Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Незаконные и традиционные религиозные объединения по законодательству Российской Федерации




 

В настоящее время в России получили огромное распространение многочисленные религиозные объединения, появившиеся сравнительно недавно. Сотни тысяч наших сограждан состоят в подобных объединениях.

Образование новых религиозных организаций можно проследить на протяжении всей истории, особенно в переходные и нестабильные периоды. Подобные объединения возникали, другие умирали, однако они никогда не приобретали такого массового характера, не имели такой мощной финансовой базы и такого распространения, как в современной России.

Деятельность религиозных объединений на территории России регулируется Конституцией РФ 1993 г., Гражданским кодексом РФ, Федеральным законом от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», а также принимаемыми в соответствии с ними нормативно-правовыми актами.

Указанные нормативно-правовые акты не содержат в своих положениях какого-либо разграничения между религиозными организациями, которые существуют на территории России исторически, и теми, которые созданы относительно недавно. С точки зрения юридической техники все верно: законодатель устанавливает общие требования и правила поведения для всех религиозных объединений. Его задача – подвести деятельность группы лиц, объединившихся для совместного исповедания и распространения веры, под действия закона. Однако думается, что такой равный подход и отношение к религиозным объединениям не совсем корректны.



Вопрос заключается в том, чтобы закрепить на законодательном уровне понятия «традиционные религиозные организации», «секта», «тоталитарная секта», «деструктивный культ». В настоящее время указанные понятия относятся больше к религиоведческим исследованиям и научной литературе. Законодательство РФ не содержит данных понятий. Последствием этого явилась глубокая путаница в применении тех или иных обозначений к действующим религиозным объединениям.

Причина заключается в крайне слабом понятийном аппарате. Некоторым образом подобная неразработанность проблемы позволяет определенным структурам достигать своих неправомерных целей[14]. Практическая реализация закрепленных в Основном Законе конституционных норм, касающихся светского характера России, а также свободы совести и вероисповедания, зависит от соответствующего закрепления в законодательстве юридических гарантий и, конечно, от объективных социальных условий, культурных и исторических традиций.

Введение понятия «традиционные религиозные организации» означает разделение всех действующих на территории России религиозных объединений на «традиционные» и те, которые не являются традиционными для нашего государства. При таком положении дел сам собой напрашивается вопрос: не нарушает ли такое разделение ч. 2 ст. 14 Конституции РФ о равенстве религиозных объединений? Для ответа на него следует провести анализ указанного положения Конституции применительно к религиозным организациям. Названную норму необходимо рассматривать с учетом исторических, культурных и традиционных аспектов деятельности религиозных объединений в России. Особенно не стоит забывать об отношении к ним общества и государства.

Рассмотрим понимание понятия «равенство». Толковый словарь С. И. Ожегова дает следующее определение равенству: «Положение людей в обществе, обеспечивающее их одинаковое отношение к закону, одинаковые политические и гражданские права, равноправие». Из данного определения видно, что равенство понимается как условие, при котором члены общества имеют одинаковый набор средств для реализации и защиты своих прав и устройства своей жизни.

Профессор С. А. Авакьян в Энциклопедическом словаре «Конституционное право» раскрывает следующее понимание равенства: «... одна из наиболее распространенных социально-философских категорий и политических идей... Основой многих социально-политических учений является идея достижения фактического равенства людей, то есть их равного положения, независимо от богатства, ума, образования, других природных данных и благоприобретений. История одновременно свидетельствует об утопичности попыток достижения фактического равенства людей, поскольку все они различаются по своим индивидуальным параметрам. Поэтому в законодательстве находит отражение принцип равенства всех перед законом (перед законом и судом), или юридического равенства, то есть равноправия. В этом смысле равенство означает предоставление каждому равного объема юридических прав и свобод и возложение одинакового объема юридических обязанностей... »[15].

Описанное выше понимание «равенства» дает основания сделать вывод о том, что под равенством религиозных объединений перед законом понимается прежде всего их юридическое равенство, то есть равенство в подходах государства ко всем религиозным объединениям, действующим на территории Российской Федерации, наличие единого для всех религиозных организаций законодательства. С помощью норм права можно гарантировать только юридическое равенство. Это означает равное положение любого религиозного объединения перед законом и судом. Применительно к фактическому равенству религиозных организаций следует отметить, что все они различаются по своему имущественному положению, по набору таких социальных факторов, как отношение к обществу, количество последователей. Как считает А. В. Логинов, «между самими религиозными объединениями нельзя ставить знак равенства в силу многих объективных исторических и канонических причин»[16]. Думается, юридическое равенство религиозных организаций как равенство в основных правах и обязанностях не умаляет права народа России осуществлять поддержку того или иного религиозного объединения или не оказывать поддержки вообще. Логично думать, что религиозные организации, добившиеся в обществе высокого уровня влияния, приобретают особые возможности в отношениях с государственными органами, органами местного самоуправления[17].

Законодательное закрепление перечня традиционных религиозных организаций и расширенного сотрудничества с ними государства имеет множество прецедентов. В частности, преамбула Закона Верховного Совета Республики Армения от 17 июня 1991 г. «О свободе совести и религиозных организациях» выделяет Армянскую апостольскую церковь как национальную церковь армянского народа, «важный оплот созидания его духовной жизни и сохранения нации... »; Парламент Грузии внес 30 марта 2001 г. в Конституцию дополнение, согласно которому между государством Грузия и Автокефальной православной апостольской церковью Грузии будут установлены конкордатные отношения; Конституция Греции от 11 июня 1975 г. в ст. 3 закрепила положение, в соответствии с которым господствующей в Греции религией является религия восточно-православной Церкви Христовой; Конституция Боливии от 17 ноября 1947 г. в ст. 3 устанавливает, что «государство признает и поддерживает римско-католическую апостольскую религию... ». Такое положение дел показывает, что в перечисленных государствах определенной религиозной организации, которой выражает принадлежность большинство населения страны, государство оказывает предпочтение. При этом законодатель устанавливает равное отношение ко всем иным религиозным организациям и запрет на дискриминацию или притеснения их последователей. Например, Конституция Италии от 22 декабря 1947 г., устанавливая привилегированное положение католической церкви, в ст. 8 содержит положение, согласно которому «все религиозные организации равно свободны перед законом».

Приведенные примеры дают основание сделать вывод о том, что установление равенства религиозных объединений перед законом и выделение из них «традиционных» не противоречат друг другу.

Государство при взаимодействии с религиозными объединениями должно учитывать мнение и предпочтения народа. Различные части населения России выражают то или иное отношение к религиозным объединениям. Следовательно, государство может выбирать степень взаимодействия с тем или иным религиозным объединением. Вот как раз поэтому, полагаю, государство в лице государственных органов имеет полное право сотрудничать в большей степени с укоренившимися в России религиозными объединениями.

Юридическое равенство религиозных объединений, закрепленное в Конституции РФ, является гарантией, производной от свободы вероисповедания. Согласно ч. 3 ст. 55 Конституции России указанная свобода может быть ограничена федеральным законом в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. «Конвенция о защите прав человека и основных свобод» в п. 2 ст. 9 закрепляет правило, согласно которому ограничения прав и свобод возможны, если это необходимо в интересах общественного спокойствия, охраны общественного порядка, здоровья и нравственности или для защиты прав и свобод других лиц. В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 23 ноября 1999 г. № 16-П по делу о проверке конституционности абзацев третьего и четвертого части 3 статьи 27 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. «О свободе совести и о религиозных объединениях»[18] указывается, что «государство вправе предусмотреть определенные преграды, с тем чтобы не предоставлять статус религиозной организации автоматически, не допускать легализации сект, нарушающих права человека и совершающих незаконные и преступные деяния, а также воспрепятствовать миссионерской деятельности, если она несовместима с уважением к свободе мысли, совести и религии других и к иным конституционным правам и свободам...». На основании Постановления Конституционного Суда РФ можно сделать вывод, что предоставление недавно созданным религиозным объединениям такого же правового статуса, как и религиозным объединениям, которые существуют в России уже длительное время и поддерживаются значительной частью населения, не является обоснованным. Расширенное сотрудничество государства с одной религиозной организацией не может рассматриваться как ущемление или какое-либо умаление прав других религиозных объединений. Резюмируя, можно сказать, что фактическое неравенство религиозных объединений не противоречит законодательству РФ.

Кроме традиционных религиозных объединений в России действуют новообразованные религиозные организации, некоторые из них зачастую преследуют цели, противоречащие не только законодательству Российской Федерации, но и основам нравственности, семьи и брака, воспитания детей, а также идущие вразрез с духом общества. Речь идет о так называемых сектах.

Распространение квазирелигиозных учений в конце прошлого столетия на территории нашего государства следует связать с экзистенциальным вакуумом – отсутствием у людей смыслообразующих ценностей бытия, потерей нравственной, социальной ориентировки. Наряду с отмеченным вакуумом важной особенностью XXI столетия является заполнение общественного сознания самыми противоречивыми, но неизменно сенсационными сообщениями о реальности белой и черной магии, оккультизма, шаманства, астральных воздействий, сверхъестественных событий, о жизни, о международном признании успехов доморощенных экстрасенсов и колдунов.

Положения уставов и программ многих сект включают в себя элементы вероучений, которые Церковь знала с самого начала своего существования. Этот факт очевиден. Но главные черты сект вполне новы. Новое – это структура, организация, методы пропаганды и вербовки в секты. Новы приспособленность тоталитарных сект к массовой популярной культуре, агрессивное их распространение через профессионально отточенные методы маркетинга и рекламы, а также мастерское использование ими слабостей демократических систем современных государств. И наконец, новым является тоталитаризм современных сект, их сращенность с международным бизнесом, СМИ, а зачастую с организованной преступностью и терроризмом[19].

Для начала следует определить понятие «секта». К сожалению, до сих пор не существует единого определения, правильнее будет сказать, что существуют многие десятки определений. Это связано главным образом с тем, что каждый автор определяет данное явление, исходя из своей собственной мировоззренческой позиции. Само слово «секта» от латинского «secta» – образ жизни, направление имеет две возможные этимологии: либо от sectare – отсекать, разделять, либо от sequi – следовать за кем-либо, повиноваться, быть в услужении. Каждая из этих этимологий по-своему раскрывает смысл понятия. Если следовать первой предложенной этимологии, то секту возможно определить как религиозную группу, существующую (отделившуюся) независимо от основной конфессии. Такое понимание дает нам определение секты словаря русского языка С. И. Ожегова. Со второй возможной этимологией все более или менее ясно. Из нее можно сделать вывод о секте как о религиозной группе, во главе которой стоит один лидер или группа лидеров. Но это будет являться лишь видом такого религиозного объединения, как харизматическая секта.

Точнее всего дать следующее определение: секта – это закрытая религиозная группа, противопоставляющая себя основной культурообразующей религиозной организации.

В связи с этим интересно проанализировать некоторое противоречие между решением Судебной палаты по информационным спорам при Президенте Российской Федерации № 4 (138) от 12 февраля 1998 г. и отмеченным Постановлением Конституционного Суда РФ от 23 ноября 1999 г. № 16-П. В своем решении Судебная палата по информационным спорам отметила, что неоправданное использование термина «секта» в отношении конкретной религиозной организации противоречит нормам морали и этики[20]. Конституционный Суд РФ напрямую говорит о недопущении со стороны государства легализации сект, нарушающих права человека и совершающих незаконные и преступные деяния. Получается, что использование термина «секта» возможно, если при этом не будут ущемлены честь и достоинство как религиозной организации, так и ее последователей. Следует отметить, что если признать все же решения Конституционного Суда России источником права, отталкиваясь от ст. 6 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»[21], то понятие «секта» все же используется в законодательстве Российской Федерации.

Для недопущения нарушения прав религиозной организации необходимо закрепить в законодательстве критерии, на основе которых еще до государственной регистрации религиозное объединение можно будет признать сектой. Об этом прямо говорит ст. 4 Постановления Европейского парламента от 12 февраля 1996 г. «О сектах в Европе». Логика данной идеи такова, что после регистрации религиозного объединения оно наделяется правами и соответствующими гарантиями защиты свободы личности и вероисповедания. Для предотвращения легализации растущего числа сект следует не предоставлять автоматически статус религиозной организации.

Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ в ст. 14 содержит основания, по которым деятельность религиозной организации может быть признана незаконной, а сама религиозная организация ликвидирована. Для целей исследования рассмотрим более подробно некоторые основания ликвидации религиозного объединения.

1. Принуждение к разрушению семьи. Вероучения некоторых религиозных объединений содержат в себе положения, направленные на разрушение семьи[22]. Например, учение религиозной организации может содержать положения, согласно которым окружающий нас мир не приносит человеку ничего, кроме несчастья. Существование человека на Земле – это совокупность невзгод. Подросткам внушается, что родители представляют собой первейшее зло, поскольку они воспроизвели своего ребенка на свет и тем самым обрекают на мучения. Следовательно, нет необходимости их слушаться, поддаваться их воспитанию, так как это лишь усилит страдания. В идеале следует покинуть родительский дом.

Вышеуказанная религиозная практика и положения вероучений противоречат предписаниям Семейного кодекса РФ. Например, религиозное объединение, взявшее на себя заботу о воспитании и содержании детей, не обладает статусом приемной семьи, а следовательно, не может использовать права родителей по воспитанию детей, поскольку не отвечает установленным в законодательстве требованиям.

Ребенок имеет право жить и воспитываться в семье, право знать своих родителей, право на их заботу (ст. 54 Семейного кодекса Российской Федерации). В соответствии со ст. 3 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» запрещается вовлечение малолетних в религиозные объединения, а также обучение религии вопреки их воле и без согласия родителей или лиц, их заменяющих.

2. Нанесение установленного в соответствии с законом ущерба нравственности, здоровью граждан, в том числе использованием в связи с их религиозной деятельностью наркотических и психотропных средств, гипноза, совершением развратных и иных противоправных действий.

Это имеет место, когда лидеры религиозных объединений заставляют своих последователей в целях «расширения границ сознания» или для «постижения высшего блаженства» применять наркотические средства или психотропные вещества. Они утверждают, что это способствует более полному пониманию картины мира.

Склонение к совершению развратных действий в ряде религиозных объединений основывается на своеобразном учении о грехе. Например, утверждается, что стыд и скромность есть первейшие человеческие грехи, от которых необходимо избавляться. Для этого нужно осуществить религиозные ритуалы сексуального характера.

Наиболее эффективным средством психологического воздействия на человека является гипноз. Хорошее владение руководителем религиозного объединения гипнотехникой создает предпосылки для злоупотреблений гипнозом. В сектах применяется комплекс специальных психологических приемов, в том числе нейролингвистического программирования, направляемых на совершение манипуляций с сознанием человека по подавлению его воли с целью последующего контроля и подчинения его мыслей, чувств и поведения[23]. Методики манипуляции сознанием приводят к разрушению личности в физическом плане (неполноценное питание, недостаточный сон, напряженная работа), в психическом (искажение личности, поведения и способности критического суждения), в умственном (обеднение всех областей знания, не имеющих отношения к секте) и социальном плане (подавление способности к общению, враждебность по отношению к обществу).

Научные данные позволяют утверждать, что в результате достаточно длительного применения в некоторых деструктивных религиозных объединениях техники контроля сознания собственная личность вновь привлеченного члена доводится до состояния психической беспомощности, обессиливается и дискредитируется. Вместо нее целенаправленно выстраивается личность, которая предназначена для исполнения идей и воли лидера культа и которая обладает не собственной, а иллюзорной, культовой «самостоятельностью». При интенсивном процессе результат достигается иногда за несколько дней, в большинстве случаев хватает нескольких недель или месяцев.

3. Склонение к самоубийству или к отказу по религиозным мотивам от оказания медицинской помощи лицам, находящимся в опасном для жизни и здоровья состоянии.

Склонение к самоубийству обусловлено особенностями вероучения. Например, утверждается, что всех живущих на земле в скором времени ожидает конец света. Возможность спастись есть только у тех, кто в определенное время, в определенном месте добровольно уйдет из жизни. Следует отметить, что массовые самоубийства в Европе происходят достаточно часто. Этот феномен может быть объяснен закономерностями группового психического заражения.

Склонение последователей к отказу по религиозным мотивам от оказания медицинской помощи также обусловлено особенностями вероучения. Внушается, что все болезни должны проходить сами собой за счет божественной силы, дарованной каждому живущему на земле. И если один из заболевших умирает, то такова воля Творца.

В иных случаях запрещаются только хирургические операции, переливание крови и другие медицинские процедуры. Известны случаи, когда люди умирали, отказавшись от медицинской помощи по религиозным убеждениям. Примером могут служить последователи такого религиозного объединения, как «Свидетели Иеговы» в США.

Рассматриваемая статья Федерального закона № 125-ФЗ применяется к уже зарегистрированным в установленном порядке религиозным объединениям. Вынесение решения судом о ликвидации и о запрете деятельности означает признание религиозной организации незаконной. Она автоматически «выводится» из рамок установленного порядка. Признание юридического лица незаконным и его последующая ликвидация означают отсутствие какого-либо правопреемства[24], а также прекращение в будущем каких-либо правоотношений с подобной религиозной организацией. Однако вред, а в особенности психологический, нравственный, нанесенный последователям со стороны секты, никогда не будет возмещен. Данный вопрос требует более детального рассмотрения.

Для религиозных организаций установлен заявительно-регистрационный порядок государственной регистрации. Религиозные группы учреждаются в нормативно-явочном порядке и действуют без государственной регистрации. Для получения всего комплекса прав юридического лица религиозная группа должна быть преобразована в религиозную организацию, просуществовав на данной территории не менее 15 лет или подтвердив свое вхождение в структуру централизованной религиозной организации в соответствии со ст. 9 ФЗ от 26 сентября 1997 г. Ряд авторов отмечают[25], что такой порядок нарушает право граждан на свободу вероисповедания. Так, например, религиозная организация вправе иметь собственность, получать налоговые и иные льготы, просить об объявлении своих религиозных праздников нерабочими днями и об отсрочке от военной службы и сборов для своих священнослужителей, создавать образовательные учреждения; религиозные группы же ничего подобного делать не вправе. Они могут только совершать богослужения, другие религиозные обряды и церемонии, а также осуществлять обучение религии и религиозное воспитание своих последователей. Полагаю, с одной стороны, замечание авторов справедливо, но с другой – пятнадцатилетний срок нахождения религиозной группы в определенной местности установлен для предотвращения регистрации сект и квазирелигиозных образований. Религиозная группа, по мысли законодателя, должна подтвердить свои намерения и заслужить доверие не только у местного населения, но и у контролирующих органов – у последних по мотивам соблюдения законодательства.

Для этого необходима эффективная система контроля и ответственности за нарушение законодательства о свободе совести. Так, общий надзор за исполнением законодательства в сфере свободы совести и религиозных объединений осуществляет прокуратура Российской Федерации. Контроль за деятельностью религиозных организаций осуществляет орган, который принимает решение о государственной регистрации религиозной организации. Следует заметить, что Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» определяет лишь одну форму контроля – фискальную. В соответствии с п. 9 ст. 8 Закона религиозная организация обязана ежегодно информировать зарегистрировавший ее орган о продолжении своей деятельности.

Ничего подобного от религиозной группы закон потребовать не вправе, поскольку она не нуждается в государственной регистрации. Единственное, что она обязана сделать, это уведомить о своем создании и начале деятельности органы местного самоуправления. Таким образом, контроль за деятельностью подобного объединения граждан оказывается малоэффективным.

Особенностью регистрации религиозного объединения является проведение религиоведческой экспертизы в соответствии со ст. 11 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. и Приказом Министерства юстиции Российской Федерации «О государственной религиоведческой экспертизе» от 18 февраля 2009 г.[26] по решению регистрирующего органа в случае возникновения необходимости проведения дополнительного исследования документов, представленных для регистрации. Проведение подобной экспертизы представляет собой конкретное изучение учения группы верующих. Именно при проведении религиоведческой экспертизы можно распознать и отсечь секты и квазирелигиозные организации, преследующие только коммерческие или незаконные цели. В дополнительной проработке нуждаются вопросы проведения религиоведческой экспертизы. Необходимо четко закрепить механизм проведения религиоведческой экспертизы, проводить меры по совершенствованию работы, связанной с проведением государственной религиоведческой экспертизы, регулярное доведение ее результатов до сведения всех специалистов этой сферы, включая опубликование конкретных заключений; проведение семинаров, научно-практических конференций специалистов, участвующих в проведении экспертизы, обсуждение научных публикаций и методик проведения данной экспертизы.

В научной литературе часто можно встретить такой термин, как «тоталитарная секта», используемый для обозначения новых религиозных культов, которые преследуют незаконные цели. Как правило, число последователей подобного религиозного объединения сравнительно невелико, но если взять в расчет количество лиц, которые состоят в указанных организациях по всей стране, то число их заставит задуматься. В основном в секты или тоталитарные секты попадают люди, у которых отсутствует то идеологическое наполнение, которое должно идти со стороны государства.

Точного определения тоталитарной секты в литературе не встречается. Остановимся на определении, предложенном А. Л. Дворкиным: «Тоталитарная секта представляет собой особую авторитарную организацию, лидеры которой, стремясь к власти над своими последователями и к их эксплуатации, скрывают свои намерения под религиозными, политико-религиозными, психотерапевтическими, оздоровительными, образовательными, научно-познавательными, культурологическими и иными масками»[27]. Эти секты используют все новейшие технологии контролирования сознания, которые раньше попросту еще не были изобретены. При современных скоростях передвижения, технологических новшествах, обилии информации и умении манипулировать ею контролирование сознания принимает массовый и тотальный характер, что ранее было попросту недостижимо.

Тоталитарные секты представляют собой в первую очередь культурологическую и социальную проблемы, однако забывать о юридической составляющей данного вопроса не стоит. В ряде зарубежных государств среди населения распространяются брошюры, которые содержат информацию о сектах и предостережение для граждан быть аккуратней в своем выборе религиозной группы, организации. Так, например, канадская организация «Инфо-Калт» (Info-Cult) распространяет такую информацию о свойствах и признаках тоталитарных сект: «Тоталитарная секта – это пользующаяся манипулятивными приемами группа, которая эксплуатирует своих членов. Она может нанести им психологический, финансовый и физический вред. Она в значительной степени контролирует поведение, мысли и эмоции своих членов. Она использует различные методы для превращения новозавербованного человека в лояльного, послушного члена.

Секты считают, что они сами или их лидер обладают особым статусом, который выносит их за рамки общества и (или) семьи и противопоставляет им. Секты скрывают свою истинную природу и цели от потенциальных или новообращенных адептов. Они пользуются обманными методами для вербовки и привлечения новых членов»[28].

У тоталитарных сект есть определенные характеристики, которые отличают их от других групп, не до такой степени манипулирующих сознанием своих членов. Например, члены беззаветно преданно служат лидеру группы и не подвергают сомнению ни одно его слово или действие, члены часто порывают связи с семьей, близкими и друзьями; они отказываются от целей жизни и личных интересов, которые были у них до того, как они были завербованы в группу, руководство группы поощряет адептов, чтобы они жили совместно с другими адептами и общались только с ними, а зачастую и требует этого от них, вопросы, сомнения и недовольство искореняются или даже наказываются.

Для более полного понимания проблемы, возникшей во взаимоотношениях традиционных религий с новыми религиями, следует обратить внимание на Доклад епископа Венского и Австрийского Иллариона, представленный на конференции «Дать душу Европе. Миссия и ответственность Церквей». В своем выступлении епископ обобщает существующие проблемы в деятельности христианской Церкви:

Тоталитарные секты и так называемые новые религиозные движения представляют еще один реальный миссионерский вызов для Церкви в XXI в. И на этот вызов мы призваны дать совместный ответ. По словам Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия, тоталитарные секты и новые религиозные движения «подвергают пересмотру всю систему христианских ценностей, пытаясь найти мировоззренческую основу в реформированных восточных религиях, эзотерике, а подчас и обыкновенном оккультизме»[29]. Эти движения и секты целенаправленно подрывают многовековые традиции и устои народов, вступают в конфликт с общественными институтами, объявляют войну Церкви Христовой. Их деструктивная деятельность «приводит не только к искажению смысла христианского благовестия, но и к разрушению национальной духовной культуры»[30].

Сегодняшние сектанты используют новейшие способы контролирования сознания людей, методы пропаганды и вербовки; многие секты обладают мощными финансовыми структурами. Бесконтрольная деятельность «новых религиозных движений» наносит серьезный вред здоровью людей, попирает фундаментальные права человека, создает угрозу семье, обществу, государству, бросает вызов традиционным ценностям. Претендуя на исключительную правоту, лидеры сект, скрывая свои истинные цели, очень часто прикрываются различными религиозными, политическими, образовательными, культурологическими и иными лозунгами.

Опасность псевдорелигиозной экспансии уже давно и отчетливо понята некоторыми европейскими странами. Например, Германия, Франция, Бельгия, Польша приняли целый ряд мер, ограничивающих деятельность деструктивных движений и сект. Проблематика сект и новых религиозных движений нашла свое отражение в документах и решениях Ассамблеи Совета Европы, рекомендациях Европейской Парламентской Ассамблеи, решениях Кабинета министров Совета Европы и Европарламента.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Конституция России содержит все необходимые нормы, позволяющие России быть светским государством, т. е. государством, которое гарантирует каждому индивиду свободу мировоззренческого выбора, является мировоззренчески нейтральным, признает формальное равенство религиозных и общественных объединений и не проводит специальной политики в мировоззренческой сфере общества.

Нормы международного права закрепляют право на свободу мысли, совести и религии. Светскость государства как главная гарантия этого права не прописывается ни в одном из этих документов.

Федеральное законодательство в целом имеет отношение только к конкретизации положения Конституции РФ об отделении религиозных объединений от государства, но не содержит норм, позволяющих расценивать светское государство в России как нейтральное в мировоззренческой сфере.

Анализ конституций республик и уставов иных субъектов в составе России показал, что требование федеральной Конституции о светском государстве соблюдается в зависимости от региональных предпочтений.

Подводя итоги, следует сказать, что закрепление в Конституции страны принципа светскости, а также положений о равенстве религиозных организаций не означает однозначного отделения религиозных объединений от государства и разграничения их сфер деятельности.

Светскость предполагает нейтральное отношение к делам церкви со стороны государства с определенной долей регулирования.

Государство при всем закрепленном многообразии идеологий должно обеспечивать охрану духовной сферы граждан.

Для этого необходимо на основе уже сложившейся практики, четких критериев определений, научной разработанности, постепенного и корректного изменения законодательства обеспечивать духовную безопасность граждан, ликвидировать религиозные объединения, оказывающие разрушительное воздействие на мир человека, проявлять большее внимание к духовному состоянию общества.




Читайте также:



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (381)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.021 сек.)