Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Иные полномочия конституционных судов




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

1. К истории формирования компетенции (юрисдикции) конституционных судов

Исторически конституционное правосудие возникло для проверки конституционности законов парламента. Затем пред­метом рассмотрения конституционного суда стал вопрос консти­туционной ответственности главы государства за государствен­ную измену, нарушение конституции и т.д. (импичмент). Пред­мет юрисдикции конституционных судов постепенно расширя­ется. В современных условиях компетенция конституционных судов в различных государствах разнообразна и индивидуальна.

Перечень полномочий конституционного суда может быть закрытым (исчерпывающим) или открытым. В последнем случае конституцией и законом о конституционном суде предусматри­вается возможность расширения законодателем круга полномо­чий конституционного суда, если это не противоречит его при­роде как судебного органа конституционного контроля.


Конституционные суды иногда вынуждены самостоятельно конкретизировать свои полномочия в силу того, что в конститу­ции или в законе они сформулированы расплывчато, не всегда достаточно конкретно и четко.



Во многих государствах конституцией и законом определяет­ся, что конституционный суд может проверять конституцион­ность подписанных, но не ратифицированных международных договоров. В Конституции Грузии, как и в конституциях ряда других государств, сказано, что Конституционный Суд рассмат­ривает вопросы конституционности международных договоров и соглашений. В этом случае сам Конституционный Суд должен бу­дет определить, какие международные договоры и соглашения -ратифицированные либо подписанные, но не ратифицирован­ные или и те и другие, он может рассматривать. Конституцион­ный суд при этом может придерживаться принципа самоограни­чения либо принципа активной роли по защите конституцион­ных прав и свобод граждан, основ конституционного строя, конституционной законности. Определяя рамки своей компе­тенции, конституционные суды тем самым определяют свою роль в жизни граждан, общества и государства на том или ином этапе их развития.

Так, Конституционный Суд Венгрии весьма широко тракто­вал допустимость обращений и выносил решение по каждому ходатайству, которое предоставляло возможность дать толкова­ние какого-либо конституционного положения. Венгерский Конституционный Суд, который уполномочен осуществлять лишь абстрактный контроль норм, распространяет свою консти­туционную юрисдикцию на контроль основных тенденций су­дебной практики путем рассмотрения практики "действующего права" (опыт Конституционного Суда Италии) и толкования норм в соответствии с Конституцией (опыт Конституционного Суда Германии).

По этому же пути более осторожно идет Конституционный Суд Российской Федерации, определяя компетенцию относи­тельно рассмотрения конституционности законов, затрагиваю­щих конституционные права граждан и их объединений. Круг такого рода объединений граждан Конституционный Суд Рос­сийской Федерации постепенно расширяет, включая в него не только объединения граждан, уставные цели которых направле-вы на защиту прав граждан (профсоюзы и др.), но и коммерче­ские объединения граждан (акционерные общества товарищест­ва и т.д.).


Расширительное толкование компетенции конституционных судов по собственной инициативе кроме положительных послед­ствий может иметь и отрицательные моменты. Это чревато на­рушением конституционной законности со стороны самих кон­ституционных судов, особенно в условиях экономической и по­литической нестабильности в странах, переживающих переход­ный период развития. Поэтому конституционные суды должны быть весьма осторожны и осмотрительны, самостоятельно опре­деляя и конкретизируя свою компетенцию

2. Проверка конституционности законов и других нормативных правовых актов

Проверка конституционности законов и других нормативных правовых актов может быть осуществлена конституционными судами в порядке предварительного (превентивного) и после­дующего (репрессивного) конституционного контроля.

А. Предупредительный (превентивный) судебный конституцион­ный контроль. Предупредительный (превентивный) конституци­онный контроль более характерен для органов конституцион­ного надзора (квазисудебных органов) (Франция и др.), чем для органов конституционного правосудия.

Своеобразие Франции в сравнении с другими государствами состоит в том, что здесь конституционный контроль полностью осуществляется только в предварительном порядке и является, следовательно, квазисудебным. Это нашло отражение и в назва­нии органа, его осуществляющего (Конституционный Совет).

Однако некоторыми полномочиями по осуществлению пре­дупредительного конституционного контроля наделяются и кон­ституционные суды.

Предупредительный судебный конституционный контроль, т. е. проверка соответствия конституции законов и других нор­мативных правовых актов до их вступления в силу, существует в Австрии, Венгрии, Испании, Италии, Польше, Португалии, Ру­мынии и ряде других государств.

Предупредительный судебный конституционный контроль имеет ряд преимуществ:

1) он позволяет оперативно предупреждать нарушения кон­ституционной законности;

2) сохраняет престиж законодателя, что невозможно в рамках последующего (репрессивного) контроля, когда конституцион­


ный суд приходит к выводу о неконституционности закона и, следовательно, отменяет его. Тем самым фиксируется конститу­ционная ошибка или даже конституционное правонарушение законодателя;

3) дает возможность избежать тех негативных последствий, которые могут возникнуть после признания на основе после­дующего (репрессивного) контроля неконституционности зако­на, действующего уже длительное время.

Практические соображения говорят, скорее, в пользу приме­нения последующего (репрессивного) контроля, так как преду­предительный контроль, как правило, ограниченный во времени (одной или несколькими неделями), может оказаться недоста­точно всесторонним и глубоким. В ходе предупредительного контроля не могут быть полностью определены прямые и кос­венные последствия принимаемого закона из-за отсутствия практического опыта его реализации. Как известно, нередко формальное содержание закона корректируется практикой, что вынужден признавать и конституционный суд, интерпретируя те или иные положения закона с учетом имеющейся практики его применения.

Судебное рассмотрение конституционности законов требует определенного дистанцирования от момента законотворчества, определяемого во многом политическими, экономическими и другими факторами конкретной ситуации, динамичного разви­тия общества и государства.

Как показывает анализ конституций и законодательства о су­дебном конституционном контроле и опыт работы конституци­онных судов, актами, подлежащими предупредительному судеб­ному конституционному контролю, могут быть:

1) проекты любых законов (Австрия, Беларусь, Венгрия, Германия, Испания, Польша, Португалия, Румыния, Турция);

2) проекты особых видов законов - законов о поправках к конституции, конституционные, органические законы и др. (Испания, Италия, Молдова, Румыния, Турция);

3) законы, относящиеся к международным договорам (Армения, Венгрия, Грузия, Португалия, Молдова);

4) регламенты палат парламента (Армения, Беларусь, Венг­рия, Португалия, Румыния);

5) подзаконные акты органов государственной власти, мест­ного самоуправления (Польша).

Конституционный Суд Российской Федерации в порядке пред­варительного контроля на соответствие Конституции Российской


федерации проверяет лишь не вступившие в силу международные договоры Российской Федерации (статья 125, пункт "г" части 1 Конституции Российской Федерации, подпункт "г" пункта 1 части первой статьи 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации").

В ряде государств существуют конституционные требования об исключении из числа объектов предупредительного судебного конституционного контроля некоторых видов законов: финансо­вых, поправок к конституции, законов, выносимых на референ­дум, чрезвычайных законов.

В Испании в порядке предварительного контроля проверя­ется конституционность проектов статусов об автономии и органических законов. В Италии предварительный контроль по запросу правительства осуществляется в отношении законов областей до их обнародования. Если комиссар Правительства сочтет, что закон области выходит за рамки компетенции об­ласти либо противоречит национальным интересам или инте­ресам других областей, он возвращает его в соответствующий областной Совет. В случае, если областной Совет абсолютным большинством голосов подтверждает свое решение, Председа­тель Правительства в 15-дневный срок со дня повторного голо­сования по закону направляет обращение в Конституционный Суд. Суд либо отклоняет обращение и тем самым признает конституционность оспариваемого закона области, либо после судебного разбирательства с участием представителей Прави­тельства и заинтересованной области признает этот закон не­действительным.

Конституционный Суд Турецкой республики относительно поправок к Конституции полномочен контролировать лишь ус­тановленный Конституцией порядок их принятия, в частности наличие требуемого большинства во время окончательного голо­сования и соблюдение процедурных правил.

В Венгрии Президент республики до подписания закона в пределах конституционных сроков (в течение пятнадцати или в особых случаях - пяти дней) посылает его на экспертизу Кон­ституционного Суда, если считает какое-либо положение зако­на противоречащим Конституции. Если Конституционный Суд на своем внеочередном заседании констатирует антиконститу­ционность принятого закона. Президент республики возвраща­ет его Государственному Собранию. В противном случае он обязан подписать закон и на протяжении пяти дней опублико­вать его.


Конституционный Трибунал Республики Польша выносит решения о со­ответствии Конституции законодательных актов, принимаемых сеймом -парламентом Польши, в том числе тех, которые еще не подписаны Прези­дентом и не вступили в силу, а также нормативных актов, принимаемых дру­гими государственными органами. До подписания закона Президент может обратиться в Конституционный Трибунал с предложением рассмотреть во­прос о соответствии закона Конституции. Таким же правом обладает Прези­дент в отношении распоряжений Совета Министров, имеющих силу закона. Обращение Президента в Конституционный Трибунал приостанавливает ис­числение срока (30 дней), предусмотренного для подписания закона. Прези­дент не может отказаться подписать закон, который Конституционный Три­бунал признает соответствующим Конституции.

Конституционный Трибунал определяет соответствие законодательного акта либо его отдельных положений Конституции или иным законодатель­ным актам, но не может приостановить их действие. Свое решение Консти­туционный Трибунал выносит на рассмотрение сейма. Сейм рассматривает решение Конституционного Трибунала в установленном порядке, но не позднее, чем в течение шести месяцев со дня представления Председате­лем Конституционного Трибунала решения в сейм. В свою очередь сейм, ес­ли сочтет нужным, вносит необходимые изменения в текст закона. Если сейм не согласен с трактовкой закона, представленной Конституционным Трибуналом, он может ее отклонить большинством в две трети голосов. В этом случае вопрос не может быть вновь направлен на рассмотрение Кон­ституционного Трибунала, а решение сейма является окончательным.

Решения Конституционного Трибунала, касающиеся подзаконных актов, Председатель Трибунала направляет в орган государственной власти, издав­ший соответствующий акт. Данный орган обязан в трехмесячный срок внести в акт изменения либо отменить его в целом. Если этого не происходит, документ автоматически утрачивает силу по истечении указанного срока.

Конституционный Суд Румынии в порядке предварительного контроля выносит решения:

о конституционности законов до их промульгации - по ходатайству Пре­зидента Румынии, председателя одной из палат парламента, правительства, Верховного Суда правосудия, не менее 50 депутатов или не менее 25 сенаторов;

о конституционности регламентов парламента - по ходатайству предсе­дателя одной из палат, парламентской группы либо не менее 50 депутатов или не менее 25 сенаторов;

в обязательном порядке - о конституционности инициатив по пере­смотру Конституции.

Если проверки конституционности закона потребовал Президент, про­мульгация закона производится не позднее 10 дней после получения реше­ния Конституционного Суда, которым подтверждена его конституционность. Признанные неконституционными закон или регламент направляются в пар­ламент для пересмотра. Если закон принимается в той же форме большин­ством не менее двух третей числа членов каждой палаты, то возражение Конституционного Суда снимается и промульгация становится обязательной.

Если в решении констатируется неконституционность некоторых поло­жений регламента, палата снова рассматривает эти положения, с тем чтобы согласовать их с положениями Конституции. Правда, в законе не сказано, может ли палата преодолеть возражения Конституционного Суда.

Закон о Конституционном Суде Румынии устанавливает, что прежде чем • парламент будет представлена законодательная инициатива по пересмот-


ру Конституции, законопроект направляется в Конституционный Суд, кото­рый обязан в десятидневный срок высказаться относительно его конститу­ционности.

Решение Конституционного Суда принимается на пленарном заседании голосами двух третей судей суда. Оно направляется тем, кто выступил с инициативой внесения законопроекта или законодательного предложения либо их представители. Решение публикуется в "Официальном вестнике" Румынии. Законопроект или законодательное предложение могут представ­ляться в парламент только вместе с решением Конституционного Суда отно­сительно конституционности заявленного законопроекта или законодатель­ного предложения.

Конституционный Суд Республики Молдова в порядке предварительного контроля имеет лишь одно полномочие - он может высказываться по пред­ложениям о пересмотре Конституции.

С точки зрения объема, пределов проверки на соответствие конституции предупредительный конституционный контроль может включать:

1) проверку соответствия конституции содержания закона и других нормативных актов, отдельных их положений;

2) проверку на соответствие конституции формы норматив­ного акта;

3) проверку на соответствие конституции процедуры принятия закона, других нормативных актов, которая в них закреплена.

До вступления нормативного акта в силу и до его практиче­ского применения однозначный ответ можно дать на вопросы, связанные с его формой и процедурой его принятия. Поэтому предупредительный контроль по этим двум основаниям вполне оправдан.

В ходе предупредительного конституционного контроля наи­более целесообразна проверка только тех положений, о которых идет речь в обращении к конституционному суду, что не закры­вает впоследствии возможность использования процедуры ре­прессивного контроля тех положений, которые не были оспоре­ны в рамках предупредительного контроля.

В решении вопросов, возникающих в связи с предупреди­тельным судебным конституционным контролем, в националь­ном законодательстве различных государств есть много общего, но есть и различия.

. Прежде всего, это относится к кругу субъектов, имеющих право инициировать предупредительный контроль. Он, как правило, ог­раничен, что вполне оправдано (чтобы не "свести на нет всю зако­нодательную процедуру и не затянуть процесс законотворчества).

Практическое значение имеет вопрос о начальном моменте процедуры предупредительного контроля — до или после окон­


чательного голосования в парламенте по проекту закона. В пер­вом случае законодатель имеет возможность обсудить заключе­ние конституционного суда, его аргументы конституционного характера и внести соответствующие коррективы в проект зако­на. При этом конституционный суд не превращается в субъект законодательного процесса (он выступает, скорее, в качестве специфического эксперта), что важно с точки зрения соблюде­ния принципа разделения властей. Если конституционный суд высказывает свое мнение по закону, который уже проголосован, принят парламентом либо одной из его палат, то и в этом случае законодатель имеет возможность продолжать дискуссию и ис­править себя повторным голосованием, и тем самым его автори­тет не будет ущемлен.

Важным является вопрос о сроках передачи проекта закона или принятого закона до его промульгации на рассмотрение конституционного суда и сроках его рассмотрения конституци­онным судом. Практика дает примеры достаточно коротких сро­ков, установленных с тем, чтобы не затягивать законодательный процесс и дать конституционному суду возможность быстрого реагирования в острых ситуациях. Естественно, такой порядок может отразиться на качестве принимаемого конституционным судом решения. В этом состоит один из существенных недостат­ков предупредительного судебного конституционного контроля.

Подача обращения в конституционный суд может означать приостановление законодательной процедуры.

Решение конституционного суда о неконституционности принятого закона либо отдельных его положений, как правило, препятствует его промульгации. В этом случае суд возвращает его в законодательный орган, который либо приводит закон в соответствие с конституцией, либо отвергает голосованием ре­шение суда, как правило, квалифицированным большинством голосов от общего числа депутатов (Португалия, Польша, Румы-; ния). В этом случае за парламентом признается верховенство по | отношению конституционному суду. Преодолевая решение кон-| ституционного суда о неконституционности принятого закона до

|его подписания и вступления в силу, парламент тем самым при­знает за собой право изменять конституцию, творить конститу­ционное право. Подобная практика вряд ли желательна, так как t изменение конституции идет фактически через обычное законо-| творчество, а не в особом порядке, как это принято в мировой | практике, что низводит конституцию до ординарного (обычного) : закона.


Б. Последующий (репрессивный) судебный конституционный контроль. Последующий (репрессивный) конституционный контроль более отвечает природе органов конституционного правосудия, предназначенных для разрешения споров в качест­ве независимых от законодательной и исполнительной властей органов.

Последующий (репрессивный) судебный конституционный контроль, т. е. проверка соответствия конституции законов и других нормативных правовых актов, вступивших в силу, суще­ствует в большинстве государств как с давними традициями де­мократии, так и в государствах молодой демократии, последова­тельно освобождающихся от наследства тоталитаризма.

Как показывает анализ конституций и законодательства о судебном конституционном контроле и практика работы кон­ституционных судов, объектами, подлежащими последующему (репрессивному) контролю, могут быть практически все виды нормативных правовых актов. Но это нецелесообразно, по­скольку может привести к перегрузке в работе конституцион­ного суда. Далее, следует учитывать, что кроме конституцион­ного суда судебный конституционный контроль могут осущест­влять и другие судебные органы, например суды общей юрис­дикции. Следовательно, должно быть разумное, рациональное распределение компетенции между ними в сфере проверки конституционности законов и других нормативных правовых актов. Не менее важно учитывать сохранение в известной сте­пени престижа законодателя. Критерий, который обязательно должен приниматься во внимание при определении круга вступивших в силу нормативных актов, подлежащих проверке конституционным судом, — это важность и значимость право­вых актов, находящие прямое отражение в системе (иерархии) нормативных правовых актов государства. Наивысшей юриди­ческой силой (после конституции) обладают законы, прини­маемые парламентом. Поэтому, как правило, устанавливается монополия конституционного суда на рассмотрение законов с точки зрения их соответствия конституции. Поэтому если даже обычные суды устанавливают неконституционность закона или отдельных его положений, то они не могут признать их некон­ституционными и, следовательно, отменить их действие. В, этом случае они обращаются в конституционный суд, решение которого окончательно и обжалованию не подлежит. Консти­туционность же подзаконных нормативных актов вполне может рассматриваться обычными судами.


Мировой практике известны следующие виды нормативных актов, являющихся предметом последующего судебного консти­туционного контроля:

1) законы, вносящие поправки в конституцию. В данном случае конституционный суд является гарантом защиты консти­туции даже от парламента. Это означает, как справедливо отме­чает Г. Штайнбергер1, что парламент в своих действиях считает­ся ограниченным конституцией, и конституция в свою очередь ограничивает пересмотр конституционных норм парламентом;

2) конституционные, органические и сходные с ними зако­ны, т. е. законы, которые конституция специально выделяет по предмету регулирования и особому порядку принятия;

3) законы, принятые на всенародном референдуме;

4) регламенты парламентов, их палат;

5) законы о ратификации международных договоров;

6) законы, принятые до вступления в силу новой конституции;

7) законы субъектов (членов) федеративного государства;

8) подзаконные акты.

В порядке абстрактного последующего контроля Конститу­ционный Суд Российской'Федерации разрешает дела о соответ­ствии Конституции Российской Федерации:

а) федеральных законов, нормативных актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации;

б) конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации;

в) договоров между органами государственной власти Рос­сийской Федерации и органами государственной власти субъек-9ов Российской Федерации, договоров между органами государ­ственной власти субъектов Российской Федерации (более под­робно об этом см. тему 11).

В порядке конкретного последующего контроля Конституци­онный Суд Российской Федерации разрешает дела по жалобам На нарушение конституционных прав и свобод граждан и по за­просам судов проверяет конституционность закона (как феде­рального, так и субъектов Российской Федерации), применен-

* См.: Штайнбергер Г. Модели конституционной юрисдикции. Издание Совета Европы. 1994. С. 13.


ного или подлежащего применению в конкретном деле (более подробно об этом см. темы 14 и 15).

В ряде государств на конституционном уровне закреплено правило об исключении из числа объектов репрессивного судеб­ного конституционного контроля некоторых видов законов, на­пример, законов о чрезвычайном положении (Турция). Такого рода исключения чреваты негативными последствиями: во-первых, они подрывают общий принцип всеобщего судебного конституционного контроля в отношении законов, принимае­мых парламентом, во-вторых, исключение законов о чрезвычай­ном положении из сферы конституционною контроля влечет появление опасности злоупотребления властью.

В ряде государств нормативные правовые акты (законы и др.) проверяются конституционными судами не только на соот­ветствие конституции (что в полной мере отвечает природе кон­ституционного суда), но и на соответствие конституционным и другим законам, а также другим нормативным актам, более вы­соким по юридической силе по отношению к проверяемым ак­там. Существует практика проверки соответствия законов и других подзаконных актов общепринятым нормам и принципам международного права и международным договорам, участником которых является данное государство.

Конституционный Суд Словакии принимает решение о соот­ветствии:

а) законов — Конституции и конституционным законам;

б) постановлений правительства, общеобязательных право­вых актов министерств и других центральных органов государст­венного управления — Конституции, конституционным законам и законам;

в) общеобязательных решений органов территориального са­моуправления — Конституции и законам;

г) общеобязательных правовых актов местных органов госу­дарственного самоуправления — Конституции, законам и иным общеобязательным правовым актам;

д) общеобязательных правовых актов — международным до­говорам, обнародованным таким же способом, как и закон.

Конституционный Суд Чешской Республики принимает ре­шения:

а) об отмене законов или их отдельных положений, если они противоречат Конституции или международному договору;

б) об отмене иных правовых актов или их отдельных поло­жений, если они противоречат конституционному закону, зако­ну или международному договору.


Конституционный Трибунал Республики Польша разрешает дела:

1) о соответствии законов и международных договоров Кон­ституции;

2) о соответствии законов ратифицированным международ­ным договорам, если их ратификация требовала предваритель­ного согласия, выраженного в законе;

3) о соответствии правовых издаваемых высшими государст­венными органами Конституции ратифицированным междуна­родным договорам и законам.

Конституционный Суд Республики Беларусь по предложени­ям Президента, Палаты представителей, Совета Республики, Верховного Суда, Высшего Хозяйственного Суда, Совета Мини­стров Республики Беларусь дает заключения:

1) о соответствии законов, декретов, имеющих силу закона, указов Президента, международных договорных и иных обяза­тельств Республики Беларусь Конституции и международно-правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь;

2) о соответствии актов межгосударственных образований, в которые входит Республика Беларусь, указов Президента, издан­ных во исполнение закона, Конституции, международно-правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь, за­конам и декретам;

3) о соответствии постановлений Совета Министров, актов Верховного Суда, Высшего Хозяйственного Суда, Генерального прокурора Конституции международно-правовым актам, ратифи­цированным Республикой Беларусь, законам, декретам и указам;

4) о соответствии актов любого другого государственного органа Конституции международно-правовым актам, ратифици­рованным Республикой Беларусь, законам, декретам и указам.

С точки зрения объемов, пределов проверки на соответствие конституции репрессивный судебный конституционный кон­троль может включать:

1) проверку соответствия конституции содержания законов и Других подзаконных актов либо отдельных их положений;

2) проверку на соответствие конституции формы норматив­ного акта;

3) проверку на соответствие конституции закрепленной в ней процедуры принятия нормативного акта.

Необходимость проверки на соответствие конституции не только закрепленной в ней законодательной компетенции и (или) законодательной процедуры, но и содержания поправок к


конституции объясняется, в частности, тем, что в конституциях (особенно конституциях государств, переходящих к новой демо­кратии и строящих правовое государство) устанавливается запрет на изменение ряда конституционных принципов и положений, например касающихся конституционных основ устройства госу­дарства (разделение властей, господство права и закона, права и свободы человека и гражданина и др.).

Вопрос о проверке на соответствие новой конституции со­держания законов и других подзаконных актов, действовавших до ее вступления в силу, особенно важен и актуален для госу­дарств молодой демократии, их конституции закрепляют новые принципы общественного и государственного устройства, евро­пейские и международные стандарты относительно прав и сво­бод человека, без которых не может существовать и функциони­ровать демократия (идеологический и политический плюрализм, свободные выборы и т.п.). Переходные положения конституций государств посттоталитарного периода содержат положения, в соответствии с которыми все законы и другие нормативные ак­ты, принятые на основе прежнего Основного Закона и противо­речащие новому, не имеют юридической силы. Признание по­ложений таких законов и подзаконных актов противоречащими конституции — прерогатива любого суда, но объявить их некон­ституционными может, как правило, лишь конституционный суд. Тем самым сохраняется престиж прежнего парламента и ранее действовавшего законодательства.

В связи с последующим судебным конституционным контро­лем возникает ряд вопросов, решение которых может быть не­однозначным.

Прежде всего, это вопрос о том, кто может инициировать (возбудить) процесс репрессивного судебного конституционного контроля. Выделяют следующие группы субъектов обращения, которые предусматриваются конституциями и законодательством о конституционных судах:

— верховные (высшие) органы законодательной, исполни­тельной и судебной власти (глава государства, парламент, его палаты, правительство, высшие судебные инстанции);

- партийные фракции в парламенте, группы депутатов пар­ламента. Предоставляя право обращения в конституционный суд партийным фракциям, группам депутатов парламента, его палат (десятой части парламента в Португалии, Турции, Испании и др., одной трети парламента в ФРГ, Австрии, Армении и т.д.), конституция тем самым защищает право меньшинства (оппозиции) в парламенте;


— субъекты (члены) федерации, конфедерации союзов (сообществ) государств, автономные образования; самоуправ­ляющиеся территориальные единицы;

— местные органы государственной власти и органы мест­ного самоуправления (коммуны, муниципалитеты);

— органы юстиции, прокуратуры, учреждения парламент­ского контроля — министры юстиции, генеральные прокуроры, генеральные атторнеи, омбудсмены, уполномоченные по правам человека;

— обычные суды;

— физические лица (граждане, иностранные граждане и лица без гражданства);

— политические партии, общественные объединения;

— сам конституционный суд.

Обычные суды в силу прямого действия конституции и ее верховенства в иерархии правовых актов вправе интерпретиро­вать конституцию и оценивать с ее позиций отраслевое (текущее) законодательство, подзаконные акты, но. как уже от­мечалось, не всегда могут решать вопрос о неконституционности нормы и, следовательно, об утрате ею юридической силы. Обычно это исключительная прерогатива конституционного су­да, что позволяет избежать ситуации, при которой разные суды давали бы отличные друг от друга заключения относительно конституционности одной и той же нормы (Австрия, Бельгия, Испания, Италия, ФРГ, Турция и др.).

Право возбудить процедуру репрессивного судебного консти­туционного контроля в форме индивидуальных, коллективных конституционных жалоб, а также в форме "народных жалоб" мо­жет принадлежать частным (физическим) лицам либо группе лиц в случае нарушения законами их основных (конституционных) прав и свобод. В интересах индивидов могут выступать и обще­ственные организации, в уставные задачи которых входит защи­та прав и свобод граждан (правозащитные организации, проф­союзы и др.), другие объединения граждан (Австрия, Венгрия, Испания, ФРГ).

В некоторых государствах конституционные суды вправе воз­буждать процесс репрессивного контроля по собственной ини­циативе, что не отвечает природе конституционного правосудия. В этом случае конституционный суд из органа разрешения спо­ра, из арбитра превращается в спорящую сторону. В государст­вах переходного периода, для которых характерна острая поли-


тическая борьба в обществе, конституционный суд, выступаю­щий по собственной инициативе, может превратиться в орган политической конфронтации, сползти на позиции политической целесообразности. Поэтому такое правомочие конституционного суда в мировой практике встречается довольно редко'.

В ряде государств конституционные суды могут признать не­конституционным не только оспариваемый акт, но и акт, на ко­тором он основывается. Так, если Конституционный Суд Герма­нии при рассмотрении конституционной жалобы на решение органа исполнительной власти или суда признает, что оспари­ваемый акт основан на не соответствующем закону акте, он обя­зан объявить и его неконституционным и не имеющим юриди­ческой силы. В Испании в таких случаях палата Конституцион­ного Суда, рассматривающая дело, должна передать вопрос о проверке конституционности закона на пленарное заседание. И только в пленарном заседании Конституционный Суд может своим решением объявить данный закон неконституционным.

Не возбуждая проверку конституционности закона или под­законного акта по собственной инициативе, конституционные суды в некоторых государствах могут включить их в число про­веряемых, если без обращения к этим актам нельзя вынести ре­шения, а их конституционность вызывает у суда сомнение. Кон­ституционный Суд Австрии, например, обязан проверить на предмет соответствия Конституции закон, который должен слу­жить основанием для его решения, если конституционность этого закона вызывает у Суда сомнения. На практике Конститу­ционный Суд, изучая обращения, сам отбирает те законы, кото­рые могут служить предметом проверки на конституционность.

Подача обращения в конституционный суд может автомати­чески, или по специальной просьбе заявителя, или по инициа­тиве самого суда повлечь приостановление действия оспаривае­мого нормативного акта или его отдельного положения. Автома­тическое приостановление действия оспариваемого акта не все­гда бывает оправданным, так как акт может быть признан соот­ветствующим конституции. Представляется более целесообраз­ным наделение конституционного суда полномочием приоста­навливать действие оспариваемого акта по своему усмотрению, учитывая в каждом конкретном случае все аргументы "за" и

' Конституционный Суд Венгрии вправе рассматривать дела по собственной инициативе в случае нарушения Конституции, выразившегося в непринятии соответствующей правовой нормы.


"против". По общему правилу, до окончательного вынесения решения конституционным судом действует презумпция консти­туционности оспариваемого акта или отдельной его нормы. По­этому приостановление действия оспариваемого нормативного акта должно быть исключением из правила.

Обычно решения конституционного суда окончательны и обжалованию не подлежат.

Из этого правила есть исключение: закон, признанный не­конституционным, передается обратно в парламент. Если зако­нодатель не в состоянии отменить неконституционные положе­ния в течение определенного срока (с возможным продлением по просьбе), они объявляются конституционным судом недейст­вующими (Польша, СФРЮ).

Не менее важным является вопрос о моменте, с которого прекращается действие конституционных законов и других нор­мативных актов либо их отдельных положений, т. е. когда они аннулируются и признаются не имеющими силы. Решение кон­ституционного суда об аннулировании нормативного акта, как показывает практика различных стран, начинает действовать с момента провозглашения; со дня, следующего за оглашением;




Читайте также:
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (1543)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.043 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7