Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Совершенно секретно 30 января 1930 г




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

«I. Исходя из политики ликвидации кулачества как класса и в связи с этим из необходимости провести наиболее организованным путем начавшийся в районах сплошной коллективизации процесс ликви­дации кулацких хозяйств и решительно подавить попытки контрре­волюционного противодействия кулачества колхозному движению крестьянских масс и, признавая срочность этих мероприятий в связи с приближающейся с.–х. кампанией, ЦК постановляет:

В районах сплошной коллективизации провести немедленно, а в остальных районах по мере действительно массового разверты­вания коллективизации, следующие мероприятия:

1. Отменить в районах сплошной коллективизации в отношении индивидуальных крестьянских хозяйств действие законов об аренде земли и применении наемного труда в сельском хозяйстве (разд. 7 и 8 Общих начал землепользования и землеустройства). Исключения из этого правила в отношении середняцких хозяйств должны регулироваться райисполкомами под руководством и контролем окрисполкома.

2. Конфисковать у кулаков этих районов средства производства, скот, хозяйственные и жилые постройки, предприятия по переработке, кормовые и семенные запасы.



3. Одновременно в целях решительного подрыва влияния кулачества на отдельные прослойки бедняцко–середняцкого кре­стьянства и безусловного подавления всяких попыток контрреволюционного противодействия со стороны кулаков проводимым советской властью и колхозами мероприятиям принять в отношении кулаков следующие меры:

а) первая категория — контрреволюционный кулацкий актив немедленно ликвидировать путем заключения в концлагеря, не останавливаясь в отношении организаторов террористических актов, контрреволюционных выступлений и повстанческих орга­низаций перед применением высшей меры репрессии,

б) вторую категорию должны составить остальные элементы
кулацкого актива, особенно из наиболее богатых кулаков и полупомещиков, которые подлежат высылке в отдаленные мерности Союза ССР и в пределах данного края в отдаленные районы края;

в) в третью категорию входят оставляемые в пределах района кулаки, которые подлежат расселению на новых отводимых им за пределами колхозных хозяйств участках.

4. Количество ликвидируемых по каждой из трех категорий кулацких хозяйств должно строго дифференцироваться по райо­нам в зависимости от фактического числа кулацких хозяйств в районе, с тем, чтобы общее число ликвидируемых хозяйств по всем основным районам составляло в среднем, примерно, 3 — 5% Настоящее указание (3 — 5%) имеет целью сосредоточить удар по действительно кулацким хозяйствам и безусловно предупредить распространение этих мероприятий на какую–либо часть середняцких хозяйств.

Выселению и конфискации имущества не подлежат семьи красноармейцев и командного состава РККА. В отношении же кулаков, члены семей которых длительное время работают на фабриках и заводах, должен быть проявлен особо осторожный подход с выяснением положения соответствующих лиц не только в деревне, но и у соответствующих заводских организаций.

II. О высылке и расселении кулаков

В качестве мероприятий для ближайшего периода провести следующее:

1. Предложить ОГПУ репрессивные меры в отношении первой и второй категорий кулаков провести в течение ближайших четырех месяцев (февраль —май), исходя из приблизительного расчета — направить в концлагеря 60 000 и подвергнуть выселению в отдаленные районы — 150 000 кулаков; озаботиться при­нятием всех мер к тому, чтобы к 15 апреля эти мероприятия бы­ли осуществлены в отношении, во всяком случае, не менее, чем половины указанного количества. Проведение этих мероприятий должно быть поставлено в зависимость от темпа коллективизации отдельных областей СССР и согласовано с краевыми коми­тетами ВКП(6).

2. Члены семей высылаемых и заключенных в концлагеря
кулаков могут, при их желании и с согласия местных райисполкомов, остаться временно или постоянно в прежнем районе (округе).

3. Ориентировочно, в соответствии с данными мест, установить по областям следующее распределение заключаемых в лагеря и подлежащих высылке (в тыс.):

 

Концлагерь Высылка Средняя Волга 3 — 4 8—10 Сев. Кавказ и Дагестан 6 — 8 20 Украина 15 30–35 ЦЧО 3–5 10–15 Нижняя Волга 4 — 6 10—12 Белоруссия 4 — 5 6 — 7 Урал 4–5 10–15 Сибирь 5–6 25 Казахстан 5–6 10—15

 

В отношении остальных областей и республик аналогичную наметку поручить произвести ОГПУ по согласованию с соответ­ствующими крайкомами и ЦК ВКП(б).

4. Высылку произвести в округа Северного края – 70 тыс. семейств, Сибири — 50 тыс. семейств, Урала — 20–25 тыс. семейств, Казахстана — 20 —25 тыс. Районами высылки должны быть необжитые и мало обжитые местности с использованием высылаемых на сельскохозяйственных работах или промыслах (лес, рыба и пр.).

Высылаемые кулаки подлежат расселению в этих районах небольшими поселками, которые управляются назначаемыми ко­мендантами.

5. Высылаемым и расселяемым кулакам при конфискации у них имущества должны быть оставлены лишь самые необходимые предметы домашнего обихода, некоторые элементарные.

6. Описки кулацких хозяйств (вторая категория), выселяемых в отдаленные районы, устанавливаются райисполкомами на основании решений собраний колхозников, батрацко–бедняцких собраний и утверждаются окрисполкомами. Порядок расселении остальных кулацких хозяйств (третья категория) устанавливается окрисполкомами.

III О конфискации и распоряжении конфискованным имуществом

1. Конфискация имущества кулаков производится особо уполномоченными райисполкомов с обязательным участием с/совета, председателей колхозов, батрацко–бедняцких групп и батрачкомов.

2. При конфискации производится точная опись и оценка конфискуемого имущества, с возложением на с/советы ответствен­ности за полную сохранность конфискованного.

3. Конфискуемые у кулаков средства производства и имущество передаются РИКами в колхозы в качестве взноса бедняков и батраков с зачислением конфискованного в неделимый фонд колхозовс полным погашением из конфискуемого имущества причитающихся с ликвидируемого кулацкого хозяйства обязательств (долгов) государственным и кооперативным органам.

4. Колхозы, получающие землю и конфискуемое имущество, должны обеспечить полный засев передаваемой земли и сдачу государству всей товарной продукции.

5. Конфискуемые жилые кулацкие постройки используются на общественные нужды с/советов и колхозов или для общежития вступающих в колхоз и не имеющих собственного жилья батраков.

6. Сберкнижки и облигации госзаймов у кулаков всех трех категорий отбираются и заносятся в опись с выдачей расписки о направлении их на хранение в соответствующие органы Наркомфина. Всякая выдача выселяемым кулацким хозяйствам из взносов в сберегательные кассы, а также выдача ссуд под залог облигаций в районах сплошной коллективизации безусловно прекращается.

7. Паи и вклады кулаков всех трех категорий в кооперативных объединениях передаются в фонд коллективизации бедноты и батрачества, а владельцы их исключаются из всех видов кооперации средства производства в соответствии с характером их работы на новом месте и необходимый на первое время минимум продо­вольственных запасов. Денежные средства высылаемых кулаков также конфискуются с оставлением, однако, в руках кулака некоторой минимальной суммы (до 500 руб. на семью), необходимой для проезда и устройства на месте.

8. В отношении кулацких хозяйств, оставляемых на месте с отводом им новых участков вне колхозных полей, руководствоваться следующим:

а) окрисполкомами должны быть указаны места расселения с
тем, чтобы поселение в отведенных районах допускалось лишь небольшими поселками, управление которыми осуществляется специальными комитетами (тройка) или уполномоченными, назначаемыми райисполкомами и утверждаемыми окрисполкомами;

б) расселяемым кулакам этой категории средства производ­ства оставляются в размерах, минимально необходимых для ве­дения хозяйства на вновь отводимых им участках;

в) на расселяемых возлагаются определенные производственные задания по сельскому хозяйству и обязательства по сдаче товарной продукции государственным и кооперативным органам;

г) окрисполкомам срочно проработать вопрос о способах использования расселяемых кулаков как рабочей силы в особых трудовых дружинах и колониях на лесоразработочных, дорожных, мелиоративных и других работах;

д) в отношении кулацких семей, выселенных за пределы районов, необходимо в частности иметь в виду возможность их расслоения с противопоставлением – где это возможно – отдельных элементов молодежи остальной части кулаков. При этом следует использовать такие методы, как собирание ими подписки на га­зеты и литературу, создание библиотек, организация общих столовых, и другие культурно–бытовые мероприятия. Считать воз­можным в некоторых случаях привлечение отдельных групп молодежи к выполнению в порядке добровольчества тех или иных работ для местных советов, для обслуживания бедноты и т.п., а также создание особого вида производственных артелей и с–х. объединений, например, в связи со строительными и мелиоративными работами, а также с облесением, корчевкой леса и т. д. Все эти мероприятия должны проводиться под строжайшим контролем местных органов власти.

Принимая настоящие решения относительно ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации, ЦК категорически указывает, что проведение этих мероприятий должно находиться в органической связи с действительно массовым колхозным движением бедноты и середняков и являться нepaзрывной составной частью процесса сплошной коллективизации ЦК решительно предостерегает против имеющихся в некоторых районах фактов подмены работы по массовой коллективизации голым раскулачиванием. Лишь в сочетании с самой широкой организацией бедноты и батрачества и при сплочении бедняцко–середняцких масс на основе коллективизации, необходимые административные меры по раскулачиванию могут привести к успешному разрешению поставленных партией задач в отношении социалистического переустройства деревни и ликвидации кулачества.

ЦК подчеркивает, что все указанные мероприятия должны быть проведены на основе максимального развертывания инициативы и активности широких колхозных, в первую очередь батрацко–бедняцких, масс и при их поддержке. Решениям о конфискации кулацкого имущества и выселении кулаков должны предшествовать постановления общего собрания членов колхоза и собрания батрачества и бедноты. Предупреждая против недооценки трудностей, связанных с осуществлением этих меро­приятий и требуя от местных организаций принятия всех мер для максимально организованного их проведения, ЦК обязывает крайком и нац. ЦК установить не на словах, а на деле постоянное руководство проведением настоящих решений в жизнь.

IV. Особые постановления

1. В помощь местным парторганизациям по проведению указанных выше мероприятий, ЦК постановляет мобилизовать за 4 месяца из промышленных областей (Московской, Ленинградской, Иваново–Вознесенской, Нижегородской, Харьков – Дон­басс и т.д.) 2500 партийцев не ниже окружного масштаба. Мобилизованные должны выехать на места не позднее 20 февраля

2. Предоставить ОГПУ право на время проведения этой кампании передоверять свои полномочия по внесудебному рассмотрению дел ПП ОГПУ в областях. В этих случаях рассмотрение дел производится совместно с представителями крайкомов ВКП(б) и прокуратуры.

3. На текущий бюджетный 1929/30 г. увеличить штаты ОГПУ на 800 чел. уполномоченных с отпуском потребных для этого средств для обслуживания тех административных районов, где таких уполномоченных неТ. Этих 800 товарищей разрешить ОГПУ мобилизовать, прежде всего, за счет старых чекистов из запаса. Кроме того, увеличить состав войск ОГПУ на 1100 штыков и сабель (на текущий бюджетный год). РВСР передать ОГПУ соответствующее количество личного состава.

4. Предложить Совнаркому СССР в трехдневный срок рассмотреть смету необходимых расходов, связанных с проведением указанных мероприятий, сметы на расходы по выселению кулаков в отдаленные районы и сметы на организацию новых дополнительных лагерей в районах Сибири и Северного края. ОГПУ – представить эти сметы.

5. Поручить НКПСу и ОГПУ в 5–дневный срок разработать план необходимых железнодорожных перевозок.

6. Поручить НКТруду и ВЦСПС и вместе с ними ВСНХ и НКПС принять немедленные меры по очистке промышленных предприятий в городах от отдельных кулацких элементов (не допуская какой–либо общей кампании чистки на предприятиях), а также принять жесткие меры к дальнейшему недопущению та­ких элементов на производство.

7. Обязать партийные комитеты (особенно Москвы, Ленинграда, Харькова и Киева), ОГПУ и НКПросы союзных республик принять более решительные меры по борьбе в ВУЗах и ВТУЗах с контрреволюционными группировками молодежи, связанной с кулацкими элементами в деревне

8. Срочно пересмотреть законодательство о религиозных объединениях в духе полного исключения какой бы то ни было возможности превращения руководящих органов этих объединений (церковные советы, сектантские общины и пр.) в опорные пункты кулачества, лишенчества и вообще антисоветских элементов.

Поручить Оргбюро ЦК дать директиву по вопросу о закрытии церквей, молитвенных домов сектантов и проч. и о борьбе с религиозным и сектантским движением, в целях устранения тормозов в соваппарате, мешающих проведению в жизнь принятых подавляющей массой крестьянства решений о закрытии церквей, молитвенных домов сектантов и т.п. В этой директиве указать также на необходимость особо осторожного проведения этих мероприятий в отсталых национальных районах.

9. Вытекающие из настоящего постановления законодательные изменения поручить СНК СССР издать в 5–дневный срок с тем, чтобы они были введены в действие крайисполкомами и правительствами национальных республик в районах сплошной коллективизации немедленно, а в остальных – в зависимости от темпа развития сплошной коллективизации в этих районах.

10. Срочно (в 3–дневный срок) издать не подлежащий опубликованию декрет о повсеместном (а не только в районах сплошной коллективизации):

а) запрещении свободного переселения кулаков из мест своего жительства без разрешения райисполкомов под угрозой немедленной конфискации всего имущества;

б) запрещении распродажи кулаками своего имущества и инвентаря под угрозой конфискации и других репрессий».

 

Исторический архив. – 1994. – № 4. – С. 147–152.

 

Из соглашения между Германией, Соединенным Ко­ролевством, Францией и Италией, заключенного в Мюнхене

Сентября 1938 г.

 

«Германия, Соединенное Королевство, Франция и Италия, согласно уже принципиально достигнутому соглашению относительно уступки Судето–немецкой области, договорились о сле­дующих условиях и формах этой уступки, а также о необходи­мых для этого мероприятиях и объявляют себя в силу этого со­глашения ответственными каждая в отдельности за обеспечение мероприятий, необходимых для его выполнения.

1) Эвакуация начинается с 1 октября.

2) Соединенное Королевство, Франция и Италия согласились о том, что эвакуация территории будет закончена к 10 октября, причем не будет произведено никаких разрушений имеющихся сооружений, и что чехословацкое правительство несет ответственность за то, что эвакуация области будет проведена без по­вреждения указанных сооружений.

3) Формы эвакуации будут установлены в деталях международной комиссией, состоящей из представителей Германии, Сое­диненного Королевства, Франции, Италии и Чехословакии.<…>

Гитлер, Эд. Даладье, Муссолини, Невиль, Чемберле».

 

Документы и материалы кануна второй мировой войны, 1937–1939. – М., 1948. – Т. 1. – С.287 – 288.

 

 

Секретный дополнительный протокол

Москва, 23 августа 1939 г.

 

«Советских Социалистических Республик нижеподписав­шиеся уполномоченные при подписании договора о ненападении между Германией и Союзом обеих сторон обсудили в строго конфи­денциальном порядке вопрос о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе. Это обсуждение привело к нижеследующему результату:

1) В случае территориально–политического переустройства областей, входящих в состав Прибалтийских государств (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва), северная граница Литвы одновременно является границей сфер интересов Германии и СССР. При этом интересы Литвы по отношению Виленской области признаются обеими сторонами.

2) В случае территориально–политического переустройства областей, входящих в состав Польского Государства, границы сфер интересов Германии и СССР будут приблизительно прохо­дить по линии рек Нарева, Вислы и Сана.

Вопрос, является ли в обоюдных интересах желательным со­хранение независимого Польского государства и каковы будут границы этого государства, может быть окончательно выяснен только в течение дальнейшего политического развития.

Во всяком случае оба Правительства будут решать этот вопрос в порядке дружественного обоюдного согласия.

3) Касательно юго–востока Европы с советской стороны подчеркивается интерес СССР к Бессарабии. С германской стороны заявляется о ее полной политической незаинтересованности в этих областях.

4) Этот протокол будет сохраняться обеими сторонами в строгом секрете.

По уполномочию Правительства СССР В. Молотов.

За Правительство Германии И. Фон Риббентроп».

 

 

Печатается по: Хрестоматия по Отечественной истории (1914–1945): учеб. пособие для студентов вузов/ Под ред. А.Ф. Кисилева. Э.М. Щагина. – М., 1996. – С.479.

 

 

Из «Открытого письма Сталину» полномочного представи­теля СССР в Болгарии Ф.Ф. Раскольникова

Августа 1939 г.

Сталин, вы объявили меня «вне закона». Этим актом вы уравняли меня в правах — точнее, в бесправии, — со всеми советскими гражданами, которые под вашим владычеством живут вне закона.

Со своей стороны, отвечаю полной взаимностью: возвращаю вам входной билет в построенное вами «царство социализма» и порываю с вашим режимом.

Ваш «социализм», при торжестве которого его строителям нашлось место лишь за тюремной решеткой, так же далек от истинного социа­лизма, как произвол вашей личной диктатуры не имеет ничего общего с диктатурой пролетариата. <...>

Никто в Советском Союзе не чувствует себя в безопасности. Правый и виноватый, герой Октября и враг революции, старый большевик и беспартийный, колхозный крестьянин и полпред, народный комиссар и рабочий, интеллигент и Маршал Советского Союза – все в равной мере подвержены ударам вашего бича, все кружатся в дьявольской кровавой карусели. <...>

Вы начали кровавые расправы с бывших троцкистов, зиновьевцев и бухаринцев, потом перешли к истреблению старых большевиков, затем уничтожили партийные и беспартийные кадры, выросшие во время гражданской войны и вынесшие на своих плечах строительство первых пятилеток, и организовали избиение комсомола... С жестокостью садиста вы избиваете кадры, полезные и нужные стране: они кажутся вам опасными с точки зрения вашей личной диктатуры.

Накануне войны вы разрушаете Красную Армию, любовь и гордость страны, оплот ее мощи. <...>

В созданной вами гнилой атмосфере подозрительности, взаимного недоверия, всеобщего сыска и всемогущества Наркомвнудела, которому вы отдали на растерзание Красную Армию и всю страну, любому «перехваченному» документу верят — или притворяются, что верят, — как неоспоримому доказательству.

Подсовывая агентам Ежова фальшивые документы, компрометирующие честных работников миссии, «внутренняя линия» РОВСа, в лице капитана Фосса, добилась разгрома нашего полпредства в Болга­рии от шофера М.И. Казакова до военного атташе полковника В.Т. Сухорукова. <...>

Вслед за Гитлером вы воскресили средневековое сжигание книг. Я видел своими глазами рассылаемые советским библиотекам огромные списки книг, подлежавших немедленному и безусловному уничтоже­нию. <...>

Зная, что при нашей бедности кадрами особенно ценен каждый культурный и опытный дипломат, вы заманили в Москву и уничтожили одного за другим почти всех советских полпредов. Вы разрушили дотла весь аппарат Народного комиссариата иностранных дел.

Уничтожая везде и повсюду золотой фонд страны, ее молодые кад­ры, вы истребили во цвете лет талантливых и многообещающих дипло­матов».

Гребельский З.В.Федор Раскольников. – М., 1988. – С. 174–181.

ИСТОРИКИ О ПРОЦЕССАХ РАССМАТРИВАЕМОГО ПЕРИОДА

Об индустриализации СССР

«Индустриализация как процесс создания крупного машинного производства в промышленности, а затем и в других отраслях народного хозяйства на определенной ступени истории является всеобщей закономерностью общественного развития. К началу XX века Англия, Франция, США и Германия пришли уже индустриальными, промышленно развитыми странами. К концу века – уже на наших глазах _ индустриализация приняла глобальный характер, стала непреложным условием выживания и развития любого общества. В России процесс индустриализации на капиталистической основе начался позже, чем в экономически передовых странах. К началу века она располагала достаточно развитой легкой промышленностью, особенно текстильной. Тяжелая же промышленность, осуществляющая производство средств производства, находилась еще на стадии становления, намного отставала от индустрии передовых стран и в очень большой степени зависела от них. …

Задачи преодоления технико–экономической отсталости и многоукладности народного хозяйства, осуществления основной работы по индустриализации страны предстояло решать советскому народу в ходе строительства социализма. Речь шла фактически о второй промышленной революции, которую необходимо было осуществить своими силами, то есть без привлечения иностранного капитала и в возможно более короткие сроки».

 

Данилов В.П., Дмитриенко В.П., Лельчук В.С. Нэп и его судьба. Историки спорят. – М., 1988. С.175–177.

 

О коллективизации сельского хозяйства в СССР

«Производственное кооперирование основной массы крестьянских хозяйств, составляющее сущность процесса сплошной коллективизации, явилось глубочайшей революцией в экономических отношениях, во всем укладе деревенской жизни. В ходе коллективизации и на ее основе был ликвидирован последний и самый многочисленный эксплуататорский класс – кулачество, сельская буржуазия. Расслоение крестьянства на классово–антагонистические группы прекратилось. Вместе с частной собственностью на средства производства исчезла и почва, порождавшая и питавшая различные формы эксплуатации человека человеком, а вместе с ним ушли в прошлое нищета и темнота деревни. С победой колхозного строя крестьянство стало классом социалистического общества – классом тружеников–коллективистов, объединившихся в производственных кооперативах, совместно владеющих средствами производства и ведущих общее хозяйство. Коллективизация стерла важнейшие, наиболее глубокие различия между крестьянством и рабочим классом, сблизила их социальный облик и заложила основы для их дальнейшего сближения и слияния в социально однородной общности тружеников коммунизма».

 

Коллективизация сельского хозяйства в СССР: пути, формы, достижения. Краткий очерк истории/ М.А. Вылцан, В.П.Данилов, В.В.Кабанов, Ю.А. Мошков. – М., 1982. – С. 4–5.

 

«Ленинская идея кооперирования как одно из магистральных направлений преобразования нашего общества была извращена Сталиным, принесена в жертву прагматическим соображениям. Колхозы превращались в контрагентов по внерыночному изъятию хлеба по твердым ценам. Речь шла не о хозяйственно самостоятельных коллективах, а о таких производственных организациях, которым сверху планируют основные производственные и заготовительные задания, а также твердые цены, нередко ниже себестоимости. При этом вводился такой порядок, когда государственные органы могли давать повторные планы заготовок, изымать даже семенное зерно».

 

Борисов Ю.С., Курицын В.М., Хван Ю.С.Политическая система конца 20–30–х годов. О Сталине и сталинизме. Историки споряТ. – М., 1988. С.270.

Об обществе, построенном в СССР в довоенный период
советской истории

«Поскольку Сталин, несомненно, обладал сильной волей и недюжинными организаторскими способностями, был упрям и жесток в достижении своих целей, то, подчинив своему видению социализма и партия, и государственный аппарат, он, организуя с их помощью повседневную деятельность масс, добился своего: в СССР в конце 30–х годов было реализовано сталинское видение социализма, в основном был построен сталинский государственно–административный социализм с господством партийно–государственной бюрократии, с массовыми репрессиями и страхом, с лагерями и тюрьмами, но без элементарной демократии и гласности, социализм, вполне соответствовавший каноническим представлениям марксизма не о действительном, а о казарменном социализме. По Марксу, это общественный строй, «отрицающий повсюду личность человека» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2–е изд. – Т.42. – С. 114.) Здесь, как иронизировал Маркс, «стремлением каждого будет производить для общества как можно более и потреблять как можно меньше», Т.е. приносить сегодняшнюю свою жизнь в жертву будущим поколениям, и «в этом сознании своей пользы для общества будет заключаться вся гордость, все честолюбие тогдашних деятелей», а «во главе всего, в качестве высшего руководителя, безымянный и никому неизвестный «наш комитет». (Там же. – Т. 18. – С. 414.) Именно такой советский социализм – надо это особо подчеркнуть – и явился той матрицей, с которой тиражировался социализм в зарубежных странах после второй мировой войны со всеми вытекающими последствиями для их развития».

 

30–е годы: взгляд из сегодня. Отв. ред. Волкогонов Д.А. – М., 1990. – С. 17–18.

 

«В результате национального кризиса, вызванного противоречиями запоздалого капиталистического развития и обостренного до предела первой мировой войной, ослабившей традиционные российские государственность (самодержавие) и идеологию (православие), ввергнувшей страну в состояние «смуты», на волне массового движения к власти пришла большевистская партия. С этого момента революционная политическая элита, вооруженная марксистской доктриной бестоварного и следовательно, неизбежно – государственного социализма, оказалась увлеченной мощным органическим течение российской и мировой истории.

В этом течении явственно видны четыре взаимопроникающие друг на друга воздействующих, друг к другу «притирающихся» главных потока:

1) нарастание государственного вмешательства в экономику как проявление общемировой тенденции – следствие обобществления производства (ср. правоавторитарные режимы Европы, Японии 20–40–х годов, «новый курс» Ф.Д.Рузвельта в США и др.); 2) специфический этатизм, связанный с императивами догоняющего развития; с необходимостью, особенно настоятельной в межвоенный период, ускоренного преодоления технико–экономической отсталости страны (ср. аналогичные функции государства в «третьем мире»); 3) воздействие российского цивилизационного комплекса (государственно–патерналистских, общинных традиций), геополитической ситуации (самая длинная в мире сухопутная граница, что, особенно в тех конкретно–исторических условиях, требовало мощной армии, а следовательно, ускоренного создания тяжелой промышленности как базы современного военнопромышленного комплекса); 4) влияние доктринального фактора: стремление партии–государства к форсированному огосударствлению экономики, субъективно осознававшемуся как строительство социализма.

В результате синтеза этих потоков в СССР в 30–е годы сложилась целостная общественная система, которую бы автор определил как «государственный индустриализирующий социализм». «Социализм», так как произошло обобществление производства, упразднение частной собственности. «Государственный», так как социализация произошла в основном не реальная, а иллюзорная: преобладающая часть функций по распоряжению собственностью оказалась отчужденной от большинства социума в пользу представителей партийно–государственного аппарата – номенклатуры, в которой обнаруживаются многие черты традиционной российской этакратии. «Индустриализирующий», так как главной исторической задачей, которую объективно решал (и ценой колоссальных жертв решил) социализм в России, была форсированная индустриализация страны».

 

Горинов М.М. К вопросу о сущности Октябрьской революции. Россия в XX веке: Историки мира споряТ. – М., 1994. – С. 154–155.

 

«Что настоящий социализм не может быть построен, на этом, видимо, сегодня сходятся если не все, то многие. А вот насчет «мог бы…» существуют различия более широкие и глубокие. Одни утверждают, что в России было все для того, чтобы создать социалистическое общество, опираясь на ленинское теоретическое завещание. Помешали лишь ошибки, извращения, отступления и Т.п. (обобщенно – сталинизм).

Другие говорят, что, несмотря на сохранившиеся или появившиеся черты рабовладения, феодализма, капитализма, ГУЛАГ, казарменность и Т.п., социализм был все–таки в 30–е годы построен. Примитивный, плохой, но построен. Главный аргумент в пользу такого вывода – победа общего (во всех областях общественной жизни) над частным, коллективного над индивидуальным, управляемого над стихийным. Этот ведущий принцип может быть облечен в любую форму правления.

Исторический материал свидетельствует, что ряд признаков, традиционно относимых теорий к социализму, в 30–е годы действительно побеждает в советском обществе. Из социальной структуры исчезают эксплуататорские классы, создаются коллективные формы собственности, плановость охватывает все народное хозяйство. Добавим сюда всеобщее избирательное право, гарантированное право на труд, бесплатное всеобщее среднее образование и многое другое, к чему накрепко были прибиты бирки, обозначающие социализм. На подобных китах держалась вся сложившаяся система. Но все это лишь каркас системы. А принципы ее формирования? Побеждают лишь те, во имя которых с Октября совершался народом героический рывок, Т.е. подлинная свобода, народоправие, равенство? Очевидно, неТ. Так можно ли на сочетании этих «да» и «нет» констатировать победу социализма как нового общественного строя? Тем более что за «нет» не формальные признаки, а сфера жизнедеятельности человека, возможность реализации интересов больших и малых социальных групп, больших и малых народов, оттесненных от фактических рычагов управления общественными делами.

Поэтому относительно вопроса о возможности построения социализма в СССР автор придерживается той точки зрения, что не мог быть построен социализм как некая целостная система в СССР, не мог потому, что его вообще нигде нельзя построить. Социализм, как доказывает историческая практика, – это не состояние, не срез, не чистая система, связанная с прошлым лишь «родимыми пятнами», это постоянный процесс, движение, развитие общества, в котором реализуются закономерности, тенденции, принципы социализма, специфически отражающие через классовое общегуманистические принципы. Применительно к отдельно взятой или группе стран можно говорить не о победе, не о построении социализма, а о степени накопления социалистических черт, характере или просторе для проявления социалистических принципов. Последнее зависит не от идеологических установок, а от сочетания конкретных объективных и субъективных предпосылок, определяющих темп и формы этого движения. Поэтому представляются лишенными серьезного научного основания нынешние споры (на тему частной собственности, наемного труда, товарно–денежных отношений и Т.п.) о том, что присуще социализму. Должны пойти впрок и уроки прошлого – искусственное перепрыгивание через цивилизационные ступени. Пропущенные нами ступени (в ходе массовой единовременной национализации буржуазной собственности, коллективизации сельского хозяйства, непосредственного перехода к социализму, ранее отсталых стран, минуя капиталистическую стадию развития, и Т.п.) становятся «минами замедленного действия», которые потом обязательно взорвутся, рождая малые и большие кризисы в обществе. В этой связи важно отметить, что понятие «построение социализма в основном», «построение основ социализма», «полная и окончательная победа социализма», с помощью которых делались попытки обозначить вехи, уровни формирующего строя, не могут быть признаны научными.

Итак, построить социализм нельзя».

 

Дмитриенко В.П. (Россия) Советская модель социализма. Россия в XX веке: Историки мира споряТ. – М., 1994. – С. 538–539.

О причинах советско–германского сближения накануне
Второй мировой войны

«Пока готовили к столу наши охотничьи трофеи, Сталин рассказал, что был Риббентроп. Он уже улетел в Берлин. Приехал он с проектом договора о дружбе и ненападении, и мы этот договор подписали. Сталин был в очень хорошем настроении: вот, мол, завтра эти англичане и французы узнают об этом и уедут. Они в это время были еще в Москве. Сталин в тот день правильно оценивал значение этого договора и понимал, что Гитлер хочет нас обмануть, перехитрить. Он считал, что мы его перехитрили, подписав договор. … По вопросу о Польше Сталин сказал, что Гитлер нападет на Польшу, захватит ее и сделает своим протекторатом. Восточная территория Польши, населенная белорусами и украинцами, отойдет к Советскому Союзу. Естественно, что мы были за это, хотя чувство было смешанное. Я чувствовал, что и Сталин это понимал. Он говорил: «Тут знаете, идет игра, кто кого перехитрит, кто кого обманет».

Эти события рассматривались нами так: начнется война, на которую Запад направляет против нас Гитлера один на один. В связи с этим договором получалось, что войну начинает Гитлер. Это нам было выгодно с точки зрения и военной, и моральной. Такими действиями он вызовет на войну против себя Францию и Англию, выступив непосредственно против Польши. Мы же остаемся нейтральными. Я считаю, что это положение было лучшим для нас.

Если рассматривать войну как игру и если есть возможность не подставлять в этой игре нашего лба под вражеские пули, к чему все время стремились западные державы, то этот договор имел оправдания».

 

Хрущев Н.С. Воспоминания//Огонек. – 1989. – №30.

 

«Следует признать, что все участники англо–франко–советских переговоров играли одновременно на двух столах. Английская дипломатия вела секретные переговоры с Германией. Британские консерваторы не хотели подлинного союза с Россией, но оставляли надежды на благословенный «Дранг нах Остен». Переговоры с Москвой рассматривались как средство давления на Германию и как способ для выигрыша времени. Франция, хотя и занимала позицию, отличную от английской, практически следовала за союзником….

Москва расценивала Англию и Францию как ненадежных партнеров, реальные силы которых для эффективного противодействия германской агрессии были ограничены: Англия практически не имела настоящей сухопутной армии, а Франция исповедовала оборонительную пассивную стратегию и возлагала надежды на непреодолимость фортификаций линии Мажино. Главное сомнение состояло в том, что Париж и Лондон могут искать соглашение с Германией – на этот раз за счет Восточной Европы или же постараются предоставить СССР сомнительное право вести войну с основными силами вермахта, оставаясь лишь формально союзниками Советского Союза….

…в ходе параллельных тайных переговоров с Германией в Кремле пришли к выводу о целесообразности советско–германского сближения. Вероятно, этот вывод опирается на следующие аргументы:

СССР не готов к большой войн




Читайте также:
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...
Как построить свою речь (словесное оформление): При подготовке публичного выступления перед оратором возникает вопрос, как лучше словесно оформить свою...
Почему двоичная система счисления так распространена?: Каждая цифра должна быть как-то представлена на физическом носителе...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (571)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.046 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7