Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Минеральные источники и грязи




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

В.Х.Кондараки

 

Член Императорских Обществ: Сельского Хозяйства Южной России, Одесского Истории и древностей, Ялтинского садоводов и виноделов.

 

 

УНИВЕРСАЛЬНОЕ ОПИСАНИЕ
КРЫМА

 

ЧАСТЬ ПЯТАЯ

 

 

С.-Петербург

Типография В.Веллинга, Английский просп., дом № 10.


Царство ископаемых


Соль

По ценности добываемых продуктов царства ископаемых, Таврический полуостров занимает едва ли не первое место в Европе. Важнейшей отраслью, бесспорно, остаются соляные озера, которые насчитываются десятками и в большинстве своем остаются пока без внимания татар. В то же время по дороговизне своей в отдаленных частях России соль для бедных людей является чуть ли не лакомством. Занимая по необходимости второе место после воды она даже более нужна, чем хлеб, особенно для приправы грубой пищи. Известно, что те страны, где население питает ею домашних животных и удобряет поля выгодно отличаются от тех, где продукт этот недоступен поселянину. Изобилие крымских соляных копей, не требующих особенных затрат или усилий для добычи, с глубокой древности привлекало сюда предприимчивых людей, направляющих добытую соль в соседние страны, но насколько велика была их деятельность - нет даже примерных сведений. Первые сведения о соляном промысле относятся ко времени генуэзских поселений в Крыму. Предприимчивый народ этот, видя апатию монголо-татар к собственным интересам, по-видимому, очень рано захватил в свое распоряжение лучшие соляные озера. Предание намекает даже, будто бы генуэзцы были собственниками этих озер и оберегали их стражей в нарочно сделанных укреплениях. Насколько это так - трудно сказать, но, судя по остаткам древних построек, существующих в окрестностях некоторых соляных озер, туземные предания небезосновательны.



После разгрома генуэзцев и уничтожения их богатых факторий татары и турки, оставшиеся полными хозяевами Тавриды и Черного моря, поняли громадную выгоду, которую имели побежденные, и сами начали добывать соль. Однако этот момент не ускользнул и от алчности ханов, которые решили сделать лучшие из озер источником своих доходов и отдавать их на аренду за немалые для того времени деньги. Похоже что откупщики очень дурно занимались своим делом и очень часто, боясь лишиться из-за дождей выволоченной соли старались как можно скорее сбывать ее иностранцам без денег, обменивая на товары. Из сакских озер соль в основном шла в Турцию и Анатолию, из феодосийских же (принадлежащих наместнику ханства Калга-Султану) - на Кавказ и в окрестности Азовского моря, а из перекопских - в Литву, Малороссию и дальше. В Малороссию вывозили соль сами казаки.

Татары продавали ее не на вес, а фурами, что вынуждало казаков хитрить, нагружая до такой степени, что сдвинуть фуру с места можно было не иначе как десятью парами сильных волов, а потом уже, за таможенной чертой, ее разгружали. Подобного рода действиям была вызваны дороговизной – каждая фура стоила не менее 10 руб. Однако, несмотря на такую потребность в соли во времена ханского господства мусульмане выволакивали ее для себя в малом количестве и заставляли делать это самих покупателей. Небрежность эта, надо полагать, допускалась лишь потому что была масса покупщиков, готовых сделать все, лишь бы не возвращаться без соли.

Судя по всему этому, крымская соль не могла сбываться в громадных размерах. Это подтверждается тем еще, что ханская казна никогда не получала от продажи ее и вывоза за таможенную черту более 255 тысяч руб. ежегодно. По рассказам стариков, некоторые из арендаторов соляных озер в надежде продать ее даже в зимнее время выволакивали соль на носилках и складывали на берегу моря в громадные скирды, которые покрывали глиной в смеси со свежим скотским пометом, с целью предохранить от влаги, усушки и выветривания. Утечка и усушка эта, как называют ее ныне солепромышленники, бывает до того значительна что в первый же год доходит до 16% - если не будут приняты нужные меры.

Незадолго до покорения Крыма Россией, перекопские озера взяты были на откуп у последнего крымского хана Шагин-гирея генерал-коммисаром черноморского флота Фалеевым. При этом откупе продажная цена соли назначена была (с вывозом за Перекоп) по десяти рублей за двухволовую фуру.

После присоединения Крыма к России и утраты прежних сообщений турков и черкесских племен с Тавридой, эта важная отрасль промышленности и неистощимый источник богатства был отдан, вместе с таможенными сборами, князем Потемкиным на откуп, продолжавшийся восемь лет. После этого правительство передало соляные озера в ведение особой экспедиции, которая выручила от продажи их около 13 тысячруб. Ясно, что учреждения этого злоупотребило доверием правительства, поэтому два года спустя снова объявлены были торги на передачу казенных соляных озер в частные руки. На этот раз казна выручила около 260 тысяч руб. Указом 5 мая 1801 года откуп снова заменили казенным управлением, а в 1802 году в виде опыта озера вверены г. Мертвому, как главному надзирателю всего крымского соляного промысла. С этого времени цифра доходности возвысилась до 500 тысяч руб. Указом от 8 июня 1804 года заново учреждена крымская соляная экспедиция, которая приняла в ведение перекопские соляные озера, а прочие предоставлены городам Керчи, Феодосии и Евпатории на правах пользования, с платой за то известной суммы или без всякого вознаграждения. Городам этим дано было право добывать и распродавать соль свою внутри страны и за границу, но никак не в Россию, куда предназначалась соль перекопских озер. Продукт этот казна продавала или в добытом виде по 14½ к. за пуд или с озер по 12 к. с добытого покупщиком пуда.

В 1818 г. правительство передало все свои соляные озера независимому от губернских властей учреждению в Перекопе, названному Соляным Правлением, главной задачей которого было довести запасы соли до количества, потребного внутренним губерниям. С этого времени и до 1858 года Соляное Управление усердно занималось своим делом и нередко запасы соли в буграх доходили до 34 милл. пудов, на образование которых требовались от казны значительные денежные затраты. Ясно, что при таких условиях частные озера были не конкурентными и оставались почти без обработки. Но это продолжалось недолго: дающие мало соли озера частных владельцев, как только применен был к ним способ предохранения от пресных вод начали производить ее в таком количестве, что пробудили во многих желание просить у казны субсидий для добычи соли таких озер, засух и солончаков, с которых немыслимо ранее было получение выгод. Казна охотно раздала их с правом владения на 25 лет без так называемой попудной оплаты, но подчинила акцизу при вывозе за пределы страны. Уступка эта послужила первым шагом к водворению в Крыму частного промысла на казенных озерах и разрешения от 21 марта 1859 г., которым разрешалось всем сословиям без изъятия добывать соль на казенных источниках с уплатой в казну за право добычи по одной копейке с пуда. Ясно что разрешение это предохранило казну от всякого рода затрат, не всегда удобо-контролируемых и в то же время создало конкуренцию между промышленниками, всегда благотворную для потребителей и покупателей.

Познакомив читателя с историей Крымских соленых озер, приведем сведение о количестве ежегодно добываемой здесь соли. Начнем с 1858 года, т.е. с того времени, когда существовал в полной силе казенный промысел. В этом году было добыто:

Средствами казны Частными лицами В 1859 г. казной добыто частными лицами 9,223,441 пуд. 2,799,495 178,120 7,368,130

 

В последующие годы частная добыча составила:

В 1860 году „ 1861 „ „ 1862 „ „ 1863 „ 8,878,461 5,492,537 „ 24,478,550 14,723,797

 

Затем до 1870 года добывалось от 11,038,810 до 25 миллионов пудов. За все это количество поступило в казну от 2½ до 3 миллионов рублей акцизной пошлины. Приведенные цифры весьма интересны при сравнении с количеством добытой из этих же озер соли, например 1793 г., которая не превышала 530,740 пуд., а на четыре года раньше не доходила и до 450 тысяч пудов. По приблизительному же вычислению все разрабатываемые ныне соленые озера Крыма приносят ежегодно minimum до 15 милл. пудов, из числа которых наверняка треть остается непроданной. Последнее отчасти препятствует более интенсивной деятельности и происходит из-за невыгодных условий вывоза. Кроме того в Россию ежегодно доставляется из одной только Англии до 6 миллионов пудов соли, хотя она далеко уступает качеству Таврической.

Между тем всем известно что дороговизна соли внутри России, обходившейся промышленникам в Крыму не более 2-х коп. за пуд, служит препятствием к развитию рыбных промыслов, земледелия и скотоводства и в тоже время содействует сверхъестественной смертности населения, лишенного возможности употреблять ее в нужном количестве. После всех этих банальных истин ясно, что не за горами то время, когда правительство для общего блага отменит все налоги и акцизы на этот важнейший для человека продукт ради того только, чтобы сделать его доступным для всех. Кроме того эта отрасль промышленности может быть поддержана добычей соли из моря, окружающего Тавриду, что будет в том случае, если потребность в соли превысят количество ее, добываемое в озерах.

Констатируя развитие соледобычи несмотря на неблагоприятные условия вывоза ее из Крыма в российские губернии, мы, знакомые с обстоятельствами, препятствующими полной свободе действий солепромышленников, предвкушаем блистательную будущность этого источника народного богатства с той минуты, когда пройдет в Крыму рельсовый путь и казна отменит акциз. Тогда этот промысел предоставит десяткам тысяч семейств возможность заработка в то время года, когда прекращаются полевые работы. Тогда только сеть канав, идущих от озер в отдельные резервуары, даст сотни миллионов пудов соли, снабжая ею за ничтожную цену самые отдаленные места государства. Это, во-первых - сбережет казне золото, ежегодно отдаваемое иностранцам, во-вторых, спасет бедняков от недостатка соли, в-третьих – подымет земледелие и животноводство до английского уровня и, наконец, транспорт соли будет выгодным для строителей железных дорог. Кроме того, к теперешним солеродным озерам прибавятся сотни искусственных, высохшие котловины которых бесполезно занимают сейчас обширные участки земли, затем дойдет очередь до Сиваша, способного образовать несколько тысяч соленых озер, а в заключение, если б когда-либо истощились все эти источники, их всегда легко возобновить путем использования вод Черного моря.

Выше я отметил, что развитию соляной промышленности всего более препятствуют акцизы на вывоз и плохие пути сообщения с внутренними губерниями. Акцизы эти так велики, что доходят до 10 руб. с одной фуры. Относительно же дорог мы скажем, что соль в Россию возится не иначе как на подводах. Если подсчитать сколько на доставку пойдет подещин одного человека спарой волов, сколько последует усыпки и утечки за время езды, то понятно станет отчего вдали от Тавриды соль так дорого ценится. При этом после выхода татар цена на рабочую силу в Крыму баснословно мала, главное же - ее почти невозможно набрать из местных, прекрасно знающих дело выволочки соли. На выходцев же из других губерний нельзя полагаться, поскольку большинство их быстро выбывает из строя из-за ран на ногах, возникающих от разъедания водой соляных озер. Один только степной татарин, выросший на соленой почве Крыма способен работать с утра до глубокой ночи в этой убийственной рапе, не боится он и соседних шинков, куда сносит заработок свой до последней копейки русский, нередко в угоду собратьям. А между тем, получая от 2 до 3 руб. в день, двухмесячной работой он мог бы обеспечить целое семейство в течение года.

Тот факт что в Крыму нет до сего времени серьезных солепромышленников, подтверждается отсутствием возле озер заводов для переварки и очищения соли, которая в таком виде была бы более удобной для вывоза. Между тем подобные заводы есть в России, там крымская соль перерабатывается и уже оттуда вновь привозится для распродажи в города Тавриды.

 

Каменные породы

 

Крымский полуостров обилен минералами не везде, есть места в нем, где нельзя найти и камушка, примером чему служит северная часть Перекопского, Евпаторийского и Феодосийского уездов. Но южнее впервые начинает попадаться так называемый бутовой известняк дурного качества, а также раковистый, состоящий из массы мелких двухстворчатых раковин как бы нарочно собранных и сцепленных между собой известковым цементом. Пласты этого ракушечника местами залегают вблизи поверхности и бывают желтого и белого цвета. В одном месте порода эта сцеплена крепче, в другом - рассыпается от малейшего удара. К крепчайшим относят камень ракушечный белоцветный, добываемый в окрестностях Керчи. Он хорош тем что мало изменяется на воздухе, легок по сравнению с другими, но главное – удобен в добыче и легко отделывается топором или пилой. Судя по развалинам древних крепостей и храмов первобытные жители Тавриды охотно употребляли его на арки, своды и наугольники горной части полуострова, где, как известно, везде был и свой мрамор. Раковистый известняк этот встречается большими залежами желтого цвета в окрестностях Евпатории и Симферополе, желтоватого и белого цвета – вблизи Керчи и Севастополя, а сероватого цвета, трубчатый - в некоторых местах южнобережного склона гор. Первый по крупности и неправильному наслоению раковин сильно уступает в доброкачественности второму; что же касается последнего, то он несравненно крепче предыдущих, вследствие сильного сращивания остатков животной материи в трубчато-извилистом положении. В наше время раковистый камень используют на узорчатые фасады больших построек, арки, наугольники, но всего больше на своды, для которых очень часто его перевозят с керченских берегов в Ялту. Керчь, Евпатория и отчасти Симферополь почти целиком построены из этого камня. Мы отдаем ему первенство для постройки домов во-первых - по легкости и гладкости штук, и, наконец, по свойству воспринимать в поры известковый состав.

О происхождении этого раковистого пласта в степной части Крыма, принадлежащго к новейшим образованиям, представления различны. Одни полагают что раковины эти собраны были на известные пункты каким то особенного рода переворотом и сплющены собственной тяжестью, но едва ли это так. Правдоподобнее допустить что зоофиты эти по образу жизни принадлежат к разряду тех фораминифер, которые зарождаются и погибают на телах своих родителей.

Бутовый известняк (или иначе ноздреватый булыжник) находится в окрестностях Симферополя, Карасу-Базара и вообще в центральных частях полуострова. Он также состоит из разложившихся тел морских животных. Из камня этого выжигают известь и употребляют его на различного рода постройки, но он вообще считается плохим материалом, чернеет на воздухе и выветривается, а известь от него не обладает доброкачественностью.

От Симферополя к Востоку, в окрестностях Карасу-Базара, лучшими из горных пород считают литографский камень, открытый в вулканической почве, кремни и отличного свойства известняк, залегающий такими пластами в Азаматском округе, что можно вырезать громадные колонны, месторождения в Аргине, и около Арабата - в Акманайском урочище. К сожалению сегодня ни литографский камень, ни кремень не добываются там для промышленных целей. К юго-востоку от Карасу-Базара в Кутлакской, долине залегают пласты песчаника, из него вырезают прекрасные жерновые камни которые имели бы значительный спрос, если б делом этим занимались не татары.

Теперь посмотрим какие достойные внимания минералы залегают на пространстве от Симферополя к Севастополю. Прежде всего, внимание останавливают окрестности русского селения Чистенькая, изобилующие кремнистыми обломками, а затем Бодракского урочища, известного своим прекрасным белым и жерновым камнем. Далее идет группа беловатого рухляка в соединении с трубчатым мелом, молас меловатый, мел рухлистый твердый с угловатым изломом, шарообразный или миндалевидный в смеси с частицами слюды и нумулический рухляк, образующий тепекерменские, чуфуткалинские, черкескерменские, шульские, инкерманские и множество другх скал. Рухляк нумулический (нумулитовый извстняк – В.Б.) замечателен в том отношении что легко отсекается от массы и сглаживается до изумительной чистоты. Из камня этого, добываемого первыми римскими христианами и некогда вывозимого в Рим, построен Севастополь и многие лучшие постройки и дворцы на Южном берегу. Камень этот тяжеловесный, при отсечении от массы имеет беловатый цвет, но на воздухе скоро окрашивается бледно-желтым. Полагают, что это мел в смеси с мергелевой глиной. Громадное множество этого великолепного для построек камня, расположенное у проектирующейся железной дороги, без сомнения рано или поздно станет выгодным источником народного промысла и будет вывозиться из Крыма для сооружения памятников и зданий.

В окрестностях Севастополя и по направлению к Инкерману во многих гротах, образованных в этом камне встречается селитра, которую до настоящего времени никто не добывает.

В Каралезском округе и в окрестностях Бахчисарая есть известковые скалы третичной формации, спаянные мелоподобной массой. Это уже известняк нуммулитический, представляющий огромное множество раковин с кварцевыми камушками, весьма удобный для отделки и легко отсекаемый от массы.

В окрестностях греческой деревни Камари снова показывается песчаник, из которого делают жерновой камень, а у подножия Георгиевского монастыря появляются слои диорита и базальта. В окрестностях Ласпи впервые обозначаются массы гринштейна.

Если ехать от Симферополя по южнобережному тракту, прежде всего бросаются в глаза плитняки песчаного свойства, сталактиты в Кизиль-Хобе и отвердевшие обломки шифера с блестками кварца, сильно окрашенного хлоритом. В окрестностях Саблов есть залежи порфира и базальта, во многом сходного с эйфельскими в Саксонской Швейцарии.

За деревней Джиен-Софу выступают массы диорита, а при Курцах - диоритового порфира с кристаллами альбита и амфибола.

Затем, перевалив за хребет Яйлы, мы вступаем в полосу изобилующую огненными породами, из которых заслуживают внимания нижеследующие:

a). Известные под именем крымского мрамора, вернее плутонического известняка с красными, желтыми и серыми разводами, который тверже настоящего мрамора и великолепно полируется. Лучшие пласты его находятся в Ай-Яне, Ореанде, Аутке и Алупке.

b). Шарообразный диорит лучшего достоинства - зеленовато-серого цвета с черными крапинками - находится за Алуштой в окрестностях Кучук-Кастеля на поверхности земли. В обломках, разбросанных вокруг Биюк-Ламбата и около Ялты при селении Аутка в холмах, носящих название Пола-клесии. Здешний камень гораздо светлеекучук-кастельского. От сильного удара он колется гладко, но чрезвычайно труден для отделки. Поэтому, несмотря на доброкачественность и красоту, он пока что не обращает на себя внимание промышленников.

c). Гринштейн в огромном количестве добывается в Алупке.

d). Там же добывают диабаз зелено-синего цвета, из которого построен дворец владельца Алупки.

e). Порфир диоритовый около Кучук-Ламбата

t). Темно-красный плут, известняк в Аутке и других местах

g). Базальт в Алупке, Ласпи, Форосе и др. местах.

Редки в Крыму залежи известкового шпата, делящегося на слои молочного и стеклянного цвета. Минерал этот привлекал древних обитателей Крыма, которые, добывая его, выстилали кусочками полы в зданиях и церквах. Такой пол открыт недавно в одном из храмов Партенита, расположенного у подножия Аю-дага, который изобилует этого рода камнем.

Аю-даг (Медведь-гора) состоит из лавы диорита или белого альбита в соединении с кристаллами темно-зеленого амфибола, и отличается от прочих подобных диоритов цветом и правильностью крапинок. Так как по сравнения с шарообразным диоритом он легче поддается отделке, его не раз уже использовали для памятников, в последний раз – на монумент покойного князя Воронцова в Одессе.

Кварцевые кристаллы ослепительного блеска в естественной огранке, подобные стразам, встречаются в Крыму часто. Во-первых - у подножья Палат-горы, по дороге из Корбеклы на Бешуй, затем в окрестностях деревень Туак и Кучук-Ламбат, а самые лучшие - в Балаклавском округе рядом с деревней Хайто. Последние в ошлифованном виде так хороши, что трудно отличить их от алмаза.

В окрестностях Ялты из каменных пород естественного происхождения, которые могут быть использованы, обращают на себя внимание: в деревне Ай-Василь - громадные пласты тонко-сложенных песчаных плит, которые пропитаны водой и легко расслаиваются, но при удачном извлечении из грунта и просушки на солнце являются превосходным материалом для пешеходных тротуаров и выстилки дворов. В деревнях Массандра, Аутка и Гаспра залегает обширный пласт серого плутонического известняка, местами темно-красного, вполне пригодного для построек и прочных изделий в виде колон, столов, скамеек и т.п. Кроме этого в Аутской долине по руслу Учан-су попадаются обломки скал, чрезвычайно интересных по соединению в массу разноцветных камушков (пудинг), которые в полированном виде очень похожи на искусственную мозаику. Из камня этого мастера делают очень красивые вещи, напр. пепельницы, пресс-папье и т.п.

Между Верхней Ореандой и Куреизом местность, прилегающая к почтовому тракту, примечательна тем что представляет неисчерпаемые залежи огромных плит темно-серого плотно-хрупкого плутонического известняка. Месторождение это - единственное в Крыму по удобству добывания готовых пластин от З до 5 вершковой толщины, которые сегодня преимущественно разбираются на каменные лестницы. На Южном берегу кроме перечисленных горных пород в огромном количестве встречаются довольно плотные шиферные наслоения, но камень, добываемый из них непрочен и легко разрушается от влияния атмосферных воздействий.

Описав горные породы Тавриды, хотелось бы сказать что-то об использовании их древними обитателями юго-восточной части Крыма, но до сих пор не найдено ни одной колонны или ступени в древних развалинах из местного мрамора, порфира и диорита. Не умели они его отделывать либо оставляли без внимания из-за хрупкости и ужасной твердости - неизвестно. Быть может греческие скульпторы по привычке считали достойным только белый мрамор, а все остальные цвета его оставляли без внимания. Татары и турки во все время господства в Крыму также не находили выгодным или возможным обрабатывать эти крепкие породы камня, и воздвигали надгробные памятники из белого мрамора и нуммулитического рухляка, что показывают Бахчисарайское ханское и прочие кладбища.

Впрочем, древние греки по крайней мере выжигали известь из этих пород камня, турки же и татары и этим даже не занимались в убеждении что камни упали с неба и всякий, подвергающий этот благословенный минерал огненным истязаниям, будет проклят пророком.

Крымский мрамор обратил на себя впервые внимание только в 30-х годах нашего (XIX - В.Б.) века при князе Воронцове, задумавшем выстроить из него дворец в Алупке. Лишь тогда многие убедились что материал этот пригоден к изящной отделке в произведениях искусства. Нет сомнения что в будущем, когда обратятся взоры промышленников на Крымский полуостров, ныне почти нетронутый, громадные скалы и утесы разноцветного мрамора и диорита в таких местах, как окрестности Кизиль-Кобы, деревень Бешуй, Курцы, Джефер-берды, Ай-Ян, Кок-Коз, Ламбат и других потребуют множества рабочих рук и создадут здесь еще одну отрасль промышленности.

Каменный уголь. Никто пока что серьезно не искал в Тавриде этого драгоценного минерала, который, судя по наличию нефти на Керченском полуострове, а также графиту и углистому сланцу в южной части Крыма, должен залегать здесь в немалом количестве. По мнению нашему для севастопольской железной дороги всего выгоднее будет добывать его в окрестностях Балаклавы, Бахчисарая и в горах, примыкающих к долине Алмы.

Если никто пока не решился вкладывать средства в поиск и добычу в Крыму каменного угля, то это надобно приписать недостаткам, неведению, малой потребности или распространению слухов о том, что он малопригоден по здешнему качеству. Это мнение составлено по найденным образцам, которые действительно имеют глинистые прослойки и взяты были в окрестностях деревни Теренаира из юрских лигнитов, образованных окаменевшими древесными стволами.

Гипсовые залежи в Тавриде также остаются нетронутыми. Судя по всему они должны быть изобильны в горах, примыкающих к Судакской долине.

Глауберова соль проявляется между деревнями Туако и Капсихор.

По направлению от Отуз к Феодосии в глинистых горах встречается белая и чистая слюда, но весьма шероховатая и ноздреватая.

Марганец оставил во многих местах полуострова едва заметные следы.

Из песка, добываемого в Крыму, особое внимание по чрезвычайной мелкости зерен обращает на себя песок бледно-желтого цвета, имеющийся в окрестностях дер. Дуван-Кой и у подножья Георгиевского монастыря. Последний в особенности пригоден для полировки мрамора. Там же, вблизи монастыря, на дне моря добывают иногда золотистый песок.

 

Минеральные источники и грязи

 

В нескольких местах восточной оконечности Керченского полуострова с незапамятных времен действуют нефтяные источники. Нефти этой суждено спасти в будущем местное население от затрат на приобретение дорогих средств искусственного освещения, а государство - от потери звонкой монеты, вывозимой в чужие страны за получаемый оттуда петролеум и фотожен. Нефтяным промыслом в Тавриде пока занимается ничтожное число капиталистов, но есть надежда вскоре здесь возникнут компании с обширными средствами*, потребуется множество рабочих рук и добытая нефть пойдет в Россию и Европу, снабжаемые сейчас предприимчивыми американцами. Известно, какую громадную потребность в нефти и фотожене ощущает Империя, и как дорого продают России иностранную нефть из-за нашей невнимательности к собственным интересам. Следовательно, будущность Керченских нефтяных источников зависит от нас самих и, конечно, рано или поздно им предстоит, совместно с таманскими, вытеснить из России американский петролеум.

Крымская нефть имеет преимущество в сравнении с американской (и даже кавказской) в том отношении, что при дистилляции дает до 72%о петроля и фотожена, тогда как последние - от 40 до 45°/о.

Сейчас нефть добывается на Керченском полуострове в немногих местах*, а именно: в д. Мамот из 460 буровых скважин, глубиной от 40 до 80 футов, в год - 10 тысяч ведер. Также возле деревне Бишули и в Мессире, очень немного и в Коп-Кочегене. Здесь добыча идет посредством буровых скважин на глубину от 140 до 200 футов и составляет от 30 до 34 ведер в сутки. Количество это, судя по внешним признакам, ничтожно в сравнении с тем которое скрыто здесь в недрах земли. Добыча нефти с обработкой обходится не дороже 1½ руб. за пуд, а ведро ее продается от 2 р. 80 к. до 4½ руб., отсюда любой поймет какие громадные проценты обещает это верное предприятие.

Для любознательных читателей, желающих представить себе картину добычи нефти в природных условиях, мы скажем что источниками горного масла являются кратеры грязных вулканов, где, особенно в весеннее и осеннее время, идут сильные выбросы газов, беспрестанно вырывающихся из кратера вместе с грязью, которая, переливаясь чрез края и засыхая мало-помалу, образует вокруг жерла своего возвышения. Из этих холмов, пропитанных жирной смолой, вытекает вода сильно насыщенная нефтью. Последняя в виде масла остается на поверхности в ямах или бассейнах, куда направляют течение воды и откуда уже снятое масло собирают в бочки.

Из нефти кроме петроля и фотожена делают асфальт и дегтярную массу, пригодную для конопаченья судов.

Согласно данным науки нефть происходит от горения угля под землей. Вулканы грязи находятся в слоях листоватой глины и рухляка. Камни, извергаемые из кратеров, принадлежат к слоям 2 и 3. Температура грязи при температуре воздуха +14° доходит +11°. Вулканы эти нередко закрываются, но рядом них возникают другие. Судя по описанному в 1794 г. Палласом действию одного из этих вулканов, надо полагать что бывают и большие извержения.

 

Минеральные ключи

 

По рассказу Манштейна*, при входе наших войск на Арабатскую стрелку, они нашли там ключ с водой цвета желтоватого и вкуса несколько горького. Все, пившие эту воду, ощущали некоторого рода опьяненность и одурение, которое скоро миновало и все это оканчивалось кратковременным поносом. Ясно, что это был минеральный источник, который ныне закрыт наносами или иссяк.

Серный источник находится в 15 верстах от Керчи, вблизи Чекракского соляного озера. По исследованиям профессора Гассгагена сто частей воды этого источника содержат 0,455 солей следующего состава:

Сернистого кальция Сернистой извести Сернокислого натра Хлористого кальция Двууглекислой извести И хлористого натрия 0,053 0,121 0,117 0,031 0,042 0,091

Итого 0,455

3) Горький источник

находится на той же местности около Чекракского озера и по анализу того же профессора, в ста частях воды заключается 1,110 солей следующего состава:

Хлористого натра Хлористого кальция Хлористого магния Сернокислой магнезии И сернокислой извести 0,123 0,120 0,526 0,251 0,090

 

Итого 1,110

 

Согласно анализу профессора Гордиенко состав воды перекопских колодцев следующий: сернокислого калия - 0,1257, сернокислой извести - 0,5920, сернокислой магнезии - 1,2764, сернокислого натри - 0,0079, хлористого натрия - 2,0780, углекислой магнезии - 0,1990, углекислой извести - 0,0110 и фосфорнокислой извести - 0,0110.

Судакский минеральный ручей находится у подножия одной из возвышенностей, примыкающей к Судакской долине с юго-запада. Вода его представляет следующий состав и физические свойства:

При наполнении стакана сильно играет и издает ощутимый запах сероводорода. На воздухе мутится и принимает желтоватый цвет, выделяя постепенно значительный осадок.

Специфический вес при 17°С - 100717.

Плотных частей в 1000 частях воды - 9,600.

Количественный анализ в 1000 частях следующий:

Хлористого натрия Хлористого кальция Хлористого магния Сернокислого калия Сернокислой извести Углекислой извести Углекислого натрия Кремнезема Органических веществ Сероводорода. 7,338 0,865 0,176 0,200 0,253 1,162 0,276 0,055 0,240 0,00531

Недавно при выемке земли под железную дорогу в Инкерманской долине открыт источник минеральной воды, который, по-видимому, принадлежит к железистым.

 




Читайте также:



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (262)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.034 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7