Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Объективная методология и количественная оценка




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Механистический, упрощающий и объективный бихевиоризм Кларка Халла предоставляет возможность ясно рассмотреть суть его исследований. Очевидно, что исследование должно быть как можно более объективным. Кроме того, подход Халла к психологии непременно должен быть количественным, а его законы поведения — выражаться точным языком математики. В книге «Принципы поведения» (Principles of Behavior . 1943 г.) Халл объяснил, как должна действовать такая математически обоснованная психология:

Прогресс должен заключаться в написании сотен уравнений, одного за другим; в экспериментальном определении одной за другим сотен эмпирических констант, входящих в уравнения; в разработке пригодных к практическому употреблению приборов для измерения количественных данных, выражаемых этими уравнениями; в объективном определении сотен символов, фигурирующих в уравнениях; в строжайшей и последовательной дедукции тысяч теорем и следствий из первичных определений; в безукоризненном проведении тысяч критических количественных экспериментов . (Hull. 1943. P. 400–401.)

Это утверждение является прекрасным примером ригоризма и терпения, которые требовались от любого последователя системы Халла.



Кларк Халл описал четыре метода, которые он считал полезными для науки. Три из них уже были в употреблении: простое наблюдение, систематически контролируемое наблюдение и экспериментальная проверка гипотез. Халл предложил четвертый метод, а именно гипотетико — дедуктивный метод [91], который использует дедукцию на основании набора формулировок, определяемых a priori.

Этот метод включал установление постулатов, на основании которых дедуктивным путем выводится заключение. Это заключение должно подвергаться экспериментальной проверке. Если оно не подтверждается результатами экспериментов, оно должно быть пересмотрено; если же подтверждается, то может быть включено в число научных понятий.

Халл полагал, что если психология когда — либо станет объективной наукой, подобно прочим естественным наукам — что и являлось основной частью программы бихевиоризма, — то единственным адекватным методом работы мог быть только гипотетико — дедуктивный метод.

 

Побуждения

 

Согласно Халлу, основанием для мотивации поведения являются потребности организма, возникающие в результате отклонения от оптимальных биологических условий. Однако вместо того, чтобы непосредственно ввести в свою систему понятие биологической потребности, Кларк Халл постулировал такую переменную, как побуждение — причем сам этот термин уже имел хождение в психологии. Побуждение определяется как стимул, возникающий в результате такого состояния, которое инициирует или активизирует поведение. Согласно взглядам Халла, подавление или удовлетворение побуждений является единственной основой для подкрепления. Силу воздействия побуждений можно определить эмпирическим путем, либо измеряя продолжительность депривации, либо путем измерения интенсивности, силы или затрат энергии при результирующем поведении. Халл считал, что продолжительность депривации не является идеальным измеряемым параметром, и в основном делал акцент на силе реакции организма.

Кроме того, Халл отрицал какую — либо специфичность побуждений. Иными словами, любая депривация — например, лишение пищи, воды или сексуальной жизни — одинаковым образом вносит свой вклад в формирование побуждения (хотя и в различной степени). Эта не специфичность означает, что побуждения не направляют поведение, они только придают ему энергию. Целенаправленность поведения определяется стимулами окружающей среды.

Халл постулировал два вида побуждений: первичные и вторичные. Первичные ассоциируются с биологическими потребностями и непосредственно связаны с выживанием организма. В число этих побуждений, возникающих на основе физических нужд, входят потребности в пище, воде, воздухе, половых сношениях, термической регуляции, дефекации, мочеиспускании и избавлении от боли. Это основополагающие внутренние процессы, которые являются жизненно важными для существования организма.

Халл признавал также, что поведение людей и животных мотивируется и иными побуждениями, отличными от первичных. Соответственно, Халл предположил существование вторичных побуждений, появляющихся в результате научения и относящихся к стимулам окружающей среды. Они связаны с устранением первичных потребностей, но в результате сами могут стать насущными потребностями. Это означает, что прежде нейтральные стимулы могут приобрести характеристики потребности, поскольку они способны вызвать ответные реакции, сходные с теми реакциями, которые порождаются первичными побуждениями или исходным состоянием неудовлетворенной потребности.

Простой пример — прикосновение к горячей плите и получение ожога. Болезненный ожог, вызванный повреждением тканей организма, порождает первичное побуждение, то есть стремление избавиться от боли. Другой стимул окружающей среды, связанный с первичным побуждением, — например, сам вид плиты, — может в будущем привести к желанию отдернуть руку при одном только его виде. Таким образом, вид плиты может стать тем стимулом, который приводит к заученному побуждению избавиться от страха.

 

Научение

 

Теория научения Халла сосредоточена в основном на принципе подкрепления, который является существенным для закона эффекта Торндайка. Закон Халла о первичном подкреплении [92]утверждает, что когда связь между стимулом и реакцией сопровождается снижением потребности, то возрастает вероятность, что при последующем возникновении такого же стимула будет возникать такая же реакция.

Отметим, что вознаграждение или подкрепление определяется не в терминах понятия Торндайка об удовлетворении, но в терминах снижения, ослабления первичной потребности. Первичное подкрепление — то есть снижение первичной потребности — является, таким образом, основой теории научения Халла.

Поскольку система Халла включает понятие вторичного, появляющегося в результате научения побуждения, она содержит также и понятие вторичного подкрепления. Если интенсивность стимула снижается в результате проявления вторичного побуждения, то это побуждение будет действовать как вторичное подкрепление.

Отсюда следует, что любой стимул, который последовательно ассоциируется с подкрепляющей ситуацией, посредством этой ассоциации будет приобретать способность вызывать обусловленное сдерживание, таким образом снижая интенсивность стимула и самостоятельно производя результирующее подкрепление. Поскольку эта косвенная сила подкрепления приобретается в ходе научения, она называется вторичным подкреплением. (Hull. 1951. P. 27–28.)

Халл полагал, что связь между стимулом и реакцией усиливается при многократных повторениях подкрепления. Он назвал силу связи S — R силой привычки, она является функцией подкрепления и имеет отношение к постоянному формированию условных рефлексов.

Научение не может произойти при отсутствии подкрепления, которое необходимо для того, чтобы ослабить побуждение. Благодаря особому акценту на подкреплении, система Халла получила название теории снижения потребностей, в противоположность теории непрерывности Гатри или когнитивной теории Толмена.

Сила привычки — сила связи <стимул — реакция>, которая является функцией количества подкреплений.

Система Халла представлена в вербальной и математической форме в виде 18 постулатов и 12 следствий (Hull. 1952). Несмотря на то, что система основана на принципах формирования условных рефлексов, Халл считал, что ее можно расширить и включить в нее такие процессы, как решение проблем, социальное поведение, формы научения, отличные от формирования условных рефлексов. К сожалению, смерть помешала ему воплотить в жизнь большую долю своих устремлений.

 

Комментарии

 

Программа Халла стала пользоваться такой известностью, что неизбежно навлекла на себя ощутимую критику. В качестве ведущего представителя необихевиоризма. Халл сделался мишенью для тех же нападок, которые были направлены против Уотсона и других ученых, работавших в традициях бихевиоризма. Те психологи, которые противились внедрению бихевиоральных подходов в психологии, сразу же зачислили Халла во вражеский лагерь.

Систему Халла можно упрекнуть в недостатке широты. В своих попытках определить переменные как можно более точно, в количественных терминах, Халл поневоле вынужден был действовать в очень узкой области. Нередко он формулировал постулаты на основании результатов, полученных при проведении всего — навсего одного эксперимента. Оппоненты выражали сомнение в том, что можно распространить на все поведение те факты, которые были столь специфически получены во время экспериментальной демонстрации — например, такие величины, как <наиболее благоприятный интервал для формирования условного рефлекса век человеческого глаза> (постулат 2), или <вес пищи в граммах, достаточной для формирования условного рефлекса у крысы> (постулат 7) (Hilgard. 1956. P. 181). Несмотря на то, что точные количественные оценки являются необходимыми и заслуживают самых высоких похвал, крайности в подходе Халла привели к сужению той области, в которой могли быть применимы результаты его исследований.

И тем не менее, невозможно переоценить влияние Халла на развитие психологии. Количество исследований, вдохновленных его работами (вероятно, более, чем другими теориями), говорит о его особом положении в истории развития психологии. Перечень выдающихся психологов, которые были учениками и последователями Халла, является заслуженной данью его памяти: Джон Доллард, Карл Ховленд, Нил Миллер, Роберт Сирс, Хобарт Маурер и Кеннет Спенс. Мало кто из психологов оказал подобное влияние на профессиональную ориентацию такого количества людей.

Халл защитил, укрепил и расширил подход объективного бихевиоризма в психологии так, как никто другой до него. Несмотря на то, что в его теории имеется множество нс получивших ответа вопросов, неизменными остаются уважение и восхищение непреклонностью тех методов, которые он применил для разработки своей теории. <В любой области науки весьма редки явления истинного теоретического гения; и среди тех, кому психология может выразить свою признательность, Кларк Халл по праву должен занимать одно из первых мест> (Lowry. 1982. P. 211).

 

Б. Ф. Скиннер (1904–1990)

 

 

Самой влиятельной фигурой в психологии в течение нескольких десятилетий являлся Б. Ф. Скиннер. Один из историков психологии назвал его «без сомнения, наиболее знаменитым американским психологом в мире» (Gilgen. 1982. P. 97). Опрос историков психологии и заведующих кафедрами показал, что Скиннер является одним из самых выдающихся ученых современности (Кот, Davis & Davis. 1991). Когда в 1990 году Скиннер умер, редактор журнала «Американский психолог» писал о нем как об «одном из гигантов нашей области науки», который «оставил неизгладимый след в психологии» (Forwer. 1990. P. 1203). А в некрологе «Журнала по истории бихсвиоральных наук» о нем писали как о «ведущей фигуре в бихевиоризме нынешнего века» (Keller. 1991. P. 3).

Начиная с пятидесятых годов и в течение многих лет Скиннер являлся ведущим бихевиористом Соединенных Штатов Америки и привлекал огромное количество верных и восторженных продолжателей и сторонников. Он разработал программу бихевиорального контроля общества, изобрел автоматизированный детский манеж и стал одним из главных вдохновителей и создателей методик модификации поведения и обучающих машин. Он написал роман «Уолден Два» (Walden Two ), который и через пятьдесят после выхода в свет оставался популярным. В 1971 году его книга «По ту сторону свободы и достоинства» (Beyond Freedom and Dignity ) стала национальным бестселлером, а сам Скиннер — «самым популярным персонажем различных национальных и городских ток — шоу» (Bjork. 1993. P. 192). Он стал знаменитостью: его прекрасно знала и широкая общественность, и коллеги.

 

Страницы жизни

 

Скиннер родился в городке Саскуеханна, штат Пенсильвания, где и жил до поступления в колледж. Согласно его собственным воспоминаниям, его детство прошло в обстановке любви и спокойствия. Он учился в той же самой школе, где когда — то учились его родители; в выпускном классе Скиннера было всего семеро учеников. Он любил свою школу и по утрам всегда приходил раньше всех. В детстве и отрочестве он увлекался созданием самых разных предметов: плотов, тележек, каруселей, пращей и рогаток, моделей самолетов, и даже паровой пушки, которая стреляла поверх крыши соседского дома картофелинами и морковками. Несколько лет он потратил на то, чтобы изобрести вечный двигатель. Он также много читал о поведении животных и держал дома целый зоопарк, состоявший из черепах, змей, ящериц, жаб и бурундуков. Как — то раз на ярмарке он увидел дрессированных голубей: много лет спустя он сам научил голубей разным трюкам.

Психологическая система Скиннера отражает опыт его жизни в детстве и юности. Согласно его собственным взглядам, жизнь человека является плодом прошлых подкреплений. Он утверждал, что его собственная жизнь была настолько предопределенной, упорядоченной и правильной, насколько его система предписывает быть любой человеческой жизни. Он полагал, что все аспекты человеческой жизни можно проследить до самых их истоков.

Скиннер поступил к Гамильтон колледж в Нью — Йорке, но там ему не понравилось. Он писал:

Я никогда не мог вписаться в студенческую жизнь. Я вступил в это братство, совсем нс зная. что это такое. Я не преуспевал в спорте и жестоко страдал, когда в хоккее меня били по голени или когда искусный баскетболист отыгрывал мяч от моего черепа… В сочинении, которое я написал после первого курса, я пожаловался на то. что в колледже меня постоянно одолевают ненужными требованиями (одно из них — ежедневное посещение церкви) и что большинство студентов не имеют никаких интеллектуальных интересов. На старших курсах я был уже открытым бунтовщиком. (Skinner, 1967. P. 392.)

Бунтарство Скиннера, в частности, проявлялось в розыгрышах, а также в том, что он шокировал студенческое сообщество и открыто высказывал критические замечания о факультете и об администрации. Его непослушание прекратилось только в день выпуска, когда перед началом торжественной церемонии президент колледжа предупредил Скиннера и его друзей, что если они не успокоятся, им не выдадут дипломов.

Скиннер все — таки успешно закончил колледж со степенью по английскому языку, правом принадлежности к обществу <Фи Бета Каппа> и стремлением стать писателем. На летнем писательском семинаре поэт Роберт Фрост с похвалой отозвался о стихотворениях и рассказах Скиннера. В течение двух лет после выпуска из колледжа Скиннер занимался литературной деятельностью, а затем решил, что ему <нечего сказать>. Его неудача на писательском поприще настолько обескуражила его, что он даже стал подумывать о консультациях психиатра. Он считал себя неудачником. Чувство собственной значимости было жестоко поколеблено.

Кроме того, он разочаровался в любви. Его отвергли по меньшей мере полдюжины молодых женщин, что доставляло ему, по его собственному выражению, сильную физическую боль. Один раз он был настолько потрясен, что выжег на своей руке инициалы возлюбленной. След от ожога остался на многие годы. Биограф отмечает, что «любовные интересы» Скиннера «всегда были несколько подавлены раздвоением чувств и разочарованием. Правда, вскоре Скиннер приобрел репутацию ветреника» (Bjork. 1993. P. 116).

Прочитав об экспериментах Уотсона и Павлова по формированию условных рефлексов, Скиннер круто повернулся от литературных аспектов человеческого поведения к научным. В 1928 году он поступил в аспирантуру Гарвардского университета по психологии — несмотря на то, что до этого ни разу нс прослушал курса психологии. По его собственным словам, он поступил в аспирантуру «не потому, что вдруг почувствовал непреодолимую тягу к психологии, а только из — за того. чтобы избавиться от невыносимой альтернативы» (Skinner. 1979. P. 37). Было иль не было у него у него непреодолимой тяги к психологии, но через три года он получил ученую степень доктора философии. По завершении научной работы, после защиты докторской диссертации, он преподавал в университете штата Миннесота (1936–1945) и университете штата Индиана (1945–1974), после чего вернулся в Гарвард.

Тема его диссертации относится к положению, которому Скиннер неуклонно следовал в течение всей своей карьеры. Он предположил, что рефлекс представляет собой корреляцию между стимулом и реакцией, и ничего более. В его книге 1938 года «Поведение организмов» (The Behavior of Organism ) описываются основные положения этой системы. Любопытно, что за первые восемь лет после публикации было продано всего лишь 500 экземпляров книги, и она получила в основном отрицательные рецензии, а пятьдесят лет спустя об этой книге говорили, что она «является одной из немногих книг, которые изменили облик современной психологии» (Thompson. 1988. P. 397).

Тем качеством описываемой в книге системы, которое изменило отношение к ней от полного провала до потрясающего успеха, было ее очевидное прикладное значение для самых разных областей психологии. «В шестидесятые годы началось восхождение звезды Скинпера, отчасти по причине принятия его идей в области образования, отчасти — благодаря растущему влиянию идей Скиннера в области клинической модификации поведения» (Benjamin. 1993. P. 177). Столь широкая применимость идей Скиннера соответствовала его устремлениям, поскольку он испытывал глубокий интерес к проблемам реальной жизни. Его более поздняя работа «Наука и человеческое поведение» (Science and Human Behavior . 1953 г.) стала основным учебником по бихевиоральной психологии.

Скиннер продолжал плодотворно работать до самой своей смерти в возрасте 86 лет — причем трудился он с тем же энтузиазмом, который проявлял и шестьдесят лет назад. В подвале своего дома он оборудовал персональный «скиннеровский ящик» — контролируемую среду, которая давала положительное подкрепление. Он спал там в большой желтой пластиковой коробке, в которой как раз помещался матрас, несколько полок с книгами, а также маленький телевизор. Каждый вечер он ложился спать в десять часов, спал три часа, час работал, затем спал еще три часа и вставал в пять часов утра, чтобы отработать еще три часа. Утром он отправлялся в свой кабинет в университете и там снова работал, а во второй половине дня давал себе положительное подкрепление, слушая музыку. Кроме того, огромное положительное влияние на него оказывал процесс написания статей. «Мне очень нравится писать, и было бы очень жаль, если бы когда — нибудь мне пришлось от этого отказаться» (Skinner. 1985, цит. по: Fallen. 1992. P. 1439).

В возрасте 78 лет Скиннер написал статью под названием «Как сохранить интеллект в старости» (Intellectual Self — Management in Old Age ), в которой он ссылался на свой собственный опыт (Skinner. 1983а). В этой статье говорится о том, как полезно в старости упражнять мозг по несколько часов в день, при этом обязательно давая перерывы между всплесками активности — для того, чтобы поддержать слабеющую память и не допустить снижения интеллектуальных способностей.

В 1989 году у Скиннера обнаружили лейкемию. Жить ему оставалось не более двух месяцев. В интервью по радио он говорил о своих чувствах:

Я не религиозный человек, и потому меня не беспокоит, что произойдет со мной после смерти. И когда мне сказали, что у меня такая болезнь и что через несколько месяцев я умру, я не испытал никаких эмоций. Ни паники, ни страха, ни тревоги. Вообще ничего. Единственное, что тронуло меня и от чего мои глаза увлажнились, была мысль о том, как я сообщу об этом жене и дочерям. Видите ли, когда умираешь, ты невольно ранишь тех, кто тебя любит. И ничего с этим не поделаешь… Я прожил хорошую жизнь. С моей стороны было бы довольно глупо в каком — либо смысле на нее жаловаться. А потому я радостно проживу оставшиеся мне месяцы — так же, как я всегда радовался жизни. (Цит. по: Catania. 1992. P. 1527.)

За восемь дней до смерти, сильно ослабевший, Скиннер представил свою статью на заседание Американской психологической ассоциации в Бостоне. Она была посвящена наблюдаемым и ненаблюдаемым стимулам, и, соответственно, респондентному и оперантному поведениям .

 

Бихевиоризм Скиннера

 

Оперантное поведение возникает без воздействия каких — либо внешних наблюдаемых раздражителей. Реакция организма кажется спонтанной в том смысле, что внешне она никак не связана с каким — либо наблюдаемым раздражителем. Это вовсе не означает, что стимула, вызывающего ту или иную реакцию, не существует; это значит, что при возникновении данной реакции ни один стимул не является наблюдаемым. С экспериментальной же точки зрения, если стимул отсутствует, то это значит, что он нс применялся, а потому и не наблюдается.

Другим различием между респондентным и оперантным поведением является то, что оперантное поведение воздействует на окружающую организм среду, в то время как респондентное поведение этого не делает. Подопытная собака в лаборатории Павлова, закованная в сбрую, не может сделать ничего иного, как только реагировать (например, пускать слюну), когда экспериментатор предлагает ей какие — либо стимулы. Собака сама по себе ничего не может сделать, чтобы достать стимул (пищу).

Оперантное поведение крысы в коробке Скиннера, напротив, является инструментальным в том смысле, что крыса достигает своего стимула (пищи). Когда крыса нажимает на рычаг, она получает пищу; а если не нажимает на рычаг, то не получает пищи. Таким образом крыса воздействует на окружающую среду. (Скиннер очень не любил термин «скиннеровский ящик», впервые введенный Халлом в 1933 году. Он сам называл это оборудование аппаратом оперантного формирования условных рефлексов. Однако термин «скиннеровский ящик» стал столь популярным, что вошел во все справочники и в настоящее время является в психологии общепринятым.)

Скиннер считал, что оперантное поведение характерно для повседневного научения. Поскольку поведение, как правило, носит оперантный характер, то наиболее эффективным подходом к науке о поведении является изучение обусловливания и угасания оперантпого поведения.

Классическая экспериментальная демонстрация заключалась в нажатии на рычаг в скиннеровском ящике. В этом эксперименте крыса, лишенная пищи, помещалась в ящик и получала полную возможность исследовать его. В ходе исследований она неизбежно должна была задеть рычажок, который приводил в действие механизм, выдвигающий полочку с пищей. После получения нескольких порций пищи, которые должны были служить подкреплением, у крысы довольно быстро формировался условный рефлекс. Обратите внимание, что поведение крысы (нажатие на рычаг) оказывает воздействие па окружающую среду и является инструментом приобретения пищи. Зависимая переменная в этом эксперименте проста и понятна: это скорость реакции.

На основании этого эксперимента Скиннер сформулировал свой закон приобретения [93], который гласит, что сила оперантного поведения возрастает, если поведение сопровождается подкрепляющим стимулом. Несмотря на то, что для формирования быстрой реакции нажатия на рычажок требуется практика, ключевым параметром все — таки является подкрепление. Практика сама по себе ничего не дает: она только предоставляет возможность возникновения дополнительного подкрепления.

Закон приобретения Скиннера отличается от положений о научении у Торндайка и у Халла. Скиннер вообще не касался таких последствий подкрепления, как боль — приятное ощущение или удовольствие — неудовлетворение, как это делал Торндайк. Скиннер так же не пытался интерпретировать подкрепление в терминах снижения воздействия побуждений, как это делал Кларк Халл. Системы Торндайка и Халла были объясняющими; система Скиннера является строго описательной.

Скиннер и его последователи провели огромную исследовательскую работу по проблемам научения — таким, как роль наказания в приобретении навыков, воздействие различных систем подкрепления, мера угасания оперантного обусловливания, наличие вторичного подкрепления и т. д.

Кроме крыс они работали и с другими подопытными животными, и с людьми, используя в качестве основного подхода тот же самый принцип <скиннеровского ящика>. Если в качестве подопытных животных использовались голуби, то они должны были клюнуть в определенную точку или пятно; подкреплением являлась пища. Оперантное поведение людей включало такие аспекты, как решение задач, подкрепленное похвалой или осознанием того, что был дан правильный ответ.

Скиннер сообщал, что в качестве подкрепления для своей трехлетней дочери он использовал поглаживание по спине. Однако этот эксперимент обернулся неожиданным образом. Однажды он укладывал девочку спать, гладил ее по спинке и вдруг решил проверить, насколько это является поощряющим подкреплением. «Я подождал, — написал Скиннер, — чтобы она подняла ногу, и тогда погладил ее. Почти сразу же она снова подняла ногу, и я снова погладил ее. Она засмеялась. «Ты над чем смеешься?» — спросил я, и она ответила: «Стоит мне поднять ногу, как ты начинаешь меня гладить!»» (Skinner. 1987. P. 179).

 

Схема подкрепления

 

Уже первые исследования в <скиннеровском ящике> с нажатием рычага продемонстрировали значение подкрепления для оперантного поведения. В этой ситуации поведение крысы при каждом нажатии на рычаг получало подкрепление. То есть всякий раз, выполнив правильное действие, крыса получала пищу. Скиннер отмечал, что хотя в реальной жизни подкрепление далеко не всегда бывает последовательным или непрерывным, тем не менее, научение все — таки происходит и поведение сохраняется, даже если подкрепление было случайным или редким.

Не всегда, отправляясь кататься на коньках или на лыжах, мы попадаем на хороший лед или снег… Не всегда, приходя в ресторан, мы получаем хорошую пишу. потому что повара непредсказуемы. Звоня друзьям по телефону. мы не всегда получаем ответ, потому что друзья могут отсутствовать. …Подкрепляющие характеристики деятельности и обучения почти всегда являются прерывистыми. так как просто не имеет смысла контролировать подкреплением каждую реакцию. (Skinner. 1953. P. 99.)

Даже если вы проводите исследования постоянно, вы не при каждом эксперименте получаете реакцию А. На работе вас не каждый день хвалят и не каждый день повышают заработную плату. Каким образом на поведении сказывается такое непостоянное подкрепление? Является ли та или иной режим подкрепления [94]лучшим, чем остальные, с точки зрения ее воздействия на поведение? Скиннер и его коллеги посвятили годы исследованию этих вопросов (Ferster & Skinner 1857; Skinner.1969).

Потребность в этих исследованиях возникла не из — за чисто научного любопытства, но на основе практической целесообразности — что, кстати, иллюстрирует тот факт, что наука нередко существенно отличается от той идеализированной модели, которая представляется в некоторых учебниках. Как — то раз в субботу вечером Скиннер обнаружил, что у него почти закончился запас корма. В то время (тридцатые годы) еще нельзя было купить корм у специальных компаний по снабжению исследовательских лабораторий; экспериментатор должен был делать шарики вручную, что являлось достаточно длительным и трудоемким процессом.

Вместо того, чтобы потратить свои выходные на изготовление кормовых шариков, Скиннер задал себе вопрос: что произойдет, если он будет давать подкрепление своим крысам один раз в минуту, независимо от того, какое будет количество ответных реакций? При таком подходе ему потребуется намного меньше корма, и на выходные дни должно хватить. Скиннер решил провести длительную серию экспериментов, чтобы проверить различные варианты системы подкреплений.

В одном таком исследовании Скиннер сравнил частоту реакции у животных, которые получали подкрепление при каждой реакции, с частотой реакций тех животных, которые получали подкрепление только по истечении некоторого интервала времени. Последнее условие получило название схемы подкрепления с фиксированным интервалом. Подкрепление могло выдаваться, например, один раз в минуту или каждые четыре минуты. Важным моментом в данном случае является то, что подопытное животное получало подкрепление только по истечении определенного отрезка времени. (Например, работа, когда деньги выплачиваются раз в неделю или раз в месяц, представляет собой схему подкрепления с фиксированным интервалом; работники получают заработную плату не за количество произведенной продукции — то есть не за количество обусловленных реакций — а за количество прошедших дней недели.) Исследование Скиннера показало, что чем короче интервал между подкреплениями, тем чаще животное проявляет обусловленную реакцию. И наоборот, по мере того, как увеличивается интервал между подкреплениями, частота реакции снижается.

Частота подкрепления также оказывает влияние на угасание условной реакции. Проявление условной реакции угасает с большей скоростью, если имело место непрерывное подкрепление, которое затем резко было прекращено, чем в том случае, когда подкрепление выдавалось с перерывами. Некоторые голуби демонстрировали до десяти тысяч реакций без подкрепления, если исходно у них был сформирован условный рефлекс па основе периодичного, прерывистого подкрепления.

Скиннер исследовал также схему подкрепления с фиксированной частотой. В этом случае подкрепление выдается не по истечении определенного отрезка времени, а после выполнения определенного количества условных реакций. Само поведение животного определяет, насколько часто будет выдаваться подкрепление. Например, требуется совершить десять или двадцать обусловленных ответных реакций, чтобы получить новое подкрепление. Животные, получающие поощрение по схеме с фиксированной частотой, реагируют намного интенсивнее, чем те, которые получают подкрепление по схеме с фиксированным интервалом. Ведь очевидно, что высокая частота реагирования при схеме с фиксированным интервалом не приводит к получению дополнительного подкрепления; животное может нажать на рычаг пять раз или пятьдесят, но подкрепление появится только тогда, когда истечет заданный отрезок времени.

Самые высокие показатели реагирования при схеме подкрепления с фиксированной частотой наблюдались и у крыс, и у голубей, и у людей. Пример тому: сдельная оплата труда, когда заработок работника на его рабочем месте зависит от количества произведенной продукции, а комиссионные зависят от количества продаж. Правда, такая схема подкрепления успешно работает только тогда, когда требуемый уровень обусловленной реакции не слишком высок (так, нормы дневной выработки должны быть реальными) и если ожидаемое подкрепление стоит затраченных усилий.

 

Вербальное поведение

 

Те звуки, которые человеческий организм производит в процессе речи, утверждал Скиннер, также являются формой поведения, а именно — вербальным поведением. Они представляют собой реакции, которые могут подкрепляться другими звуками речи или жестами точно так же, как нажатие крысой рычага подкрепляется получением пищи.

Для вербального поведения требуются два взаимодействующих человека — говорящий и слушающий. Говорящий определенным образом реагирует — это значит, что он произносит звук. Слушатель может управлять последующим поведением говорящего путем выражения подкрепления, отсутствия подкрепления или наказания — в зависимости от того, что было сказано.

Например, если всякий раз, как говорящий употребляет то или иное слово, слушатель улыбается, то он тем самым увеличивает вероятность того, что говорящий снова употребит это слово. Если слушатель реагирует на слово тем, что хмурит брови или отпускает язвительные замечания, то он тем самым увеличивает вероятность того, что говорящий в будущем будет избегать употребления этого слова.

Примеры такого процесса можно наблюдать в поведении родителей, когда их дети учатся говорить. Недопустимые слова или выражения, неправильное применение слов, плохое произношение вызывают реакцию, в корне отличающуюся от той, которой встречают вежливые фразы, правильное применение, чистое произношение. Таким образом ребенок обучается правильной речи — по крайней мере, на том уровне, на котором ею владеют родители или воспитатели.

Поскольку речь является поведением, она также подлежит подкреплению, прогнозированию и управлению, как любое другое поведение. Скиннер суммировал результаты своих исследований в книге «Вербальное поведение» (Verbal Behavior ) (Skinner. 1957).

 




Читайте также:
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (413)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.036 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7