Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Тема свободы в лирике Пушкина




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Автор:

Неизвестен

Загрузок:

 

Уже в стихах 1817-1819 свобода становится то высшим общественным благом - предметом "похвального слова" ("Хочу воспеть Свободу миру"), то целью, к которой устремлен поэт вместе с друзьями-единомышленниками ("звезда пленительного счастья"), то шагом от заблуждений и суетной жизни к "блаженству" истины и мудрости ("Я здесь, от суетных оков освобожденный, / Учуся в Истине блаженство находить"), то смыслом поэтической "жертвы" ("Свободу лишь учася славить, / Стихами жертвуя лишь ей") и обозначением душевного состояния поэта ("тайная свобода").

Именно свобода стала главным критерием оценки жизни, отношений между людьми, общества и истории.

Петербургский период. Свобода - абсолютная, общечеловеческая ценность, она вне времени и пространства, это высшее благо и спутница Вечности. В ней Пушкин нашел масштаб для оценки общества и перспективу преодоления его несовершенств.

Аллегории свободы противопоставлены аллегорическим образам "Тиранов мира", "Неправедной власти", "увенчанного злодея"... "Вольность" - весь мир, а не только Россия лишен свободы, а поэтому нигде нет радости, счастья, красоты и блага. Но это также взгляд просвещенных дворян.



Прославляя Закон как прочную основу Свободы, поэт с негодованием пишет о тиранах. В ни хон видит источник несвободы... ...с апелляцией к разуму монарха...

Поэт - противник насилия, свобода не может быть достигнута в рез-те революции (акт возмездия тиранам).

В "Деревне" свобода не абстрактная идея всеобщего блага, а конкретно - свобода русского крестьянства..

В "К Чаадаеву" на первый пан выходит внутренняя свобода, без которой не мыслится свобода общественная. Свобода связана с жизнью сердца, с представлениями о чести и долге.

Романтическая лирика 1820-1824. Тема свободы - центральная. Кинжал - "тайный страж свободы" ("Кинжал"), "Наполеон", "К морю" - пронизывает мотив свободы. "К Дельвигу" - "одна свобода мой кумир". Свобода для Пушкина в годы изгнанничества - один из политических символов, готовился к дороге "в дыму, в крови, сквозь тучи стрел", ведущей к торжеству свободы.

В 1823 - разочарование, пессимистические настроения из-за: 1) поражение европейских революций; 2)в заговорщиках, которые не решались посвятить...3) сомнения в возможности скорой революции. "Свободы сеятель пустынный..." - кризис веры в возможность скорого достижения общественной свободы (люди оказались не готовы к восприятию "живительного семени" свободы.)

Ведущим стал мотив личной свободы. "Узник" - на воле есть все, что ассоциируется с личной свободой - тучи, гора, "морские края", ветер. Узник - это поэт-изгнанник, уставший от неволи, но не сломленный, не сдавшийся. "К морю" - море, как и океан, стихия, буря, гроза, шторм, всегда ассоциировались со свободой. Пушкин уподобляет море живому существу, одержимому мятежными порывами духа. Море - еще и символ человеческой жизни, которую может "вынести" куда угодно, к любой "земле". Но теперь его понимание свободы стало другим - т.к. свобода - благо, неугодное тиранам, он жаждет свободы стихийной, ее идеал всегда живет в сердце человека.

"Во глубине..." - послание написано языком политических аллегорий, близких и понятных декабристам.

Конец 20-х - 30-е. Свобода - личная независимость, "достоинства личного". Любое нарушение прав личности, какими обстоятельствами оно бы ни было вызвано, расценивалось поэтом как подавление личности человека, стремление унизить его, низвести до положения раба.

Свобода для Пушкина - это свобода иметь собственное мнение об обществе, об историческом прошлом своего народа, возможность критически оценивать "громкие права, от коих не одна кружится голова". К личной неприкосновенности относятся и семья, дом творческий путь.

Итог. "Я памятник...". Отмежевавшись от всего, что способно только унизить человека, Пушкин пришел к новому пониманию свободной жизни. В ней спутниками человека, ничем не ограниченного в своих передвижениях по земле, будут природа, красота которой создана творческим гением Бога, и произведениями искусства, созданные художниками - людьми, вдохновленными Богом.

 

Понятие свободы нельзя определить однозначно. Это и социальная, и политическая, и философская, и морально-этическая категория. В мировоззрении и творчестве Александра Сергеевича Пушкина тема "вольности святой" занимает центральное место, ибо для него смысл, вкладываемый в понятие свободы, становится своеобразной "точкой отсчета": началом нового этапа осмысления мира.

В Царскосельском Лицее воспитанникам внушались высокие жизненные принципы, проповедовалось естественное право каждого человека на свободу. Колоссальное влияние на Пушкина-лицеиста оказали идеи французского Просвещения, общение с П. Я. Чаадаевым, с будущими декабристами - членами кружка "Священная артель" и офицерами И. Бурцевым, А. Муравьевым; с Александром Ивановичем Тургеневым. На сходках "Священной артели" звучали пламенные речи, осуждалось самодержавие, крепостное право, царил дух русофильства. Под влиянием этих идей еще в 1815 году было написано стихотворение "Лицинию". Таким же высоким гражданским пафосом проникнуто одно из "программных" стихотворений первого послелицейского периода - ода "Вольность". В ней нет пока каких-то самостоятельных авторских идей, она лишь определяет принадлежность Пушкина к лагерю вольнодумцев.

Каковы же убеждения юного поэта? В первых двух строфах "Вольности" звучит отказ от "изнеженной лиры" и единственной целью поэзии объявляется стремление

... воспеть Свободу миру,

На тронах поразить порок.

Лирический герой провозглашает начало нового пути: революционного. В 3-ей и 4-ой строфах поэт воссоздает страшную, мучительную картину царящего в России беззакония: "Везде неправедная власть..." И здесь - кульминация оды:

Владыки! вам венец и трон

Дает Закон - а не природа;

Стоите выше вы народа,

Но вечный выше вас Закон.

Эти строки - суть взглядов просветителей, сформулированных в "Общественном договоре" Ж.-Ж. Руссо. Пушкину в этот период очень близка их идея о необходимости некоего договора между народом и властью: гармоничным представляется ему государство, где "владыка" правит народом, сам беспрекословно подчиняясь мудрому, справедливому Закону. Беззаконие ведет к безнравственности, к трагедиям:

...в лентах и звездах,

Вином и злобой упоенны

Идут убийцы потаенны,

На лицах дерзость, в сердце страх.

...Падут бесславные удары...

Погиб увенчанный злодей.

Картина гибели Павла I заставляет содрогнуться: тиран, поправший Закон, сам провоцирует убийство. Ноне менее отвратительны автору убийцы - удары их "бесславны". Обратите внимание на значительное противоречие между 8-ой и 11-12-ой строфами. В 8-ой строфе автор просто кровожаден:

Самовластительный Злодей!

Тебя, твой трон я ненавижу,

Твою погибель, смерть детей

С жестокой радостию вижу.

Как эта жестокость сочетается с только что цитированными строками о безнравственности убийства? Здесь проявляется как раз своеобразная "нестыковка" идей, под влиянием которых находился молодой Пушкин, с его собственными нравственными убеждениями. Неслучайно в 1824 году сам поэт скажет о "Вольности" - "детская ода". Гуманистический идеал гармоничного общества, живущего под властью Закона, проповедуется Пушкиным и в "Деревне". Построенное на антитезе, стихотворение противопоставляет высшую гармонию, царящую в природе, дикости социальных взаимоотношений. Но в отличие от "Вольности", в "Деревне" уже звучат вечные мотивы пушкинской лирики: природы, воли, дома, духовного раскрепощения человека... В 1818 году написано еще одно стихотворение, которое необходимо рассматривать в рамках данной темы: послание "К Чаадаеву".

Жанр послания - один из ведущих жанров романтической лирики, и стихотворение "К Чаадаеву" продолжает "романтическое направление" темы свободы в творчестве Пушкина. Первые строки послания написаны в традиционно романтическом ключе: разочарованный жизнью юноша обращается к другу - также изверившемуся. Но кто такой Чаадаев, адресат послания? Это один из интереснейших людей эпохи. Участник войны 1812 года и заграничного похода русских войск, он в 1821 неожиданно прервал блестящую военную карьеру, дал согласие вступить в "Союз благоденствия". В 1830 году этот парадоксально мысливший русский философ издает трактат "Философические письма" - и в наказание высочайшим указом будет объявлен сумасшедшим. Пока же, в 1818 году, он проявил себя как человек загадочный: аристократ, глубоко ненавидящий рабство во всех его проявлениях - от крепостного права до плена светских условностей. Итак, с чем поэт обращается к другу-философу? Их объединяет главное:

...в нас горит еще желанье,

Под гнетом власти роковой

Нетерпеливою душой

Отчизны внемлем призыванье.

Обратим внимание на глубокую интимность чувства: ожидание освобождения страны сравнивается с таким личностным переживанием, как ожидание встречи с любимой:

Мы ждем с томленьем упованья

Минуты вольности святой,

Как ждет любовник молодой

Минуты верного свиданья.

Свобода перестает быть отвлеченным понятием, она осязаема, конкретна! Свобода нужна не "вообще", свобода России нужна лично им, этим двум людям: Пушкину и Чаадаеву. Разве эта интимность не страшнее для трона всех обличений оды "Вольность"?! И хотя официальным поводом для южной ссылки послужила упомянутая ода, истинной причиной была не она: единственное, что не позволяло ее опубликовать - строфы об убийстве Павла I. "Пушкин наводнил Россию возмутительными стихами. Его надо сослать в Сибирь!" - негодовал император. Александра I в "Вольности" болезненно задел намек на то, что он возглавил заговор против отца. И все же больше возмущала не ода, а стихи типа "Сказок" и послания "К Чаадаеву". Формально то, что мы называем южной ссылкой, значилось служебным перемещением. Но по сути это была именно ссылка: Пушкина удаляли из столицы, отправляли под надзор. Он уехал из Петербурга в мае 1820 года - чтобы вернуться в 1826. На 5 лет он оказался исключен не только из светской жизни столицы, но и во многом из жизни литературных кружков и сообществ. Служебными обязанностями чиновник Пушкин перегружен не был, в этом была относительная свобода. Но поэт Пушкин ощущал себя изгнанником, узником - и это не могло не сказаться в его творчестве.

1820-1822 годы в творчестве Пушкина - расцвет романтизма. В художественной же системе романтизма ключевое место занимает свободная личность героя, свобода для романтика - высшее благо. Чтобы лучше понять идейно-образное содержание романтического метода, обратимся к одному из известнейших стихотворений Пушкина той поры - к "Узнику". Это своеобразная формула романтического мировосприятия. Стихотворение открывается образами "темницы" и томящегося в ней "узника". Нам никогда не придет в голову задать вопрос: за какое преступление и на какой срок осужден герой? Как происходил суд? Где расположена тюрьма? И это абсолютно нормально, потому что по законам романтизма подобные вопросы и не могут возникать. Ведущая мысль романтизма - выражение страданий души от несоответствия действительности идеалам: мир не таков, каким должен быть. И остро ощущающий это несоответствие романтический герой чувствует себя чужим в сером обыденном мире. Он одинок, он загнан в клетку. Отсюда центральные мотивы романтизма - жажды свободы, бегства из тюрьмы в некий иной, недостижимый и манящий мир. Люди кажутся безликой массой, герой ищет свой мир вне толпы: там, где небо, море - стихия. Отчего именно орел - "грустный товарищ" узника? Образ орла - типичный романтический символ. Прежде всего, это птица гордая (не дается в руки, не приручается!), одинокая (орлы никогда не собираются в стаи). В нем - мощь свободного полета, тяга в поднебесье... Обратим внимание: стремление к свободе у орла - врожденное, несмотря на то, что он вскормлен в неволе. То есть, это стремление - определяющее качество; утратив его, орел перестает быть орлом, перестает быть романтическим символом. Куда зовет орел узника? В очарованную даль, в тот мир, который всегда живет в воображении, в душе романтического героя, противостоя миру реальному:

Туда, где за тучей белеет гора.

Туда, где синеют морские края,

Туда, где гуляем лишь ветер... да я!..

Мир свободной стихии - мир без людей. Во всем творчестве Пушкина 1830-22 годов особенно силен мотив устремленности к миру абстрактной свободы, вне реалий быта, вне всех условностей.

1823 год стал кризисным для поэта. В этом году начался мучительный период переоценки ценностей: изменился мир вокруг него; меняется, взрослея, и сам Пушкин. Свойственное юности романтическое мироощущение сменяется более трезвым, реалистическим взглядом на мир. И мир этот оказывается страшен. Одно из наиболее характерных для этого периода произведений - стихотворение "Свободы сеятель пустынный…". Оно поражает безысходностью, отчаянием лирического героя: мир романтических грез растаял, а реальный мир лишен духовных начал. Теперь герой оказывается осужденным на страдания, ибо в этом мире он не нужен, ему нет места - и бежать некуда.Стихотворению предпослан эпиграф из Библии: Господь посылает пророка на землю, к людям, сеять семена добра, истины. Лирический монолог стихотворения становится как бы ответом пророка пославшему его: "...потерял я только время // Благие мысли и труды..." Главным своим назначением поэт считал дело освобождения: он - "сеятель свободы". Но все безнадежно, люди не приемлют его даров, свобода им не нужна. Какой издевкой звучат слова поэта:

Паситесь, мирные народы!

Эпитет "мирные" приобретает презрительную окраску: мирные - так как не способны восстать против собственного рабства. Это спокойствие бездуховности, спокойствие стада. А можно ли служить стадам? Нет, ибо: "К чему стадам дары свободы?" К 1824 году приходит философское осмысление понятия свободы. В стихотворении "Зачем ты послан был и кто тебя послал?" Пушкин размышляет о законах миропорядка, о людях, претендующих на роль "руководителей" человечества:

Явился Муж судеб, рабы затихли вновь,

Мечи да цепи зазвучали.

Поводом к размышлениям поэта стала фигура Наполеона - завоевателя, "владыки полумира". Но если романтическое восприятие делало его героем, то теперь он представляется в ином свете. Он, "Муж судеб", несет зло, ибо идея завоевания таит в себе идею дозволенности рабства. А само рабство страшно безнравственностью, тем, что и раб, и хозяин духовно ущербны, утрачивают моральные ориентиры. Логический итог рабства - полная девальвация всех нравственных ценностей, обесчеловечивание мира:

Добро и зло - все стало тенью...

Стихотворение того же года "К Морю" завершает романтический период пушкинского творчества. Оно стоит как бы "на стыке" двух периодов, потому в нем присутствуют и некоторые романтические темы и образы, и черты реализма. Это прощание - во всех смыслах. И с реальным Черным морем, с которым расстается (в 1824 году Пушкина высылают из Одессы в Михайловское, под надзор родного отца), и с морем как романтическим символом абсолютной свободы, и с самим романтизмом, и с собственной юностью. Это стихотворение интересно сопоставить с "Узником". В обоих важнейший мотив - мотив бегства, стремления к свободе. Как он звучал в "Узнике? "Куда бежать?" - так вопрос не стоял. "Туда!" - в возвышенный романтический мир. Теперь же нет и не может быть прежней однозначности ответа:

Мир опустел... Теперь куда же

Меня б ты вынес, океан?

Ибо бежать некуда, нет иного мира там, "где за тучей белеет гора". Но и безысходности уже нет в этом стихотворении, ибо пришло понимание, что свобода не вне человека, она в душе каждого. И с этого момента понятие свободы окончательно утрачивает политическое содержание, свобода становится этической и философской категорией. События 14 декабря 1825 года стали для Пушкина, как и для большинства мыслящих людей его поколения, тем рубежом, который разделил историю России на "до" и "после", трагически завершил период либеральных надежд, ознаменовавших все царствование Александра I. В стихотворении 1827 года "Арион" Пушкин подводит итог духовным исканиям декабристов, всей их деятельности, оценивает их дело - и свое в нем место, свою роль. В аллегорической форме воссоздает он события недавнего прошлого:

Нас было много на челне;

Иные парус напрягали,

Другие дружно упирали

Вглубь мошны весла, В тишине

На руль склонясь, наш кормщик умный

В молчаньи правил грузный челн;

А я - беспечной веры полн -

Пловцам я пел...

Каждый занят своим, важным делом, и задача певца - петь пловцам, нести Слово о них - Вечности. Именно поэтому закономерным кажется таинственное спасение певца: спасен тот, кому дано Слово. Дело этих людей живо, пока певец не изменил себе:

Я гимны прежние пою…

Существует и иное прочтение этого стихотворения. Петербургский литературовед и методист В.Г. Маранцман пишет следующее: "Читая стихотворение <…>, мы замечаем, что поэт существенно изменил миф, изложенный древнегреческим историком Геродотом <…>. Пушкин приближает ситуацию стихотворения к русской жизни, к историческому потрясению 14 декабря 1825 года <…>. Пловцы в стихотворении даны в трудном сопротивлении стихии, в напряжении преодоления. Певец, "беспечной веры полн", свободен, открыт, доверчив, и "вихорь шумный" его не губит <…>. "Гимны прежние пою" - это и верность пловцам-декабристам, и верность себе, своей вере в справедливость мира. Именно благодаря любви к миру, доверию к природе поэт оказывается лицом неприкосновенным…"

Утверждение верности прежним идеалам и друзьям, во имя этих идеалов пожертвовавшим собой, звучит и в послании "Во глубине сибирских руд..." Философское понимание свободы не уводит Пушкина от "прежних гимнов", от былых идеалов. Оно лишь помогает более глубоко осознать жизнь. Пришло понимание, что свободу никому нельзя принести в дар, как мечталось в юности, что свобода начинается с постоянной духовной работы; и ни о какой политической свободе нельзя говорить, пока не обретено духовное освобождение.

Глубочайшее философское осмысление свободы дано в стихотворении 1828 года "Анчар". В первой же строфе возникает образ "часового". Часовой стоит на границе, охраняет один мир от вторжения другого. И пустыня обретает черты особого мира, мира Анчара. Это мир абстрактного зла, ибо яд Анчара изливается вовне не из мести, а от переизбытка: "Яд каплет сквозь его кору"... Сравните со следующей строфой:

К нему и птица не летит,

И тигр нейдет...

Тигр - воплощение жестокости; но это жестокость оправданная, понятная: он разрывает жертву и поедает ее, но он убивает оттого что голоден. Зло Анчара - именно абстрактное зло, страшное самой своей беспричинностью. По сути, привычному человеческому миру противостоит антимир. Стихотворение построено на антитезе: первая его часть о самом "древе яда" отчетливо противопоставлена второй, сюжетной, которая начинается именно с подчеркнутого противопоставления:

Но человека человек...

Посмотрите, в этой строчке намеренно убраны сословные перегородки: ведь перед лицом "антимира" и господин, и слуга прежде всего - люди, которые должны бы вместе противостоять злу, идущему извне. И сила зла, сила Анчара именно в том, что перед ним не люди, а хозяева и рабы. Одного лишь "властного взгляда" достаточно рабу, чтобы пойти на смерть и за смертью. Мы привыкли сочувствовать рабам и проклинать угнетателей. Есть ли сочувствие к рабу у Пушкина? Нет, "бедный раб", покорный взгляду царя и умирающий "у ног Непобедимого владыки" вызывает скорее презрение. Он так же отвратителен поэту, как и его господин, ибо смирение раба есть клеймо его духовного рабства; как и чувство вседозволенности, руководящее "владыкой". Ибо духовная свобода не имеет ничего общего ни со вседозволенностью, ни с безволием. Так, через духовное рабство, входит в мир людей яд Анчара:

А князь тем ядом напитал

Свои послушливые стрелы

И с ними гибель разослал

К соседям в чуждые пределы.

И свобода в понимании Пушкина обретает абсолютную самоценность, превышающую по значимости все сущее в мире: На свете счастья нет, но есть покой и воля.

Так в стихотворении 1834 года "Пора, мой друг, пора!" откажется поэт от призрака счастья во имя высших ценностей человеческого бытия - покоя и воли. В стихотворении "Я памятник себе воздвиг нерукотворный" Пушкин скажет об одном из важнейших итогов жизни:

...в мой жестокий век восславил я Свободу

И милость к падшим призывал.

Свобода противопоставляется не рабскому, а именно "жестокому" веку. Истинная свобода не приемлет жестокости, ибо жестокость - проявление духовной закрепощенности, ущербности. Свободный человек добр. Именно поэтому следующая строка - о "милости к падшим", о милосердии, которого лишен "жестокий век".

Список литературы

Монахова О.П., Малхазова М.В. Русская литература XIX века. Ч.1. - М.-
Запостил: Аноним

 


(c) - http://u4enik.com/litra/item/tema-svobody-v-lirike-a_s_-pushkina.html#t20c

Свобода – одна из наивысших человеческих ценностей, и тем она дороже для человека, чем сильнее он чувствует ее недостаток. Для поэта, человека, который воспринимает все, что его окружает, острее других, свобода во всех ее проявлениях является одним из основных источников вдохновения.

Пушкин прошел несколько этапов в осознании своего идеала свободы, о чем свидетельствует его творчество. Смена этих этапов в целом совпадает с поворотными моментами в его личной судьбе, первый из которых – время учебы в Царскосельском лицее.

Это действительно поворотный момент, потому что в Лицее Пушкин впервые проявил свой талант. Молодость – время веселья, радости, а потому не удивительно, что в лицейский период в творчестве Пушкина появляются эпикурейские мотивы, связанные со стремлением к веселью, радости, наслаждению жизнью. Так возникает понимание свободы в духе эпикурейской проповеди свободы проявления человеческих чувств:

Наслаждайся, наслаждайся;

Чаще кубок наливай;

Страстью пылкой утомляйся

И за чашей отдыхай!

С другой стороны, в это время огромное влияние на Пушкина оказывали просветительские идеи его преподавателей, а потому не удивительно, что в его ранней лирике появляются стихотворения, в которых свобода понимается как общественно-политическая категория. Так в стихотворении 1815 года «Лицинию» в качестве идеала свободы выступает Римская республика: «Я сердцем римлянин; кипит в груди свобода». Рабство Пушкин представляет как всеразрушающее явление, способное уничтожить даже великий Рим: «Предвижу грозного величия конец». Разоблачая человеческие пороки, в конечном счете, ведущие к рабству, поэт предостерегает от повторения прежних ошибок. Свой суровый приговор он произносит в финале стихотворения: «Свободой Рим возрос, а рабством погублен».

Подобные идеи разделяли те пушкинские современники, которые потом вошли в декабристские общества. Показательно, что среди них были и ближайшие друзья поэта, его товарищи по Лицею – Иван Пущин, Вильгельм Кюхельбекер и другие. Можно сказать, что молодое поколение мечтало о свободе, делало все возможное, чтобы приблизить ее, сделать реальной для России. Вот почему с таким воодушевлением молодежь принимала стихи Пушкина, которые в столь яркой и удивительно точной поэтической форме отражали настроения молодого поколения.

Выйдя из Лицея, в Петербурге Пушкин продолжает развивать тему гражданской свободы. Тесное общение с представителями тайных обществ окончательно формирует пушкинский идеал свободы в этот период его творчества. В 1817 году он пишет оду «Вольность», где напрямую обращается к «Владыкам». Поэт восхваляет закон как надежную гарантию справедливых взаимоотношений между народом и правительством. Закон должен, по мнению Пушкина, побороть «неправедную власть» и «преступную секиру». Поэт обращается к истории, рассказывая о гибели Людовика и Павла как пример того, что происходит, если законы попираются – не важно, какие мотивы при этом движут людьми, результат всегда будет ужасен. Вот почему он призывает государей первыми склониться перед законом, дабы стали «вечной стражей трона / Народа вольность и покой».

В стихотворении «Лицинию» и оде «Вольность» Пушкин говорит о свободе и деспотизме вообще. Но в дальнейшем он концентрирует свое внимание на ситуации в России, то есть его идеал свободы приобретает патриотический характер. Например, создание стихотворения «Сказки. Ноэль» 1818 года связано с разочарованием в политике Александра 1. В основе стихотворения лежит речь Александра на польском сейме и его обещание дать народу конституцию, которое он впоследствии так и не выполнил. Стихотворение написано в сатирическом жанре, а сама фигура Александра обрисована с едкой иронией.

Примечательно, что именно в это время у Пушкина появляются стихотворения, в которых он высказывает крайне радикальные идеи, что вообще было для него не очень характерно. Так в стихотворении того же года «К Чаадаеву» присутствует мысль о возможности насильственного свержения царской власти. В последних строчках стихотворения речь идет об «обломках самовластья», и более того, в качестве непосредственных участников слома государственной системы выступает сам поэт и его друзья:

Товарищ, верь: взойдет она,

Звезда пленительного счастья,

Россия вспрянет ото сна,

И на обломках самовластья

Напишут наши имена!

В то же время стихотворение «К Чаадаеву» очень интересно и по форме выражения его идеи. Гражданские мотивы соединяются в нем с самыми личными чувствами человека. Здесь прослеживаются тенденции к соединению понятия свободы как политической и романтической категорий:

Мы ждем с томленьем упованья

Минуты вольности святой,

Как ждет любовник молодой

Минуты верного свиданья.

Вот почему стало возможным стихотворение, обращенное к другу, реальному человеку – Петру Яковлевичу Чаадаеву, – сделать призывом ко всем молодым людям, разделяющим идеи свободомыслия.

В основе этих идей лежала мысль о необходимости провести в России скорейшие преобразования и прежде всего избавить страну от позора крепостного рабства. Этой теме также посвящает свои стихи Пушкин. Наиболее известное из них – стихотворение «Деревня» 1819 года. Оно очень интересно по своей композиции. Оно резко делится на две части: в первой представлен элегический деревенский пейзаж, на фоне которого «друг человечества» предается поэтическому вдохновению. Вторая часть написана как политический памфлет, в котором точными и яркими красками рисуются ужасные приметы крепостного права: «рабство тощее», «барство дикое», которое присваивает себе «насильственной лозой и труд, и собственность, и время земледельца».

Вид столь плачевного состояния народа «омрачает душу» поэта, вызывает гневные строки и стремление привлечь внимание к этой ужасной стороне российской действительности: «О, если б голос мой умел сердца тревожить!» – восклицает поэт. Хотя он понимает, что освободить страну от крепостного права может воля царя, поэт вряд ли верит в Александра, и чувство безысходности выливается в печальные строки:

Увижу ль, о друзья! народ неугнетенный

И рабство, падшее по манию царя,

И над отечеством свободы просвещенной

Взойдет ли наконец прекрасная заря?

Этот заключительный вопрос так и остается безответным, что вызывает пессимистические настроения у поэта, особенно тогда, когда он за свои вольнолюбивые стихи был сослан в ссылку на Юг. Именно здесь в поэзии Пушкина начинают преобладать романтические тенденции, а вместе с ними меняется и представление о свободе.

Именно на юге, в период расцвета романтизма в поэзии Пушкина, свобода становится едва ли не основной темой его творчества. Но теперь на первый план выходит идея свободы отдельной романтической личности, а не гражданская или политическая свобода, необходимая всему обществу. Причиной тому служит разочарование в своих прежних идеалах и главное – неверие в возможность их осуществления.

Уже в стихотворении «Деревня» звучали слова сожаления поэта о том, что он не может разбудить в сердцах людей чувство долга перед своим народом и перед собой. Печальным осознанием истинных причин этого наполнено стихотворение «Свободы сеятель пустынный…» 1823 года. Пушкин признает несвоевременность своих призывов к борьбе за свободу: «Я вышел рано, до звезды». Более того, поэт сомневается в том, что «дары свободы» вообще нужны людям:

К чему стадам дары свободы?

Их должно резать или стричь.

Наследство их из рода в роды

Ярмо с гремушками да бич.

Вольнолюбивые мотивы теперь становятся у Пушкина романтической мечтой о воле, стремлением вырваться из тюрьмы – ведь он сам ощущает себя изгнанником, узником. В стихотворении «Узник» поэт сравнивает себя с «вольной птицей», молодым орлом, который сидит за решеткой и мечтает вырваться на свободу, улететь

Туда, где за тучей белеет гора,

Туда, где синеют морские края,

Туда, где гуляем лишь ветер … да я!..

Так поэт находит романтические символы свободы: то придает ей вид орла, то растворяет ее в «свободной стихии» или среди пейзажей Кавказа. Так или иначе, узник – это он сам.

Но все меняется, и вот уже вслед за Южной ссылкой приходит ссылка в Михайловское, а романтические пейзажи сменяет реалистическое описание красоты природы среднерусской полосы. Не мог не измениться при этом и пушкинский идеал свободы, что находит отражение в его дальнейшем творчестве.

В Михайловском Пушкин перерастает романтизм, а со смертью Байрона в 1824 году решает, что для него романтизм мертв. Венчающим южную ссылку и романтический период творчества является стихотворение «К морю» 1824 года. Прощаясь с югом, морем и романтизмом, автор вспоминает двух романтических гениев – Байрона и Наполеона. Именно поэтому, помимо основной темы стихотворения – свободы в ее романтическом понимании, – важное место здесь занимает тема времени и памяти:

Прощай же море! Не забуду

Твоей торжественной красы

И долго, долго помнить буду

Твой гул в вечерние часы.

Начатое в Одессе и законченное в Михайловском, «К морю» считается этапным стихотворением. В последующие периоды творчества в пушкинском представлении об идеале свободы будут преобладать черты, определяемые осмыслением реальной действительности, жизни, окружающей поэта. Однако, романтизм не мог просто взять и исчезнуть. Завершая в Михайловском работу над поэмой «Цыганы», Пушкин выносит приговор как романтическому герою, так и романтическому идеалу свободы:

Ты для себя лишь хочешь воли.

Оставь нас, гордый человек!

Теперь поэта занимает вопрос о свободе и тирании в реально-историческом плане. С ним связана написанная в 1825 году в Михайловском трагедия «Борис Годунов», с которой берет отсчет русский реализм. В ней Пушкин по-новому рассматривает вопрос о взаимоотношении народа и власти и приходит к выводу, что власть сильна «мнением народным». В то же время народ здесь предстает как пассивная сила, которой еще предстоит осознать свои возможности. И вскоре события в Петербурге 14 декабря 1825 года и то, что за ними последовало, подтвердило сомнения Пушкина в готовности народа к переменам. А это значило, что необходимо по-новому осмыслить и пути достижения свободы.

По возвращении из ссылки Пушкин долго размышлял над уроками декабристского восстания, казнь и изгнание участников которого по иронии судьбы совпали с освобождением самого поэта. Он приходит к выводу, что свобода и насилие несовместимы.

Идеал свободы остается для поэта главной ценностью: «Я гимны прежние пою», – заявляет он в стихотворении «Арион» 1827 года. Оно написано в связи с годовщиной казни декабристов, а за основу взята легенда об Арионе – греческом поэте и музыканте. Однако то, что лишь он был «на берег вынесен грозою», заставляет поэта с философской точки зрения задуматься над понятием «свобода», над способами ее достижения и ценой, которую приходится платить.

Теперь он возлагает все надежды на справедливость и милосердие царя. В 1826 г. Пушкин пишет стихотворение «Стансы», обращенное к Николаю I. Поэт призывает царя во всем быть похожим на «пращура», то есть на Петра I:

Во всем будь пращуру подобен:

Как он, неумолим и тверд,

И памятью, как он, незлобен.

Последние строчки – это просьба за декабристов, просьба о прощении. Годом позже из под пера поэта выходит стихотворение «Во глубине сибирских руд…», которое Пушкин, рискуя навлечь на себя царский гнев, отправляет в Сибирь. Однако тема стихотворения – это не возврат к прежнему идеалу свободы, как может показаться на первый взгляд. На самом деле это тема верности друзьям, тема надежды и милосердия. Образ меча в этом стихотворении – не символ грозного оружия, необходимого в борьбе за свободу, а символ достоинства и чести, которая должна быть возвращена ссыльным декабристам милосердным царем, разделяющим идеалы свободы как необходимого условия процветания государства.

Философская трактовка идеала свободы характерна для позднего творчества Пушкина. В эти годы идеал свободы в пушкинском понимании вливается в систему общечеловеческих ценностей и уже не выступает в его творчестве как чисто политическая категория. Стихотворение «Анчар» 1828 года – одно из ярких тому свидетельств.

В нем Пушкин рисует образ зла как вечную проблему человеческого существования на земле. Анчар – «древо смерти», к которому «и птица не летит, и тигр нейдет». Но человек нарушает извечные законы природы, позволяющие изолировать зло. Тиран посылает своего раба к анчару, потому что он владыка, полностью распоряжающийся не только свободой, но и жизнью покорного ему раба. Но абсолютная, ничем не ограниченная свобода одного оказывается столь же гибельна как и полная покорность и абсолютная зависимость другого. Пушкин выносит приговор обоим, потому что оба они являются виновниками того, что зло распространяется в мире. Раб умирает «у ног непобедимого владыки», но яд анчара, принесенный им, понесет смерть тысячам других людей.

В 30-е годы завершается творческий путь поэта, а вместе с ним и почти двадцатилетний поиск своего идеала свободы. В сонете «Поэту» 1830 года он провозглашает свободу творчества как одну из важнейших составляющих этого идеала, как то, без чего поэт не может существовать и творить:

Дорогою свободной

Иди, куда влечет тебя свободный ум,

Усовершенствуя плоды любимых дум,

Не требуя наград за подвиг благородный.

Они в самом тебе. Ты сам свой высший суд;

Всех строже оценить умеешь ты свой труд.

Ты им доволен ли, взыскательный художник?

Доволен? Так пускай толпа его бранит.

В одном из последних своих стихотворений «(Из Пиндемонти») 1836 года Пушкин отказывается видеть в политической свободе то, что действительно нужно свободной личности: «Недорого ценю я громкие права», – утверждает он, перечисляя понятия, с которыми обычно связываются представления о демократических свободах. Это происходит потому, что, по мнению поэта, это всего лишь «слова, слова, слова».

Вместе с тем Пушкин определяет здесь целую программу жизни, в которой главное – подлинная свобода человеческой личности:

Зависеть от царя, зависеть от народа –

Не все ли нам равно? Бог с ними. Никому

Отчета не давать, себе лишь самому

Служить и угождать; для власти, для ливреи

Не гнуть ни совести, ни помыслов, ни шеи;

По прихоти своей скитаться здесь и там,

Дивясь божественным природы красотам

И пред созданьями искусств и вдохновенья

Трепеща радостно в восторгах умиленья,

Вот счастье! Вот права…




Читайте также:
Как распознать напряжение: Говоря о мышечном напряжении, мы в первую очередь имеем в виду мускулы, прикрепленные к костям ...
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...
Почему двоичная система счисления так распространена?: Каждая цифра должна быть как-то представлена на физическом носителе...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (872)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.052 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7