Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Калибровка по паттерну




Очерченные нами принципы справедливости владения, основанные на титулах собственности, — это исторические принципы справедливости. Чтобы лучше понять их конкретные особенности, мы будем проводить различие между ними и другим подклассом исторических принципов. Возьмите, например, принцип распределения в соответствии с моральными заслугами. Этот принцип требует, чтобы суммарные доли, получаемые при распределении, менялись в прямой зависимости от моральных заслуг; никто не должен иметь доли, которая была бы больше, чем у более добродетельного человека. (Если бы моральные заслуги можно было не просто упорядочить по возрастанию, но и измерить на интервальной шкале или шкале отношений, то можно было бы сформулировать более сильные принципы.) Или возьмите принцип, где место «моральных заслуг» заняла бы «полезность для общества». Вместо «распределения по моральным заслугам» или «распределения по общественной полезности» мы могли бы рассмотреть «распределение по взвешенной сумме моральных заслуг, общественной полезности и потребностей», установив равные веса для разных измерений. Мы будем называть принцип распределения калиброванным (или калиброванным по паттерну)^, если он устанавливает, что распределение должно изменяться в зависимости от некоторого естественного показателя, взвешенной суммы естественных показателей или лексикографического упорядочения естественных показателей. Будем говорить, что распределение является калиброванным, если оно соответствует некоему калиброванному принципу. (Я говорю о естественных показателях, сознательно не вводя для них общего критерия, потому что для любого распределения имущества всегда можно подобрать такие искусственные показатели, которые будут изменяться так, чтобы соответствовать распределению.) Принцип распределения по моральным достоинствам — это калиброванный исторический принцип, устанавливающий калиброванное распределение. «Распределять в соответствии с IQ» — это калиброванный принцип, использующий информацию, которая не содержится в матрице распределения. Он, однако, не является историческим в том отношении, что при оценке распределения не учитывает никаких совершенных в прошлом действий, создающих дифференцированные титулы; для него достаточно матрицы распределения, столбцы которой соответствуют значениям IQ. Однако распределение в обществе может состоять из подобного рода простых калиброванных распределений, но само оно при этом не будет калибровано на основании какого-либо простого паттерна. В разных секторах могут действовать разные паттерны, или, скажем, в разных частях общества комбинации паттернов могут действовать в разных пропорциях. Распределение, сформированное таким образом из небольшого количества калиброванных распределений, мы также будем называть калиброванным. Мы распространяем использование термина «паттерн» на все структуры, созданные комбинированием принципов, основанных на конечном состоянии.



Почти любой из принципов распределительной справедливости является калиброванным: каждому по его моральным заслугам, или по потребностям, или по предельному продукту, или по его усердию, или по взвешенной сумме упомянутых показателей и т.п.

^ В оригинале — patterned. Русский термин введен по аналогии с калибровкой измерительных приборов, которая представляет собой установление зависимости между показаниями прибора и значением измеряемой величины. — Прим. науч. ред.

Кратко обрисованный выше принцип, основанный на титулах собственности, не является калиброванным*. Не существует одного естественного показателя, взвешенной суммы или комбинации малого числа естественных показателей, которые позволяют получить распределение, сгенерированное в соответствии с принципом, основанным на титулах собственности. Набор отношений владения [holdings], возникающий, когда одни люди получают свой предельный продукт, другие выигрывают в казино, третьи получают долю в доходе супруга, четвертые получают гранты от фондов, кто-то получает проценты со ссуды, кто-то —подарки от обожателей, кто-то — доходы от инвестиций, некоторые делают большую часть того, что им принадлежит, собственными руками, а еще кто-то находит вещи на улице и т.п., не будет калиброванным. Его будут пронизывать крупные участки-паттерны; калиброванные переменные будут отвечать за существенную часть разнообразия в распределении имущества. Если большинство людей в большинстве случаев предпочтут передавать другим некоторые из своих имущественных титулов только в обмен на что-то, то значительная часть того, чем люди владеют, будет зависеть от того, что, по их мнению, желанно для других. Подробное описание этого механизма дает теория предельной производительности. Но такой подход далеко не идеален, когда речь идет о подарках родственникам, благотворительных пожертвованиях, наследстве

* Можно попытаться протащить калибровочную концепцию распределительной справедливости в рамки концепции, основанной на титулах собственности, сформулировав искусственно обязательный «принцип перехода», который приводил бы к возникновению паттерна. Например, в такой формулировке: каждый, имеющий доход выше среднего, должен передать все свое имущество, превышающее средний уровень, тем, чей доход ниже среднего, так, чтобы поднять их уровень до среднего (но не выше). Можно сформулировать критерий для «принципа перехода» так, чтобы исключить такие принудительные операции, или можно сказать, что ни один правильный принцип перехода, ни один принцип перехода в свободном обществе не будет таким, как только что сформулированный. Первое решение, возможно, лучше, но и второе также истинно.

В качестве альтернативного варианта можно было бы представить себе способ, которым концепция, основанная на титулах собственности, порождала бы модель, а именно с помощью матрицы, элементы которой выражали бы относительную силу имущественных титулов индивида, измеряемых некоей функцией, принимающей вещественные значения. Но даже если ограничение, требующее применять только естественные показатели, не исключило бы эту функцию, результирующая конструкция не вместила бы нашу систему имущественных титулов на конкретные вещи.

в пользу детей и т.п. Игнорируя части распределения, соответствующие паттернам, предположим на время, что то распределение, которое реально возникает в результате действия принципа, основанного на титулах собственности, является случайным по отношению к какому бы то ни было паттерну. Хотя результирующий набор отношений владения имуществом не будет калиброванным по паттерну, он не будет недоступным для понимания, поскольку его можно будет интерпретировать как результат действия небольшого числа принципов. Эти принципы устанавливают, как может возникнуть исходное распределение (принцип присвоения имущества) и как из одного распределения могут возникнуть другие (принцип перехода имущества). Процесс, в ходе которого генерируется набор отношений владения имуществом, будет доступным для понимания, но сам набор, который порождается в результате процесса, не будет калиброванным по какому-либо паттерну.

Ф. А. Хайек в своих работах уделяет меньше внимания, чем обычно, тем условиям, которых требует калибровка распределительной справедливости. Хайек утверждает, что для распределения по моральным заслугам мы не можем знать достаточно о каждом отдельном человеке (но, если бы мы это знали, потребовала ли бы справедливость поступить так?); далее он говорит, что это «возражение направлено против всех попыток навязать обществу произвольно выбранную модель распределения, вне зависимости от того, на равенстве или на неравенстве она основана»3. Однако Хайек делает вывод, что в свободном обществе распределение будет осуществляться не по моральным заслугам, а по ценности, т.е. по тому, как другие оценивают деятельность человека и его услуги другим. Отвергнув концепцию калиброванной распределительной справедливости, Хайек при этом сам предлагает паттерн, который считает оправданным, — распределение в соответствии с оценкой субъективных выгод для других, — оставляя место для возражения, что свободное общество недостаточно строго реализует этот паттерн. Если более точно сформулировать этот калиброванный принцип для части свободного капиталистического общества, мы получим: «Каждому — в соответствии с тем, сколько выгоды он приносит другим, у которых есть ресурсы для того, чтобы приносить выгоду тем, кто приносит выгоду им». Такое распределение будет казаться произвольным, пока не установлен какой-нибудь приемлемый первичный набор отношений владения имуществом или пока не установлено, что с течением времени действие системы размывает всякие существенные последствия первоначального распределения имущества. Вот пример последнего: если бы

3 F. A. Hayek, The Constitution of Liberty (Chicago: University of Chicago Press, 1960), p. 87.

почти каждый купил машину у Генри Форда, утверждение, что деньги могли принадлежать их владельцу (покупателю) случайно, не бросило бы тень на доходы Генри Форда. В любом случае то, что владельцем денег стал он, не является случайностью. Как верно указывает Хайек, в свободном капиталистическом обществе распределение в соответствии с выгодой для других действительно является главным паттерном в определенной части складывающегося распределения имущества, но это лишь один участок этого распределения, который не образует целостный паттерн для системы титулов собственности (включающей наследство, подарки, благотворительность и т.п.) и не является стандартом, которому общество должно соответствовать. Будут ли люди долго мириться с системой, порождающей распределения, которые, по их мнению, являются некалиброванными?4 Нет сомнений, люди не будут долго терпеть распределение, которое они считают несправедливым. Люди хотят, чтобы их общество было справедливым и выглядело справедливым. Но что должно «выглядеть справедливо»: сложившийся паттерн распределения или все-таки базовые порождающие принципы? У нас нет оснований для вывода, что люди в обществе, воплощающем концепцию справедливости, которая основана на титулах собственности, сочтут ее неприемлемой. В то же время мы совершенно уверены, что, если бы причины, по которым люди передают другим часть своего имущества, всегда были бы иррациональными или произвольными, это было бы для нас источником беспокойства. (Представьте себе, что люди всегда бросали бы жребий, чтобы решить, какое имущество и кому они передают.) Мы чувствуем себя более комфортно, защищая справедливость системы, основанной на титулах собственности, если большинство актов перехода имущества внутри этой системы совершается по каким-то причинам. Это не обязательно означает, что все заслуживают то имущество, которое они получают. Это означает только, что, когда индивид передает свое имущество одному человеку, а не другому, в этом есть какой-то смысл

4 Вопрос не предполагает, что они станут терпеть абсолютно любое калиброванное распределение. Обсуждая взгляды Хайека, Ирвинг Кристол недавно предположил, что люди не станут долго терпеть систему, порождающую распределение, калиброванное по ценности, а не по заслугам. ("When Virtue Loses ЛИ Her Loveliness — Some Reflections on Capitalism and 'The Free Society,'" The Public Interest, Fall 1970, pp. 3—15.) Кристол, следуя некоторым замечаниям Хайека, постулирует равенство между системой, основанной на заслугах, и справедливостью. Поскольку можно привести доводы в пользу внешнего критерия распределения в соответствии с выгодой для других, нам нужна более слабая (и тем самым более правдоподобная) гипотеза.

или цель, и обычно мы можем понять, что, по мнению передающего, он выигрывает, какому делу, по его мнению, он служит, достижению каких целей он способствует и т.д. Поскольку в капиталистическом обществе люди часто передают имущество другим в соответствии с тем, как они оценивают пользу, которую эти люди приносят им, ткань, создаваемая индивидуальными транзакциями и переходами имущества из рук в руки, по преимуществу рациональна и доступна пониманию*. (Такие компоненты этой ткани, как подарки близким, завещания в пользу детей, благотворительная помощь нуждающимся, также не являются основанными на произволе.) Выделяя огромную составную часть ткани распределения, соответствующую критерию пользы для других, Хайек демонстрирует цель многих обменов, показывая таким образом, что механизм системы перехода титулов собственности на имущество крутится не бесцельно. Система имущественных титулов имеет обоснование, когда ее образуют личные цели индивидуальных сделок. Никакой всеобщей цели не нужно, никакого распределительного образца не требуется.

Полагать, что задача теории распределительной справедливости состоит в том, чтобы заполнить пробел в формуле «каждому по его ___», означает быть предрасположенным к поиску паттерна; а отдельное рассмотрение формулы « от каждого по его__» приводит к трактовке производства и распределения как двух отдельных и независимых друг от друга сфер. С точки зрения подхода, основанного на титулах собственности, эти два вопроса не могут быть отделены друг от друга. Любому, кто сделал нечто, купив или получив по контракту все иные ресурсы, использованные в процессе производства (передав часть своего имущества в обмен на эти факторы производства), принадлежит титул собственности на это «нечто». Ситуация состоит не в том, что нечто производится,

* Конечно, мы получаем выгоду от того, что мощные экономические стимулы побуждают других тратить время и энергию на то, чтобы понять, как услужить нам, предложив вещи, за которые мы захотим заплатить. Вопрос о том, не следует ли подвергнуть капитализм критике за то, что он в наибольшей степени вознаграждает и, следовательно, поощряет не индивидуалистов вроде Торо, которые живут своей собственной, автономной жизнью, а людей, которые заняты тем, что обслуживают других и делают их своими клиентами, продиктован чем-то большим, чем просто любовь к парадоксам. Но чтобы защищать капитализм, не обязательно считать, что предприниматели — это благороднейшие из людей. (Впрочем, я не собираюсь присоединяться к хору тех, кто клевещет на них.) Те, кто считает, что больше всех должны получать самые благородные люди, могут попробовать убедить своих сограждан передавать свои ресурсы в соответствии с этим принципом.

и вопрос о том, кто это «нечто» получит, остается открытым. Вещи появляются в мире уже в привязке к людям, которые имеют на них титул собственности. С точки зрения концепции справедливости, основанной на титулах собственности на имущество, которая учитывает исторический характер этих титулов, те, кто начинает с заполнения пробела в формуле «каждому по его _____», рассматривают объекты, как если бы они появлялись ниоткуда, из ничего. Завершенная теория справедливости могла бы учитывать и этот крайний случай; возможно, здесь пригодились бы и обычные концепции распределительной справедливости5.

Распределительные формулы, имеющие приведенную выше стандартную форму, настолько укоренились, что, возможно, нам следует изложить с их помощью конкурирующую концепцию — концепцию, основанную на титулах собственности. Если не учитывать присвоение и исправление, мы могли бы сказать: «От каждого — в соответствии с тем, какие действия он выбирает, и каждому — в соответствии с тем, что он делает для себя (возможно, нанимая других), и с тем, что другие предпочитают сделать для него и предпочитают дать ему из того, что они получили ранее (в соответствии с этой формулой) и чего они еще не успели истратить или передать».

Как заметил один проницательный читатель, в качестве лозунга наша формула имеет определенные недостатки. В сильно сокращенном и упрощенном виде (не в качестве отдельной формулы с каким-либо независимым значением) — мы получим:

От каждого — по его желанию,

каждому по желанию других.




Читайте также:



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (402)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.011 сек.)