Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Основные проблемы пересмотра судебных актов в цивилистическом процессе




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Определяя порядок обжалования и пересмотра судебных актов в гражданском судопроизводстве, законодатель использует один и тот же словарный ряд, производный от терминов - "апелляция", "кассация", "надзор". Однако в зависимости от суда, к подведомственности которого относится гражданское дело, он устанавливает различные системы пересмотра, вкладывая при этом в одни и те же термины разный смысл, что особенно наглядно проявляется при сопоставлении кассации с апелляцией, которая исторически сформировалась в правовых системах различных стран в двух ее разновидностях - полной и неполной.

При полной апелляции рассмотрение дела по существу переносится в суд второй инстанции, который по общему правилу не вправе вернуть дело в суд первой инстанции и обязан сам вынести решение. Лица, участвующие в деле, имеют право представлять в апелляционный суд новые доказательства, которые не исследовались судом первой инстанции. Проверка обжалованного решения при полной апелляции основывается на повторном рассмотрении дела по существу, при котором апелляционный суд в необходимых случаях исправляет упущения суда первой инстанции и сторон в доказывании фактических обстоятельств дела. Для этого он исследует имеющиеся в деле и вновь представленные доказательства, дает им собственную оценку, на основании которой принимает решение*(542).



При неполной апелляции возможно возвращение дела в суд первой инстанции для его нового рассмотрения. Участвующие в деле лица при таком способе пересмотра по общему правилу лишаются возможности представлять в апелляционный суд новые доказательства; пересмотр решения осуществляется на основании фактических данных, представленных в суд первой инстанции. Однако при наличии определенных условий из общего правила могут быть сделаны исключения, когда в апелляционном производстве допускаются исследование и оценка новых фактов и доказательств*(543).

В арбитражном процессе предусмотрена апелляция, по правилам которой по апелляционной жалобе заинтересованных в пересмотре судебного акта лиц проверяется законность и обоснованность не вступивших в законную силу постановлений арбитражного суда первой инстанции. По своей видовой характеристике это полная апелляция, поскольку суд второй инстанции после отмены решения не вправе направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции и обязан сам принять решение после рассмотрения дела по имеющимся в деле и дополнительно представленным доказательствам (ст. 268, 269 АПК). Нехарактерным для полной апелляции является лишь ограничение права на предоставление дополнительных доказательств, которого не предусматривает, например, апелляционное производство в гражданском процессе. По правилам же арбитражного процессуального законодательства дополнительные доказательства принимаются апелляционным судом, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, и суд признал эти причины уважительными (ч. 2 ст. 268 АПК). Для апелляционной проверки в системе арбитражных судов созданы специальные апелляционные суды, юрисдикция которых распространяется на территорию, включающую по общему правилу несколько субъектов Российской Федерации (всего 20 судов).

Как обычный порядок пересмотра рассматривается арбитражным процессуальным законодательством и кассация, предназначенная для проверки правильности вступивших в законную силу постановлений арбитражных судов. Кассационный суд в арбитражном процессе в отличие от апелляционной инстанции сам не устанавливает фактические обстоятельства дела, он лишь проверяет, соответствуют ли выводы арбитражного суда первой и апелляционных инстанций о применении нормы права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам (ч. 3 ст. 286 АПК). Кассационное производство также прерогатива специальных судов, для его осуществления на территории Российской Федерации создано 10 федеральных окружных арбитражных судов.

Для пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений в арбитражном процессе предназначен и надзор, но это исключительный способ устранения существенных судебных ошибок, сопряженных, в частности, с нарушением единства судебной практики. Пересмотр в порядке надзора осуществляется только Высшим Арбитражным Судом РФ при установлении в предварительных процедурах оснований для возбуждения надзорного производства и передачи дела в Президиум этого суда, который при проверке правильности судебных актов не вправе сам устанавливать фактические обстоятельства дела (ч. 4 ст. 305 АПК).

В гражданском процессе полная апелляция предусмотрена лишь для проверки не вступивших в законную силу постановлений мировых судей, которые являются судьями общей юрисдикции субъектов Российской Федерации. При рассмотрении дела в апелляционном порядке судья районного суда проверяет законность и обоснованность решения мирового судьи по правилам производства в суде первой инстанции; он вправе устанавливать новые факты и исследовать новые доказательства по делу без каких-либо ограничений (ч. 2 и 3 ст. 327 ГПК). После отмены решения суд апелляционной инстанции обязан сам разрешить дело по существу (ст. 328 ГПК).

Гражданское процессуальное законодательство также предусматривает кассацию как способ пересмотра судебных постановлений, но по сравнению с арбитражным процессом ее значение иное. Она предназначена для проверки законности и обоснованности не вступивших в законную силу постановлений федеральных судов общей юрисдикции. Причем в соответствии с исторически сложившимися типами пересмотра судебных постановлений по своей сути она в действительности является не кассацией, а неполной апелляцией.

Так, кассационный суд в гражданском процессе после отмены решения вправе направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции лишь при условии, что выявленные нарушения не могут быть исправлены им самим (абз. 3 ст. 361 ГПК). Он вправе изменить решение или принять новое решение, если обстоятельства дела установлены на основании имеющихся, а также дополнительно представленных доказательств (абз. 4 ст. 361 ГПК). При этом исследование доказательств осуществляется кассационным судом в порядке, установленном для суда первой инстанции (ч. 3 ст. 358 ГПК). Вместе с тем возможность представления новых доказательств ограничена, поскольку кассационный суд вправе исследовать новые доказательства и на их основании устанавливать новые факты лишь при условии признания, что вновь представленные доказательства не могли быть представлены в суд первой инстанции (ч. 1 ст. 347, ч. 1 и 2 ст. 358 ГПК).

Наличие в гражданском процессе двух форм пересмотра не вступивших в законную силу постановлений суда первой инстанции, обозначаемых к тому же через разные термины, дает основание для постановки вопроса: насколько оправданно такое положение? Не следует ли по всем гражданским делам сохранить лишь одну из них, например полную апелляцию?

При ответе на эти вопросы следует исходить из приоритетной конституционной цели правосудия в нашей стране, которая состоит в защите прав и свобод (ст. 2, 17, 18, 46 Конституции РФ). В связи с названной целью правосудия предпочтение при выборе той или иной модели судопроизводства следует отдавать той из них, которая обеспечивает более эффективную защиту прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.

При полной апелляции, предусмотренной ГПК для пересмотра постановлений мирового судьи, суд второй инстанции проверяет законность и обоснованность обжалованного решения по правилам производства в суде первой инстанции без каких-либо ограничений, что позволяет более полно исследовать фактические обстоятельства дела и дать им всестороннюю оценку. Это создает лучшие условия для исправления возможной ошибки суда первой инстанции. Поскольку при наличии судебной ошибки без реализации права на ее исправление не может быть реализовано и право на судебную защиту, приведенное обстоятельство является важным аргументом в пользу введения полной апелляции. Однако она имеет и недостатки, которые отрицательно сказываются на эффективности достижения целей гражданского судопроизводства.

Так, Е.А. Борисова, отдавая предпочтение неполной апелляции, полагает, что введение полной апелляции может быть сопряжено со следующими недостатками: медлительностью производства из-за необходимости исследования новых доказательств, что требует дополнительных затрат времени; отсутствием непосредственного изучения доказательств, поскольку зачастую апелляционный суд имеет дело лишь с протоколами суда первой инстанции; необходимостью присутствия в апелляционном суде сторон, что вводит их в определенные расходы. К недостаткам она также относит стимулирование пассивности сторон в суде первой инстанции из-за возможности достижения необходимого им результата при повторном рассмотрении дела в апелляционном суде, а также территориальные, транспортные, экономические условия нашей страны, затрудняющие сторонам возможность участвовать в рассмотрении дел в вышестоящем суде, а последнему осуществлять процесс доказывания и устанавливать фактические обстоятельства дела*(544).

Не со всеми из приведенных доводов можно безоговорочно согласиться, но представляется, что решающим фактором при выборе для нашей страны того или иного вида апелляции должны являться территориальные, транспортные и экономические условия России, поскольку они непосредственно влияют на доступность судебной защиты. Право на судебную защиту может быть реализовано в полной мере лишь при наличии доступного и удобного для граждан и организаций способа исправления судебных ошибок. С учетом этого дифференциация видов пересмотра не вступивших в законную силу решений и определений, предусмотренная в российском гражданском процессе в зависимости от уровня соответствующего звена судебной системы, выступающего в качестве суда первой инстанции, в настоящее время является оправданной.

Мировые судьи осуществляют правосудие на территории судебного участка, входящего в состав административного района, где действует соответствующий районный суд. Расстояние между двумя судами, как правило, невелико, имеются налаженные транспортные связи, участие в заседании районного суда сторон и других участников процесса не столь обременительно, как это было бы в суде уровня субъекта Российской Федерации или в Верховном Суде РФ. Введение полной апелляции для решений мировых судей, как это было предусмотрено Федеральным законом от 7 августа 2000 г. N 120-ФЗ и сохранено в новом ГПК, создает возможность для более эффективного исправления судебной ошибки, и это обстоятельство в данном случае перевешивает последствия тех недостатков, которые приведены Е.А. Борисовой. Напротив, территориальные, транспортные и экономические условия нашей страны при существующем построении системы судов общей юрисдикции не позволяют вводить полную апелляцию для решений других судов, поскольку это отрицательно повлияет на доступность судебной защиты для большинства участников гражданского процесса. Вместе с тем производство по пересмотру не вступивших в законную силу решений и определений всех судов общей юрисдикции следовало бы именовать в российском гражданском процессе апелляционным, подразделяя его на полную и неполную апелляцию.

При ином построении системы судов общей юрисдикции возможна была бы и унификация производства в суде второй инстанции с введением полной апелляции для всех решений судов первой инстанции. Однако для этого, как и в системе арбитражных судов, должны быть созданы специальные апелляционные суды, юрисдикция которых распространялась бы на несколько районов, образованных в соответствии с административно-территориальным делением субъектов Российской Федерации. Соответствующий апелляционный суд, отвечающий требованиям доступности для большинства граждан и организаций, у которых возникла необходимость обратиться к средствам судебной защиты своих прав и законных интересов, мог бы стать судом второй инстанции для решений мировых судей, районных судов и гарнизонных военных судов.

При сопоставлении институтов пересмотра не вступивших в законную силу судебных постановлений в гражданском и арбитражном процессе вызывает недоумение не только наличие различий в их организации, но и содержание прав и обязанностей лиц, заинтересованных в судебной защите их прав и законных интересов, в частности при установлении круга субъектов обжалования решений и определений в суд второй инстанции.

Так, не вступившее в законную силу постановление суда общей юрисдикции вправе оспорить только лица, участвующие в деле (ст. 320, 331, 336, 371 ГПК). Если какие-либо лица не были привлечены к участию в деле, они не вправе обжаловать решение и в тех случаях, когда суд разрешил вопрос об их правах и обязанностях. Они должны дождаться вступления решения в законную силу, после чего в соответствии с ч. 1 ст. 376 ГПК могут подать надзорную жалобу. В отличие от этого в арбитражном процессе правом апелляционного обжалования обладают не только участвующие в деле лица, но также не привлеченные к участию в деле лица, если арбитражный суд принял решение об их правах и обязанностях (ст. 42, ч. 1 ст. 257 АПК).

Разрешение вопроса о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, в гражданском и арбитражном процессе равным образом является безусловным основанием для отмены решения (ч. 1 ст. 330 и п. 4 ч. 2 ст. 364 ГПК, п. 4 ч. 4 ст. 270 ГПК). Формально для этого не нужна жалоба лица, не привлеченного судом к участию в деле, поскольку согласно ч. 2 ст. 364 ГПК и ч. 6 ст. 268 АПК суд второй инстанции обязан в таком случае устранить нарушение закона вне зависимости от доводов жалоб. Тем не менее арбитражное процессуальное законодательство в данной ситуации в большей степени защищает права и законные интересы лиц, ошибочно не привлеченных судом первой инстанции к участию в судопроизводстве.

Прежде всего наличие жалобы соответствующего лица непосредственно привлекает внимание вышестоящего суда к существенному нарушению норм процессуального права, что облегчает обнаружение судебной ошибки. Кроме того, после принятия жалоб от лиц, не привлеченных к участию в деле, они в соответствии со ст. 42 АПК приобретают права и обязанности лиц, участвующих в деле. Это дает им возможность на условиях состязательности и процессуального равноправия с другими субъектами судопроизводства участвовать в установлении факта судебной ошибки и ее устранении судом второй инстанции.

Конституционный Суд РФ в Постановлении от 20 февраля 2006 г. N 1-П признал, что соответствующее положение ст. 336 ГПК по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего гражданского процессуального законодательства не предполагает в случае отсутствия кассационных жалоб лиц, участвующих в деле, отказа в принятии к рассмотрению поданных в установленный срок жалоб лиц, не привлеченных к участию в деле; для кассационной проверки наличия такого основания для отмены решения суда первой инстанции, как разрешение вопроса о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле*(545). Однако оптимальным вариантом решения данной проблемы была бы законодательная унификация соответствующих правил для гражданского и арбитражного процесса с выбором того варианта, который обеспечивает более высокий уровень защиты прав и законных интересов заинтересованных лиц.

Надзор, предусмотренный в гражданском процессе для пересмотра вступивших в законную силу постановлений всех судов общей юрисдикции, кроме Президиума Верховного Суда РФ, также существенно отличается от надзорного производства в арбитражном суде. Основное отличие состоит в том, что в системе судов общей юрисдикции существуют несколько надзорных инстанций разного уровня, поскольку отсутствует кассация как ординарный способ пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений, как это предусмотрено в арбитражном процессе. Соответственно рассмотрение по существу дел в порядке надзора осуществляют президиумы судов областного уровня, а в Верховном Суде РФ созданы две такие инстанции - Судебная коллегия по гражданским делам или Военная коллегия и Президиум.

В отличие от системы арбитражных судов, где проверка правильности судебных актов в апелляционном и кассационном порядке осуществляется организационно обособленными судами, не уполномоченными на рассмотрение и разрешение дел в первой инстанции, в системе судов общей юрисдикции такого распределения полномочий нет. В роли апелляционной инстанции для постановлений мировых судей там выступает федеральный районный суд, к подведомственности которого относится также рассмотрение гражданских дел в первой инстанции. Рассматривают в первой инстанции дела и все другие федеральные суды общей юрисдикции - гарнизонный военный суд, областной и равный ему по уровню суд в субъекте Российской Федерации, окружной (флотский) военный суд, Верховный Суд РФ в лице его Судебной коллегии по гражданским делам и Военной коллегии.

Соответственно проверку постановлений районных судов первой инстанции в так называемом кассационном порядке осуществляют судебные коллегии по гражданским делам областных и равных им по уровню судов в субъекте Российской Федерации, постановлений военных гарнизонных судов - судебные коллегии окружных (флотских) военных судов. В свою очередь постановления названных судов областного уровня, принятые ими в первой инстанции, обжалуются в кассационном порядке соответственно в Судебную коллегию по гражданским делам или Военную коллегию Верховного Суда РФ. Для проверки же постановлений этих коллегий, когда они действуют в роли суда первой инстанции, в Верховном Суде РФ создана специальная Кассационная коллегия.

Высший Арбитражный Суд РФ, являясь в лице своего Президиума надзорной инстанцией, также уполномочен на рассмотрение в первой инстанции некоторых важнейших категорий дел, возникающих в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности (ч. 2 ст. 34 АПК). Однако в структуре этого суда не имеется апелляционной и кассационной инстанций, соответственно решения Высшего Арбитражного Суда РФ, принятые в первой инстанции, могут быть обжалованы лишь в надзорном порядке.

Таким образом, система судов общей юрисдикции характеризуется множественностью сосредоточенных в одном суде судебных инстанций. Исключение составляют лишь мировой судья и гарнизонный военный суд, а районный суд уже имеет две инстанции, поскольку федеральный суд нижнего звена рассматривает дела в первой инстанции и в то же время является апелляционной инстанцией для постановлений мировых судей. При построении же системы арбитражных судов законодатель исходит из разграничения судопроизводственных функций между инстанциями, их субординации только в процессуальном отношении при организационной самостоятельности каждой из них. Разный подход к построению системы судов в двух конституционно обособленных звеньях судебной власти (ст. 126, 127 Конституции РФ), которые не могут не учитываться процессуальным законодательством, предопределяет существенные различия и в правилах судопроизводства для проверки правильности судебных постановлений в гражданском и арбитражном процессе.

Уже сам по себе различный подход законодателя к определению системы судов, а вследствие этого и порядка пересмотра судебных постановлений в гражданском и арбитражном процессе вызывает вопросы. Если исходить из того, что в основе выбора той или иной нормативной модели судоустройства и судопроизводства, предназначенной для рассмотрения и разрешения однородных дел, должны лежать потребности и интересы общества в эффективной защите прав и свобод посредством правосудия, то более логичным выглядело бы избрание законодателем для цивилистического процесса лишь одной системы, а именно той, которая, на взгляд законодателя, в наибольшей степени отвечает критериям эффективности. Однако суть возникающих в связи с этим проблем отнюдь не ограничивается только формальным моментом. Для судов общей юрисдикции отступление от требования выбора наиболее оптимальной модели судоустройства и судопроизводства, предназначенной для рассмотрения и разрешения гражданских дел, объективно создает серьезные трудности в достижении цели обеспечения правосудием прав и свобод граждан и организаций, система арбитражных судов в этом отношении более рациональна.

Признавая не противоречащими Конституции РФ нормативные положения, не допускающие обжалования в кассационном порядке решений и определений Высшего Арбитражного Суда РФ, принятые им в качестве суда первой инстанции по делам об оспаривании нормативных актов Президента РФ, Правительства РФ и федеральных органов исполнительной власти, Конституционный Суд РФ в Постановлении от 17 января 2008 г. N 1-П дал конституционную оценку инстанционному прохождению дел в арбитражном процессе. При этом он отметил, что многоступенчатая система арбитражных судов, исключающая существование в судах одного уровня двух ординарных инстанций, одна из которых была бы наделена полномочиями по проверке в обычном (апелляционном или кассационном) порядке правосудности судебных актов, принятых другой инстанцией, позволяет создавать условия, необходимые для эффективного, справедливого правосудия, осуществляемого независимым и беспристрастным судом, в целях реализации гражданами и их объединениями конституционного права на судебную защиту*(546).

Данный вывод подтверждается практикой Европейского суда по правам человека, который многократно по конкретным делам признавал нарушение российской системой пересмотра судебных постановлений в порядке надзора права на справедливое судебное разбирательство в его сочетании с принципом правовой определенности (п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод). Причем в роли виновника нарушения данного права Российской Федерацией неизменно выступали именно суды общей юрисдикции, что и вызвало особую обеспокоенность Комитета министров Совета Европы, реализованную в Резолюции от 8 февраля 2006 г. Res DH (2006).

При этом следует учитывать, что значение данной Резолюции не ограничивается проблемами судебного надзора, поскольку Комитет министров Совета Европы по существу дает в ней оценку всей системе пересмотра судебных постановлений в российском гражданском процессе. В частности, "особое беспокойство" выражается по поводу того факта, что часто один и тот же суд общей юрисдикции действует последовательно по одному и тому же делу в качестве кассационной и надзорной инстанции. Отсюда делается вывод о низкой эффективности суда второй инстанции, в первую очередь предназначенного для исправления судебных ошибок, что превращает пересмотр в порядке надзора в обычную процедуру, в то время как он должен быть исключительным средством.

В приведенном фрагменте очень верно подмечен основной изъян системы судов общей юрисдикции, при построении которой делается акцент на количестве инстанций по пересмотру судебных актов в ущерб качеству осуществления правосудия. На первый взгляд многочисленность инстанций, в которые можно обратиться с жалобой, повышает гарантии исправления судебной ошибки. В действительности это лишь иллюзия, поскольку из-за совмещения различных функций, дублирования одинаковых процедур в судебных звеньях, через которые может неоднократно проходить жалоба вне зависимости от ее значимости, ни одна из таких инстанций не работает в нормальном режиме.

Недостатки в организации системы пересмотра судебных постановлений по гражданским делам, подведомственным судам общей юрисдикции, отмечены и в Постановлении Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2007 г. N 2-П по делу о проверке конституционности отдельных положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде надзорной инстанции. В данном случае Конституционный Суд РФ воздержался от признания оспоренных норм противоречащими Конституции РФ лишь потому, что это создало бы такой пробел в правовом регулировании, который не может быть устранен непосредственным применением Конституции РФ и требует внесения системных изменений в действующее законодательство о судоустройстве и о гражданском судопроизводстве*(547).

Недостатки системы пересмотра судебных постановлений в гражданском процессе способствуют также нарушению права на справедливое судебное разбирательство из-за несоблюдения разумного срока судопроизводства, исчисляемого в соответствии с практикой Европейского суда по правам человека с момента возбуждения гражданского дела до исполнения судебного решения. Основное же количество постановлений названного Суда против Российской Федерации как раз вызвано нарушением судами общей юрисдикции разумных сроков судопроизводства и неисполнением их решений. Особенно наглядно взаимозависимость недостатков судебной системы и несоблюдения разумных сроков проявляется именно в надзорном производстве, осуществляемом по правилам гражданского процесса.

В Резолюции Комитета министров Совета Европы от 8 февраля 2006 г., как и в Постановлении Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2007 г. N 2-П, не оспаривается право Российской Федерации иметь такой вид пересмотра вступивших в законную силу судебных актов, как надзор. Однако предлагается снизить активность использования его процедуры в гражданском судопроизводстве, в частности путем уменьшения сроков подачи надзорных жалоб, ограничения их количества по одному и тому же делу. Частично эти рекомендации реализованы после введения в действие Федерального закона от 4 декабря 2007 г. N 330-ФЗ, но кардинально эта проблема может быть решена лишь внесением системных изменений в действующее законодательство о судоустройстве и о гражданском судопроизводстве, на что и было указано в Постановлении Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2007 г. N 2-П.

В настоящее время в Российской академии правосудия по заказу Верховного Суда РФ подготовлен законопроект о внесении изменений и дополнений в ГПК РФ*(548). Согласно проекту предлагается ввести единый порядок апелляционного обжалования решений по гражданским делам, возложив полномочия суда второй инстанции на областные и равные ему по уровню суды в субъектах Российской Федерации. Для пересмотра судебных постановлений, принятых в апелляционном порядке, в проекте предусмотрена кассация с возложением полномочий кассационного суда на Верховный Суд РФ. В качестве же единственного суда надзорной инстанции, как и в арбитражном процессе, предлагается оставить Президиум Верховного Суда РФ.

Предлагаемый вариант реформирования системы пересмотра судебных актов в гражданском процессе является шагом в правильном направлении, однако в нем по-прежнему сохраняется множественность инстанций в одном суде, что не способствует эффективной защите прав. Так, суд областного звена будет по проекту не только апелляционной инстанцией, но и рассматривать дела в первой инстанции, а также выступать в роли суда кассационной инстанции для решений районных судов по делам, возникающим из публичных правоотношений. За Верховным Судом РФ по проекту остаются рассмотрение дел в первой инстанции, кассация и надзор. Причем одним термином кассация предлагается именовать пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений (после апелляционной проверки) и не вступивших в законную силу судебных постановлений (по делам, возникающим из публичных правоотношений, не подлежащих обжалованию в апелляционном порядке).

Основное социальное предназначение апелляционного, кассационного и надзорного производств по ГПК и АПК одно и то же. Оно состоит в обеспечении защиты прав и законных интересов субъектов спорных отношений посредством пересмотра дела второй судебной инстанцией и исправления возможной ошибки в постановлении суда первой инстанции до вступления его в законную силу. Казалось бы, общность целевой направленности процессуальной деятельности по пересмотру судебных постановлений при отсутствии существенных отличий в юридической природе дел, отнесенных к компетенции общих и арбитражных судов, дает основание для законодательного закрепления более или менее унифицированных правил проверочных производств. Однако различия в правовом регулировании процедуры пересмотра судебных постановлений в гражданском и арбитражном процессе значительны, что является неправильным. Как уже отмечалось, система арбитражных судов, предусматривающая построение организационно независимых друг от друга судебных инстанций с распределением между ними полномочий по рассмотрению дел по существу и проверке правильности судебных актов в обычной (ординарной) процедуре, позволяет избежать многих недостатков, присущих системе судов общей юрисдикции.

Таким образом, основные проблемы системы пересмотра судебных постановлений в гражданском процессе проистекают от несовершенства системы судов общей юрисдикции. В связи с этим необходимо ее реформировать, взяв за основу построение судебных инстанций в арбитражном процессе, тем более что на обязанность законодателя по изменению в гражданском процессе системы пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений, как отмечалось, прямо указывается в Постановлении Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2007 г. N 2-П.

Четкое распределение полномочий между судебными инстанциями создаст предпосылки для существенного повышения качества осуществления защиты прав и свобод в суде первой инстанции, будет способствовать своевременному устранению судебных ошибок в обычной процедуре апелляционного и кассационного производства. Это, наконец, избавит Российскую Федерацию от угрозы нести значительные моральные и материальные издержки едва ли не в каждом случае обращения в Европейский суд по правам человека с жалобой на нарушение прав процедурой надзорного производства, осуществляемого по правилам гражданского процесса.

 

Заключение

 

Подводя итог исследованию проблем правосудия по гражданским делам, которые автор находит актуальными, сформулируем краткие выводы по его основным разделам. В сопоставлении с последовательным порядком осуществления гражданского судопроизводства, установленным нормами цивилистических процессуальных кодексов, их тематика относится в основном к самым общим положениям соответствующих отраслей процессуального права. Однако все они имеют непосредственное отношение к повседневной практике судов общей и арбитражной юрисдикции. Именно на эти суды Конституцией РФ и федеральным законом возложена обязанность по обеспечению эффективной защиты прав и законных интересов участников гражданского оборота, от чего во многом зависят не только состояние законности и правопорядка в соответствующей сфере общественных отношений, но и результаты экономического развития страны. Однако при самом добросовестном отношении судьи к своим обязанностям обеспечить необходимый уровень судебной защиты прав по каждому конкретному гражданскому делу не так просто, в том числе из-за ненадлежащего качества законодательного регулирования некоторых процессуальных отношений, не всегда оптимального устройства судебной системы. Обычно соответствующие недостатки относятся к частным судопроизводственным и судоустройственным вопросам, однако попытка их оптимального решения, как правило, упирается в не всегда ясное и верное понимание общих проблем судопроизводства и целевой направленности правосудия по гражданским делам, недостаточное теоретическое исследование которых не позволяет адекватно реагировать на многие трудности судебной практики.

Вопросам совершенствования современного гражданского судопроизводства посвящено значительное количество работ, ежегодно публикуемых в различных юридических изданиях. Обычно в них содержатся разумные рекомендации по многим актуальным проблемам судебной практики, формулируются довольно убедительные предложения по изменению и дополнению процессуального законодательства. Однако далеко не каждый автор задумывается о том, как его рекомендации и предложения соотносятся с общими закономерностями процессуального права и правосудия, с задачами и целями судопроизводства, определяющими предназначение института судебной власти в современной России.

Пренебрежение к положениям общего характера, определяющим саму суть правосудия, нередко проявляется в, казалось бы, самых безобидных ответах на некоторые актуальные вопросы правосудия. Например, по-прежнему в литературе можно встретить утверждение, что основная цель судебного процесса - достижение истины. Но если это так, то почему же тогда нельзя рассматривать как приемлемые предложения о замене состязательного судопроизводства следственным (розыскным, инквизиционным) судопроизводством, об отмене свидетельских иммунитетов, об отказе гарантировать право не свидетельствовать против себя, о введении допроса с пристрастием? Ведь подобные изменения в законодательстве стали бы содействовать познанию обстоятельств дела в соответствии с тем, какими они были в действительности. Разве не для достижения истины представители современных демократий в Гуантанамо и Ираке применяли к лицам, подозреваемым в террористической деятельности, специфические методы выяснения их роли в известных событиях, но возможно ли подобные способы познания фактических обстоятельств совместить с подлинными целями правосудия в любой демократической стране?

Разумеется, ни один сторонник истины как цели судебного процесса с подобными предложениями не выступит, поскольку они вступят в очевидное противоречие с закрепленными в Конституции РФ принципами правосудия и гарантированными ею правами и свободами человека и гражданина. Наверняка будет принято во внимание и то, что согласно основам конституционного строя России именно человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства. Почему же тогда гуманистическая логика Основного закона страны не всегда воспринимается при уяснении целевой направленности российского правосудия, тем более что ст. 18 Конституции РФ прямо называет его основной целью именно обеспечение прав и свобод человека и гражданина?

Не умаляет такое понимание целевой направленности судебного процесса и роль истины в судопроизводстве, поскольку для достижения цели защиты прав и свобод, а также факультативных целей правосудия, каковыми являются укрепление законности и правопорядка, предупреждение правонарушений, формирование уважительного отношения к закону и суду, необходимо правильно и своевременно рассмотреть и разрешить каждое судебное дело. А это, в свою очередь, предполагает установление законными способами действительных обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон в спорных отношениях, которым суд должен дать правильную юридическую оценку. Без учета данной иерархии целевых установок судопроизводства, которая относится к общим закономерностям осуществления правосудия, невозможно правильно определить значение судебной истины и роль суда в современном российском правосудии.

С основной конституционной целью российского правосудия должны согласовываться и любые предложения по изменению и дополнению гражданского и арбитражного процессуального законодательства, которое в современный период отличается редкой нестабильностью. Изменения в гражданской и арбитражной процессуальной форме иногда действительно необходимы, но они допустимы лишь при условии обеспечения более эффективной судебной защиты прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.




Читайте также:
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...
Как вы ведете себя при стрессе?: Вы можете самостоятельно управлять стрессом! Каждый из нас имеет право и возможность уменьшить его воздействие на нас...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (1479)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.023 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7