Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


О спорности дел особого производства




 

В процессуальной литературе обычно отмечается, что в отличие от искового производства и производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, особое производство в гражданском и арбитражном процессе является бесспорным, в нем отсутствуют стороны с противоположными интересами и есть лишь заинтересованные лица. Цель особого производства состоит якобы лишь в выявлении и констатации тех или иных обстоятельств, с которыми норма права связывает возникновение, изменение или прекращение у заявителя определенных прав или обязанностей*(165).

Отметим в связи с этим еще раз, что основной целью любого производства в суде, как и судопроизводства по гражданским делам в целом, является защита прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, но вопрос поставим в иной плоскости. А именно: действительно ли особое производство является бесспорным? Не следует ли отдать предпочтение взглядам тех авторов, которые вопреки, казалось бы, очевидным положениям ч. 3 ст. 263 ГПК, ч. 3 ст. 217 и ч. 4 ст. 221 АПК о недопустимости разрешения спора о праве в особом производстве все же указывают на наличие спора и в делах этого производства?*(166)



Для ответа на поставленный вопрос обратимся вначале к особенностям рассмотрения в порядке особого производства дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение для возникновения, изменения или прекращения прав граждан и организаций. Именно их специфика, казалось бы, наиболее наглядно подтверждает тезис о бесспорности дел особого производства. В арбитражном процессе это единственно предусмотренная арбитражным процессуальным законодательством группа дел особого производства (ст. 30, 217-222 АПК), рассматриваются такие дела и судом общей юрисдикции по правилам гражданского процессуального законодательства (п. 1 ч. 1 ст. 262, ст. 264-268 ГПК).

Прежде всего следует отметить, что дела об установлении юридических фактов рассматриваются судом с участием заинтересованных лиц, права которых могут быть затронуты решением (ч. 2 ст. 263 ГПК, ч. 2 ст. 221 АПК). При возникновении между заявителем и заинтересованными лицами спора о праве, подведомственном соответственно арбитражному суду или суду общей юрисдикции, суд оставляет заявление без рассмотрения и разъясняет заявителю и другим заинтересованным по делу лицам их право разрешить спор в порядке искового производства (ч. 3 ст. 263 ГПК, ч. 4 ст. 221 АПК). Из приведенных положений закона следует, что юридический факт устанавливается в особом производстве, когда нет необходимости разрешать спор о самом субъективном праве, существование которого зависит от наличия или отсутствия данного факта. Констатируя наличие юридического факта при отсутствии спора о праве, суд вносит определенность в материальное правоотношение, устраняя для заявителя препятствия для распоряжения своим субъективным правом. Этим самым защита субъективного права осуществляется более простым способом, поскольку при отсутствии спора о самом праве суду нет необходимости в полном объеме устанавливать содержание материального правоотношения. В результате правосудие по таким делам по сравнению с обычной процедурой искового производства становится более доступным для заинтересованных лиц, его цели достигаются самым оптимальным способом, обеспечивая большую эффективность судебной защиты прав, свобод и законных интересов.

Таким образом, особое производство по установлению фактов, имеющих юридическое значение, изначально не предназначено для разрешения споров о субъективном материальном праве, однако вряд ли правильно делать из этого вывод о бесспорности соответствующей судебной процедуры. Не разрешая вопрос о содержании прав и обязанностей участников материальных правоотношений в таком производстве, суд вместе с тем с использованием процедуры доказывания устанавливает наличие или отсутствие соответствующих юридических фактов, существование которых неочевидно. Налицо спорная ситуация, как правило, с участием государственного органа, который не признает за лицом какого-либо субъективного права без соответствующего решения, что и вынуждает заявителя обратиться в суд*(167). Из этого следует, что при отсутствии спора о праве может возникнуть спор о юридическом факте и каких-либо препятствий для разрешения такого спора в особом производстве не имеется. Фактическими сторонами в таком споре, при номинальном отсутствии соответствующих субъектов в особом производстве, будут заявитель и заинтересованные лица, и этот спор о юридических фактах в случае его возникновения подлежит разрешению судом на основе принципов состязательности и равноправия сторон. Причем помимо фактов материально-правового характера в делах данной категории может возникнуть спор и по поводу процессуальных юридических фактов, подлежащих доказыванию по правилам состязательного процесса.

В частности, в соответствии со ст. 264, 265 ГПК, ст. 218, 220 АПК суд устанавливает юридические факты в особом производстве только при невозможности установления их в ином внесудебном порядке и при условии, что они порождают юридические последствия. Обязанность по доказыванию этих обстоятельств лежит на заявителе (ст. 56, 267 ГПК, ст. 65, 220 АПК), соответственно заинтересованное лицо вправе их оспорить. Возможен также спор о судебной подведомственности дела, поскольку согласно ст. 264 ГПК и ч. 1 ст. 218 АПК арбитражный суд устанавливает в особом производстве только факты, имеющие юридическое значение для возникновения, изменения или прекращения прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. Установление в порядке особого производства всех других юридических фактов возлагается на суд общей юрисдикции.

Если же обратиться к другим категориям дел, отнесенных законодателем к особому производству, то по многим из них очевидно наличие спора и о субъективном материальном праве. Например, Г.Л. Осокина применительно к перечню дел особого производства, предусмотренного ГПК 1964 г., отмечала, что дела о признании гражданина ограниченно дееспособным и недееспособным, дела о об установлении неправильностей записей в книгах актов гражданского состояния, дела по жалобам на нотариальные действия или на отказ в их совершении, по своему характеру изначально спорные, являются по существу исковыми*(168). На очевидную спорность некоторых дел особого производства уже по новому гражданскому процессуальному законодательству обращает внимание Э.М. Мурадьян, отмечая, в частности, дела о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар и принудительном психиатрическом освидетельствовании*(169).

Вопрос о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар стал решаться в судебном порядке в Российской Федерации с 1 января 1993 г., после чего в литературе сразу же возник спор о виде соответствующего производства. Одни авторы вообще выводили его за рамки гражданского судопроизводства, другие относили к процедуре рассмотрения дел, возникающих из административно-правовых отношений, третьи считали особым производством*(170). Казалось бы, конец спорам положил ГПК 2002 г., который процедуру рассмотрения соответствующей категории дел непосредственно отнес к особому производству (п. 8 ч. 1 ст. 262 в гл. 35 ГПК), однако вопрос о правовой природе этих дел все же остался.

Согласно ст. 302 ГПК дело о принудительной госпитализации гражданина возбуждается по заявлению представителя психиатрического стационара, в связи с чем в суде возникает публично-правовой спор, сторонами которого будут психиатрический стационар и гражданин. Причем инициатива в возбуждении спора по поводу наличия или отсутствия оснований для помещения лица в психиатрическое учреждение при определенных обстоятельствах в соответствии с положениями ст. 47, 48 Закона РФ от 2 июля 1992 г. N 3185-1 "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" может исходить и от самого гражданина, оспаривающего соответствующие действия медицинских работников. Иное вступало бы в противоречие с позицией Европейского суда по правам человека, выраженной им в постановлении от 28 октября 2003 г. по делу "Ракевич против Российской Федерации"*(171).

В случае возбуждения дела по инициативе гражданина оно подлежит рассмотрению уже не в порядке особого производства, а в процедуре производства по делам, возникающим из публичных правоотношений (гл. 25 ГПК). Однако вне зависимости от инициатора процесса и конкретной процедуры судопроизводства предметом судебной защиты по делу с участием такого гражданина будет являться его конституционное право на свободу и личную неприкосновенность.

Конституционный Суд РФ в определении от 10 марта 2005 г. N 62-О указал, что судопроизводство по делам о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар, несмотря на отнесение его к особому производству, должно осуществляться на основе принципов равенства всех перед законом и судом, состязательности и равноправия сторон. В силу названных принципов и правил доказывания в гражданском судопроизводстве психиатрическое учреждение обязано доказать наличие обстоятельств, которые являются основанием для принудительной госпитализации гражданина. Заключение врачей-психиатров психиатрического учреждения, которое выступает в качестве одного из предусмотренных законом доказательств необходимости пребывания гражданина в стационаре, подлежит проверке по общим правилам исследования и оценки доказательств. При этом лицо, помещенное в психиатрический стационар, и его представитель вправе оспаривать достоверность такого заключения, в том числе и путем постановки перед судом вопроса о назначении судебно-психиатрической экспертизы. Иное по смыслу названного определения Конституционного Суда РФ приводило бы к нарушению конституционных прав граждан, гарантированных ст. 19 (ч. 1), 123 (ч. 3) Конституции РФ*(172).

От дел о принудительной госпитализации лица в психиатрический стационар не отличаются по своей правовой природе дела о продлении ее срока и дела о принудительном психиатрическом освидетельствовании гражданина. По своей сути это все дела, возникающие из публичных правоотношений, на что обоснованно обращается внимание в литературе*(173). Аналогичные доводы в пользу отнесения соответствующей процедуры к производству по делам, возникающим из публичных правоотношений, могут быть приведены также к порядку рассмотрения дел о внесении исправлений или изменений в записи актов гражданского состояния (гл. 36 ГПК), дел по заявлениям о совершенных нотариальных действиях или об отказе в их совершении (гл. 37 ГПК). Наличием противоборствующих сторон и спора о субъективных материальных правах, определяющих статус соответствующего лица, характеризуются и дела об ограничении дееспособности и признании гражданина недееспособным, ограничении или лишении несовершеннолетнего права самостоятельно распоряжаться своими доходами (гл. 31 ГПК), объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным (гл. 32 ГПК).

Вместе с тем очевидна существенная специфика предмета судебной защиты по перечисленным делам по сравнению с обычными делами искового производства и делами, возникающими из публичных правоотношений. Спорные правоотношения по ним связаны с определением правового статуса гражданина, касаются целого комплекса субъективных прав, в том числе непосредственно закрепленных в Конституции РФ, международных договорах Российской Федерации, общепризнанных принципах и нормах международного права. Это и явилось основанием для введения специальных процедур, отнесенных законодателем к особому производству, которые предусматривают более высокий уровень гарантий судебной защиты по сравнению с обычными категориями дел.

Например, согласно ст. 303 ГПК заявление о принудительной госпитализации должно быть подано в течение 48 часов с момента помещения гражданина в психиатрический стационар, при возбуждении дела судья обязан продлить его пребывание в стационаре на срок, необходимый для рассмотрения дела. В названной статье ГПК не указан срок, в течение которого судья обязан решить вопрос о возбуждении дела, но он также не может превышать 48 часов с момента помещения гражданина в психиатрический стационар. Иное приводило бы к ограничению права гражданина на свободу и личную неприкосновенность без судебного решения более чем на 48 часов, что противоречит требованиям ст. 24 Конституции РФ.

 




Читайте также:
Организация как механизм и форма жизни коллектива: Организация не сможет достичь поставленных целей без соответствующей внутренней...
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (1703)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.009 сек.)