Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Устав уголовного судопроизводства




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

1. Никто не может быть наказан за преступления или проступки, подлежа­щие ведомству судебных мест, не быв присужден к наказанию приговором над­лежащего суда, вошедшим в законную силу.

6. Приговор постановляется не иначе, как по проверке и дополнении в засе­дании суда доказательств, обнаруженных предварительным следствием.

7. Заседания, кроме случаев, указанных в законе, происходят публично. <...>

10. По делам о преступлениях и проступках, влекущих за собою наказания, соединенные с лишением всех прав состояния или с потерею всех или некото­рых особенных прав и преимуществ, определение вины или невинности подсу­димых предоставляется особым присяжным заседателям. Сие правило не рас­пространяется на дела о преступлениях государственных. <...>

17. Различие подсудности по сословиям отменяется.

Дмитриев С.С. Хрестоматия по истории СССР. Т. Ш. С. 158-160.

№13. Из воспоминаний А.Ф. Кони: оценка судебной реформы

Судебные Уставы явились одним из лучших звеньев в последовательном ряду преобразовании императора Александра П. Ими был решительно и бесповоротно упразднен старый суд, снискавший себе, так .сказать, всеобщее неуважение... Поэтому обнародование Судебных Уставов было встречено единодушным сочувствием...



...Суд присяжных в своем живом осуществлении соединял в себе, как в фокусе, все общие начала, внесенные Судебными Уставами в отправление уголовного правосудия, а именно - независимость и самостоятельность судьи, внутреннее убеждение при решении дела, свободное от предустановленной оценки доказательств, - решительный вывод о вине или невинности, не подлежащий отмене или пересмотру, если только он сделан при соблюдении форм и обрядов процесса, господство живого слова взамен бесцветного однообразия письменного изложения и связанная с этим непосредственность восприятия впечатлений, влияющих на слагающееся заключение относительно подсудимого, и, наконец, участие самого общества в отправлении правосудия...

№14. Военная реформа. Устав о воинской повинности 1 января 1874 г.

Явился центральным элементом военной реформы 70-х годов XIX в. Ознамено вал переход от принципа рекрутского набора в армию к всесословной воинской повинности.

Публикуется с сокращениями

1. Защита престола и отечества есть священная обязанность каждого рус­ского подданного. Мужское население без различия состояний подлежит воин­ской повинности.

2. Денежный выкуп от воинской повинности и замена охотником не допус­каются. <...>

10. Поступление на службу по призывам решается жеребьем, который вынимается единожды на всю жизнь. Лица, по нумеру вынутого ими жере­бья не подлежащие поступлению в постоянные войска, зачисляются в ополче­ние.

11. К жеребию призывается ежегодно один только возраст населения, имен­но молодые люди, которым с 1 октября того года, когда набор производится, минул 21 год отроду.

12. Лицам, удовлетворяющим определенным условиям образования, пре­доставляется отбыть воинскую повинность без жеребия, в качестве воль­ноопределяющихся, на основании правил, изложенных в главе ХП сего устава.

17. Общий срок службы в сухопутных войсках для поступающих по жере­бию определяется в 15 лет, из коих 6 лет действительной службы и 9 лет в запасе...

18. Общий срок службы во флоте определяется в 10 лет, из коих 7 лет дей­ствительной службы и 3 года в запасе.

20. Указанные в прошедших 17 и 18 статьях сроки службы устанавливаются собственно для мирного времени; во время же войны состоящие в сухопутных войсках и во флоте обязаны оставаться на службе до тех пор, пока того будет требовать государственная надобность.

36. Государственное ополчение составляется из всего нечислящегося в по­стоянных войсках, но способного носить оружие мужского населения, от при­зывного (ст. П) до 43-летнего возраста включительно. От призыва в ополчение не освобождаются до этого возраста и лица, уволенные из запаса армии и флота.

Дмитриев С. С. Хрестоматия по истории СССР. Т. III. С. 165-166.

№15. Из дневника Д.А. Милютина о попытке К.П.Победоносцева отстоять исключительные права дворянства при обсуждении военной реформы в Государственном Совете

... Выходит наш ученый оратор - Победоносцев и произносит длиннейшую речь, в которой, к общему удивлению, возбуждает щекотливый вопрос о правах сословных. Можно ли было ожидать, что наша аристократия выставит такого адвоката? - Победоносцев поднимает знамя дворянских привилегий! К какому же приходит он заключению? - что из молодых людей, отнесенных к вольно­определяющимся 3-го разряда, допускать в офицеры одних только дворян! ... Итак, вопрос решает уже не уровень образования, а дворянская порода... К счастью, такое чудовищное предложение никем не было поддержано. Многие, без сомнения, тайно сочувствовали принципам, развитым в риторической речи Победоносцева; но все деятельные члены этой партии, с большим тактом, чем ее адвокат, поняли, что он зашел слишком далеко и что на избранной им почве трудно вести борьбу. Председатель наш вел прения так же искусно, как и в предыдущее заседание; он ловко возразил на общий тезис Победоносцева. Мне пришлось говорить много. Результат получился вполне для нас успешный.

Дневник ДА. Милютина. М., 1947. Т. 1. С. 110-111.

№16. Из воспоминаний В. Мещерского о введении всеобщей воинской повинности

1874 год начался длинным манифестом о введении всеобщей воинской по­винности, появившимся 3 января. Его ждали первого, и весь Петербург волновался, ибо пустили слух, что реформа отложена. То был день триумфа военно­го министра Дмитрия Милютина... Все говорили о военном принципе равен­ства всех под знаменами, о том, что отныне жирный купец не будет откупать своего сына от солдатской службы, но кстати припомнить, что упоение духом времени было так сильно, что никто и пикнуть не смел о том, что в сей день, 3 января 1874 года, уничтожалось одно из главных прав русского дворянства. Мало того, что о таком крупном факте в истории русского дворянства никому в голову не приходило вспомнить, как при издании судебных уставов никто не вспомнил, что дворянство получило навсегда право быть судимым только дво­рянами, и это право судебными уставами уничтожалось, но, как я раньше гово­рил в своих воспоминаниях, нашлись такие дворянские собрания, которые со­ставили и представили благодарственные адреса за честь уравнения их со все­ми другими сословиями России относительно отбывания воинской повинности.

Мещерский В.П. Мои воспоминания. С. 233-234.

№17. Период реакции

Политическая реакция, возникшая тотчас же после убийства Александра II, происхождением своим обязана той обстановке, которая сложилась в России в этот период. Разгром партии «Народная воля», отсутствие каких-либо других революционных сил, слабость кресть­янского движения, незначительное число рабочих высту­плений, известный политический индифферентизм, ох­вативший широкие круги интеллигенции после событий 1 марта,— таковы объективные причины, способствовав­шие утверждению реакционного курса.

Конкретные формы, в которых претворялась эта по­литика реакции, во многом определялись самодержцем «всея России» и его ближайшим окружением. Первую роль играли здесь Победоносцев, Толстой, Катков и Мещерский.

Первый период (май 1882 – конец 1885 г.) – приход к власти графа Д.А.Толстого – характеризуется установлением откровенно реакционного курса, однако в этот период в силу ряда обстоятельств никакой программы реакционных преобразований не существует. Утверждаются новый университетский устав, а также «Временные правила о печати». Причиной подобного положения была боязнь террористической борьбы народников. Но уже в этот период наметились контуры будущих реакционных преобразований, ставивших своей целью усиление роли поместного дворянства. Особенно отчетливо мысль о первенствующей роли дворянства была выражена в 1885 г. в манифесте по поводу столетия Жалованной грамоты дворянству. «Мы для пользы государства признаем за благо - говорилось в нем, - чтобы российские дворяне и ныне, как в прежнее время, сохранили бы первенствующее место».

Ближайшее окружение императора – Победоносцев, Толстой, Мещерский – ведет борьбу за изгнание из правительства «представителей инакомыслящей партии» (либеральных министров).

Второй период – (1886 – 1894 гг.) – характеризуется не только детальной разработкой общего плана и конкретных проектов, но и проведением их в жизнь. В 1885 г. на страницах катковского журнала «Русский вестник» появилась обширная статья «Современное состояние России и сословный вопрос» А.Д. Пазухина, уездного предводителя дворянства в Симбирской губернии, которая содержала программу реакционных преобразований.

«Современное состояние России, — говорит Пазу­хин, — признается смутным и неопределенным. Жизнь народа за последнее время была обильна явлениями, поражающими нас внутренними противоречиями. Быст­рое распространение анархических учений, падение вся­кого авторитета власти, развитие в обществе корыст­ных инстинктов, упадок религии, нравственности и се­мейного начала — все эти факты, являясь признаками социального разложения, заставляют здоровые элемен­ты задуматься над будущностью нашего общества».

Охарактеризовав таким образом положение страны, Пазухин пытается найти причины, вызвавшие подобное положение.

Отмена крепостного права, по его мнению, была крайне необходима и проведена она весьма удачно. Ос­новное достоинство Положений 19 февраля 1861 г. Па­зухин видит в сохранении политической значимости по­местного дворянства и его руководящей роли в кресть­янской жизни. Мировой посредник представляется ему в виде идейного руководителя крестьянства и защитни­ка его интересов. Таким образом, что в действительнос­ти являлось отрицательными сторонами крестьянской реформы (сохранение феодально-крепостнических пере­житков), рассматривалось Пазухиным как величайшее благо.

Что же тогда послужило причиной совершенно не­удовлетворительного состояния России? По его мнению, это те реформы, которые последовали за отменой кре­постного права. Дело в том, что «в основе всех ре­форм,— замечает Пазухин,— -следующих за крестьян­скою, лежит принцип уравнения или так называемого слияния сословий не только в правах личных (граждан­ских), но и во всех правах служебных (политиче­ских)»41. Таким образом, в буржуазном принципе бес­сословности— уравнении сословий — Пазухин видит главное зло. С этих позиций он и подвергает уничто­жающей «ритике «великие реформы».

Более всего достается земской реформе. По мнению Пазухина, как состав земства, так и его деятельность носят случайный характер. «Съезд частных землевла­дельцев есть сбор отдельных единиц или групп, разъеди­ненных общественным положением, образом жизни, воспитанием и уровнем нравственных понятий». Ему претит разношерстный состав этой курии, где наряду с дворянами заседают фабриканты, кабатчики и кулаки. Именно в силу своей бессословности земство теряет, по его мнению, всякое свое назначение. С этих же позиций критикуется и Городовое положение, которое «отстранило от управления городским хозяйством наши старые город­ские сословия купцов и мещан и образовало бессослов­ную городскую думу». По мнению Пазухина, «земская и городская реформы являются самыми важными в смысле разрушения исторического строя нашей жиз­ни», именно они создали тот новый строй жизни, ко­торый можно назвать дезорганизацией России.

Расправившись с земскими и городскими органами, Пазухин переходит ккритике новых судебных учрежде­ний, созданных «по иностранным образцам». Более все­го ему неприемлемы принципы независимости суда. Но­вые суды, по его мнению, «заняли положение воюющей стороны и открыто стали в оппозицию к власти, к по­рядку и к сословному принципу».

Отрицательную сторону новых судов Пазухин опять-таки видит также и в принципе бессословности, вслед­ствие чего дворянство отстранено от участия в местном, т. е. мировом, суде. «Не трудно предвидеть,— замечает Пазухин,— до какого нравственного падения дойдет ми­ровой институт при полном торжестве бессословного начала».

Наконец, Пазухин касается и состояния просвеще­ния. В этой области, по его мнению, обнаруживается также тенденция, умаляемая, однако, утверждением бла­годетельного классицизма.

Резюмируя, Пазухин говорит, что «реформы, по­строенные на бессословном начале, расторгли непосред­ственную связь между верховной властью и сословиями, на которой держался наш государственный порядок, и содействовали постепенному разрушению сословий». И больше всего пострадало дворянство, на смену кото­рому приходит отчужденная от народа интеллигенция. Однако, несмотря на все это, «историческая судьба свя­зала эти два сословия такими крепкими нравственными узами, разорвать которые были бессильны реформы про­шлого царствования. Поместное дворянство, — утверж­дает Пазухин, — пользуется среди крестьян полным до­верием и глубокими симпатиями [...]Оно является их ходатаем перед властями, защитником от притеснений кулаков и мироедов».

Спасение России Пазухин видит в восстановлении сословных учреждений с руководящей ролью в них дворянства. Если в реформах прошлого царствования,— писал он,— мы усматриваем великое зло в том, что они разрушили сословную организацию, то задача настоя­щего должна состоять в восстановлении разрушенно­го». Справедливость требует сказать, что, ратуя за «восстановление разрушенного», Пазухин понимал не­возможность вернуться вспять, вследствие чего он счи­тал необходимым сохранить земство и городские органы управления, реорганизовав их лишь на сословной основе. Вполне естественно, что руководящая роль как в этих учреждениях, так и во всей провинциальной жизни, должна, по мнению Пазухина, принадлежать поместно­му дворянству. Эта ультрареакционная и вместе с тем демагогическая концепция требовала предоставления дворянству особых прав и привилегий.

Программа Пазухина конкретизировала то, что в общих чертах содержалось в выступлении Александ­ра III перед волостными старшинами в период корона­ции, а также в манифесте по поводу столетия Жалован­ной грамоты дворянству.

Эта программа как нельзя больше понравилась Тол­стому, и Лазухин был вскоре назначен правителем кан­целярии Министерства внутренних дел. Малообразован­ный, но неглупый от природы и энергичный, Пазухин вскоре превратился в правую руку Толстого. «Умен, но желчен и односторонен. Не такие люди творят», — за­мечает о Пазухине Половцов.

Наиболее важными мероприятиями второго периода были подготовка и проведение в жизнь административ­ной реформы — закона о земских начальниках, затро­нувшего, а точнее, почти полностью ликвидировавшего мировой суд, а также земская контрреформа.

Наряду с этим реакция в лице ее главных идеологов Победоносцева, Толстого, Каткова и Мещерского на­стаивает на общем пересмотре судебных уставов. Как говорилось выше, Победоносцев предста­вил Александру III доклад, предусматривавший уничтоженне суда присяжных и отмену принципа несменяемости судебных деятелей.

Второй этап правительственной политики характеризуется также реализацией принципа «Россия для рус­ских», провозглашенного Александром III и находившего свое выражение в политике крайнего шовинизма.

 

 

№18. Из манифеста Александра III «О незыблемости самодержавия» 29 апреля 1881 г.

Им хоронились надежды части русского общества на возможность конституционных преобразований в России. С воцарением Александра III открылась новая эра усиления консервативных тенденций во внутренней политике и попыток ограничения либеральных реформ 60-70-х годов XIX в.

« ... В бозе почивший родитель Наш, приняв от Бога самодержавную власть на благо вверенного ему народа, пребыл верен до смерти принятому им обету и кровию запечатлел великое свое служение... благостию и кротостью совершил он величайшее дело своего царствования - освобождение крепостных крестьян, успев привлечь к содействию в том и дворян-владельцев, всегда послушных гласу добра и чести; утвердил в царстве суд, и подданных своих, коих всех без различия соделал навсегда свободными, призвал к распоряжению делами местного управления и общественного хозяйства. [...]

... посреди великой Нашей скорби глас Божий повелевает Нам стать бодро на дело правления в уповании на Божественный промысел, с верою в силу и истину самодержавной власти, которую Мы призваны утверждать, и охранять для блага народного от всяких на нее поползновений.

Да ободрятся же пораженные смущением и ужасом сердца верных Наших подданных, всех любящих отечество и преданных из рода в род наследственной царской власти. [...]

Посвящая себя великому нашему служению. Мы призываем всех верных подданных Наших служить Нам и государству верой и правдой, к искоренению гнусной крамолы, позорящей землю Русскую, к утверждению веры и нравственности, к доброму воспитанию «детей, к истреблению неправды и хищения, к водворению порядка и правды в действия учреждений, дарованных России благодетелем ее, возлюбленным Нашим родителем.

Дмитриев С.С. Хрестоматия по истории СССР. - Т. III.-С. 401-402.

№19. Из письма К.П. Победоносцева о необходимости ужесточения контроля над земствами 18 апреля 1886 г.

... Предполагается учредить в уезде по участкам единоличные власти, в виде земских начальников, не по выбору, а по назначению, нечто в роде прежних мировых посредников. Они соединяют в себе и административную власть над волостями, и власть судебную, вместо нынешних мировых судей, не по всем делам, но лишь до 300 рублей, а остальные дела остаются в ведомстве одного городского мирового судьи. Жалобы на земского начальника приносятся съезду этих начальников. Далее, изменяется система выборов в гласные земского собрания, и вместо нынешней земской управы предполагается для распоряжения по земским делам присутствие, составленное из лиц местной администрации, с участием 2 гласных от земства.

... Необходимо устроить в уезде для надзора за волостными делами единоличную власть. Необходимо изменить нынешний характер земских учреждений, безответственных, отрешенных от центральной администрации и предоставленных всем случайностям выбора.

Письма К. П. Победоносцева к Александру III. – Т 2. С. 105.

 

№20. Из письма К.П. Победоносцева Александру III о национальном вопросе 20 июня 1886 г.

Здесь, в Кисловодске... с кн. Дондуковым... немало разговоров о здешних делах которые не представляют утешительного вида. Повторяется и здесь горький опыт, который приходится России выносить со всеми спасенными и облагодетельствованными инородческими национальностями. Выходит, что грузины едва не молились на нас, когда грозила еще опасность от персов. Когда гроза стала проходить еще при Ермолове, уже появились признаки отчуждения. Потом, когда явился Шамиль, все опять притихло Прошла и эта опасность, - грузины снова стали безумствовать, по мepe того, как мы с ними благодушествовали, баловали их и приучили к щедрым милостям на счет казны и казенных имуществ. Эта система ухаживания за инородцами и довела их до нынешнего состояния. Всякая попытка привесть их к порядку возбуждает нелепые страсти и претензии.

Письма K. П. Победоносцева к Александру III. - Т. 2. С.112

№21. Из записки К.П. Победоносцева Александру III о судебных уставах Ноябрь 1885 г.

Опыт достаточно доказал несоответствие нынешних судебных учреждений и судебных порядков с потребностями народа и с условиями его быта, равно как и с общим строем государственных учреждений в России. Эти недостатки должны быть исправлены с удержанием по возможности того, что составляет существенное улучшение в новом судебном учреждении сравнительно с прежним. Очевидно, что все эти исправления не могут быть совершены разом и вдруг, но должны быть совершаемы постепенно, по плану, заранее обдуманному.

1. Необходимо ввести судебные установления в общий строй государственных учреждений, от коего ныне представляются они как бы отрезанными, в виде самостоятельной и независимой власти. В Российском государстве не может быть отдельных властей, независимых от центральной власти государственной...

2. Необходимо, и как можно скорей, пресечь деморализацию, которую распространяет в обществе публичность всех судебных заседаний, возведенная в абсолютный догмат поборниками отвлеченных начал судебной реформы... Необходимо дать председателю безусловное право устранять публичность по некоторым делам и умножить разряды дел, по закону производимых в закрытом заседании.

3. Необходимо принять решительную меру к обузданию и ограничению адвокатского произвола, поставив поверенных в строгую дисциплину перед судом...

Давно уже пора принять меры против этого сословия, которое всюду, где ни распространялось, представляло величайшую опасность для государственного порядка. И меры эти должны быть на первое время крутые и решительные, дабы можно было разом остановить развитие этого опасного элемента в государстве.

4. В делах гражданских судебные уставы ввели строгое начало личной явки сторон, совсем несообразное, в безусловном своем значении с условиями нашего быта с огромными пространствами, с затруднением сообщения, с дороговизной судебной проволочки... Необходимо ослабить это начало, допустив свободу письменных сообщений между судом и тяжущимися...

6. Учреждение присяжных в уголовном суде оказалось для России совершенно ложным, совсем несообразным с условиями нашего быта и с устройством наших судов и, как ложное в существе своем и в условиях, послужило и служит к гибельной деморализации общественной совести и к извращению существенных целей правосудия... От этого учреждения необходимо нам отделаться, дабы восстановить значение суда в России. Трудно достигнуть этого разом, но можно достигнуть постепенно, изъем ля один за другим разряды уголовных дел из ведения присяжных...

Дмитриев С.С. Хрестоматия по истории СССР. - Т. 3. С.420-421.

 

№ 22. Из циркуляра об изменении состава учащихся гимназий и прогимназий 18 июня 1887 г.

Разослан попечителям учебных округов министром народного просвещения И.Д. Деляновым. Вошел в историю под названием циркуляр «о кухаркиных детях».

Озабочиваясь улучшением состава учеников гимназий и прогимназий, я нахожу необходимым допускать в эти заведения только таких детей, которые находятся на попечении лиц, представляющих достаточное ручательство в правильном над ними домашнем надзоре и в предоставлении им необходимого для учебных занятий удобства. Таким образом, при неуклонном соблюдении этого правила гимназии и прогимназии освободятся от поступления в них детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей, детей коих, за исключением разве одаренных необыкновенными способностями, вовсе не следует выводить из среды, к коей они принадлежат, и через то, как показывает многолетний опыт, приводить их к пренебрежению своих родителей, к недовольству своим бытом, к озлоблению против существующего и неизбежного, по самой природе вещей, неравенства имущественных положений. [...]

№ 23. Земская и городская контрреформы

Земское положение 12 июня 1890 г. значительно отличалось от первоначального проекта, ставившего своей целью фактическую ликвидацию земства. Вместе с тем земская контрреформа в силу ряда условий не из­менила характера земских органов. В результате уста­новления сословного принципа процент дворян несколь­ко увеличился. Так, по данным известного исследователя земства Б. Б. Веселовского, процент дворян в уездных земских собраниях возрос с 42,4 в 1883—1885 гг. до 55,2 в 90-х годах, в губернских собраниях—с 81,6 до 89,5. Однако это не изменило характера деятельности земств, и, даже наоборот, в 90-е годы буржуазная на­правленность земства приобретает больший характер. Это объяснялось тем, что процесс экономического раз­вития страны усиливал буржуазные тенденции в извест­ной части дворянства, и именно в тон части, которая являлась наиболее политически активной. Об этом пря­мо говорит Веселовский, отмечая, что в 90-е годы среди земского дворянства «начинают доминировать антисо­словные тенденции». Итак, реформа 1890 г. не прев­ратила земство в дворянское. Второй особенностью этой контрреформы явилось усиление правительственного контроля за земской деятельностью, что особенно проявлялось в первые годы. Если ранее губернатор мог от­менять постановления земства только вследствие их не­законности, то по новому Положению губернатор и зем­ское присутствие имели право отменить то пли иное постановление, руководствуясь, по их мнению, его не­целесообразностью. Однако общественный подъем, на­чавшийся в начале 90-х годов, «е дал правительству возможности достичь многого и в этом вопросе. Следо­вательно, объективные условия в известной степени сво­дили на нет значение проведенной реформы,

ГОРОДОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ 11 ИЮНЯ 1892 г.

Главным и всеобщим недостатком существующего городского общественного устройства является [...] уча­стие в общих городских выборах [...] владельцев мелкой недвижимой собственности, мелких торговцев и содер­жателей промышленных заведений, а равно купеческих приказчиков», составлявших большинство избирате­лей. По мнению «местных начальств», эти лица «не только не могут приносить какой-либо существенной пользы [...] а, напротив, скорее приносят вред при не­достаточном своем развитии в общем составе и мало­грамотности, не говоря уже о полной зависимости при­казчиков от своих хозяев [...] Вообще эти выборщики, подающие голоса -по указанию других, наносят поло­жительный вред городскому управлению, подавая голо­са в пользу заинтересованных лиц, от которых они за­висят, склоненные обещаниями, застращиванием, уго­щением и прямыми подкупами и за самую ничтожную плату. На них влияют значительные капиталисты, на­правляя в своих интересах или в выгодах своей партии городские выборы...». Руководствуясь этим, указан­ные лица считали необходимым лишить избирательных прав приказчиков, мелких торговцев и промышлен­ников, а также лишить права выбора или ими по крайней мере ограничить избирательное право владель­цев мелкой недвижимой собственности. Городовое положение 11 июня 1892 г. значительно умаляло самостоятельность органов городского общест­венного управления, усиливая права администрации и превратив членов городских управ в лиц, состоящих на государственной службе. Вместе с тем были внесены серьезные изменения в избирательную систему. Значи­тельная часть мелкобуржуазных слоев городского насе­ления была лишена права выборов, и тем самым роль дворянства среди избирателей существенно возросла. Таково реакционное значение городской контрреформы. Однако вопреки стремлениям правительства избира­тельная система имела и положительное значение с точки зрения состава городских дум. Увеличение удель­ного веса лиц негородских состояний, т. е. дворян-до­мовладельцев, а также представителей различного рода учреждений и обществ — владельцев городской недви­жимой собственности — способствовало тому, что число гласных интеллигентских профессий — лиц со средним и высшим образованием значительно увеличилось. В ус­ловиях общественного и революционного подъема в стране это, естественно, не могло не приводить к росту оппозиционности и представителей городской общественности.

Если в целом политика правительства носила явно выраженный дворянский характер, рассчитанный на сохранение в стране феодальных пережитков, то в области экономики и финансов она имела совершенно иную направленность. Отмена подушной подати, введение новых буржуазных принципов налогового обложения, непрерывное увеличение ввозных пошлин, что нашло свое окончательное выражение в таможенном тарифе 1891 г., — все это находилось в полном противоречии с общей направленностью политического курса россий­ского самодержавия. Подобное противоречие объясня­лось тем, что экономическая область правительственной политики была по существу вне власти самодержа­вия. Потребности государства вызывали необходимость заботы о повышении доходной части бюджета, а это требовало, таких форм налогового обложения, кото­рые обеспечивали бы наибольшую эффективность в де­ле наполнения государственного сундука. Феодальные принципы обложения не приносили нужных результа­тов. Требовался переход к новым его формам — буржу­азным.

Каковы реальные результаты рассматриваемой нами правительственной политики? Почти полтора десятилетия правительственной реакции не могли, естественно, не задержать общественно-политическое развитие России. Однако степень результа­тивности этой политики правительства была различна.

Наибольших результатов добилась реакция в области усиления административно-полицейского гнета и произ­вола, а также политики воинствующего национализма — национального угнетения нерусских народов. Многое удалось сделать правительству в деле борьбы с пере­довой общественной мыслью. Цензурные преследования огромных размеров. В области просвещения реакция достигла также определенных результатов. Здесь и ликвидация университетской автономии, и утверждение казарменно-полицейского режима в средней школе, и сохранение к пер­возданном виде ненавистной всем классической системы образования, и определенные шаги в деле клерикализации начальной школы. Однако и здесь чаяния Толстого, Делянова и Победоносцева не были полностью реали­зованы. Студенчество оказалось неумиротворенным. Не­смотря на все меры, социальный состав студенчества почти вовсе не изменился. Стремление Победоносцева превратить начальную школу из светской в духовную благодаря противодействию земских деятелей не удалось. Таким образом, даже в этих областях политики, не свя­занных непосредственно пли опосредствованно с ходом социально-экономического развития, правительство не достигло всего того, к чему оно стремилось. Причины этого многообразны: здесь и различные формы общест­венного противодействия, и отсутствие единства внутри правительства, и некоторые другие обстоятельства.

Закон о земских начальниках в этом отношении дал наибольшие результаты по сравнению с другими рефор­мами. Установив власть дворянина-помещика над кре­стьянским миром, сосредоточив в его руках и админи­стративные и судебные функции, правительство не до­стигло все же того, к чему оно стремилось. Оно не мог­ло реализовать реакционно-утопические планы Пазухина о сближении дворянства и крестьянства, «связанных вековыми узами», не смогло предотвратить процессы оскудения первого с точки зрения его положения и вли­яния в политической жизни страны, не говоря уже о его экономическом положении.

Земская контрреформа принесла еще меньшие результаты. Стремления правительства построить земские органы на сословной основе и придать им дворянский характер как будто бы увенчалось успехом. Однако процесс обуржуазивать дворянства, а отсюда и ли­берализации его взглядов привел к тому, что в земст­вах увеличивались не Пазухины и ему подобные, а зем­цы-либералы. Таким образом, земская контрреформа, несмотря на усиление правительственной опеки и на из­вестное увеличение численности дворянства, не изменила оппозиционной сущности земских органов. То же надо сказать и о городской контрреформе, уменьшившей самостоятельность городских органов об­щественного управления. Лишив избирательных прав представителей мелкой буржуазии (местных торговцев, приказчиков), закон 1892 г. усилил в городских думах роль владельцев недвижимой собственности, а также представителей учреждений, владевших в городах не­движимой собственностью. Тем самым увеличился в го­родских думах, а следовательно, и управах процент лиц со средним и высшим образованием. Это, естественно, увеличивало и процент оппозиционных элементов, т. е. представителей либеральной интеллигенции.

Таким образом, правительство оказывалось бессиль­ным в тех областях своей политики, которые в той или иной степени были связаны с процессом социально-эко­номического развития.

 




Читайте также:
Организация как механизм и форма жизни коллектива: Организация не сможет достичь поставленных целей без соответствующей внутренней...
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...
Почему двоичная система счисления так распространена?: Каждая цифра должна быть как-то представлена на физическом носителе...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (885)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.036 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7