам жестоких колоний, но не всепризнанным супергероям – выдал верховный чиновник, - Немедленно объяснитесь, Бэннери.

С воодушевляющим, с неразбавленным бесстрашием зеддерианец сказал:

- Миром правит мир, так было всегда. Сейчас начнут отрицать это и будут неправы. Что-то вышло из строя, но все возможно починить – он опустил голову, - И если только мне это по силам, то так тому и быть…

- Мы, право, растроганы – один из чинов прижал руки к тому месту, где у человека находится сердце, - Но, скажите, вы закончили? Короткий берущий за душу монолог – то единственное и неповторимое, чем вы с нами поделитесь?

Бэннери сделал два шага вперед, как самый значимый участник непредвиденно продлившегося заседания.

- Генерал никого не обманывал. Будьте зрячи, среди вас еще есть предатели. Это - служители смордов. Они называют себя жнецами.

- Тогда у меня всего лишь один закономерный вопрос – сказал робот, - Где доказательства? Вы не подумайте, я вам доверяю, но без подтверждений, увы, не обойтись. Нам нужны факты! Факты, а не слова, которые некоторые мастерски используют как инструмент манипуляции для приобретения доверия.

- Я не лгу! – крикнул Бэннери, - Моя совесть чиста. И раз уж вам нужны факты, они есть.

- Где?

- На Земле….

 

- Битва земной армии со сверхлюдьми у французского парламента. Сорванные переговоры в Женеве. Инциденты в странах бывшего СССР – об этом вы обязаны знать. Вы же – глаза космоса.

 

- Ну… - на миг робот засомневался в прямолинейности судебного процесса, - Судьи могут представить, что на Земле не все так гладко из-за нового, действительно, непредусмотрительно введенного закона, который необязательно рассматривать, как попытку спровоцировать массовый резонанс. И все же доказательств, что несогласные с катастрофичностью положения на голубой планете служат погрязшей в коррупции и невежестве расе, как не было, так и нет.

- Значит, помогать вы отказываетесь? – сердце Кэйла билось все чаще.

- Из благих побуждений. Наше участие, господин Бэннери, обязательно изменит историю. Нет никакой уверенности, что мы не разболтаем и без того, как вы выражаетесь, шаткое равновесие.

Зеддерианец не стал вконец разочаровываться, он оставил малую надежду на пробуждение разума некогда справедливого Совета.

- Это окончательный ответ или будет пересмотр и какие-то дополнительные мероприятия? Учтите, временной механизм на Земле работает крайне нестабильно из-за одного из виновников введения акта. Я думал, это будет достаточным основанием для…

- Для вмешательства?

- Да…

- Вы ошиблись!

 

 

После заседания, едва не переросшего в конфликт с самым могущественным существом из живущих, с Геройменом, верховный чиновник отдал распоряжение Стромвелу. Коварное на сей раз.

- Я поручаю устранение предателей вам, генерал. Вы не по годам инициативен. Избавьтесь от всех, кто был против нашего полета на Землю. Это избавит от очередных потерь, а заодно убедит вашего Кэйла в благонамеренности Совета…

Стромвел не обрадовался, но и, ясное дело, не расстроился. Он долго ждал подобного решения.

- Каким образом?

Чин скрестил руки.

- Физическим.

 

- Каким же еще…

 

 

Италия. Тайная мастерская.

После не самой удачной посадки Ханк еще долго оправлялся. Но, как только тело более-менее пришло в строй, раны исчезли, а дыра в животе затянулась, он вернулся к Лэтсу рассказать о своей победе на корабле.

Ханк обратился к предателю ОПБ-шнику, с усладой потягивающему толстую сигарку.

- Босс здесь? – спросил Ханк.

- Да, и, скорее всего, в лаборатории. Там поищи.

- Спасибо…

 

Ханк обошел металлодетектор спецпропуском, дошагал до грязного вонючего лифта и спустился на нем глубоко под землю. Удивительная смена локаций улучшила настрой: вместо подвальной темной подземки мутант очутился в более чистом, убранном, заставленном различными электронными приборами помещении.

- Меня чуть не укачало – шутканул воин без страха, - Все созидаешь?

- Так точно! – восхищаясь собственным умом, крикнул Гранд, - Тружусь в поте лица над созданием очередного суперсолдата! – помимо Адвоката в лаборатории ошивались парни в халатах.

- Очередного? – Ханка пронзило недоумение, - То есть, меня вам мало?

- Нет, много даже! – смеясь, ответил босс, - Но будет еще больше, не сомневаемся! Расширение семьи – дельце наживное, полезное…

- Для чего вам плодить сверхлюдей? Что вы будете с ними со всеми делать?

- Что за вопросы? Они будут служить мне верой и правдой, как ты! Полностью преданные своему создателю, палачи не знают, что такое воля.

- Палачи? Вы создаете еще одного палача? Сумасбродство. Их же и так много…

- Нет, это будет покруче еще одной махины с мешком!

 

Лэтс вышел в коридор, направившись в другой отсек лабиринтной глуши подземелья.

- Как-то раз я сделал одному своему корешу обоюдовыгодное предложение – на нем проводят эксперимент, а он уничтожает все вокруг, сеет панику. Для меня, разумеется.

- И какова была реакция? Думаю, ошеломительная?

- Реакция труса. Кореш в прошлый раз отказался из-за того, что у него оказались маленькие яйца…

Ханк попытался отгадать:

- А сейчас кореш типа созрел и дал согласие на участие?

Лэтс остановился и ткнул адепта пальцем в висок.

- Да! Да-да-да-да! Все так и случилось. Теперь у него, знаешь что? Теперь у него появились большие яйца, и он на многое готов! Люди меняются со временем, видишь?

 

- Кстати, что за кореш?

- Ты его знаешь. Видел уже.

 

- Он был с нами, когда ты прикончил эту шлюху Эллен…

 

- Ты его вызволил из заточения.

 

Ликвидировав большую часть экипажа, Ханк зашел в помещение для допросов. Не на шутку избитый, покалеченный, “ФСБшник” уже было перестал надеяться. Но надежда вернулась, когда он услышал:

- На выход!

- И кого мне благодарить за сильно укороченный срок? Тебе, что ль?

- Нет, Лэтсу Гранду будь благодарен.

 

- Фернок? – сама мысль о том, что толстоватый, несколько некультяпистый лидер смотрителей дал добровольное согласие на эксперимент и, возможно, скоро предстанет в новом обличии, казалась безумной. Ханк с трудом ее переварил, - Вы считаете идею наделения такого ненадежного человека сверхспособностями разумной? Она точно никак не может навредить вашим планам?

- Что ты, дружок, несешь такое? – Гранд, как всегда, был уперт и непреклонен, - Я дал ему все: смысл жизни, гордое звание, ломоть власти. Он даже не подумает предать меня…

 

Фернока, не вовремя нажравшегося (пьяного в стельку), подвели под облучатель, привязали кожаными ремнями к горизонтально стоящему столу.

- Сада маза! – сострил Гранд, предвкушающий стать свидетелем рождения непостижимой для человеческого ума мощи, - Я на славу похимичил с зеддерианом – радиоактивным камнем с планеты Героймена. Получилась добротная смесь всех известных радиоактивных земных элементов с оружием, которому по силам уничтожить Героймена! Результат будет на лицо, поверь мне. В моем интеллекте вообще грех сомневаться…

Когда дуло лазерной пушки уставилось в глаза подопытного, лаборатория засветилась желто-зелеными красками. Сам же смотритель поначалу выглядел испытывающей тягчайшие, несказанные муки жертвой. А потом… потом… усовершенствованный, пожелтевший, Фернок порвал ремешки.

 

- Я радиоактивный человек! Бойтесь меня, смертные!

 

 

- С возвращением к жизни, кореш – Ханк попытался накинуть на смотрителя розовый халат, как получил

отворот-поворот.

Переживший эксперимент быстро понял, что он теперь может и, посчитав себя всевышним, а людей – жалкими, недостойными внимания марионетками, отрекся от Адвоката.

- Ты – никто и ничто, запомни! Твои коварность и жадность послужили великой цели – созданию меня – совершенства в плоти сверхчеловека! Теперь прочь с дороги, пока не получил смертельную дозу! – Радиоактивный Человек – живой поток энергии, губительной для всего живого. Докторов, попытавшихся его снова связать, он прикончил силой мысли – из желтых пальцев вышла та самая негативная энергия.

- Меня тебе не убить! – смело заявил Ханк.

- Хм – у Радиоактивного на сей счет имелась своя точка зрения, - Ну, ок. Спор для дураков. Если не сдохнешь, значит, просто помучаешься, раб! – он поразил мутанта той же радиацией. Только, в отличие от парней в халатах, Ханк ожидаемо не умер, а ослаб на какое-то время.

- Незрима, неслышима, не имеет никакого вкуса, никакого цвета и никакого запаха, а посему ужасна. Вызывает паранойю, при непосредственном употреблении, которую называют лучевой болезнью. Иногда смертельна, но тем и прекрасна. Угадайте с одного раза, бестолочи, что это? - убив всех, кроме Гранда и его неумираемого адептика, Фернок направился к лифту, - Это мать радиация!

 

 

- Не скисай! – крикнул Лэтс Ханку.

- Не скисать? После облучения? Это что, у вас шутки такие?

- Да нет, не шутки. Это мы еще легко отделались.

 

 

Глава 15 – властелин.

 

Нью-Йорк – каждый путешественник со временем задается мечтой туда попасть и прочувствовать этот город изнутри. Этот город, который никогда не спит. Первая остановка и начало навсегда оставленного в памяти путешествия по США двадцатишестилетнего художника Лектора Смита прошли в приветствии его неразлучных друзей. В Нью-Йорке Смит провел уже около восьми дней и, пользуясь почтой, социальными сетями и другими ресурсами, охотно делился впечатлениями с предками. И хоть не все они светлые,

кое-какие были мрачными, безоблачными, в целом, ему очень понравился город. По его словам, он кипел жизнью. Жизни этой, опять же по его словам, наблюдалось здесь больше, чем в приевшимся Лондоне.

 

Приземлившись и ужасно измотавшись после перелёта и одной пересадки в Атланте, сонливость, мучившая парня на протяжении всего полета, исчезла. В нем проснулся неутомимый путешественник.

Несмотря на объяснимую усталость, ему казалось, он бы и не уснул в уже тогда наступившее утро, если бы хоть одним глазком не посмотрел на то, что на протяжении вот уже нескольких десятков лет будоражит умы. Дорога вела через знаменитый Бруклинский мост. Это - один из самых красивых мостов мира, гигант, соединяющий Манхэттен и Бруклин.

Когда-то Бруклин был самостоятельным городом, но со временем присоединился к Нью-Йорку. Переезжая через мост, Смиту как на ладони открылась вся панорама сверкающих зданий.

Частично удачному приключению Герберт был обязан своему влиятельному дяде, заказавшему для него белого длинного друга – лимузин марки Alfa Romeo, довольно проворную модель.

 

Во время ознакомительной поездки юноша частенько открывал книгу Ремарка, читал по два-три листа и клал обратно в рюкзак. Надумав прикорнуть после достопримечательного моста, он подложил резиновую подушку под шею и утонул в мягком диване.

Все хорошее когда-нибудь заканчивается

 

Герберт и подумать не мог, что запланированная недельная экскурсия прервется в первые же часы его пребывания в

Нью-Йорке: столпившийся посреди улицы народ вначале вызвал некое любопытство у мальчика, затем нагнал необъяснимую тревогу.

Спокойно попросив шофера проверить, не приключилось ли ничего экстренного, Смит тем самым обрек мужчину на смерть. Берни (так величали водителя) высунул голову в окно. Ничего толком не разглядев, он вышел из машины и приблизился к паникующей массе.

 

Там, в самом центре толпы, лежал человек, припадочно умоляющий вызвать медиков. Позеленевшая кожа на лице несчастного выглядела отпугивающе. Судя по охрипшему голосу и выступившим на лице жутким волдырям, мужчина отдавал концы.

Берни, в чье воспитание входило незамедлительное оказание помощи, достал телефон для вызова скорой, но связать не получилось из-за внезапного появления идентичных симптомов.

- Боже! Что это? – кисть шофера начала разбухать, а костяшки – становиться жидкообразными. Умирающие понимали, никакие крики о помощи тут не помогут.

Заметив издалека падающую фигуру Берни, Герберт выскочил из лимузина и побежал назад.

 

 

Штаб-квартира супергероев.

У вернувшихся из космоса Шторма, Крэйта, Визари, Хэллы, Героймена и Сплава появилось несколько вопросов к мистеру Вэйну. Спаун (он же Вэйн – богач, филантроп, предприниматель) копался в мастерской, ремонтировал свой поврежденный во время последней погони за воришками мотоцикл, при этом его лицо выражало крайнюю отрешенность.

- Где ты был все это время, пока мы воевали с кальмарами? – не удержался Паттерсон.

- Хм – несмотря на вполне обоснованное любопытство, Вэйн проявил строгость, - Думаешь, кроме конфликтов, проходящих вне моей юрисдикции, у меня нет забот?

- Хорош умничать – сказал жрец ветров, - Колись, на какой границе устранял беспорядки. Женева? Париж?

Спауну приходилось отвлекаться от неотложных морок и идти на уступки.

- Первое – он сдерживал их дотошность, пока та не перешла все границы, - Это все? Или есть еще вопросы?

- Еще парочка – оттолкнула жреца недовольная раскладом Хэлла, - Какого черта ты не отвечаешь? Твои многомиллионные игрушки были бы очень кстати, будь ты менее самолюбив.

Устав от набегов, богач занял позу:

- Ими распоряжаюсь только я, смирись.

Прикинувшись обиженной, суур громко хмыкнула.

Захватив пару винтиков из пластмассовой корзинки, Спаун сообщил героям вслед.

- В городе недавно произошел всплеск радиации, источник которой неясен. Что-то вроде эпидемии. Погибло несколько человек. Может, разберетесь?

Напыжившись, Паттерсон резко тряхнул руками.

- Тебе так нужна наша помощь?

- Не мне – сказал Ночник, - Не я же там умираю без защиты.

- Оно и видно…

- Так что, вы пойдете или мне прикажете?

Сплав ответил за Крэйта.

- Чини байк. Мы все разрулим.

Джон с нескрываемым раздражением швырнул использованные инструменты обратно в корзину и снял грязные перчатки.

Дьявол

 

Направляясь к выходу из убежища, Крэйт пристал к Визари с расспросом.

- Как ты считаешь, денежный мешок в курсе предательства Ханка или еще пока не знает?

- Ему никто не говорил – свободно ответила ведьма, - Но такого, чтобы он не знал, не может быть априори. Вэйн – хитрый лис.

- Не смею спорить…

 

 

Грув-стрит.

Сначала люди думали, что на небе завис Героймен, поэтому долго стояли и щедро одаряли летуна аплодисментами. Но, получше разглядев очертания объекта, они поняли, как сильно ошибались.

- Перед вами никакой не сын Зеддера, жалкие марионетки! – громко проговорил, буквально прокричал, неизвестный, что втайне от народа повсюду извергал радиацию. Голос неприятный, злой, полный антипод геройменскому. После первой жертвы коварного мутанта – упавшей на спину пожелтевшей старухи, жителей обуял безотчетный страх. Улица чуть не раскололась от установившегося переполоха.

Как часто это случается, суперзлодей не остался без внимания парочки обязательных полицейских.

- А ну, руки кверху или будешь застрелен к чертовой матери, гребаный урод!

Но вся его реакция на предупреждение – тихая насмешка.

- Самообладание это не про вас – он выпустил в легавых две шарообразные молнии, вмиг испепелившие, как угрожавших, так и тех, кто оказался рядом в ту секунду, - Вас наградили игрушками и заставили рисковать своими шкурами ради сомнительной зарплаты. Считайте, досрочно списали со счетов.

Цирковой облик психопата выглядел несуразно и плохо совмещался с его разрушительной сущностью: маска – красная посередине, с тремя синими шари




Читайте также:
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...
Как построить свою речь (словесное оформление): При подготовке публичного выступления перед оратором возникает вопрос, как лучше словесно оформить свою...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (320)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.084 сек.)