Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


К истории развития судебного конституционного контроля




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

1. Принцип верховенства конституции, его действие. Охрана конституции

Одним из принципов организации и функционирования правового государства является верховенство конституции в системе нормативных актов, ее прямое, непосредственное дей­ствие.

Конституция государства занимает особое место в системе законов. Она является основным (высшим) законом государства и обладает верховенством на всей его территории. Конституци­онная законность есть реально действующая система конститу­ционализма, обеспечивающая полное действие конституции.

Конституционная законность означает следующее.

/. Правовой характер самой конституции как основного закона государства.

Иными словами, конституция своим содержанием (при всем его возможном разнообразии) должна выражать принципы де­мократии, свободы и справедливости, закреплять права и свобо­ды человека и гражданина, прежде всего отраженные в между­народных стандартах и нормах, воплощать принципы (требова­ния) правового государства.


2 Верховенство конституции в правовой системе государства, т. е. конституция имеет высшую юридическую силу.



Все законы и иные акты органов государственной власти и органов местного самоуправления издаются на основе и в соот­ветствии с конституцией. Законы и подзаконные (в том числе ведомственные) акты, противоречащие конституции, не имеют юридической силы.

Так, согласно статье 15 (часть 1) Конституции Российской Федерации "Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу... Законы и иные правовые акты, принимае­мые в Российской Федерации, не должны противоречить Кон­ституции Российской Федерации".

3. Принципы и нормы конституции имеют прямое действие. Правоприменительная практика всех государственных орга­нов должна соответствовать конституции. Все должностные лица независимо от их ранга и положения ответственны за нарушение ее принципов и норм.

Согласно статье 15 (часть 2) Конституции Российской Фе­дерации "органы государственной власти, органы местного са­моуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и за­коны". Однако если судебные или иные правоприменительные органы обнаруживают, что закон или отдельные ere положения не соответствуют Конституции, то они непосредственно при­меняют нормы Конституции. Постановление Пленума Верхов­ного Суда Российской Федерации от 31 декабря 1995 года "О некоторых вопросах применения судами Конституции Россий­ской Федерации при осуществлении правосудия"' отмечает, что суд, разрешая дело, применяет непосредственно Конститу­цию, если придет к выводу, что федеральный закон, действо­вавший на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции Российской Федерации либо принятый по­сле вступления в силу Конституции Российской Федерации, противоречит ей.

4. Конституция действует на всей территории государства. В условиях федеративного устройства государства федеральная конституция действует во всех субъектах (членах) федерации, консти­туции субъектов (членов) федерации — на всей их территории.

Спорным оказался вопрос о действии устава края или облас­ти, в состав которого входят автономные округа, на территории

См.: Российская газета. 1995. 28 декабря.


указанных округов, так как автономные округа согласно дейст­вующей Конституции Российской Федерации являются равно­правными субъектами Российской Федерации (статья 5). Однако вхождение автономного округа в состав края или области является условием распространения устава края или области на всю ее тер­риторию, в том числе на территорию автономного округа.

Принципы верховенства конституции, конституционной за­конности не реализуются автоматически. Их действие может быть нарушено умышленно либо в силу правоприменительной ошибки. Для предотвращения и ликвидации таких "сбоев" су­ществует система правовых средств охраны конституции (например, институт конституционной ответственности в виде импичмента главы государства).

Специфическим институтом обеспечения и охраны действия принципа верховенства конституции является конституционный контроль. Судебный конституционный контроль означает спе­циализированный механизм охраны конституции как норматив­ного правового акта высшей юридической силы.

2. Конституционный контроль

как функция властей в правовом государстве. Виды конституционного контроля

Конституционный контроль есть специфическая функция компетентных государственных органов по обеспечению верхо­венства конституции в системе нормативных актов, ее прямого, непосредственного действия в деятельности субъектов общест­венных отношений.

Государственными органами, осуществляющими конститу­ционный контроль, являются:

• глава государства, парламент, правительство;

• специализированные органы конституционного контроля в виде органов конституционного надзора (квазисудебные ор­ганы);

• судебные органы.

Конституционный контроль, осуществляемый главой госу­дарства, парламентом, правительством, другими государствен­ными органами (исключая судебные) в процессе осуществления основных функций либо наряду с другими функциями, в значи­тельной степени испытывает влияние проводимой ими полити-


ки. Этот вид конституционного контроля можно квалифициро­вать как общий (общеполитический) конституционный кон­троль. Для его осуществления указанные государственные орга­ны могут создавать специальные вспомогательные органы и уч­реждения (комитеты, советы, комиссии и т.п.)' либо специали­зированные органы, подобные парламентскому институту ом-будсменов (уполномоченных по правам человека, народных за­щитников).

Органы конституционного надзора (квазисудебные органы) осуществляют конституционный контроль на постоянной осно­ве. Их решения, как правило, не являются окончательными, а носят предварительный, консультативный характер (Консти­туционный Совет Франции, Конституционный Трибунал Поль­ши, бывший Комитет конституционного надзора СССР, Кон­ституционный Совет Республики Казахстан и др.).

Конституционный контроль могут осуществлять и судебные органы — как суды общей юрисдикции (включая администра­тивные, арбитражные и др.), так и специализированные суды конституционного контроля — конституционные суды.

Конституционный контроль как самостоятельное направле­ние государственной деятельности начинался собственно с про­верки законов, принимаемых парламентом. Как свидетельствует мировая практика, число объектов конституционного контроля постепенно росло, и для каждого государства этот набор объек­тов индивидуален.

Объектами конституционного контроля, в том числе осуще­ствляемого судебными органами, являются:

• законы, их различные разновидности: законы, вносящие из­менения и дополнения в конституцию, законы, принятые ре­ферендумом, конституционные, органические законы, обык­новенные законы; регламенты и иные акты, принятые зако­нодательными (представительными) органами;

• нормативные правовые акты органов исполнительной власти;

• нормативные правовые акты органов местного самоуправле­ния;

• внутригосударственные договоры (в федерациях и конфеде­рациях);

' Во Франции до 1958 г. таким органом был Конституционный комитет под председательством Президента республики, в Венгрии — Конституционно-правовой совет, в Швеции в настоящее время это Законодательный совет.


• акты судебных органов;

• акты и действия общественных объединений;

• индивидуальные правоприменительные акты и правоприме-нительная практика компетентных государственных органов и должностных лиц;

• международные договоры;

• действия должностных лиц в порядкеих конституционной ответственности (обычно действия высших должностных лиц государства — Президента, членов правительства, судей выс­ших судебных инстанций);

• организация и проведение, подтверждение итогов референду­мов и выборов;

• создание и деятельность политических партий и других обще­ственных объединений.

Данный перечень объектов конституционного контроля не является исчерпывающим.

Классификация видов конституционного контроля может быть осуществлена по следующим основаниям:

по времени осуществления - предварительный (превентивный, предупредительный) и последующий (репрессивный) конституци­онный контроль. При предварительном контроле акт проверя­ется до его вступления в силу, последующий контроль рас­пространяется на вступившие в силу акты, юридически дей­ствующие;

по правовым последствиям — консультативный и учреждающий (постановляющий) конституционный контроль.

Вряд ли можно согласиться с проф. В.В. Маклаковым, полагающим, что "решение в порядке консультативного контроля обладает моральной, а не юридической силой - юридически оно никого не обязывает и не связывает"'. Решение в порядке консультативного контроля имеет не только высокий мо­ральный авторитет, но и юридически значимо, оно обязывает к рассмотре­нию заключения конституционного суда либо аналогичного ему органа тем органом, от которого зависит дальнейшая судьба проекта закона или самого закона, принятого парламентом:

по обязательности проведения — обязательный и факультатив­ный конституционный контроль. Как показывает практика, предварительный конституционный контроль зачастую явля­ется обязательным, реже факультативным. Факультативный контроль проводится лишь по инициативе управомоченного

' Конституционное (государственное) право зарубежных стран: В 4 т. — /Ore. ред. проф. Б.А. Страшун. — М.: 1995. — Т.2. — С. 327.


органа либо индивида в случае сомнений относительно кон­ституционности закона;

по способу проведения — абстрактный и конкретный конститу­ционный контроль. Абстрактный контроль означает проверку конституционности закона вне связи с каким-либо делом, конкретный контроль осуществляется только в связи с кон­кретным делом, при разрешении которого применен или подлежит применению определенный закон, конституцион­ность которого оспаривается. Конкретный контроль преду­сматривается обычно для управомоченных индивидов, юри­дических лиц, во всех остальных случаях используется абст­рактный конституционный контроль;

по основаниям проверки конституционности актов — конституци­онный контроль содержания актов (материальный контроль), по форме акта и способу его принятия (формальный контроль). Мате­риальный контроль означает проверку соответствия содержания акта положениям конституции. При формальном контроле прове­ряется соблюдение конституционных требований относительно издания акта (входило ли издание акта в компетенцию издавшего органа, соблюдены ли при этом процедурные правила, в надле­жащей ли форме издан акт).

Между приведенными видами конституционного контроля наблюдаются определенные взаимосвязи. Так, предварительный контроль, как правило, является консультативным, обязатель­ным (реже факультативным), абстрактным, материальным и формальным одновременно. Последующий контроль, как прави­ло, является постановляющим, факультативным, абстрактным (конкретным), материальным (формальным).

3. Судебный конституционный контроль как разновидность конституционного контроля

Судебный конституционный контроль есть проверка на со­ответствие конституции объектов такого контроля судебными органами. Существуют две разновидности судебного конститу­ционного контроля: 1) конституционный контроль, осуществ­ляемый судами общей юрисдикции, и 2) конституционный кон­троль, осуществляемый специализированными судами.

Особенность первой разновидности судебного конституци­онного контроля заключается в том, что конституционность


объектов контроля проверяют суды общей юрисдикции при рас­смотрении конкретных дел в соответствии с обычной процеду­рой (децентрализованный контроль) либо верховные (высшие) суды или их специальные палаты по особой процедуре (централизованный контроль).

В США, Аргентине, Норвегии любой суд общей юрисдикции может признать закон неконституционным. Если дело доходит до Верховного Суда и он также признает закон не соответст­вующим Конституции, то это решение Верховного Суда стано­вится уже обязательным для всех судов. В Австралии, Индии, на Мальте конституционность закона вправе проверять только Вер­ховный Суд после того, как дело поступит к нему, будучи рас­смотрено нижестоящими судами, которые проверять законы на их соответствие конституции не могут. Формально закон, при­знанный Верховным Судом неконституционным, продолжает действовать. Но действие его блокировано судом: ни один суд применять его не станет. Неконституционный закон, таким об­разом, лишается судебной защиты, фактически он утрачивает юридическую силу. Парламент, как правило, подобный закон отменяет.

Для осуществления конституционного контроля в верховных судах ряда государств создаются специальные конституционные коллегии, палаты (конституционная палата Верховного Суда правосудия Коста-Рики, конституционная коллегия Националь­ного Суда Эстонии и др.).

Особенность второй разновидности судебного конституцион­ного контроля заключается в том, что конституционность объек­тов контроля проверяют специальные конституционные суды (централизованный контроль)'. Они обладают специальной кон­ституционной юрисдикцией, осуществляемой посредством само­стоятельного судопроизводства — конституционного судопроиз­водства. Судебная конституционная юрисдикция и соответствую­щее конституционное судопроизводство составляют конституци­онную юстицию, то есть конституционное правосудие.

Признание органами конституционного правосудия, напри­мер, закона неконституционным означает прекращение действия этого закона, т. е., по существу, его отмену. Дополнительного решения парламента по вопросу действия неконституционного закона не требуется.

' Наличие конституционного суда не означает, что другие суды, действующие в данном государстве, лишаются права осуществлять конституционный контроль.


Конституционное правосудие представляет собой синтез, сплав двух начал — сущности конституционного контроля и фор­мы правосудия, в результате чего мы имеем дело с самостоятель­ным видом государственно-властной контрольной деятельности в специализированной форме конституционного правосудия.

Конституционное правосудие как разновидность правосудия имеет следующие основные черты (признаки): 1) наличие кон­ституционных судов как специализированных судебных органов конституционного контроля; 2) автономное положение судов в иерархии судебных органов; 3) самостоятельная процессуальная форма отправления конституционного правосудия; 4) юридиче­ская сила решений конституционного правосудия, приравненная к юридической силе конституции; 5) особая система законода­тельства, регулирующего конституционное правосудие.

Таким образом, конституционное правосудие есть высшая форма конституционного контроля. Как правило, оно является последующим (репрессивным), учреждающим (постановляющим), обязательным, как абстрактным, так и конкретным (с возмож­ными комбинациями), материальным и формальным.

4. К истории развития судебного конституционного контроля

Истоки, зачаточные формы конституционного контроля как самостоятельного вида государственной деятельности можно об­наружить уже в ряде государств эпохи средневековья. В Велико­британии в XVII веке Тайный совет признавал законы законода­тельных собраний (легислатур) американских колоний недейст­вительными, если они противоречили законам английского Парламента или общему праву. Распространение идей верховен­ства конституции и права привело к тому, что уже в конце XVIII века некоторые английские акты были признаны судом не дей­ствующими на территории северо-американских штатов. Ре­шающее влияние на формирование института судебного консти­туционного контроля оказало ставшее знаменитым дело "Мэрбери против Мэдисона" (1803 г.), в котором Верховный Суд США установил, что закон Конгресса, противоречащий фе­деральной Конституции, может быть признан судом неконсти­туционным, т. е. наделил себя полномочиями судебного контро­ля за соответствием законов Конституции.

После первой мировой войны идея судебного конституцион­ного контроля активно развивается и воплощается в жизнь на


европейском континенте в виде специализированных конститу­ционных судов с исключительными полномочиями по проверке конституционности законодательных актов. Эта модель судебного конституционного контроля получила название "европейской" в отличие от "американской" (англосаксонской), согласно кото­рой конституционный контроль осуществляют общие суды (суды общей юрисдикции).

Видную роль в формировании института судебного консти­туционного контроля сыграл профессор права Венского универ­ситета Ганс Кельзен. В сентябре 1919 года был создан Высший Конституционный суд Австрии, а институт конституционного судопроизводства был закреплен в Конституции 1920 года. Сле­дуя австрийской модели, перед второй мировой войной судеб­ный конституционный контроль был учрежден также в Чехосло­вакии (1920 г.), Греции (1927 г.), Испании (1931 г.), Ирландии (1937 г.), Египте (1941 г.).

Особо широкое распространение судебный конституционный контроль в различных модификациях получил после второй ми­ровой войны. Он был введен в Бирме, Японии, Италии (1947 г.), Германии, Таиланде, Индии (1949 г.), Сирии, Люксембурге (1950 г.), Уругвае (1952 г.), на Кипре (1960 г.), в Турции (1961 г.), Алжире, Югославии (1963 г.). В некоторых странах конституционный контроль учрежден после свержения дикта­торских режимов — в Греции (1968 г.), Португалии (1976 г.), Ис­пании (1978 г.). В 60-е годы некоторые системы конституцион­ного контроля были подвергнуты пересмотру в европейских го­сударствах (Австрия, Бельгия, Германия, Франция, Чехослова­кия, Швеция), на латиноамериканском континенте (Аргентина и др.). В различных формах он утвердился в ряде других стран Азии, Африки, Центральной и Южной Америки.

Следует особо сказать о практике конституционного контроля в бывших социалистических странах. Как известно, господствовавшая в социалистиче­ских странах государственно-правовая доктрина не признавала идею право­вого государства и его основополагающего принципа - разделения властей. В социалистической теории государства и права подчеркивалось единство и неделимость государственной власти, полновластие представительных ор­ганов, осуществляющих функции законодательства, исполнения законов и контроля за их исполнением. Допускалось, что представительные органы го­сударственной власти могут в определенной мере осуществлять даже след­ственные и судебные функции. Различие законодательства, управления и правосудия проводилось в мягкой форме как принцип простого разделения труда в рамках единства государственной власти в лице ее представитель­ных органов (Советов и др.). Но и этот теоретический постулат не был реа­лизован на практике, так как все органы государственной власти в конечном счете были подконтрольны и подотчетны руководящим органам коммуни-


стической партии. Именно они на деле осуществляли свое полновластие. В социалистических странах сложился единый государственно-партийный ме­ханизм, в чем и состояла сущность тоталитарной системы организации по­литико-государственной жизни. Функция конституционного контроля при­знавалась в первую очередь (или даже исключительно) за высшими пред­ставительными органами государственной власти, которые могли осуществ­лять ее непосредственно либо с помощью создаваемых ими постоянно дей­ствующих органов общей компетенции.

Во всех Конституциях СССР (и в конституциях республик, входящих в СССР, а также в конституциях автономных республик, входящих в союзные республики) предусматривалось, что контроль за соблюдением Конституции относится к ве­дению высших органов государственной власти и управления СССР (п. "г" ст. 14 Конституции СССР 1936 года; п. 11 ст. 73 Конституции СССР 1977 года). Конституция СССР 1977 года функции конституционного контроля закрепила и за Президиумом Верховного Совета СССР - постоянно действующим органом высшего органа государственной власти, осуществляющим в период между сессиями его функции (п.4. ст.121).

В некоторых социалистических государствах (в особенности на первых этапах их развития) осуществление функций конституционного контроля признавалось за высшими судебными инстанциями.

Так, в первые годы после образования СССР Верховный Суд участвовал в процедуре конституционного контроля в соответствии со ст. 30, 46 (п.6) Конституции СССР 1924 года. Основные же полномочия по осуществлению конституционного контроля принадлежали Президиуму Центрального Ис­полнительного Комитета (ЦИК) СССР. Как справедливо отмечал В.К. Дябло', Верховному Суду СССР отводилась роль вспомогательного органа Прези­диума ЦИК СССР по вопросам определения конституционности законов. На практике уже с начала 30-х годов Верховный Суд СССР прекратил играть ка­кую-либо роль в осуществлении конституционного контроля.

В Основном Законе Кубы 1959 года, принятом после прихода к власти Ф. Кастро, предусматривалось создание Палаты конституционных и соци­альных гарантий Республики Куба как составной части Верховного Суда, на­деленной функциями конституционного контроля. Однако уже по Конститу­ции 1976 года данный институт не предусматривался.

Как показала практика, социалистические страны не могли не испытывать влияния мирового опыта. Всякая система стре­мится к устойчивости (гомеостазису) и укреплению. Она допус­кает энтропию, но до известного уровня, до того порога, за ко­торым наступает ее развал. Поэтому общественная и государст­венная система вырабатывает внутренние и внешние механизмы контроля своего функционирования. Рост числа законодатель­ных и, особенно, подзаконных актов, создание федераций, рас­ширение международных связей, другие объективные факторы настоятельно формировали потребность осуществления консти­туционного контроля как фактора стабилизации государственно-правовой системы в социалистических обществах. Несомненно,

' См.: Дябло В.К. Судебная охрана конституций в буржуазных странах и в СССР - М.: 1928. С.94.


под влиянием международного опыта в ряде социалистических государств были предприняты первые попытки создания специ­альных структурных подразделений в высших представительных органах государственной власти или специализированных орга­нов, которые осуществляли в тех или иных пределах конститу­ционный контроль. Но и в этих случаях последнее слово отно­сительно конституционности или неконституционности законо­дательных актов принадлежало не им, а высшим органам госу­дарственной власти.

В бывшем СССР в его "перестроечный период" был учрежден специаль­ный орган конституционного контроля - Комитет конституционного надзора СССР - на основе Закона об изменениях и дополнениях статьи 125 Консти­туции СССР от 1 декабря 1988 года с последующими изменениями, в ре­зультате которых указанная статья получила новый порядковый номер (124) и новую редакцию. 23 декабря 1989 года был принят Закон СССР "О консти­туционном надзоре в СССР"'.

Председатель Комитета конституционного надзора СССР был избран II Съездом народных депутатов СССР, немного позже - 26 апреля 1990 года — третьей сессией Верховного Суда СССР были избраны члены Комитета.

Для советского общества это был принципиально новый институт кон­ституционного контроля, призванный формировать в системе органов госу­дарственной власти механизм сдержек и противовесов.

Вплоть до прекращения деятельности Комитета конституционного надзо­ра СССР возможность его полнокровного функционирования была блокирова­на постановлением Съезда народных депутатов СССР от 23 декабря 1989 года "О порядке введения в действие Закона СССР "О конституционном надзоре в СССР"2, п. 1 которого устанавливал, что положения Закона, "касающиеся над­зора за соответствием конституций и законов союзных республик Конституции СССР и законам СССР, вступают в силу одновременно с изменениями и до­полнениями раздела Конституции СССР о национально-государственном уст­ройстве", который так и не был изменен. По этим вопросам функции конститу­ционного контроля фактически в соответствии с конституционными положе­ниями имел право осуществлять Президент СССР.

Комитет конституционного надзора СССР прекратил свою деятельность в связи с распадом СССР и заключением 8 декабря 1991 года Соглашения о создании Содружества Независимых Государств (СНГ).

Конституция РСФСР 1978 года в редакции Закона РСФСР от 27 октября 1989 года (ст. 119) предусматривала учреждение Комитета конституционно­го надзора и определяла его компетенцию. Комитет конституционного над­зора РСФСР не был создан.

В Польской Народной Республике в марте 1982 года в текст Конститу­ции была включена новая статья ЗЗа, согласно которой учреждался Консти­туционный трибунал и определялись основы его организации и деятельно­сти. Закон о Конституционном трибунале был принят сеймом (парламентом) Польши в апреле 1985 года. Конституционный трибунал начал свою дея­тельность в 1986 году и активно работает до настоящего времени. Он осу-

' См.: Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета СССР. 1989.

№ 29. Ст.572.

2 См.: Там же Ст. 573.


ществляет предварительный конституционный контроль в законотворческом процессе.

Вопрос о юридической природе Конституционного трибунала не являет­ся однозначным. В польской литературе ряд авторов считает его органом государственного надзора, другие - особым, специализированным судом. Представляется, что Конституционный трибунал занимает промежуточное место между органом конституционного надзора и конституционным судом.

В Польской Республике не прекращалась дискуссия относительно буду­щего Конституционного трибунала, большинство участников которой склоня­лось к преобразованию его в конституционный суд.

Создание Конституционно-правового совета было предусмотрено Зако­ном II об изменении Конституции Венгерской Народной Республики, приня­тым Государственным собранием в декабре 1983 года. Его статус в апреле 1984 года был урегулирован Законом I о Конституционно-правовом совете, а также регламентом Государственного собрания. Конституционно-правовой совет - это орган Государственного собрания, который осуществлял, по су­ществу, консультативно-совещательные функции контрольного характера. Он проверял конституционность принятых правовых норм, руководящих принципов и принципиальных решений Верховного Суда, правовых директив в правоприменении. Контрольно-правовой совет мог участвовать в толкова­нии положений Конституции. Как правило, он обращался к издавшему норму органу (или вышестоящему органу) с предложением в установленный срок устранить противоречие Конституции, мог приостановить исполнение соот­ветствующей нормы. Все споры по поводу конституционности окончательно решались Государственным собранием.

В Социалистической федеративной Республике Югославии в соответст­вии с положениями Конституционного Закона 1953 года, а затем - положе­ниями Конституции 1963 года и Конституции 1974 года были учреждены Федеральный Конституционный Суд и конституционные суды в шести ее республиках.

В ЧССР аналогичная модель федерального Конституционного Суда и конституционных судов в двух ее республиках была предусмотрена Консти­туционным законом №143 от 27 октября 1968 года о Чехословацкой феде­рации. Однако на практике указанные конституционные суды в ЧССР созда­ны не были.

Слом тоталитаризма как общественно-политической и госу­дарственно-правовой системы привел к коренным изменениям в бывших социалистических государствах Центральной и Восточ­ной Европы.

Государства молодой демократии оказались весьма воспри­имчивы к идее судебного конституционного контроля в виде конституционных судов.

В Венгерской Республике учреждение Конституционного Суда было закреплено в Конституции 1989 года. Его деятельность рег­ламентируется принятым в октябре 1989 года Актом о Конститу­ционном Суде. Суд начал работать с 1 января 1990 года.

С прекращением существования Чехословацкой Федерации Конституционные Суды были созданы в Чешской Республике на основании положений ее Конституции от 16 декабря 1992 года и


в Словацкой Республике на основании положений Конституции от 3 сентября 1992 года.

После распада СФРЮ в бывших ее республиках, а ныне в независимых государствах (Федеративная Республика Югосла­вия, Словения, Хорватия, Македония, Босния и Герцеговина) функционируют Конституционные Суды, уточнена их компе­тенция, организация и порядок их деятельности. В Федератив­ной Республике Югославии сохранен Федеральный Конституци­онный Суд и Конституционные Суды в ее субъектах - Сербии и Черногории. Предполагается создание Конституционного Суда в мусульманско-хорватской федерации.

В Республике Болгарии Конституция от 12 июля 1991 года впервые предусмотрела создание Конституционного Суда, кото­рый действует на основе Закона о Конституционном Суде Рес­публики Болгария, принятого 16 августа 1991 года.

Конституция Румынии, принятая на референдуме 8 декабря 1991 года, учредила Конституционный Суд (статьи 140—145). Закон № 47 от 1992 года установил основы его организации и деятельности. •

Предполагается создание Конституционного Суда Албании.

С распадом СССР в новых независимых государствах реаль­ностью стал институт конституционного контроля, чаще всего в форме конституционного правосудия на основе создания спе­циализированных судов — конституционных судов.

Конституционный Суд в России был создан и начал функ­ционировать с 1991 года.

Конституция Литвы 1992 года впервые закрепила учреждение Конституционного Суда. Закон о Конституционном Суде при­нят сеймом (парламентом) Литвы 3 февраля 1993 года. В этом же году Конституционный Суд начал свою работу.

В Эстонии система судебного конституционного контроля впервые введена Конституцией от 28 июня 1992 года (чуть ранее Суд конституционного контроля предусматривался законом о судах 1991 года). Закон о процедуре Суда конституционного контроля, определяющий его полномочия и процедуру, был принят парламентом 5 мая 1993 года. Суд конституционного контроля действует в виде конституционной палаты Националь­ного Суда Эстонии с 1993 года.

Конституционные суды созданы и функционируют в Арме­нии, Республике Беларусь, Грузии, Кыргызстане, Молдове, Тад­жикистане, Узбекистане, Украине. На пути к завершению нахо­дится процесс формирования конституционных судов в Азер-


байджане, Латвии. Созданный ранее в Казахстане Конституци­онный Суд в настоящее время преобразован в Конституционный Совет Республики Казахстан.


Конституционное правосудие

как отрасль права

и законодательства,

как наука и учебная дисциплина

1. Конституционное правосудие как отрасль права.

2. Конституционное право и судебное конституционное право и процесс.

3. Судебное конституционное право и процесс и другие отрасли права.

4. Конституционное правосудие как отрасль законодательства.

5. Конституционное правосудие как наука.

6. Конституционное правосудие как учебная дисциплина.

1. Конституционное правосудие как отрасль права

Формирование и функционирование судебного конституци­онного контроля в постсоциалистических государствах обуслов­ливает возникновение в них новой отрасли права — конституци­онного правосудия.

Право, как известно, не случайное и не хаотичное нагромо­ждение юридических норм, не механическая их масса, а строго согласованная и взаимосвязанная целостная система, в которой нормы выстраиваются в определенном порядке. Право есть сложное системное, иерархическое образование, пронизанное процессами дифференциации и интеграции.

Нормы права различаются по содержанию, по предмету и мето­ду регулирования, по характеру и сферам действия, по форме вы­ражения, по способам обеспечения и т.д. Поэтому право, будучи внутренне единым и целостным нормативным образованием, одно­временно подразделяется на отрасли (последние в свою очередь — на подотрасли, правовые институты), каждая из которых играет са­мостоятельную роль в упорядочении, регулировании общественных отношений. Каждая отрасль права (равно как и ее подотрасль) есть


подсистема юридических норм, осуществляющих регулирование общественных отношений определенного вида и их охрану собст­венными специфическими, отраслевыми средствами.

Правовой институт представляет собой относительно обособ­ленный элемент (блок) подотрасли. Главное назначение правового института состоит в том, чтобы в пределах данного вида общест­венных отношений обеспечить относительно законченное регули­рование. Правовому институту свойственна однородность содер­жания: правовой институт по предмету регулирования характери­зуется самостоятельной обособленной группой отношений.

Предмет является главным материальным критерием разгра­ничения юридических норм по отраслям и подотраслям и деле­нием последних на правовые институты.

В структуру предмета правового регулирования входят: субъ­екты общественных отношений, их поведение, объекты, на ко­торые направлено поведение субъектов, факты (события, дейст­вия и др.), с которыми связано возникновение, изменение, пре­кращение отношений между субъектами.

Метод правового регулирования (набор юридического инст­рументария, посредством которого юридические нормы воздей­ствуют на общественные отношения) служит дополнительным критерием разграничения норм по отраслям и институтам. К методу правового регулирования можно отнести установление целей и пределов правового регулирования общественных отно­шений, издание специфических нормативных актов, наделение участников общественных отношений специфическими право­выми качествами субъектов права (гражданство, правосубъект-ность и др.), определение мер юридической ответственности за правонарушения. От метода правового регулирования во многом зависит его результативность, эффективность достижения вы­двигаемых при этом целей.

Конституционное правосудие как отрасль права есть система норм права, регулирующих качественно однородный комплекс обще­ственных отношений, складывающихся в процессе организации и функционирования конституционного контроля, осуществляемого конституционными судами в форме самостоятельного вида судо­производства — конституционного судопроизводства.

Конституционное правосудие имеет'своим предметом пуб­личные общественные отношения, характеризуемые как отно­шения власти и подчинения между их субъектами. Обязатель­ным субъектом этих отношений выступает конституционный суд, который обладает властными контрольными функциями и


соответствующими властными полномочиями по разрешению дел о проверке конституционности законов и других объектов контрольной деятельности. В основе конституционного правосу­дия лежит анализ конституционно-правовых отношений, а так­же реальных правовых отношений, как конституционных, так и отраслевых, сложившихся между государством в лице государст­венных органов и другими субъектами права, их соотнесения (соответствия) между собой. Конституционный суд принимает решения властного характера, имеющие обязательную силу для всех субъектов права без исключения. Эти решения окончатель­ны и не подлежат обжалованию.

По структуре конституционное правосудие как отрасль права делится на две подотрасли — судебное конституционное право и судебный конституционный процесс.




Читайте также:
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...
Как распознать напряжение: Говоря о мышечном напряжении, мы в первую очередь имеем в виду мускулы, прикрепленные к костям ...
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (728)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.038 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7