Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Часть 1: На границе и в столице




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Оглавление

Пролог 1

Пролог 2

Пролог 3

Часть 1. На границе и в столице

День 1. Представление

· Мартин

· Дэрра

· Нелания

· Джордж мл.

· Юстин Джин

· Югран

· Альдоро

· Ураз

· Герон

· Антон

· Ной

· Рондос

· …

· Гэрри

Приложение 1: Конец света

День 2: Вор

· Рондос

 

Пролог 1

Я узнал все тайны.

Книга была прочитана. Хоть и беглым взглядом.

Я не смог осилить все её бесконечные страницы, что пишут себя сами и сейчас. Но главное! Главное – я нашёл. В переплёте лежало перо, оставленное её прошлым владельцем, и закупоренная баночка чернил.

Когда я прикоснулся к находке, книга не стала ждать, пока я прочитаю её полностью. Её страницы, словно при помощи ярого порыва ветра, начали быстро перелистываться, не прекратив это пока передо мной не предстала страница, на которой ещё только прорисовывались красиво выведенные буквы книги.

Я хотел было прочитать новые записи, но страница вновь перелистнулась, а на новой чистой стороне листа выявилась надпись, появляющаяся равномерно, но не с лева на право, а, словно итог пролитых чернил, сверху вниз.

«…, прошу в круг господа!» - гласила она.



Найденная банка чернил, что я поставил под правую руку, с громким хлюпающим звуком откупорилась.

«Пиши» - сказала мне книга, не произнося ни звука.

Я обмакнул старое потрёпанное перо, найденное в корешке книги, и поднёс к белоснежному листу, что издавал запах свежей сосны, и капля сорвалась с кончика моего инструмента. Клякса расползлась по странице, но не впиталась, а будто руководствуясь чьему-то приказу поделилась на десятки ровных капель и как по маслу покатились по сосновому листу, не оставляя мокрого следа.

Капельки замерли по всему периметру листа, находясь на равном расстоянии, друг от друга, и осели. Пропитали бумагу, создавая ему некоторый орнамент.

Я тряхнул пером, уже специально, желая пронаблюдать что-то подобное тому, что уже видел. Но чернила вместо того, что бы подчиниться законам природы собралось со всего пера на его кончике, образуя безустанно вращающийся чернильный шарик, что с тех пор требовал лишь изредкого пополнения своих запасов.

Я написал своё имя в верхнем углу страницы. Такие само вписанные имена я встречал здесь довольно часто. Автор подписывался, но что-то происходило с ним или с книгой, и его инициалы зачастую имели вид пострадавшего от потёртостей камнем. Однако имя того или иного автора можно было вполне легко различить.

После безуспешной попытки перевернуть страницу, дабы прочитать, на чём её история закончилась, мне пришлось вспоминать персонажей, что были на том моменте истории, где я закончил чтение.

Надеюсь, я не сильно искажу уже написанную историю.

 

Пролог 2

Очередная голова врага слетела с плеч, когда что-то взлетело над крепостью, озаряя тёмное небо ярким огнём.

Сир повторил движение тех рядов, что сейчас находились у стен укрепления и упал в грязь из земли и крови. Он успел ухватиться за гнутый ростовой щит, что лежал в паре метров от него и, приподняв на руках, упёрся в него ногами, закинув его на себя и полностью с головой укрывшись под сантиметровым листом стали.

Похрустывающий огонь ударил во внешнюю стенку укрытия, за считанные секунды нагрев его. Сталь щита накалилась. Шерсть, что оматывала литую ручку, воспламенилась.

Странный огонь угас так же неожиданно, как и появился, однако его заменил свирепый крик, что сир, член одного из древнейшего дома ни разу не слышал. Он напомнил ему разгневанные крики старшего брата, но это всё-таки другое, ближе к дикому зверю, чем к человеку.

Откинув щит сир замер. Перед ним предстало поле мертвецов, что пронзительно кричали и извивались, покрывшись чёрной гарью и решившись всякой одежды. Тёмное чудовище скользнуло вокруг высокого укрепление, окончательно разрушив своим весом мост.

«Брат!» - выкрикнул сир в душе.

И снова в его руках оказался уроненный ранее меч, и снова он помчался к форту, о котором ещё пару дней назад ему говорили:

«Он проклят»

Чудовище взобралось на самую вершину древнего сооружения. Оба – камень и монстр являлись отголосками древней почти забытой религии Дадита, религии крови и креста.

Голова чудовища резко обернулась к освирепевшему сиру, и со звуками, словно мучаясь от отрыжки, пару раз выпустил полупрозрачный пар из огромных ноздрей. И только после этого огонь вырвался из его зубастой пасти. Пламя быстро настигала воина, но тому было нечего терять.

Война проиграна. Братья погибли.

С бешеным криком сир, выставил меч впереди себя, схватившись за его полуторную рукоять двумя руками, словно желая разрезать поток огня пополам.

Однако стихия, подчинившись чьей-то чужой воле, расступилась сама, буквально в полуметре от солдата Великого Города Гарл, и образовала ровный круг, в которой теперь был замкнут глупый мститель.

«Какой сейчас год?» - спросил его кто-то внутри него же самого. – «Какая эпоха?»

- Эпоха Людей! – вскричал сир, он не сразу понял, кто его спрашивает, но на это понадобилось не больше двадцати секунд.

«Чушь!» - от внутреннего крика его гостя заложило уши. – «Что за вздор?! Такие букашки как вы должны были пасть уже давно. Мои сородичи, такие как я, одним дыханием выигрывают воины» - существо издало звук тарахтения губами. – «Так какой ты говоришь сейчас год? Кому сейчас поклоняется мир?»

- Кажется, Единому! – ярость и скорбь как-то быстро стала меняться на интерес и растерянность.

Крик теперь был не в голове, а созданный им ветер нагнул языки пламени образовавшегося кольца.

«Почему я спал на этой помойке? Где Дом? Саврас? Мы взяли его?» - монстр говорил с отдышкой.

- Кто ты? – снова поднял меч сир.

Голова чудовища на миг окунулась в кольцо пламени, не обращая внимания на огонь, зато досконально изучая своего пленника.

За время пребывание монстра у себя в темнице сир успел разглядеть узкие кошачьи зрачки и красную толи кожу толи чешую.

- Дракон! – руки затряслись, а поджилки сжались.

«Я первый у тебя?» - засмеялось древнее существо.

- Вы вымерли! – пошатал быстро головой сир. – Да! Точно! Вы уже не живёте в нашем мире сотни лет.

«Глупости! Мы не могли вымереть!»

- Вас выловили и убили поодиночке, в ваших гнёздах, народы, которые объединились для этого на сотни лет. А ваши остатки улетели за Воды, где стали слугами Тёмных! – ярость и грусть были окончательно утеряны, точнее о недавних событиях сир словно и забыл.

Нескольких хныканий пар ударил в огонь, притушив его немного в одном месте, и образовывая для сира выход.

«Нам нужно кое-что обсудить, хлорифол» - теперь спокойно говорил гость из прошлого.

- Я сир Ульрих, из дома Айрейфилдов! – не торопясь выходить из круга сказал воин.

«Ты – Хлорифол! Не имя. Раса» - не торопливо пояснил дракон. – «И, да, кольцо огня не защитит тебя»

- Я – Человек! Хлорифол – незнакомое мне слово!

 

Пролог 3

По коридору древнего Второго Бастиона шли трое: лорд Фолк, глава дома Доров; лорд Эльб, его дядя; и сир Баррист.

Лорд Фолк с его щетиной, длинными волосами и огромными морщинами казался лет на тридцать старше, что окончательно подтверждала его седина. Он шёл впереди всех вышагивая широкие шаги и сильно размахивая руками, словно отгоняя позади идущих.

- Жёны и дети в безопасности? – спросил он, не оборачиваясь назад к своим спутникам.

- Они в башне Файолтов, под личной охраной самого лорда Наира, - ответил с отдышкой сир Баррист. – Если что-то пойдёт не так, их выведут из Гарла.

- Когда вернётся королевская гвардия в столицу? – обратился лорд Фолк к другому спутнику, лорду Эльбу.

- Осада Кастр-Пора в самом разгаре, - ответил лорд Эльб. – Минимум через три-четыре месяца.

На очередном распутье коридора-лабиринта к троице присоединились с десяток вооружённых молодых людей в полных латных доспехах, и с опущенными забралами.

- Стража приступила к своим обязательствам? – обратился лорд Фолк к одному из новых спутников.

- Мои люди уже начали погромы, - ответил, ничем не выделяющийся из общей толпы молодых людей, парень. – Скоро мы его найдём.

Лорд Фолк остановился перед широкой дверью в тронный зал. Глубоко вдохнул и толкнул её. Дверь отворилась.

Лорды уверенно сделали первые шаги, затем замерли, пропуская впереди себя вооружённых молодых людей.

Трон представлял собой чёрный каменный стул, возвышенный на широкой округлой платформе, на трёх ступеньках от пола, однако его особенностью был его размер. Спинка трона уходила высоко вверх, и где то там вверху врезалась в потолок, однако увидеть это было сейчас не возможно, и даже сотни свечей не спасали положения, слишком уж был высок потолок. Тяжёлые, грузные, такие же, как и трон, чёрные, пруты исходили из спинки трона по всей высоте, образуя каскад замысловатых фигур, напоминающих радуги, и опускались вниз. Тёмно-серые стены были покрыты редким орнаментом с тонкими ветками, удерживающими на себе вес массивных листьев, некоторые из которых переносили свою часть на пол. На самом троне, а точнее на его подлокотниках, на уровне, положенной на них рук, ладоней находились, не выделяющиеся цветом, чёрные короны, с разведёнными в разные стороны лучами, в центре её находился чуть выпирающий вверх ровный шар. На троне невозмутимо сидел Джордж, король этих земель, а у его ног оба его глубоко любимых сына, предполагаемых наследника.

- Лорды, - поприветствовал король своих гостей улыбкой, которую можно было разглядеть даже под такой большой распушённой бородой. – Чего вам нужно?

- Жёлтый трон, - указал лорд Эльб на необычный стул.

- Ясно, - Джордж выпрямился. – Лорд Фолк. Вы его нашли?

- В процессе.

- Тогда вы поторопились, господа, - вздохнул король. – Нет, время конечно вы выбрали подходящее королевство на грани распада. Юг, – горит. Север, – оккупирован. Запад и восток, - вы, восстали против моей власти. Странно, что я не вижу среди вас лорда Эндала. Он ведь мозг вашей операции?

- В этот раз мы обошлись без него, - рявкнул лорд Эльб.

- Необычное решение, - встал Джордж со своего пригретого места. – Тогда ваши просчёты вполне естественны.

- Не понял, - отпрянул лорд Эльб.

- Кастр-Пор пал. Гвардейцы будут в городе завтра, может ещё через день, но в городе уже совсем скоро воцарится мир и спокойствие. А найти его так быстро вам не по силам, он уже далеко за Расжскими горами. Мир между Империей и нами снова восстановлен. Ангарцы отступают. И… Сир Валейхолл, арестуйте предателей! Если вы конечно не против.

Молодые люди, шедшие с лордами, заколебались, но оружие вытащили.

Первым среагировал лорд Баррист. Он вытащил свой полуторный меч и без колебаний разрезал по полам сира Валейхолла, того самого парня, что докладывал о том что творится в городе лорду Фолку.

Теперь решение остальных уже было сделано. Все разом повернули свои клинки на убийцу. Теперь и лорды обнажили клинки, которые были заметно меньше вражеских.

Сир Баррист крутился на месте, пытаясь угадать, кто первым нанесёт удар. И угадал. В тот момент, когда он замер перед одним из бойцов тот замахнулся на сира, которому оставалось лишь воткнуть полуторное лезвие ему в живот.

Сир Баррист был опытным воином прошедшим не одну войну, включая несколько походов на Костр-Лор, которые переживали пусть не единицы, но пара десятков.

Остальные противники предавших короля лордов не торопились наносить удары, предпочитая делать обманные движения, на которые сир Баррист, различая их, ни как не реагировал.

Возможно, это продлилось бы на долгие-долгие минуты, которые сейчас были так бесценны каждому из здесь присутствующих, если бы не неожиданный удар исподтишка.

Стальной болт пронзил лёгкую броню старого сира.

Это был Джордж, в его руках, не пойми, откуда, появился, редкий в этих краях, арбалет. Он опустил своё оружие и вслед нему посмотрел на своих детей, что раскрыв рты, смотрели то на отца, то на предателей.

Сир Баррист тяжело дышал, но дышал…

На его губах появились капельки крови, что выкидывало из себя пробитое лёгкое. Сир ухватился за болт, но дёрнув за него лишь почувствовал ещё более острую боль. Его глотка в последний раз издала звук, которым был пронзительный крик, пущенный куда-то в невидимый потолок. В тишине, что последовала за выстрелом из арбалета, теперь все могли услышать эхо, что не прекращалось долгое время.

- Лорды, - наконец заговорил король. – Сложите оружие.

Клинки одновременно коснулись пола, будучи резко брошенными, они заглушили продолжающееся эхо.

 

 

Часть 1: На границе и в столице

День 1. Представление

Мартин

Трое ребят сидели на сымпровизированной скамейке из брёвен и досок, которые затащили на вышку возле ворот за границу.

Это был единственным выходом из Бритнии, королевства Великих Домов, ну не считая древних троп через Расжские горы и малопривлекательное путешествие на торговых судах по Водам, карт которых до сих пор нет.

Напротив детей уселся старый дядюшка Топогаль, который с незапамятных времён был стражем этих врат, хотя и было видно, что годы берут своё.

«Сколько ему? Сто? Двести лет?» - не раз задумывался Мартин.

- И что вам рассказать сегодня? – спросил дядюшка безразлично, взамен обычно неизменной улыбки.

- Ты обещал про Кузнеца, - напомнил Люрин.

Люрин был невероятно толст, он постоянно ел, хотя и опровергал подобные подозрения. Кроме веса природа подарила ему яркие рыжие волосы и множество-множество канапушек на лице.

- Я обещал рассказать про него, когда вам исполнится тринадцать, а вам до этого ещё как до Империи пешком, - недовольно отмахнулся Топогаль.

Лёгкий летний ветерок раздувал чёрные пречёрные волосы Мартина, чем он и отличался от большинства детей, локоны свисали ему по самые плечи.

- Мне тринадцать, - уверенно сказал он.

- Не надо лгать, - фыркнул старик. – Вам, малышня, по десять, только Милени скоро одиннадцать. Я, вас, лучше вас самих знаю, видел, как вас делали, а потом вынашивали ваши матери.

- И моего отца помните? – уточнил Март.

Топогаль на секунду замер, затем передёрнулся и обратился к Люрину:

- Ладно, может вам больше и не придётся слушать мои сказки, - опустил глаза дядюшка, и тихо пояснил:

- Я слишком стар, что бы прожить ещё три года.

- Нет, дядь, - мило улыбнулась Милени своему старому другу. – Вам так мало, что вы ещё нас переживёте.

Топогаль грустно улыбнулся и, подняв глаза, выпрямил свой старый хребет.

- Начнём.

Старик откинулся на перила за которой, снизу, и начинались земли другого королевства, Великие Фондирские Равнины.

- История Кузнеца занимает целые тома в мировой библиотеке в Вэласе, - поделился своей эрудицией дядюшка Топогаль, все знали про его начитанность. – Конечно, имя он имел другое, его могли звать и Люрин, и Мартин, даже Милени, нигде не отрицается, что «он» мог быть девушкой, - улыбнулся старик.

- Он не мог быть девчонкой, - подпрыгнул Люрин.

- Тогда почему его прозвали Кузнец? – проигнорировал Мартин своего друга.

- По роду его деятельности. А что вы вообще знаете про него? – спросил Топогаль.

- Только, то, что он победил армию Подъёма и остановил многих врагов, генералов и адмиралов, что пытались уничтожить мир, - ответил Люрин.

- И всё? – нахмурено уточнил дядюшка.

- Вы постоянно рассказывали нам истории о нём, но вы обещали начало и конец истории, о которых вы умалчивали, - напучился Март.

- Я знаю, что она была Бритнийкой, - добавила Милени, довольно косясь на Люрина.

- Верно! – встрепенулся Топогаль. – Но спорно, так как большинство королевств архипелага заявляют свои права на его родину. Начнём, пожалуй, с того, о чём вы навряд ли знаете, о том, что начало каждой битвы со стороны защитников от Подъёма объявлял кузнец обороняющегося города или империи с помощью своего родового рога. Так только если семья кузнецов жила на этом месте не менее трёх поколений её главе доставлялась честь взять рог со стены и объявить о начале сражения, стоя в первых рядах. Не знаю, правда ли это, но по легенде наш герой был вечным жителем своих мест, то есть его семья жила с самого начала времён на одном месте. Когда произошёл Первый Подъём, ему было суждено взять родовой рог и встав плечом к плечу со всеми людьми архипелага, включая недолюдей, гномов и эльфов. Но кроме многих в его ряду оказался и необычный по нашим меркам человек, имеющий волшебный посох. В одной из моих историй вы встречали его под именем – Денриол, хотя оно и не точное. Про этого волшебника множество и сольных легенд, которые кажутся более правдивыми. Но всё же их пути пересеклись лишь дважды, сейчас, когда они стоят плечом к плечу напротив тучи страшных существ, и при обороне Артсна.

- Про Артсн вы рассказывали, - подтвердил Мартин. – Но вы не упоминали это имя.

- Упоминал, но возможно назвал его иначе, - пожал плечами рассказчик. – Так вот. После того как кузнец подул в свой родовой рог началась битва, описать которую никто был не в силах, а теперь, когда прошло столько лет, и подавно. Что уж говорить обо мне. В битве было не всё, так как обычно, до этого…

- Но вы сказали, что это Первый Подъем, - пресёк его рассказ Люрин.

- Я такое говорил? – удивлённо оглядел всех дядюшка. – Это был Второй Подъём. Кроме орков и нескольких чудовищ там впервые и в последний раз появились Тёмные, так их прозвали, высокие крепкие чёрные люди без одеяний, а так же Незваные, что напоминали объезженных драконов, но более резвых и мелких. Герою пришлось столкнуться с обоими видами чудовищ, на земле с темнокожими Тёмными и в небе с Незваными. Когда он падал на мёртвом чудовище с высоты звёзд, его придавила шея монстра, и проходящий мимо огр размозжил его череп. Однако ни один из его богов не согласился принимать его душу, и после долгих споров поручили её и тело героя одному из ангелов, что распорядился ею мудро. Существо Света думало, что Подъём происходит из переизбытка неизрасходованной магии в нашем мире и поручило Кузнецу найти Сталь, что хранилась в храме Араса в Артсне. Страна та находилась посреди мира, и являла собой один огромнейший процветающий город. Это было сделать не трудно, но что бы выковать что-то из Стали, наделённому невероятной силой Кузнецу нужен был Молот, что хранился в одном из трёх вулканов архипелага. Теперь у вас уже должны выстраиваться события, о которых я вам рассказывал раньше, в единую цепочку, и мы подходим к истории о Артсне. Ангел всегда наставлял Кузнеца, приходя к нему во сне, и достигнув центра мира, он прилёг отдохнуть в доме у Денриола. Тогда его наставник рассказал герою о том, с помощью молота он должен выковать, то, что никто бы не смог применить на себя. Армия Тьмы подошла к Артсну, когда Кузнец ковал из Стали вазу, но увидев, что всё с наружи в огне, а небо чернее, чем твои волосы Март, он решил «заковать» всю магию в наручи, чтобы с помощью них остановить Тьму. Но как только он закончил ковку в храм Араса зашёл, нет, влетел, его наставник, и движением руки откинул его в стену. Ангел не устоял перед всей магией мира и надел наручи, и отнюдь не для того что бы остановить Подъём, а наоборот, чтобы помочь разрушить Артсн до основания. Город-символ свободных людей был разрушен, а Кузнец предстал перед богами в третий раз…

- В третий? – осёкся Люрин.

- В третий, - подтвердил Топогаль. – Все мы предстаём перед ними дважды, при рождении и при смерти. Но он был избран богами, которые вложили огромные силы в него, а так как магия теперь подчинялась лишь предателю, а сам герой был истощён и обессилен, ему нужно было оставить наследника. Лучшим выбором по мнению богов была Светлая Империя, где можно было найти чистую душу, в которой родится Светлое Дитя, что будет иметь лишь половину силы отца, но кроме того и чистые намерения и взгляды. Чистую душу, чтобы не совершать ошибки отца, которые тот делал часто. О них мы, пожалуй, умолчим. Хоть я и рассказываю вам его историю, я не могу говорить о многом, по причине вашего возраста.

- И что было дальше? – спросила Милени.

- Он отправился в Светлую Империю, где зачал ребёнка с самой чистой душой из всех, что там обитают. С кем никогда не говорилось, как и кто родился.

- Но магия, - начал Люрин. – Она ведь есть и сейчас, колдунов ловят часто.

- И сжигают, - добавил Топогаль. – Только наручи могут давать силу магии, а значит, их владелец неспроста наделяет ею людей. Скорее всего, чтобы люди служили ему.

- А Светлая Империя?

- Они утверждают, что их магия Света защищена от действий наручей, но им не все верят. Поэтому в Бритнию так тяжело и попасть, слишком многое пережило наше королевство от магии, а её выявить трудно, - максимально понятно пояснил дядюшка. – О, уже смеркается. А ну по домам!

- До завтра, - нехотя встал Мартин, подталкивая Люрина.

Люрин вопреки ругани старшего брата Мартина, Эрнеста, уже несколько дней жил у него. Родители же рыжеволосого толстячка думали, что он бежал, однако панику в Айбере поднимать не стали. Но сегодня, как только они спустились по новой лестнице с башни и попали в коридор из частокола, который строили для того что бы устранять численное превосходство противника когда это было нужно, Люрин накинул на голову грязный, как и вся его одежда, зелёный капюшон и показав на Айбер, сам посёлок, сказал:

- Я сегодня с Милени гуляю, так что иди один, я может, попозже буду, - расплылся в довольной похотливой улыбке мальчик.

Милени спустилась не торопясь, подошла к мальчикам, и мило улыбнувшись Мартину, осторожно взяла Люрина за руку.

- Пока, Март, - не убирая улыбки, сказала она и потащила Люрина вперёд.

Как же он её любил!!!

Сердце скакало каждый раз, как только видел её, а разум переставал отвечать, допуская лишь фантазии и идиотские поступки со стороны своего обладателя.

Чего стоит, например, история о её игрушке, что случилась пару лет назад. Тогда Март украл куклу Милени, а когда она обнаружилась, он долго отрицал, свою причастность, а потом и вовсе утверждал, что она его.

А вот Люрин был тем самым плохишом, которых так любят девочки. И последним его безумным поступком был побег из дома «в гости» к Мартину. Хотя его родители и не поднимали панику, да и, по-моему, и вовсе его не пытались искать, раз даже к Марту не подходили, его лучшему другу, Люрин явно переживал больше. Видимо этот поступок окончательно склонил Милени на его сторону.

Дом Мартина ничем не отличался от других в Айбере. Стены сплошные окна, расположенные чуть ли не через каждые двадцать сантиметров, с натянутыми бычьими пузырями. В самом помещении находилось три кровати: две слева от входа и одна справа. Последняя его матери, Эмилии, наместницы Айбера и границ, в титуле фигурирует и что-то про эти Расжские горы, но Мартин точную формулировку не помнил.

На кровати, что была ближе к дверям, лежал Эрнест. В полумраке его лица не было видно, но его светлейшие волосы, что когда-либо видел Март, переливались при любой, даже самой тёмной ночи.

- Ложись, - бросил Эрн брату. – Я тебе быстро до расскажу вчерашнюю историю и пойду гулять.

Мартин не раздевался. Было слишком холодно, а печи в доме не имелось. Зарывшись поглубже под тяжёлую набитую гусиными перьями перину, он замер. Второю ночь подряд ему предстояло слушать легенду – «Одисс и зомби», так называл её брат, для которого Одисс был величайшим легендарным героем. Причина тому, что он был любимым героем их отца, которого Эрнест, в отличии от своего младшего брата, знал, пока тот не погиб на войне.

Мартин любил коллекционировать истории смерти своего отца, коих у него уже было несметное количество. В семь лет он уже понял, что никто не знает, что всё-таки случилось с его отцом, когда тот покинул Айбер. Ответ знал только Эрни, тем не менее он так говорил.

- Лёг? – безразлично поинтересовался Эрнест. – Мы закончили почти у конца, верно? Значит, Легедон поднял армию мертвецов из могил и направил их на некогда свой город – Саврас, где шёл бой вернувшегося из путешествия по пустыне Одисса и Морлока, его главного врага, что отвлекал его этим сражением, пока его новый господин творил тёмную магию. Так, что там дальше было?

- Одисс в очередной раз одолел Морлока, и как всегда пощадил его. Глупец, - напомнил Март.

- Точно – точно, - вздохнул Эрнест. – Но в этот раз он хотел пронзить бессмертного врага Копьём Богов, что даровал ему бог Ваал, за помощь, оказанную им в пустыне. Но в последний момент Одисса остановила колесница, хозяин которой рассказал о наступлении мертвецов…

- Мне всегда было интересно, где находится Саврас? – оборвал брата Мартин.

- Это вымышленный город, - раздражённо ответил Эрнест. – Как и выдумана пустыня Дом и Одисс с Морлоком.

- Но Легедон то существовал?

- Говорят – да, но я не верю.

- Почему?

- Не может настоящий человек действовать в выдуманном мире и с выдуманными персонажами. Иначе говоря, мне семнадцать, тебе одиннадцать, и мы не можем поменяться возрастами.

- Не понимаю, - вздохнул Март.

- Слушай дальше, - буркнул старший брат. – Одисс вступил в бой с Легедоном, надеясь на то, что его Копьё Богов сразит его, но в бою он выронил его, хотя и смог повалить врага. И когда он сел на воскресителя мёртвых… Так-так, дальше я не рассказывал. Одисс собрал всё свою силу втянув в себя воздух и раздувшись, словно огромный камень, а затем рухнул на поверженного Легедона. Герой хотел было схватить Копьё Богов, как оно ударило ему в спину и вынырнуло из его груди.

«Это стоило того, брат?» - спросил Морлок стоя позади Одисса.

«Стоило» - ответил герой, перед тем как замертво упасть возле Легедона.

Тысячи зомби уже ворвались в городские ворота, что из-за своих размеров ещё не успели закрыться, как бы не помогали им маги города. Каждый укушенный тут же обращался в живого мертвеца, а те, что противостояли этим чарам, были заживо съедены. Так Саврас пал в седьмой раз, от своего второго рождения.

- И не спрашивай не знаю, что это значит, но отец говорил, что это самое важное в этой легенде. Он верил почти во все легенды, - вздохнул Эрнест.

- Что было дальше? – пытаясь прервать грустные воспоминания брата об отце спросил Март.

Когда-нибудь, не сегодня не завтра, но он хотел бы спросить брата о своём отце, и услышать полную историю. Но это будет явно не раньше, чем ему исполнится пятнадцать, нужно только молиться всем богам, что бы Эрнест вернулся с Заставы, на которую его заберут уже завтра.

- Одисс предстал перед Божественным Судом, где заседал сам прародитель богов, имя которого было утеряно во времени, но он представился герою. Это значило, что человек прощён, любые грехи сняты, а душа очищена до такой степени, что с него снимался даже первородный грех. Вердикт ему выносили тысячи божественных лет, и порешили назначить его богом-во-плоти, дабы он нёс их веру и обычаи, сокрушая всех противников, которых запрещал трогать богам их прародитель. Хоть и прошли тысячелетия в божественном мире, Одисс вернулся к жизни спустя несколько секунд после того как умер. Легедон завидев, что глаза его врага белые, взлетел и исчез в тёмном небе. Движением руки Одисса город был очищен от мертвецов в мгновение превратившихся в пыль. А Морлок, не умевший летать, был перенесён усилиями своего врага на божий суд. Но сделали ошибку боги, вынеся Одиссу такой приговор, в котором не были обозначены его границы и возможности. Было это не столь ошибкой сколько просчёт. Надеясь на то, что пользуясь всеми силами богов он поможет наладить дела у людей, они забыли о его человеческой сущности, и не изъяли из него чувства, эмоции и потребности. Эмоции рвались наружу, дабы закрыть не совершенный многовековой суд богов, и уничтожить всё живое, что бы мир начал сначала. Чувства не давали ему уснуть, показывая картины того, что бы он мог совершить, воспользовавшись своими новыми силами. А потребности без переменно желали лишь власти. И взяв в руки Копьё Богов он направился за море, где по легендам существовал город, который вероятнее всего и есть божественным. Всё.

- А дальше? – надулся Март.

- Теперь только через полгода, когда вернусь. История эта долгая, - вздохнул Эрни, вставая с постели.

- Ты к дядюшке Топогалю?

- Да, - затягивая расслабленный ремень, ответил старший брат. – Хочу показать ему кое-что.

- А мне покажешь?

- Завтра.

Теперь были видны очертания Эрнеста, который явно не владел накаченными мышцами, скорее дряхлыми запасами пищи на голодный год, хотя и небольшими. На поясе что-то висело, видимо то, что он хотел всем продемонстрировать.

После ухода Эрна сон долго не приходил.

Это стало нормой за последние несколько недель, потому как сон был рядом, а вот сам Мартин не спешил к нему, остерегаясь беспременно страшных снов. Да ещё и те странные люди со своими разговорами, что были здесь накануне отбытия его мамы в столицу на День Единства. Одним из них был принц какой-то далёкой страны, имя которого он так и не запомнил, а та часть, что крутилась у него в голове, Ху Лу, являлась лишь половиной.

Сон пришёл как всегда неожиданно и бесцеремонно, после того как Март устал сопротивляться и расслабился.

Всё как обычно.

Полукозёл-получеловек широко улыбался и держал что-то в руках, здесь всегда была тайна, всегда что-то новенькое, хотя наутро он толком не мог вспомнить, что же всё-таки там было. В правой волосатой когтистой лапе было что-то большое. Не снимая улыбки он протянул руку вперёд. У него не копыта! Это была голова Милени. Кровь медленно капала из её шеи, а лицо улыбалось, словно чудовище-кукловод заставило её. Это уже было. Совсем недавно. Но то, что её голова начала принимать очертания Эрнеста уж точно не повторялось, а было новой оригинальной частью сна.

Повтор был замечен впервые.

Он протянул и левую сжатую в кулак руку.

Разжал, опустив ладонью вниз. Из рук выпали два костяных кубика, что упали куда-то в бездну сна без земли и фона, но обычно это продолжалось не долго. Скоро должны пойти необычные картинки и странные события, которых произойти не могло. Видимо сказываются сказки о Одиссе.

Но в этот раз всё было иначе.

Не было ни картин, ни разных тварей, что ходили или воевали, не замечая его присутствия. Была пустота и два трудно различимых голоса, чьи слова через одно проглатывались пустотой.

- Чего ты ждёшь? – голос звучал с небольшой хрипотцой.

- У нас уговор, не забывай, – теперь же отчётливо слышался медленный размеренный голос дядюшки Топогаля. – Может тебя я и впустил, но вот других никогда без доведения внутренних дел до конца.

- Да, старик, я помню наш уговор, и я выполню его, хотя и не понимаю, как ты можешь обменять этот кинжал на несколько десятков жизней своих знакомых... Но не важно, - голос резко перебил мысли, которые начали накапливаться в голове у явного предателя, – вот он, держи. Открывай ворота, а то наша разведка уже порядком поредела из–за этих отрядов гнусного Канупата.

- Ну, насчёт его гнусности я не сомневаюсь, в жизни я видел не одного живого скелета поднятого из могил тёмной магией, и думаю, что их король самый мерзкий из них…

Послышался скрежет метала, а затем явственные благодарные слова Топогаля:

- Благодарю. Это действительно он! Вы даже не представляете, какую драгоценность теряете…

- Меня не интересуют деньги. Открывай ворота!

- Конечно, пора выполнить и свою часть уговора.

- Очнись!!! Март!!!

Его силком тащили из сна, который он так хотел дослушать, и выспаться. Но постоянную тряску плеч было трудно игнорировать, поэтому ему пришлось раскрыть глаза и рассмотреть своего петуха.

Над ним стоял Эрнест, чьё лицо выражало явственные признаки серьёзной обеспокоенности.

- Надо бежать! – вопил старший брат.

Оглядев комнату Март, заметил, что его друга нет.

- А Люрин не приходил?

- Не знаю! Но лучше бы ему быть подальше отсюда, - отмахнулся Эрн.

Развернув кожаную потрёпанную сумку, с длинным ремнём, он начал судорожно скидывать немногочисленную одежду и выгребать из хлебницы засохшие кусочки хлеба и заплеснувшего сыра.

- Мы куда-то идём?

- Д-да, конечно, - Эрнест немного заикался, но без оглядки развернул мешок, отбросив заполненную сумку скидывать себе в мешок всё, что можно было унести. – Сейчас мы быстро соберёмся, и будем прятаться от злых цвергов в Южном лесу… Сумку возьми.

- А разве там не водятся монстры ещё страшнее цвергов? – Мартин явно начал активно пробуждаться.

- Н-нет, они выдумка, а цверги это настоящие злые существа! Так, что быстрее вставай и бежим от них.

Эрнест быстро завязал конец мешка в узел схватил Марта за руку и, выдернув его из постели побежал на улицу, окончательно позабыв про сумку с припасами. Здесь же пока было тихо, не яростных криков, ни людей в крови бьющихся в истерики, ни даже злобных шёпотов из кустов не было. Из-за чего они бежали? Братья молча прошли через, всегда открытые, южные ворота и уже за пределами посёлка помчались по лесу к тропе, идущей в Гарл.

Не прошли братья и двух сотен метров как окружающая их, итак мрачная, обстановка стала пропадать из виду посредством появления густого тумана, который медленно но верно сбивал их с пути. Испуганные мальчишки, теряя видимость, начали ощупывать каждый ход, чтобы не свалится в какую-нибудь яму или, что ещё хуже, провалиться в чью либо нору. Когда туман полностью ослепил детей, поднялся сильный ветер, который каким – то странным образом совершенно не влиял на туман. Где то сверху начали активно шевелится кроны деревьев. Дети молча замерли, ожидая какой ни будь неприятности, но всё же любопытство младшего взяло верх, и он шёпотом спросил:

- Это цверги? А? Лучше скажи сейчас!

Эрнест мёртвой хваткой сжал правой ладонью губы брата и пронзительно посмотрел ему в глаза, тем самым сказав все, о чем предпочёл не говорить.

- Стойте, дальше вы не пойдёте! – тот самый хрипловатый голос, что Март не так давно слышал во сне, звучал, где то впереди и совсем не далеко.

 

Эрнест ухватил Марта за рукав и потащил его назад в самую гущу тумана. Старший брат ощутил, что то мягкое и прохладное прошедшее через его грудь, и он немного затормозил. В этот же момент Мартин начал тяжело кашлять и тут же упал на землю, корчась от непрерывающегося сухого кашля. Эрнест схватился за грудь, пытаясь найти только, что ушедшее от него новое ощущение внутренней эйфории, и только спустя немного времени он обернулся в поисках Мартина, которого он ни обнаружил не стоящего рядом с ним не лежащего у его ног. Эрнест начал испуганно оглядываться по сторонам, но быстро совладея с собой, закрыл глаза и начал вслушиваться в немногочисленные звуки, которые сейчас были в лесу. Среди них немного с трудом различил скрежет металла впереди него. Эрнест открыл глаза и, вдохнув полной грудью начал продвижение вперёд.

Эрн сделал всего с десяток небольших шагов как увидел очертании, а затем и самого преследователя. На массивных серых пошарканных стальных доспехах рыцаря, не было ни одного символа или герба которые мог бы выдать его происхождение, или рассказать о своём покровителе. Огромный тяжёлый гладкий шлем мог принадлежать разве, что великану. На кожаном обшитым сталью ремне весели ножны, меч же его уже был занесён над закашливающемся про себя Мартином.

Эрнест, даже не думая оценивать ситуацию с разбегу свалил рыцаря на землю, и отпрянул от него, увидев, что тот не может подняться под тяжестью и громоздкостью доспех. Эрнест, находясь во всё ещё возбуждённом состоянии легко подхватил огромный меч возле лежавшего на земле Марта и высоко занеся, не раздумывая проткнул рыцарю доспех тот немного дёрнулся и затих. Голова его, находясь всё ещё в шлему, откинулась в сторону и замерла.




Читайте также:
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (311)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.067 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7