Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Страдания молодого послушника




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Монастырские полтергейсты, похоже, наблюдаются более часто, чем армейские или тюремные. Один из наиболее живописных случаев такого рода произошёл в монастыре св. Джерома в Неаполе в 1696-1697 годах. Сохранился дневник с записями об этом событии. Он более двухсот лет ждал своего часа, пока не был опубликован в Неаполе же в 1904 году.

Карло Вулкане, девятнадцатилетний послушник, страшился перспективы стать монахом. Судьба пошла ему навстречу, подарив редкую возможность избежать пугающей его участи. Те события, что развернулись вокруг него, были в его положении наилучшим поводом ухода из монастыря «без потери лица». Его просто-напросто оттуда выгнали. И было за что...

Неожиданно Карло очутился в эпицентре совершенно невероятных событий и происшествий. Его стал постоянно изводить и дразнить «злой дух». Когда Карло стоял на коленях перед алтарём или находился в процессии с поднятым распятием, в него летел конский навоз. А когда он стоял на коленях, его ряса несколько раз оказывалась привязанной к рясам одного или нескольких соседей. Связанные, они, встав на ноги, тут же все вместе падали на пол.



Временами полтергейст был настолько интенсивен, что одно из его неистовств послужило причиной продольного изгиба крыши монастырского здания. Почти постоянно было видно привидение какого-то монаха. Слышался голос из невидимого источника. О многочисленных диалогах, которые происходили между источником голоса и настоятелем, я уже говорил в другом месте книги. Здесь же добавлю, что те диалоги обычно происходили в то время, когда настоятель сидел в туалете.

Бросаемые невидимой силой книги в момент удара о пол разбивались на мелкие куски, как стеклянные. Внутри неразрезанных фруктов оказывались металлические монеты. Из частей одежды образовывалось марширующее по кругу чучело.

Все эти безобразия продолжались в течение шести месяцев. Было очевидно, что они происходят только в присутствии Карло и как-то с ним связаны. В конце концов всё это до того осточертело монахам, что они объявили, что Карло не подходит к посвящению в монахи. Как только они его выгнали, все безобразия в монастыре прекратились.

Краснодар — Москва. Далее — везде !

Нередко феномены полтергейста бывают настолько привязаны к своему носителю, что не покидают его и в пути: в запряжённом парой лошадей тарантасе, в автомобиле, в купе пассажирского поезда. Правда, значительно чаще они перемещаются вслед за носителем — по месту жительства, учёбы, работы, армейской службы, оставляя в покое, пока тот в пути.

Примером такого «переезда» феномена с места на место может служить полтергейстная вспышка, разразившаяся в доме одного из жителей острова Ява в начале декабря 1892 года. Глава семьи, обеспокоенный непрекращающимися в течение двух дней выпадениями в его доме неизвестно откуда берущихся камней, отвёл двух своих детей подросткового возраста в дом знакомого врача, оставив их там на ночь. Вот как описывает глава семьи то, что было после того, как он оставил детей: «Едва они (врач и подростки. — И.В.) вошли в дом врача, как один из пяти камней, которые врач специально отметил заранее и спрятал в складках скатерти, полетел через комнату в оконное стекло, разбив его вдребезги. Однако сейчас выше моих сил описать всё то, что творилось в доме врача в тот вечер». А в доме родителей подростков, пока они там отсутствовали, ничего подобного не происходило.

Несколько дней спустя отец подростков и намучившийся с ними доктор привели детей в дом своего знакомого и оставили их там на ночь: «Хотя было уже 22.00, когда мы прибыли, — сообщал отец подростков, — и дети сразу же пошли спать, несколько оконных стёкол были разбиты сапогами и комнатными туфлями, таинственным образом брошенными в окна». Затем детей решили разъединить, но когда мать девочки отвела её к соседям, «представления начались и там, но с чрезвычайной силой». А в доме родителей, где находился брат девочки, всё было спокойно. Носителем феномена была его сестра.

Но иногда полтергейст проявляет себя и в пути. Например, в начале 1972 года началась вспышка полтергейста, связанного с негритёнком десяти с половиной лет, усыновлённым одной престарелой супружеской четой. Мальчика решили показать семейному врачу. Странные феномены продолжились в автомобиле и в офисе врача. На следующий день феномены также наблюдались в пути во время поездки в автомобиле на почту. Вблизи церкви, где семья провела время после обеда, странным образом двигались некоторые предметы.

Но в целом полтергейстные феномены проявляются довольно неохотно в тех случаях, когда их носитель находится в пути или на открытом воздухе. Но бывают и исключения. Мне пришлось столкнуться с одним из них. Вот как это было.

Во второй половине дня 4 июля 1990 года мне позвонил О.В.Шеляков из Союза научных и инженерных обществ СССР, курирующий работу нашего Комитета «Биоэнергоинформатика». Олег Владимирович обычно звонит мне в тех случаях, когда к нему поступают сведения об очередной вспышке полтергейста. Так было и на этот раз. Он сообщил мне телефоны пострадавших. Созвонившись, тут же выехал на встречу с ними. Но успел связаться с А.А.Шлядинским и с сотрудником редакции журнала «Советский Красный крест» С.В.Диковским, который, готовя материалы для статьи о полтергейсте, просил при случае взять его «на дело». В пути мы встретились и на место происшествия прибыли втроём. Было около семи часов вечера.

Это было старое кирпичное здание, в котором размещалась столовая расположенной рядом фабрики. Здание ремонтировалось. Мы вошли внутрь. На первом этаже, охваченном обычными строительными беспорядками, никого не было. Но откуда-то слышался шум голосов. По ним мы нашли помещение, из которого раздавались голоса. Это оказалась небольшая прорабская с одним окном, в которой собралось около полудюжины человек. Это были рабочие-строители во главе с прорабом. Мы представились, кратко пояснив, кто мы и откуда. В ответ нам представили пострадавших.

При первом же взгляде на этих двух крупных, по-кавказски красивых мужчин было очевидно, что с ними стряслась беда. И нерядовая.

Мы расселись, и я приступил к расспросам. Я расположился за одним столом с пострадавшими, напротив них. Пошли первые минуты начала разговора. И тут все присутствующие, и я в том числе, вздрогнули: где-то за пострадавшими раздался громкий стук, будто плёткой по столу! Все разом привстали, повернувшись в сторону звука в поисках его причины. Мне же не надо было ни вставать, ни поворачиваться. Звук раздался напротив меня, за спинами пострадавших. Я поднял глаза и посмотрел туда, откуда раздался звук.

На расстоянии примерно метра от спин пострадавших, как раз напротив меня, стояла тумба от однотумбового стола, на которой лежала небольшая женская сумка с металлической цепочкой, надеваемой на плечо. Сумочка равномерно покачивалась с боку на бок, а металлическая цепочка, собравшись в зависшую на один-полтора сантиметра над сумкой кучку, сравнительно неспешно опадала вниз. Она падала не так медленно, как падают предметы в замедленном кино, но и не так быстро, как это бывает, когда предмет падает под действием силы тяжести.

Стук и покачивание сумочки видели все, а эпизод с цепочкой — только я. Это происшествие и без того взвинтило уже накалённую обстановку. Наиболее резко на это прореагировали пострадавшие, затаившись в ожидании дальнейших гадостей. Я стал их успокаивать, проявив при этом известное лицемерие, говоря, что такое бывает, что это не страшно и так далее. Хотя сам впервые в жизни был свидетелем самопроизвольного движения предметов!

Как ни странно, но беседа после этого происшествия пошла легче. Видимо, пострадавшие, успев испытать уйму недоверия к своим рассказам, были рады нечаянно приобретённым свидетелям.

Чтобы не мешать производственному процессу, мы перешли из прорабской в другое помещение на том же этаже, где проговорили несколько часов.

Пострадавшие кратко рассказали нам о себе. Один из них — Автандил Григорьевич Ахвледиани, 37 лет, грузин, член Союза архитекторов СССР. Другой — Артур Леванович Базарджан, 31 год, армянин, работает в системе гражданской авиации. Они друзья, живут в Тбилиси. Оба крещёные.

Вечером 29 июня 1990 года друзья выехали из Тбилиси в Москву поездом 56 Ереван — Москва, вагон 5. Когда расположились в купе, Артур обнаружил отсутствие своей сумки с отрезом материи и с четырьмя полотенцами. Хотя надежды на то, что забыл её дома, практически не было.

Была и ещё одна странность. Обычно в это время года свободных мест в таких поездах не бывает. Но их пятый вагон отнюдь не страдал от наплыва пассажиров! Пока доехали до Краснодара, друзья сменили несколько купе: одно было близко к туалету, в другом — не убрано. Сошедшие в Краснодаре пассажиры освободили место в соседнем купе, где осталась одна женщина, русская. В Краснодаре к ней присоединилась вторая попутчица.

В вагоне она спросила по-армянски у встретившихся ей в проходе друзей, где есть свободное место. Артур показал ей на соседнее купе. Она вошла туда, закрыв за собой дверь. Вскоре она вышла и тоже встала у открытого окна. Инициатором вскоре завязавшегося разговора была новая пассажирка. По-русски она говорила очень плохо, и Артур пересказывал по-русски содержание их разговора Автандилу, который не знал армянского языка. Девушка сказала, что зовут её Вартуи. Артур — Вартуи, любопытно: четыре буквы подряд в обоих именах одинаковые...

Девушек с более странной внешностью, поведением и поступками ни Артуру, ни Автандилу встречать в своей жизни не доводилось! Она была высокая, худая, угловатая, с выступающими костями, лет восемнадцати-девятнадцати. Очень неприятной внешности. И одета очень не по-современному и как-то неаккуратно, так, как, наверное, давным-давно одевались в деревнях: белая кофта, чёрная юбка...

У неё были очень коротко подстриженные чёрные волосы. Очень неприятный взгляд каких-то стеклянных, обрамленных длинными чёрными ресницами муторно зелёных, остроугольных, по выражению Автандила, глаз. Одно ухо почему-то стояло торчком. Круговой шрам на шее. Губы тонкие, щёки впалые. И — полное отсутствие ногтей на пальцах рук!

Вартуи рассказала, что едет в Ростов-на-Дону побывать на могилах отца и брата. Они оба работали там на стройке и погибли, попав под плиту: брат — месяц тому назад, отец — вот уже несколько дней. Её вызвали телеграммой, но мачеха велела ей в дом больше не возвращаться, выгнав её вон.

Паспорта у неё не было, одна справка: выдали в селении, где жила Вартуи. Она показала её друзьям, но они по-разному описали мне этот «документ». По словам Автандила, на нём была фотография Вартуи и сопровождавший фотографию машинописный текст русскими буквами. Содержание текста Автандил, как ни старался, не запомнил. По свидетельству Артура, та же справка была написана старинными армянскими буквами. Содержание текста он также не может вспомнить. Но на вопрос, какого она года рождения, оба друга получили, по их словам, один и тот же странный ответ: её день рождения совпал с одним из полнолуний 1791 года!

У неё с собой, кроме небольшого узла, было, по её словам, всего 15 рублей, и она не знала, что будет делать после Ростова-на-Дону. Друзья пригласили Вартуи в своё купе, предложили разделить с ними ужин. Вартуи с такой жадностью набросилась на еду, как будто целую неделю ничего не ела! Сказала, что столько еды никогда в жизни не видела, что мачеха кормила её лишь хлебными корками.

Друзей неприятно поразил исходящий от Вартуи какой-то резкий, специфически трупный запах. И вообще в её присутствии им было как-то не по себе. А тут ещё этот запах! Но друзья не подали вида, оставив свои впечатления при себе.

А Вартуи всё время улыбалась, обо всём говорила насмешливо, но вежливо, часто повторяя слово «джан» («дорогой» по-армянски). Друзья стали обсуждать, чем они ей могут помочь. Предложили денег — отказалась. Артур предложил ей поехать в Москву, может быть, там ей удастся выйти замуж. Вартуи сразу же согласилась. Спросили, что она умеет? Ответила — петь. И запела по-армянски. Про мертвецов, про своего отца и про духов, с которыми он общался. Артуру ещё больше стало её жаль — ведь землячка же!

Вдруг её настроение внезапно изменилось. Только что улыбалась и тут же заплакала. Потекли слёзы, сначала обычные. А потом — кроваво-красного цвета! Стала рыдать: ей всё безразлично, жить надоело, сейчас покончит с собой, выбросившись из поезда! Просила друзей взять себе её вещи — ей они уже не понадобятся... И — бросилась к выходу из купе. Друзья за ней. Артур первым, Автандил — вслед на ним. А Вартуи уже скрывалась в тамбуре.

Когда друзья вбежали в тамбур, там никого не было. Одна из дверей тамбура была открыта. За те мгновения, что Вартуи опередила их, она не успела бы не только открыть эту дверь, но и перейти в соседний вагон. Друзьям стало ясно, что Вартуи выбросилась.

Стали думать о последствиях. Ведь все видели их вместе! Даже пришла мысль выбросить вслед и её вещи, но решили поставить в известность проводницу. По пути прошли мимо её купе, оно было слегка приоткрыто. Заглянули и остолбенели: Вартуи как ни в чём не бывало стоит в дверях и, причёсываясь, смотрит на них! «Что ты нас с ума сводишь!» — воскликнул Артур. А она спокойна, ещё и улыбается. Шёл второй час ночи.

Дальнейшая беседа с ней возобновилась как-то сама собой. Вартуи стада рассказывать Артуру про него самого подробности, знать о которых она не могла. Например, что у того пропал ещё в Тбилиси отрез материи, который Артур вёз в качестве подарка: «Плохо, что не подарил!» — воскликнула Вартуи и засмеялась. И посоветовала друзьям сойти с поезда, не то хуже будет! Пообещала впредь не давать им покоя и быть всё время вместе с ними. И тут же как бы продемонстрировала свои возможности.

Друзья беседовали с Вартуи в проходе, когда в их купе раздался какой-то громкий звук. Открыли дверь, зашли в купе (они занимали его вдвоём) — на полке Автандила лежало его мыло, которое до этого покоилось на прикреплённой к стене сетке, в её углублении, да и сама сетка была наклонена к стене. Один из углов мыла был как бы срезан. А в купе никого не было! Друзья задумались.

Уж больно странной была эта девушка! Друзей, в частности, неприятно поразили её очень холодные, как у покойника, липкие руки. А Артур, как-то раз не вовремя войдя в купе Вартуи, нечаянно увидел совсем уж странные вещи: огромную рану на её животе. В ране копошились какие-то белые черви...

Приближался Ростов-на-Дону. Вартуи скрылась в своём купе. Собирается на выход, подумали друзья. Они встали в проходе перед дверью её купе, чтобы попрощаться, когда она выйдет. Вот и остановка. Проходит минут пять, Вартуи не выходит. Открыли дверь в её купе — Вартуи там нет!

Друзья бросаются к проводнице, спрашивают, не сходила ли такая-то и такая-то девушка. Проводница, удивлённо взглянув на них, ответила, что девушка уже давно вышла и что она даже помогла ей вынести её узел. Ошарашенные друзья вернулись в своё купе. Поезд тронулся.

Друзья к тому времени уже проголодались. На столике в купе должна была стоять нетронутая тарелка с салатом, но её не было. Автандил спросил Артура: «Куда ты дел тарелку?» Тот возмущённо ответил, что не дотрагивался до неё. Друзьями овладел страх, и они вышли в проход, оставив двери купе открытыми. Через некоторое время оглянулись — на столике стоит та тарелка, но без салата, совершенно чистая, как бы вымытая! Одеяла сброшены с полок, простыни обсыпаны чем-то чёрным. Поезд шёл на всех парах. Друзья были в панике.

Вдруг в купе всё стало летать, прыгать, падать. Из сумки вылетели бутылки вина, ручная пила, помидоры. Висевшая на вешалке сорочка приподнялась и залетела на верхнюю полку. Со стенки на стенку запрыгали пустые вешалки. Иногда предметы как бы целились в друзей, приходилось уклоняться. Но это удавалось не всегда.

Позвали пассажира из соседнего купе. Он занимал его один, так как вёз хрустальные люстры для какого-то кооператива на очень большую сумму. Заперев своё купе, сосед перешёл в купе друзей. И тут же на пол что-то упало. Подняли — какая-то баночка. Сосед удивился — это была его баночка. Она лежала на столике его купе и использовалась им как солонка. Пошёл в своё купе — там этой баночки уже не было!

Выбросили солонку за окно. Минут через пятнадцать она появилась вновь. Выбросили вторично — результат тот же. С тем же успехом повторили выброс ещё два раза. Предметы и вещи тоже продолжали буйствовать.

Спустя час после начала того буйства Артур, наиболее импульсивный, сорвался с места и стал бегать по всему поезду в поисках помощи и свидетелей. Над ним смеялись, не верили, но всё же пришло человек десять проводников и пяток пассажиров. На их глазах сорвалась с места и полетела швабра; стакан с кофе, подпрыгнув со столика, Ударился о светильник и, упав на пол, разбился. Проводница вагона, выбежав из купе, закричала в адрес друзей: «Перестаньте, а не то позову кого следует!» Среди собравшихся разгорелась дискуссия. Мнения разделились. Одни говорили, что такое бывает, другие — что в Ереване полно таких же, как Артур и Автандил, аферистов...

Наконец, все разошлись. Друзья пробовали уснуть, но сон не шёл. Только охватывала какая-то лёгкая дремота. В один из таких моментов оба увидели маячившую под потолком купе женщину в белом, только вместо лица у неё был череп. И ещё их душило. Но чаще этот призрак виделся Артуру.

...В Москву поезд прибыл с большим опозданием, вечером 1 июля. Вышли на перрон. У встречавшей друзей женщины сама собой расстегнулась на спине молния. Пока ехали на такси, в окно со свистом влетела горсть монет. Таксист удивился. Пришлось ему кое-что рассказать. Таксист поехал быстрее, стремясь скорее избавиться от таких пассажиров.

Друзьям уже была приготовлена комната в одном из московских общежитии. Только вошли — взлетела пластиковая урна, подпрыгнул и сел на своего же собрата стул, вынулся из розетки штепсель от холодильника. В общем-то эффекты не отличались разнообразием — всё сводилось к появлению, исчезновению, полётам и падением самых разных вещей и предметов. Но это невыносимо осложняло жизнь друзей, ведь они не спали уже почти двое суток.

2 июля утром пригласили администратора — женщину. Пока она входила в курс дела, подскочила и ударила её по голове половая щётка. Администратор в ответ: «Это что же вы, фокусники, хулиганите!» Позвонила в милицию. Через пять минут прибыло два милиционера. Позже я разговаривал с одним из них.

По его словам, при них было 9 странных происшествий, два из которых ну никак нельзя объяснить. Например, шли по длинному коридору общежития, Артур с Автандилом метрах в трёх сзади, и вдруг впереди справа, на полу у плинтуса, появилась покачивающаяся сторублёвка! Если бы она была подброшена, то это было бы заметно боковым зрением. И ещё одно наблюдение: упавшие на пол предметы не катаются по нему, а остаются на месте, как приклеенные.

Переговоры с администратором ничего не дали: друзей выставили из общежития. Милиционер, с которым я разговаривал, войдя в их положение, пригласил их ночевать к себе.

Друзья приехали к нему на дежурство поздно вечером, и он на машине отвёз их в свою квартиру. Когда выходили из лифта, а квартира была на седьмом этаже, рядом с ними откуда-то сверху упал кусочек кирпича. Оглянулись — никого кроме них на лестничной площадке не было. Оставив друзей одних в своей квартире, милиционер поехал на службу.

А в квартире началось нечто невообразимое — всё скакало, падало, летало, переворачивалось, билось, но друзья ничего не могло с этим поделать. Когда наутро пришёл хозяин, ему не оставалось ничего, кроме как ужасаться. Друзья вновь очутились на улице.

Свою третью ночь в Москве они провели в той самой ремонтируемой столовой, где мы с ними и встретились. Но им нигде не было покоя. По ночам «приходила» та странная женщина в белом, с черепом вместо лица, пугала, угрожала, от неё несло трупным запахом. А в светлое время суток, где бы друзья ни были, продолжался кордебалет с вещами и предметами. Нервы друзей были напряжены до предела. Артур же шарахался от любого, даже случайного, звука.

Во время рассказа обо всех этих событиях Артура позвали к телефону. Он вышел, я записал в своём блокноте время — 20.10. Его рассказ продолжил Автандил. Он говорил долго, минут десять. В разговор вклинился ещё один собеседник, я снова фиксирую время — 20.10. Что такое? Опять 20.10. Быть того не может! Я прошу всех присутствующих посмотреть на свои часы — у всех они показывают 20.10. Артур вернулся в 20.20. Я потом спрашивал человека, подозвавшего Артура к телефону, сколько времени он разговаривал? Ответ был — минимум минут десять. Да и сам Артур подтвердил это. Но тогда куда же делись те 10 минут, в течение которых говорил Автандил, пока Артур отсутствовал? Ведь то, что он говорил, я записал в свой блокнот. На это у меня ушла целая страница, какую я в таких случаях обычно заполняю минут за десять.

Когда я уже возвращался домой, на всякий случай сверил свои часы с электронными в метро. Расхождений не было.

А пока, закончив расспросы, мы покинули то помещение и вновь оказались в прорабской. Измученный и до предела утомлённый всеми событиями и бессонным ночами Артур сел за стол, причём на то же место, что и в первый раз. Он положил обе руки на стол, на них голову и закрыл глаза, не двигаясь. Я сел слева от него. Прошло минут пять. Артур оставался неподвижным. Все в основном молчали, вяло перебрасываясь репликами.

Вдруг, а было уже 21.10, на полу возле окна раздался стук. Артур вздрогнул, я тоже. Посмотрели — на полу по окном лежала перевернувшаяся пепельница, которая только что стояла на столе. Артур вновь склонил голову на руки. В 21.18 вторично раздался стук, в том же самом месте, но более слабый. Артур вновь вздрогнул. Посмотрели — на полу лежала шариковая авторучка, только что находившаяся на столе рядом с пепельницей. В обоих случаях перед тем, как слышался стук, Артур оставался неподвижным, его голова покоилась на лежавших на столе руках.

Ещё в первые минуты разговора, вскоре после эпизода со стуком, покачивающейся сумкой и её приподнявшейся цепочкой, мне стало ясно, что кто-то один из друзей здесь ни при чём. Носителем этих феноменов в данном случае должен был быть один из них, ведь они связаны не родственными, а дружескими узами. Бывают, правда, случаи, когда носителей несколько, обычно два, редко больше — несколько членов одной и той же семьи или даже вся семья в целом. Но и в этом случае кто-то всё равно становится как бы главным носителем. Именно в его присутствии происходит больше всего странностей.

Где-то в середине разговора я пришёл к выводу, что носителем является Артур. Да и последующие события подтвердили это: когда друзья разъехались, полтергейстные эффекты сопровождали только Артура. Но тогда друзья ничего не знали о таком исходе событий. Это были друзья, которых, как говорится, водой не разольёшь. Они и в прямом и в переносном смысле слова жались друг к другу, единодушно шарахались при любом проявлении привязавшейся к ним напасти и не расставались ни на минуту, поддерживая друг друга чем и как можно.

Чтобы не травмировать Артура, я, выбрав момент, тихонько отозвал Автандила в сторону и объяснил, что он здесь ни при чём: странные проявления этой напасти связаны не с ним, а с Артуром. Автандил выслушал меня очень внимательно и почти сразу же преобразился: он выпрямился, тут же приобрёл свойственную ему элегантную осанку, с лица спало напряжение, исчезли скорбные складки у губ, исчез и загнанный взгляд. Он уже покровительственно, но с ещё большим сочувствием стал поглядывать на своего несчастного товарища. Теперь я мог быть относительно спокоен: Артуру была обеспечена надёжнейшая психологическая поддержка со стороны его верного старшего друга. А это очень много значит в подобных случаях!

Но вернёмся к концу этого вечера. Было уже поздно помещение ремонтируемой столовой закрывалось. Все вышли, оставив Артура и Автандила на ночь в столовой — не выгонять же их, в самом деле, на улицу!

Ещё я был в пути, как у меня дома раздался телефонный звонок. Звонил обеспокоенный Артур. Оказалось, когда они устраивались на ночь в том же самом помещении, где у нас «пропало» десять минут времени (в нескольких метрах от центрального входа в столовую), раздался какой-то громкий мощный шлепок. Артур и Автандил тут же выбежали в холл: на его середине, прямо на пути в прорабскую, лежал один из мешков с цементом, что были свалены в кучу в тамбуре центрального входа. Мешок переместился метров на восемь, но цемент не рассыпался.

На следующий вечер был намечен визит нашей бригады скорой полтергейстной помощи в одну из московских квартир. Бригада собралась в полном составе. Договорились встретиться с Артуром и Автандилом недалеко от этой квартиры, у станции метро «Ботанический сад». Встретились около половины девятого вечера, уже после визита в ту квартиру. Со стороны друзей там было ещё четыре дамы и молчащий как рыба иностранец при одной из них — своего рода группа психологической поддержки...

Мы с А.А.Шлядинским остались и провели с друзьями около двух часов. Решали лишь один вопрос: о ночлеге для Артура. В конце концов Артура пригласил на ночлег — с полным осознанием возможных неприятностей — мой старинный друг Михаил Сергеевич Смирнов, кандидат физико-математических наук, мой старший коллега по изысканиям в области парапсихологических феноменов. Артур обрадовался и тут же направился ловить такси, остальные вместе с нами пошли вслед за ним. Но я заметил, что с Артуром уже что-то случилось: он стал ещё более нервным, суетливым, резким и тут же объявил мне и всем, что ночевать к М.С.Смирнову, даже со мной, не поедет. И продолжал искать такси. Мы были рядом. А Артур останавливал крытые машины всех типов, но ему не везло — везде получал отказ. Наконец остановился «Икарус», и Артур с частью своих знакомых скрылся в нём. Мы с А.А.Шлядинским разошлись по домам, удивляясь непредсказуемости поведения Артура.

Позже мы узнали, что Артур на том же «Икарусе» заехал в общежитие, взял свои вещи и направился в один из домов Подмосковья, где и переночевал. Там тоже продолжалось буйство вещей, но относительно терпимое. А на следующий день Артур уехал в Тбилиси.

6 июля мы с А.А.Шлядинским выехали на известные нам места происшествий для опроса свидетелей. Опросили милиционера, его шофёра, прораба и некоторых рабочих столовой, обитателей общежития, где останавливались друзья. Не решились беспокоить только суровую и решительную администраторшу, которую ударила половая щётка. Показания очевидцев в основных чертах совпадали. Всего мы опросили около дюжины свидетелей.

От Артура долгое время не было никаких известий. Даже Автандил, с которым я встретился в Москве 15 августа 1990 года, ничего не знал о нём. 17 августа Автандил выступил с рассказом о тех событиях на нашем семинаре «Экология непознанного» при журнале «Вокруг света». Рассказ, естественно, произвёл большое впечатление. Всех, интересовало, что и как с Артуром, но об этом Автандил и сам ничего не знал.

И лишь 8 октября 1990 года вечером мне позвонил Артур. Он говорил из тбилисской квартиры Автандила, время от времени передавая тому телефонную трубку. Мы проговорили почти полчаса.

Оказалось, что эти странные события вокруг Артура всё продолжаются — всё то же буйство вещей, предметов, «духов»! И та женщина в белом почти каждую ночь посещает его. Всё бы ничего, но запах! Когда она является к нему, её сопровождает знакомый трупный запах. Артур зовёт её Маркизой.

А по словам Автандила, недавно, когда друзья встретились в ресторане, тяжеленный дубовый стол, за которым они сидели, задвигался сам собой! А его почти невозможно было ни приподнять, ни стронуть с места. И всё это — на глазах изумлённых посетителей и официанток! Друзей обвинили в хулиганстве и выгнали из ресторана. Ушли несолоно хлебавши.

Артур сказал, что скоро проездом будет в Москве. Мы встретились 29 октября. Он пожаловался, что женщина в белом всё является ему по ночам. Но их отношения приобрели более спокойный характер. Она как бы оберегает Артура, например, советует ему, как в своё время и Вартуи, не летать самолётом. Теперь уже Артур зовет её Клеопатрой...

Клеопатра жалеет Артура, днём он её не видит, но постоянно ощущает её присутствие. Когда ей его очень уж жалко, на Артура откуда-то капают её, как он думает, слёзы. Один раз это произошло в моём присутствии.

Артур встретился со мной не один, с ним вместе был его московский знакомый, штурман Николай, у которого должен был остановиться Артур. Мы обменялись телефонами.

Николай позвонил мне на следующий день: как только Артур вошёл в его квартиру, сразу же сбесились многие предметы домашнего обихода, да ещё на глазах у всех членов семьи и общих знакомых! Некоторые из них видели женщину в белом. Стали общаться с ней закодированными стуками и получать ответы на свои вопросы.

С отъездом Артура всё прекратилось. Долгое время я ничего не знал о нём. И, наконец, утром 19 октября 1991 года, почти год спустя после нашей последней встречи, Артур, будучи проездом в Москве, позвонил мне домой.

Необычные явления вокруг него, сообщил мне Артур, всё продолжаются — появление и исчезновение предметов, их полёты, падения, перемещения и в купе Движущегося поезда, и в квартирах и других местах, где он останавливается. Продолжает являться и женщина в белом. Её визиты сопровождаются появлением трупного запаха. А на шее у «Клеопатры», как и у Вартуи, зияет круглая борозда...




Читайте также:
Организация как механизм и форма жизни коллектива: Организация не сможет достичь поставленных целей без соответствующей внутренней...
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (256)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.029 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7