Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Глава 5. К вопросу о доверии




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

– Касси, как с кандидатами?

– Уже у тебя в телефоне, начальник. Или лучше – госпожа?

– Так, друг, разговорчики в строю! Элли, как поживает Сью?

– Да, вас все обыскались, не только Сью Кассандру… Знаете, Энегрейс, это между прочим, не очень легко залазить в базу и оставаться незамеченной… – она, конечно, говорила по-английски, но уважительная форма «Вы» слышалась в каждом слове. Странно, до той тренировки на выступе ничего подобного я за Элли не замечал... Наоборот, она воспринимала Эни, как младшего товарища. Да, знаю, тяжело видеть восемнадцатилетнее личико и понимать, что она тебя старше на несколько тысяч лет.

Элли долго не знала, как с нами общаться, как нас воспринимать. Она вообще была у нас, как домашнее приведение. Почти не вступала с нами в разговор, больше говорила с Джо, тихо. Реагировала на всё открыто, наивно, но в то же время с большим предубеждением. Мне иногда казалось, что мы все – актёры на сцене, а наш зритель – это Элли. Наша лакмусовая бумажка. По её реакции можно было понять, как наши мысли и идеи звучат для ушей простой, современной двадцатипятилетней девицы. Особенно, идеи Эни, конечно.



Но теперь Элли, наконец, включилась. Кажется, до неё, наконец, дошло, как всё это серьёзно, и что её всё это тоже не минует. Возможно, она оценила и риск. Наконец-то. Да, её тоже по головке не погладят господа наблюдатели, если это вдруг всё выплывет. Но, полагаю, наша шефиня позаботилась уже и о безопасности самого младшего нашего союзника.

– Вход безопасен, – через плечо, бросила она.

– Откуда Вам знать? Вдруг они нас раскусят…

– Только пожму руку человеку, который взломает этот код. И, да, выкраду его вместе с забором. Потому что такой мудрец будет совсем не лишним в нашей команде.

Я улыбался. Был ею доволен. Да, пожалуй, всё это было не зря. Если бы Эни в самом деле не угрожала бы голове Дункана, это ситуацию следовало бы смоделировать и инсценировать. Настолько верное на всех она произвела воздействие. Серьёзность появилась сразу же.

В какой-то момент я подумал, что, возможно, Эни так и сделала, но вспомнил её взгляд там, у озера. Не-а. Всё это было на самом деле.

Но как бы там ни было – небольшие потрясения Эни даже на пользу. Как тогда, с побегом Кассандры. Интересно, она бы долго бы ещё ходила вокруг да около, если б в тот момент не грянуло?

Перемены начались сразу же, в тот же день, когда мы вернулись. В наш уютный домик в горах вернулась не девочка-студенточка, а капитан подводной лодки. Не помню, чтобы мы все приносили присягу, но Эни это было и не нужно. Она, моя умница, действовала. Как умела, и хорошо. Думая головой.

Теперь она не стеснялась перекладывать на нас сложные задачи и даже некоторые обязанности. Организовала настоящий штаб, продлила аренду домика ещё на неделю, и расписала наше время по часам. Мы съездили с Маком в посёлок – накупили еды и выпивки, это будут просто «очешуенные» каникулы (как опять выразилась Эни, напомнив нам о том, что есть замечательный сериал…). Время для отдыха она тоже оставила, но и оно было регламентировано.

– Аманд, как там с нашим «офисом». Мне нужны все уровни защиты, это я так, к слову, ты, конечно, это знаешь…

– Грейс, я нашла пять вариантов. Это по всем странам, где вообще сие возможно…

– Выбери три и покажи мне.

Да, следом за Амандой потихоньку все стали называть Эни – более хлёстко: Грейс. Или полностью – Энегрейс. Интересно, а как она назвалась в вузе. Товарищ Анастасия Петрова? Да-да, Анастейша. Я пробежался глазами по роману, Эни, ты не думай, что я тебя невнимательно слушаю.

Но мы с Джо называли её по-прежнему. Впрочем, на нас двоих её диктатура распространялась в меньшей степени…

– Митос…

Эх, сглазил.

– Мне кое-что будет нужно из прошлой жизни…

– То, же, что нужно было и прошлый раз? – улыбнулся я, вспоминая нашу милую беседу на подоконнике.

– Нет, – улыбнулась Эни, чуть смущаясь.

Улыбаться наш капитан не разучилась. Впрочем, как и оставаться светом, чуть более концетрированным, возможно, но всё равно – светом и радостью. Она управляла нами не с позиции силы, а – вдохновляя, помогая, направляя. Мы выполняли ту работу, которую могли сделать. И испытывали, прямо как по марксизму-ленинизму, радость труда, удовольствие от классно выполненной задачи. Не подавлять, но раскрывать, да, Эни?

– Очень-очень давно я кое-что заныкала. Мне надо это вернуть обратно.

– Я думал, ты замела все следы существования Богини Песков в истории человечества, – понял её я.

– Да, почти все, но кое-что…

– Где?

– Ты до сих пор предпочитаешь бумажные географические карты?

– А ты до сих пор не водишь машину?

Мы улыбнулись друг другу, она кивнула. Меня она поняла хорошо. Мы оба знали, что я признаю её командование ровно настолько, насколько учитель признаёт себя учеником на Дне детского самоуправления.

Уважаю, ценю, даже восхищаюсь. Признаю, что свою работу она выполняет отлично, как всегда. Но мы были бы не мы, если бы не пытались переиграть друг друга, не для того, чтобы победить, а… из-за интуитивного понимания друг друга. Неужели она всерьёз тогда решила, что я уйду с Силасом и оставлю её Кроносу и Каспиану? А сейчас – что буду слепо выполнять её указания, нет, милая, просто не получиться. Как говорит одна из твоих любимых героинь.

– К вечеру всё будет у тебя, – объявила она мне.

– К обеду, – поправил её, тихо, так, чтобы никто кроме неё это не слышал. Нечего расслабляться.

Она это приняла и опять улыбнулась – поблагодарила.

– Дункан, как там мой новый клинок, друг? – переключилась с меня Эни.

Мак реагировал на неё правильно, без восторженности. Несколько смиряя её пышущий накал. Спокойно показал эскизы, объяснил, как надо будет держать её новое оружие, чтобы создалось впечатление реальности происходящего, но в то же время было бы вполне безопасным… Да, для Кас в первую очередь. Эни слушала внимательно, вникала в суть.

– Нам нужен будет минимум день, чтобы всё поставить. Ты говорила, сколько будет длиться ваш поединок.

– Минимум три минуты.

– Это немало. Есть идеи, где, во сколько.

– Конечно, – ответила она, показывая указательным пальцем на висок. – Всё уже здесь, Маклауд. Всё уже здесь. Но, ты прав, надо вывести всё для тебя и Касси в удобоваримом варианте. И начни с ней заниматься. Надо исключить травмы…

– Уже, Грейс, уже…

– Спасибо. И да, Мак, ты же не думаешь, что я забыла… – она посмотрела на часы.

До недавнего времени часы Эни не носила. Всё было в её смартфоне. Но, когда мы поехали в город, попросила меня подобрать ей что-нибудь удобное. Мудрствовать лукаво я не стал – приобрёл ей настоящие спортивные часы, с возможностью замера пульса, секундомером и навигатором JPS.

Выбрал – розовенькие, знал, как она психонёт.

Но, когда реакция по поводу цвета схлынула, Эни оценила подарок. Совместила обновочку с нашими мобильными, с электронными картами – со всем. «Вы будете знать, где я, отлично! – улыбнулась она. – И не надо под кожу себе чип вживлять. Ну, знаете, как в “Миссии невыполнимой-2”? Опять не смотрели? Да чем вы только занимаетесь?». Эни была права, самое очевидное в глаза бросается редко. Но такой ярко-розовый цвет… Хм, я радовался, что часики ей понравились.

– Через пятнадцать минут на лужайке, – объявила она.

– Смотри, Эни, смотри… – чуть сверкая глазами и называя её по «мягкому» имени, отозвался Дункан. – Не жди пощады…

– На то и расчёт…

Да, они тренировались по три раза в день. Но теперь – только на палках. Правильно, Эни, правильно, а то и порезаться можно. Свидетелей к себе не звали, что тоже было мудро. Не хотел бы я это видеть.

Возвращались обратно «изрядно ощипанные, но непобеждённые» (как говорила Эни, приводя цитату из какого-то её любимого мультика).

– Так, народ, все отвлеклись от своих задач, – хлопнула Эни, входя в дом.

До обеда оставалось не более часа, и я всё думал, успела ли она составить для меня карту и собрать подробную информацию. Пожалуй, не могла. Когда? Хм, надо будет воспользоваться случаем…

– Помните, что я говорила – отдых смена деятельности. Возьмёмся за руки, друзья! Урок политики и права. Как раз успеем чуть «покусать» тему до обеда…

Элли подошла к ней с какими-то распечатками.

– Я вывела, что Вы просили, Энегрейс, – тихо, уважительно произнесла Элли, будто бы подходя к гендиректору строительной фирмы.

Принтером, мы, конечно, тоже обзавелись. Уф, скоро сюда совсем переедем. Но – что поделать, подготовка, есть подготовка.

– Спасибо, – откликнулась наш учитель-директор, окидывая взглядом свой «класс». – Я понимаю, что мы все смотрим новости. Но важно, чтобы говорили об одном и том же, как говорил Сократ, прежде, чем вести спор, надо определиться с терминами. Так вот, нам надо определить со знанием общественно-политической ситуацией. Начнём с региона в целом…

Она продолжала свой шаг, мягко, невзначай протянула мне бумаги.

Это были карты, маршруты, описания и, разумеется, точное техническое задание, как для историка-археолога или студента-технаря.

– «Ты в хорошей форме, Эни», – произнёс я про себя, не сводя с неё взгляда.

Она не посмотрела на меня, даже ухом не повела, но улыбнулась. Значит, как-то услышала. Кто бы сомневался. На то и расчёт, Эни, на то и расчёт.

 

 

– Наша с вами задача при работе с этим регионом – не доиграться до Третьей мировой войны, – сообщила нам политик и стратег. – Но, начнём. Когда мы говорим про Израиль как про игрока на мировой политической арене, что мы, прежде всего, помним?

– Про арабо-израильский конфликт, – просто ответил Джо. Да, друг, это слишком простой вопрос для тебя, но наша учительница, только разогревается.

– Точно. Вокруг него и начнём плясать, – Эни выдохнула, пробормотала что-то: как же тяжело жить без электронной доски, синхронизировала свой смартфон (или, как она его назвала, планшетом?) с компом Элли, и развернула машину к нам экраном. Политическая карта. Блеск.

Я подумал, что, показывая нам Землю, Эни использовала провод, но сейчас ей нужна была абсолютная свобода действия и движения. Хм, значит, в твоей голове, дорогой стратег план уже созрел. И ты, как хороший учитель и психолог, должна вложить теперь его в наши головы. А тогда, с Кёдзё-то – ты импровизировала, и нашу реакцию до конца предугадать не могла… Так, что здесь? Я продолжал параллельно рассматривать распечатки. Горы, пещеры, гранит. Прекрасно.

– Фактически конфликт начался с образования государства Израиль, и сейчас, особенно после «небольшой» внутреполитической реорганизации, особенно актуален. Год, как Израиль президентская, а не парламентская республика… Но давайте определимся, чего хотят стороны конфликта?

Джо окинул нас взглядом. Я ответил ему доверительным жестом, мол, рули, друг. Остальные «урок», кажется, учили дома плохо, и отвечать не решались. Любопытно было бы посмотреть, как Эни с подобной ситуацией справляется на своих уроках. Класс молчит, а отвечают из раза в раз одни и те же. Хотя, о чём это я? Это же Эни, у неё, наверное, вообще хоровод круглый год.

– Эни, ты хочешь всю историю конфликта? До наших дней?

– Нет, меня интересует сейчас только общие слова.

– Ну, Эни, а как бы тебе понравилось, если скандинавы предъявили свои права на Петербург и Ленинградскую область, и мировое сообщество их поддержит?

– Ты мыслишь правильно, друг, но, правда, скорее, Россия заявит свои права на всю Финляндию…

– Эни… – жёстко позвал её я, не отрывая глаза от распечаток. Ох, уж эти её имперские замашки…

– Но сейчас речь не об этом. Если резюмировать, то одним надо где-то жить, они приходят туда, где уже живут люди. Пытаются договориться. Сначала всё идёт неплохо – деньги многое решают в современном мире, но не всё. А когда в дело вмешиваются религиозные взгляды, политика и открытое противостояние… И кто прав, кто виноват – не мне судить, это вообще не моя прерогатива. У нас с вами есть конкретная задача, помним об этом.

В общем, сейчас ещё веселее – нынешний президент Израиля, поддерживаемый западным миром и, в особенности, США, ведёт настойчивую политику расширения. Кое-кто поговаривает, что вопрос с Ираном уже дело решённое. Я уж не говорю, о Секторе Газа. И на самом деле самих израильтян это вполне устраивает. Можно сказать, его победа на следующих выборах – почти предрешена. Как мы можем в это вмешаться?

 

Я не поднимал глаза, но затылком почуял, как напряглась наша аудитория.

– Нет! – улыбнулась Эни. – Никого мы из политической гонки устранять не будем. Во всяком случае, тем способом, о котором вы подумали. Я же говорила: PR.

Атмосфера разрядилась, а я не удержался от улыбки. Ходим по кругу, друзья, по кругу. Эни уже озвучивала свою позицию на этот счёт. Так, премиленько… Спрятать одну из самых древних реликвий там, где толпами шастают туристы и любители острых ощущений. И, кстати, почему не в твоей любимой России? Не в лесах Сибири? Нет – на видном месте, можно сказать – просто на ладони положила.

– Есть ещё предложения? – в голосе почти мольба. Ей хотелось озвучить свою мысль, но знала – нельзя сразу все карты открывать.

– Выкрасть? – предположила Аманда.

– Спасибо, – сердечно отозвалась наш стратег и тактик. – Мысль правильная, подруга. Думаю, даже могла бы и сработать. Но с этим мы умаемся. Выкрасть президента – это не так, что бы очень просто. При том, потом надо будет аккуратно замести следы. И понимать – за нами будет охотиться Моссад, ЦРУ и те службы, о существовании которых даже не подозревает мировое сообщество. И, хотя я ничуть не сомневаюсь в наших способностях, мы будем тратить просто невероятно много времени и сил не на решение задачи, а на устранение последствий своего вмешательства. Я так думаю, во всяком случае. Однако, за идею ещё раз благодарю. Ещё?

– Компромат? – предположила Кас. Да, Кас хлебом не корми по части компроматов и разоблачений. В делах как что-то замутить – в прямом смысле, взболомутить воду, и поднять со дна ил и песок – равных ей нет. Это я хорошо помню по истории с Кроносом… Как мне тогда Мак голову не оторвал…

– Правильно! – радостно воскликнула Эни, Кас довольно хмыкнула, видимо победно улыбаясь. – Но, к сожалению, не пойдёт.

Эх, Кас, не расстраивайся. На самом деле, ты здорово помогла Эни, правда. Я в этом абсолютно уверен. Ей нужен диалог.

– Молния дважды в одно место не ударяет, – продолжала писатель мировой истории. – Нам нужно ударить компроматом акцентировано. По нашему же собственному кандидату, чтобы в пух и прах, помните? Если разменяем эту монету раньше – ничего не выйдет, а что ещё страшнее, ситуация станет почти непредсказуемой. Не пойдёт. Давайте, ребят, что можно сделать ещё?

– Обычно в таких случаях что-то обещают… – начал Джо, осторожно растягивая слова.

Я сразу же оторвался от карт, положил бумаги перед собой, взглянул на него, а потом внимательно посмотрел на Эни. Уголки её губ едва заметно были приподняты, глаза светились. Соображаешь, друг, соображаешь… Найти, что пообещать, чтобы перевести железнодорожный стрелки и пустить поезд в нужном ей направлении, – это точно по части Эни…

– Или гарантируют, – мягко закончил мистер Доусен.

– Безопасность, – выдохнул я, откидываясь на спинку стула и сдерживая порыв рук, готовых схватиться за голову. Кажется, для меня начала складываться мозаика, выкладываемая Эни.

Она взяла короткую паузу, чтобы все сидящие на «уроке» смогли осмыслить нашу догадку. Заглянула в лицо каждому, убеждаясь, что зерно упало в благодатную почву и только потом, как спокойно констатируя факт, произнесла:

– Браво, друзья! – и добавила чуть веселее, по-своему беспечно. – Проголодались?

 

 

За обедом Эни постаралась нас отлечь от тяжёлых дум. Была, мягко, не вызывающе, весёлой, милой. Спросила, чем мы планируем заняться вечером. Вот о планах на вечер, пожалуй, вообще никто не думал.

– Может, сыграем в волейбол? – предложила она. – Трое на трое. Самая жесть. Джо – судья.

Я живо представил себе, как Эни на ровном месте разлинует площадку, установит столбы, повесит сетку. Интересно, а сетка и мяч у неё уже припасены?

– Спасибо, Эни, все шишки будут моими, – откликнулся Джо. – К тому новые правила я знаю неважно…

– Не переживай, я тебе всё расскажу. Ну, так что?

Особого энтузиазма никто не выразил, но Эни не унывала:

– Ну, давайте, хотя бы в «картошку» поиграем?

Мяч точно есть.

– Развивает координацию движений, прыгучесть, и вообще – весело… Я вам рассказывала, как мы с подружкой поехали в к морю и на пляже резались до упаду в волейбол… Ум, классно было, только у меня все плечи тогда сгорели. Зато беленький песочек, море, загорелые тела ребят… Касси, тебе вообще пора уже тренироваться! Я имею в виду, играть в волейбол. Без физнагрузки на пляже со скуки помереть можно… Дункан, а по поводу тебя, мне вообще жутко интересно, способна ли я «взять» мяч, если ты его «загасишь». Давайте, народ…

Я смотрел на её живое, юное лицо, светящиеся от неуёмной энергией, и не мог не улыбаться. Как и все, кто вкушал вкусное овощное рагу и нежное мясо. От её голоса, мимики и движений как-то просторнее становилось вокруг, дышалось легче и глубже.

Эни… Эни… Ты ведь понимаешь, что мы с тобой в мяч играть вечером не будем. Скорее всего, почти в полной тишине, без карт и дискуссий, опустошим ещё пару бутылок виски. После того, как ты, драгоценный мой стратег, дорасскажешь всем свой план. Но ты… ты говоришь всё это, не потому что уговариваешь, нет, а потому что хочешь облегчить нашу ношу. Неплохо выходит. И ты это чувствуешь. Но скажи, а кто разомнёт твои тяжёлые плечи?

Да, милая, ты правильно поймала мой взгляд. Это был риторический вопрос.

 

– Вернёмся к нашим политическим вопросам, – сказали Эни, выходя на центр несуществующей кафедры.

Спасибо, дорогой друг, что после обеда ещё час нас просто не трогала, даже не пыталась с нами заговорить. Помыла посуду, перетёрла тарелки. Эни, ты педант, я тебе говорил это? Забилась в кресло, воткнула в уши наушники и чего-то там искала в своём смартфоне.

Целый час времени, чтобы решить, как же тебя развлечь этим вечером… Даже не представляешь, сколько мыслей может заискриться в голове за это время. Но одна из них мне особенно нравится… Но пока, ты права, – работа.

– Итак, вопрос на засыпку, как гарантировать безопасность? Точнее – при каких условиях безопасность требует гарантии? – чётко произнесла Эни.

Лицо Мака опять посерело, и она это сразу же заметила и улыбнулась:

– Нет, дорогой друг Дункан, про слезу ребёнка мы уже говорили. Однако ты мыслишь убийственно верно. Когда случается беда – мгновенно, внезапно, врывается в мирную спокойную жизнь, – это очень страшно. И очень действенно. Народ, нация, люди сплачиваются, объединяется против общего врага, и на этой волне можно вести очень эффективные оборонительные войны. Но мы этого делать не будем. Нет. Никаких жертв на алтарь великого дела. Думаем. Ладно, подсказываю…

Кто мне скажет, с чего инквизиция начинала допрос ведьмы?

 

Бедную Аманду аж передёрнуло. Эни…

– Аманд?.. – мягко произнесла она, подчёркивая интонацией: извини, я не думала, что ты попадалась. Не хотела. Если не желаешь, не рассказывай.

Благо наша воровская красавица уже не одну сотню лет ходит по земле и услышала в голосе Эни, что та пытается ей сказать. Только коротко, но с готовностью кивнула в ответ.

– Со слов, – вздохнув, ответила она. – Сначала увещевали, потом угрожали, потом проводили по пыточным залам и показывали инструменты… Толку их было показывать. Я знала, что должна буду умереть под пыткой. Других вариантов не было…

– Спасибо, – произнесла наш психолог, одновременно благодаря и извиняясь. Она, наверное, немного жалела о том, что не дала ответ сразу.

А с другой стороны, ей можно было быть уверенной – мы всё поймём и запомним.

– Аманда говорит правильно, – продолжала она. – Чтобы стало очень-очень страшно, сначала надо сломить психологически, запугать.

– Ты хочешь создать реальную угрозу, да, Эни?

Я смотрел на неё и, не могу сказать, что к своей радости, понимал, что угадал.

Она вздохнула и кивнула.

Выдержала мой взгляд, не отводила горячих от напряжения глаз.

– Очень опасную угрозу. Встать на цыпочки прямо на пороге Третей мировой, а потом – всё развеять.

Эни снова обратилась к своему карманному компьютеру.

– Друзья, я прошу вас сосредоточиться на том, что я готова вам теперь сказать. Мне нужно всё ваше внимание.

Итак, сначала ещё раз перечислим, что мы имеем.

У нас есть государство, где мы планируем проводить до поры до времени успешную предвыборную кампанию. Оно находиться в состоянии конфликта. Как выделить кандидата? Усугубить конфликт, умело его разрешить руками Героя. И народ пойдёт за героем. Это идея.

Воплощение. Мы знаем, что у Израиля давно уже складываются непростые отношения с Египтом. Из новейшей истории знаем, доходило и до открытого противостояния, но египтяне потерпели поражение. Теперь представим, что Египту оказывают поддержку государства с ядерным оружием…

Нереально – правильно ты, Джо, подумал. Извини, по лицу твоему прочитала. Постараюсь быть более воспитанной и сдержанной, но сейчас не могу отвлекаться. Нереально, потому что у Израиля есть серьёзный заступник – НАТО и США.

Значит, заступника стоит убрать… Только, пожалуйста, сейчас понимайте меня правильно. Так вот, как?

Кто сейчас мне скажет, кто является на данный момент вице-президентом в Соединённых Штатах?

– Митчл Рей, – отозвалась Элли, точно услышав, что вопрос относится именно к ней. Из неё получился бы отличный секретарь-референт.

– Спасибо, Элли. Митчл Рей…

Что-то знакомое… Не может быть, опять эта история!..

– Митчл Рей националист с хваткой волкодава. Как ему удалось пролезть на самую верхушку так и не примкнув ни к демократам, ни к республиканцем, даже для меня остаётся загадкой. Но известен он тем, что ведёт достаточно… открытую политику…

– Митчл Рей, – грустно подключился Дункан. – Знаю. Мы с Митосом и Джо его знаем. Именно этому… человеку я обязан тем, что собственными руками…

Мак с трудом подбирал слова, вспоминая Рейчл и тот вечер.

–Рейчл его чуть не казнила, – вмешался я. – Поэтому, да, Эни, наслышаны, наслышаны…

Кажется, наш психолог всё поняла, с сочувствием посмотрела на Дункана, он краем глаза уловил её взгляд, и продолжала.

– Хорошо, что «чуть ли» не случилось. Иначе мне пришлось бы самой создавать такую фигуру, а это было бы невыносимо противно и к тому же требовало бы времени. Итак, у нас есть вице-. Националист, не скрывающих своих взглядов. При каких случаях он может получить права президента? И опять этот взгляд… Да, но я устала повторять, что убивать никого не собираюсь. Думайте, класс, думайте!

– Болезнь, – понял я.

– Умничка, – выдохнула Эни. Судя по интонации благодарила. – Только не просто болезнь, а что-то – ап! Операция, кома, я понимаю, что вы догадались, но озвучить всё равно надо.

Так вот. У президента вдруг обнаружат уникальную болезнь, будут лечить, он впадёт в кому, но его, стараниями молодого, очень одарённого врача мистера Адамса в итоге вытащат с того света.

 

Я её понял, но для ребят она всё-таки пояснила.

 

Митос отправиться в США, правильно устроиться на работу, в штат врачей при президенте. Вложит в чью-то умную голову свои умные догадки об истинном состоянии здоровья первого человека в государстве (обязательно, чужими руками, Митос, но ты итак это понимаешь…). Потом догадки подтвердятся – пару обмороков, небольшой приступ (только умоляю, не сердечный. Поаккуратнее там…). Госпитализация. Ухудшения состояния. Передача чёрного чемоданчика и – кома. Мне нужно будет не более трёх дней, друг. А потом – приводи в чувства, даже не включая телевизор и не залезая в инет, ок? Мы успеем. Должны.

Аманда ты летишь за Митосом. Но у тебя – свои дела. Но сначала – наш бой, помнишь. Если всё это стороны будет выглядеть, как изощрённая месть, тем лучше. Но – продолжаю.

В это время, пока чемоданчик у Митчела, происходит бум! Египет, что логично, объявляет, что идёт войной на Израиль при поддержке Ирака и Пакистана. То есть при ядерной поддержке. А наш националист накладывает, при активной поддержке Аманды, вето на вмешательство НАТО в этот конфликт…

 

Она облокотилась на стену. Посмотрела на нас глазами прорицателя. Нам всем было не по себе, но спасало то, что в голове крутились простые вопросы. Например, что забыли Иран и Пакистан в этом деле. К сожалению, я понимал, Эни их ждёт, и ответ на них уже готов. А значит, сценарий уже написан…

– У них даже общей границы нет… – помог ей я, видя, как побледнел Джо, не желающий уточнять далее.

– Спасибо, друг, – отозвалась Эни. – Правда, нет. Зато есть свои интересы. Израиль сейчас ведёт почти агрессивную политику расширения. И Иран пятками чует, куда дует ветер… После Ирака – он следующий. А Пакистан его поддержит, чтобы укрепить влияние в регионе, усилить позиции. После неудачной стычки с Индией они у него до сих пор ходуном ходят. Так, что так… Угроза будет очень, очень… До паники реальной.

– Но как ты потом?.. Это всё остановишь? – тяжело спросил Джо.

Эни усмехнулась. Кивнула, выражая признательность за вопрос.

– А теперь представьте, что в этом кошмаре появляется человек, герой, которого толком-то не воспринимали до того… Он через средства массовой информации с правильно написанной речью обращается к врагам. Просит их быть милосердными, человечными… Под его слова идёт ролик, где показываются смеющиеся дети, синее небо над пустыней, старинные тексты, глубокие глаза стариков, женщин… В общем, то, что всегда трогает чувствительных особ. Так, чтоб до слёз воодушевления, сострадания восхищения…

– Грейс, – серьёзно сказал Дункан. – Ты серьёзно считаешь, что остановишь войско мольбами и увещеваниями?..

– Дункан, ты прелесть, – улыбнулась стратег. – Нет, конечно. Но так должны думать 90% рядовых граждан… О чём ты?.. Было бы смешно, не будь так грустно.

Конфликт погасит не это. Наш кандидат пообещает Пакистану оказать содействие в отвоевании у Индии двух весьма соблазнительных территорий, который уже стали яблоками раздора и здорово подпортили репутация Пакистану.

– Джамму и Кашмир, – догадался Доусен.

– В точку. Спасибо, Джо, – Эни аж щёлкнула пальцами от удовольствия. Да-да, нет большей радости для учителя, чем успехи его учеников… – Ну, и в довесок обещает не вести на территории союзников политику расширения. И Пакистан уводит из игры соседа, а Египет, оставшийся без ядерной поддержки, решает в это дело не соваться. Дальше – дипломатия. Думаю, мы с кандидатом тут справимся сами…

Всё, конфликт исчерпан, президент пришёл в себя. Разберутся они сами, нам там делать нечего. Но немного подпалим крылышки Митчлу – этому соколу сие скорее на пользу.

А все «тайные» переговоры и обещания нашего кандидата будут аккуратно подшиты к компромату. Там, конечно, его разоблачение, как грянет, так грянет. Кассандра, полностью полагаюсь на твоё искусство врачевания…

Дальше – уже программа и внутренняя политика. Да, с программой пока я вас динамлю, на меня это не похоже. Но раз мы пока немного здесь задержались. Подождите немного, пожалуйста.

И – да, друзья. Ещё одно – важное, и все пойдём по своим делам. Ещё часа три работаем, потом всё оставляем, и – играть в волейбол. Или, во что хотите, на ваше усмотрение.

Так вот…

 

Ей трудно было произнести то, что она собиралась нам сказать, но Эни шла до конца, умничка.

 

– Посмотрите на карту… Чуть-чуть зазеваемся, громыхнёт, мало не покажется. И ещё… Если Индия вдруг догадается об угрозе, которой на самом деле не будет, мы её выдумаем, но вдруг… Если догадается, то велика вероятность её объединения с Китаем, а у Китая – с Россией. Как понимаете, спокойно на такие штучки смотреть никто не будет. И тогда…

 

Её глаза стали песочного цвета, а пальцы на руках вздрогнули.

Я подался вперёд, готовый встать, но она взяла себя в руки. Прижала дрожащие пальчики к горячим глазам и тут же усмехнулась:

– Прошу меня извинить, кажется, я увлеклась рассказом, – она отняла руки от лица и снова смотрела на нас своим серо-зелёным взглядом. – Полагаю, на этом пока всё. Обдумайте всё, что услышали. Если будут вопросы, я отвечу на них в любое время…

Но не сейчас… Закончил я за неё мысль. Но не сейчас. И это я видел наши друзья как-то поняли.

Эни улыбнулась нам, оставила на столе свою навороченную игрушку, прошла через всю комнату и вышла на улицу.

Конечно, тебе надо подышать.

Я зашёл на кухню, набрал стакан воды, вышел за ней. А наши как-то всё ещё даже не вставали с классных мест – Эни ты повергла всех в шок. Наверное, и себя, да, друг?

Она сидела на крыльце, оперев локти о колени, смотрела в никуда. Плечи были гранитно-тяжелы.

Присел рядом с ней, подал воду.

Эни даже не подняла на меня до рези красные, больные глаза. Приняла стакан, рука её подрагивала, пальчики были холодны, а ладонь – горячей. Стакан опрокинула залпом. Ей очень хотелось пить. Даже не выпить.

– Принести ещё? – спокойно спросил я, на самом деле говоря: я рядом, Эни.

– Не уходи, – певуче, тихо попросила она.

Я обнял её за каменные плечи, она уткнулась носиком в моё плечо. Старалась охладить горячие глаза о прохладный свитер.

– Держи меня крепче, вождь и господин, – шёпотом сказала та, кто была соткана из самой лёгкой ткани бытия. – Держи крепче…

– Куда ж ты денешься, Эни? – улыбнулся я, припоминая русскую присказку.

Она презабавно хмыкнула, немного оттаивая, теплея, и ещё крепче прижимаясь ко мне. Меньше, чем через минуту, она провалилась в сон.

А я так же держал её, зная, что она проснётся, если отпущу.

…Хм, хрупкий котёнок, хозяйка мира.

 

 

– Так, ещё шаг, не бойся... – довольно улыбаясь, говорил я. Роль поводыря давалась мне неплохо. Во всяком случае, Эни ни разу не споткнулась. Но то, что глаза я завязал ей надёжно, можно было не сомневаться.

– Ребят, я вас тоже слышу, значит, это не то, что я думаю, так? – голос аж переливался от любопытства и нетерпения. – От Касси можно, конечно, всё ожидать. Но, вы, ребят, приличные же люди. Дункан? Аманда? Джо? Элли?

– Нас тут нет, – не удержалась Аманда, её глаза тоже искрились. Не знаю, что привело её в такое оживление, моя задумка или реакция на неё Эни, но настроение у неё было приподнятое, как и всех.

Я наградил её сокрушающим (в шутку, конечно) взглядом. Она улыбнулась, пожала плечами, что ты хочешь… Однако Эни оживилась ещё больше, и мне нравилось за ней наблюдать.

– Эй, народ, куда вы меня всё-таки привели? Уже пора вспоминать сказки братьев Гримм или рано?

– Расслабься и получай удовольствие, – строго сказал я, но улыбку в моём голосе она услышала, как и лёгкий упрёк. Значит, как что-то организовать, вытащить нас в этот домик, в эту игру – это мы первые, а как самой чуть-чуть побыть частью чьего-то плана…

– Нет, Эни, так не пойдёт, – уже вслух продолжал я. – Тем паче, что наша беседа на крыльце окончательно утвердила меня в мысли, что я хочу это попробовать. С тобой.

Она, конечно, уловила свою же интонацию. Покашляла. Да, воображение у тебя неплохо развито… Терпение, мой друг, терпение.

– Если что – день рождения у меня зимой. Э, кажется… Я это к тому, что вполне могу подождать царского подарка ещё полгодика…

– Тебе это не поможет, Эни, – хищно сказал я, переглядываясь со всеми.

Дункан простовато улыбался, Джо качал головой. Согласен, кажется, что ловить тут нечего, пустое место. Но вы это зря, дорогие товарищи-любители охоты и рыбалки. Сами вскоре убедитесь.

Носик, как у ёжика, пришёл в движение – любопытство было запредельным. Ещё шаг, аккуратно, вот так. Всё пора открывать карты.

– Как ты думаешь, где ты находишься? – спросил я, отпуская её руку и отходя на несколько шагов.

Эни, конечно, тут же потянулась к шёлковой повязке.

–Не-а, друг, оставь повязку в покое. Так где?

Она глубоко вдохнула, выдохнула, постучала ножкой, обутой в кроссовок. Удар резины о дерево был глухим, но Эни услышала, что хотела. Да, догадалась. Слишком быстро, эх… Раскручивай, не раскручивай её вокруг себя же, води, не води через «Агабогатырь», а всё равно, сто очков вперёд всем нам даст, да, Эни?

– Это старый амбар, да?

– Верно, – спокойно отвечал я. – Мы его немного подготовили к твоему приходу. Здесь и так, впрочем, ничего не было, кроме старых инструментов, а теперь и вовсе… Слышишь, эхо? И вовсе пусто. Совсем. Тебе в какой системе исчисления описать пространство? Ну, конечно, о чём я спрашиваю… Эни, в твоём полном распоряжении пятнадцать тысяч кубических метров. Думаю, ты и так это знаешь. Так?

– Представляю.

– Хорошо. Теперь внимание, как ты говоришь. В любом эксперименте важна техника безопасности. Сначала, позволь, тебя предупредить у входа в строение стоит вся наша бригада. Но, надеюсь, ты сбежать не попытаешься… Единственно, на что ты можешь налететь, это на колонки и Эллин компьютер. Они прижаты к стене справа от тебя. Ещё две колонки под самой крышей, но ты до них не доберёшься, даже если очень захочешь. Теперь скажи, ты удобно одета?

– Вы хотите провести тренировку? Так? – спросила она. Эни ты нервничаешь? Хм…

– Ты не ответила, – не отставал я.

– Да.

Эни была одета в короткие удобные шорты, в спортивное бельё и лёгкую, как марля, майку. Обувь удобная. Как ты себя назвала? Прямо, как Лара Крофт. Хм, Эни… Не помню, чтобы Лару рисовали в джинсовых шортах и белой майке. Впрочем, не то, что бы я был очень хорошо знаком с этой героиней. Но ты мыслишь правильно. Могу сказать точно: акробатические трюки тебе, милая, сегодня стопроцентно обеспечены. Да, пожалуй, стоит попробовать.

– Хорошо, – понижая голос, сказал я. Кас стрельнула глазами и покачала головой. Да, при ней лучше так не делать. Я сказал проще: – Открываю тебе нашу задумку. Эни, ты слушала новый альбом твоей любимой «Мельницы».

– «Ангелофрения»? Да, конечно.

– Танцевала что-нибудь из него?

– Ты имеешь в виду, как рисунок? Нет. Только хотела…

– Эни, позволь предложить тебе порисовать вместе. Я хочу, чтобы ты сегодня танцевала. Со мной. Две композиции. Сначала «Гори, Москва» (я сделал над собой усилие, чтобы не улыбнуться, в моих устах название этой песни звучало несколько кровожадно) и «Река». Не снимая с глаз повязку. И – в полную силу. Согласна?

Она улыбалась. Но не так, что уф – чем бы дитя не тешилось, пронесло. А по-своему. Сосредоточенно, открыто, вдохновенно. Ей нравится моя идея, я рад. Но и пугает, да, Эни. Страшно довериться себе и мне?

– Здесь горит свет?

Хм, по-прежнему не выносишь электрическое освещение? Спрашиваешь, значит, готова решиться и – по-настоящему.

– Здесь и так светло, – честно ответил я. – Большие окна почти до пола. Сумерки за ними, лилово-синие. Мы будем, как тени, Эни.

Дункан с Джо уже смотрели на всё это скептически. Понимаю, это всё кажется пионерской зорькой или, наоборот, танцами пенсионеров на маршрутном лайнере. Нет, ребят, будьте серьёзней. Вы уже видели, на что способна Эни. Поверьте, это только верхушка айсберга…

– Так что? – подтолкнул её я, полагая, что Джо тяжело стоять на одном месте.

Она расправила плечи, повела ими, скидывая ненужный балласт, вытянула позвоночник, стала живой, как ток…

Хорошо, Эни, хорошо, – улыбался я, не произнося ни звука.

Вдохнула и выдохнула, как перед прыжком в воду (правильно, дыхание – это важно, друг, нечего было тогда выпендриваться…). Приоткрыла горячие губы и почти шепнула:

– Поехали!

 

 




Читайте также:
Как построить свою речь (словесное оформление): При подготовке публичного выступления перед оратором возникает вопрос, как лучше словесно оформить свою...
Почему двоичная система счисления так распространена?: Каждая цифра должна быть как-то представлена на физическом носителе...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (253)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.079 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7