Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Игра в спасение в отношениях




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Строя отношения с другими людьми вне родительской семьи, мы замечаем непреодолимое влечение к принятию Доминирующей или подчиненной позиции. В отношени­ях мы оказываемся или в подчиненном положении, где мы больше вовлекаемся, больше нуждаемся в другом, отдаем больше любви, чувствуем себя в меньшей без­опасности; или в доминирующем положении, где вовле­каемся меньше, нуждаемся в другом меньше, отдаем меньше любви и чувствуем себя в большей безопасно­сти. Человеческая жизнь — бесконечная цепь неравных отношений. Одни люди постоянно находятся в домини­рующем положении, другие — в подчиненном.

Подчиненное положение в отношениях чаще занима­ют женщины, а доминирующее — мужчины. Это проис­ходит потому, что мальчиков приучают командовать, а не подчиняться, а девочек — наоборот, поэтому соотноше­ние сил в паре изначально оказывается неравным, что и приводит к подчиненному положению женщины. Тем не менее тенденция к неравному соотношению сил прису­ща и однополым отношениям, в то время как равенство в отношениях встречается крайне редко, причем люди ча­сто даже не стремятся к нему.



В отношениях между взрослыми спасение и преследо­вание — обычное дело. Спасение в буквальном смысле происходит редко, чаще игра разыгрывается в неявной форме.

Любая ситуация, где один человек делает ради друго­го то, чего он не хочет делать, является частным случаем игры в спасение. Часто Жертва даже не знает, что ее спа­сают. Например, жена сопровождает мужа на футбол или на рыбалку, хотя ей совершенно неинтересно это занятие. Она может сделать это потому, что он ее просил и обидел­ся бы, если бы она отказалась. Однако чаще случается так, что она делает то, о чем он ее не просил, и поэтому может выясниться, что он хотел поехать один или с кем-то другим. Возможно, она боится оставаться одна и, что­бы не быть Жертвой, предпочитает спасать своего мужа. В любом случае это игра в спасение, потому что она де­лает то, чего не хочет делать, и потому что она считает, что нужна своему мужу, так как он не в состоянии справиться без нее. Люди постоянно делают то, чего не хотят де­лать; идут туда, куда не хотят идти; участвуют в том, в чем не хотят участвовать, потому что боятся, что те, кого они спасают, обидятся, рассердятся и вообще не могут поза­ботиться о себе сами.

Другая разновидность игры в спасение реализуется, когда в любую совместную деятельность один человек вкладывает больше сил и интереса, чем другой, особен­но если человек, который демонстрирует свою беспо­мощность (Жертва), прекращает какие бы то ни было действия, как только Спаситель приступает к своей ра­боте. Например, одна женщина однажды днем не справ­лялась с домашними делами (детьми, готовкой и т. д.), и ей пришла на помощь соседка. Как только она взялась за дело, первая женщина, или Жертва, тут же оставила всякие усилия. Или, например, когда мужчина и женщи­на выезжают на пикник, мужчина готовит еду и, столк­нувшись с какой-то сложностью, просит помощи у супру­ги. Как только она принимает на себя привычную роль повара (Спасителя), он складывает с себя все полномо­чия. Таким образом, любая ситуация, когда один человек просит другого о помощи и, если ему помогают, делает меньше половины всей работы, является ситуацией спа­сения.

Еще один способ спасать друг друга — не просить о том, чего хочешь, потому что боишься возможной реак­ции другого человека. Мужья и жены часто попадают в ловушку взаимного спасения, где ни один из них не сме­ет сказать, чего он хочет, из страха перед реакцией друго­го. Когда терапевт вскрывает природу ситуации и поощ­ряет их говорить прямо о том, чего они хотят, у обоих обычно обнаруживается накопленное недовольство друг Другом, скрытое от партнера. Мой опыт работы с парами доказал, что, когда факт взаимного спасения открывается для партнеров становится возможным прямо заявлять о своих желаниях и реализовывать их и, таким об разом, исключить в дальнейшем игру в спасение.

Отказаться от игры в спасение трудно, потому что лю­ди настолько привыкли жертвовать своими желаниями в пользу других, что им нужно заново учиться различать и выражать свои желания. Кроме того, прямо попросить о том, чего хочешь, тоже нелегко, даже если знаешь, чего хочешь: этому часто тоже приходится учиться заново.

Силовые игры будут рассмотрены в следующей главе.

 

 

Глава 17 Силовые игры

Сила

До сих пор транзактный анализ игнорировал силовые аспекты отношений, так как считал эту сторону отноше­ний незначимой. Вследствие этого транзактный анализ отношений в терапии также не рассматривал соотноше­ние сил в паре как значимый фактор.

Я объясню, что я имею в виду под словом «сила». Сила в физическом смысле слова — это способность развивать некоторое усилие в течение некоторого времени. Если я могу протащить вас по полу против вашей воли, значит, физически я сильнее вас. Однако физический аспект — не единственная форма силы. Я могу быть достаточно сильным физически, чтобы протащить вас по полу, но если в вашем распоряжении есть телохранитель, который изобьет меня, если я только прикоснусь к вам, то сила — на вашей стороне. Также вы может вынудить меня подой­ти к вам самому силой вашей привлекательности, персо­нального магнетизма или убедительных аргументов, в то время как я не могу сделать то же с вами. В этом случае вы также сильнее меня.

Таким образом, сила — это способность заставить дру­гого человека сделать то, чего вы от него хотите, и она не­равномерно распределена между людьми, так что у одних ее больше, а у других — меньше.

Рисуя сценарную матрицу, где были представлены два Родителя и ребенок, я уже невольно «упомянул» фактор силы. И дело не только в том, что в сценарной матрице Родительские структуры были изображены мной выше, то есть в доминирующей позиции по отношению к от­прыску. Дело еще и в том, что сценарная матрица осно­вана на допущении, говорящем, что родители могут за­ставить своего ребенка делать то, что они хотят, а он — нет. Фактор силы был впервые введен в транзактный анализ посредством сценарной матрицы.

Исследование сценариев быстро переросло в исследо­вание банальных сценариев мужского и женского пове­дения. Одновременно росла моя убежден-ность в том, что мальчиков и девочек приучают исполнять определенные фиксированные роли и что ожидания, связанные с эти­ми ролями, включают определенное соотношение сил между мужчиной и женщиной, а именно, превосходство мужчин.

Анализ отношений между мужчинами и женщинами привел меня к выводу, что соотношение сил является важнейшим аспектом отношений и что терапевт, игнори­рующий этот фактор, игнорирует саму суть проблемы.

Психотерапевтов учат игнорировать относительную силу личностей, с которыми они работают. Считается, что власть и сила не имеют никакого отношения к прак­тике психотерапии, поэтому психотерапевты не замеча­ют ни злоупотребления властью в отношениях людей, которые к нему обращаются, ни страданий, вызванных этим злоупотреблением. Если бы психотерапевт при­знал, что имеет дело со злоупотреблением властью, он бы решил, что должен оставить нейтралитет и принять сто­рону угнетаемого, а так как большинство терапевтов не считают возможным поддерживать слабого в противо­стоянии с сильным, они игнорируют силу (слабость) сво­их клиентов.

Понимание того, что такое силовые игры и соотно­шение сил, пришло ко мне, когда я изучал отношения между мужчинами и женщинами. Так произошло просто потому, что я, как терапевт, много работал с людьми, ко­торые были так или иначе не удовлетворены гетеросексуальными отноше-ниями. Именно поэтому все примеры, которые я приведу, будут примерами силовых игр в от­ношениях мужчины и женщины. Это не значит, что в других отношениях невозможны силовые игры или что в других отношениях они имеют другой масштаб или другую природу. Причина лишь в том, что я узнал, что такое силовые игры, именно в связи с отношениями меж­ду мужчиной и женщиной.

Как я уже объяснил, большинство людей в детстве привыкают либо к доминирующей, либо к подчиненной позиции. Всех нас с детства учат, что такие, как мы, под­чиняют одних людей и подчиняются другим. Нас учат, что люди женского пола по своей природе должны под­чиняться людям мужского пола, что рабочие подчиняют­ся боссу, что черные подчиняются белым и т. д. Сценар­ное программирование неравенства приводит к тому, что люди ожидают неравенства от новых отношений. Равное соотношение сил в отношениях мужчины и женщины иногда встречается, но не сохраняется долго, вскоре усту­пая место более надежному «равновесию».

Как и в любых других ситуациях, где они исполняют требования сценария, люди чувствуют себя комфортно в неравных отношениях и не только наслаждаются таким положением дел, но и стремятся к нему, отказываясь от отношений, где силы партнеров равны.

Нетрудно понять, почему доминирующее положение приятно: его достоинства очевидны. Но что может быть хорошего в подчинении? Когда рабочих спрашивали, хо­тят ли они поменяться местами со своим начальством, они отказывались: «Это не настоящая жизнь», «Зачем мне такая головная боль?» Люди, которые находятся в подчиненном положении и не располагают властью, счи­тают, что их положение выгоднее, чем положение тех, кто наверху. Склонность игнорировать неравное соотноше­ние сил в отношениях и отсутствие стремления к равным отношениям являются частью банального сценарного программирования Беспомощности, которое заставляет подчинен-ных «знать свое место».

Только после того, как человек поживет некоторое время в подчинении, его наслаждение сценарными отно­шениями уступает место недовольству и гневу. Тогда он предпринимает ряд партизанских тактик, с тем чтобы подорвать силы и благополучие «хозяина». Например Искусственная женщина (см. гл. 14) после многолетнего подчинения своему мужу начинает парти-занскую войну, «нападая» на чековую книжку мужа и его гениталии, иными словами — «избивая его до смерти пластиковой кредитной картой» и отказывая ему в сексуальной бли­зости. Обе эти техники относятся к разряду силовых игр из подчиненного положения, которые используются для того, чтобы выматывать более сильного противника, не вступая, однако, с ним в открытый бой.

 

Для многих браков типична последовательность фаз, при которой первые семь лет муж тиранит жену, а она ему подыгрывает; во вторые семь лет она «восстает», и он может ответить ей разводом, а может прожить с ней еще семь лет, в течение которых она будет вести против него партизанскую войну. Если и после этого они не разойдут­ся, третьи семь лет им предстоит провести, имея каждый свою отдельную жизнь и не общаясь.

 

Силовые игры

Силовые игры — это техники, которыми люди пользуют­ся, чтобы заставить другого делать то, чего он не хочет делать.

Лицо, играющее в силовые игры, предполагает, что оно не может получить желаемое, просто попросив об этом. Кроме того, силовая игра требует дефицита како­го-либо ресурса, не важно, истинный это дефицит или вымышленный. Хорошие отношения предполагают, что их участники готовы пойти навстречу друг другу. В этом случае партнеру, который нуждается в чем-либо, доста­точно просто попросить, и другой человек сделает все, что он может, чтобы помочь ему. Тогда отношения про­текают гладко, и партнеры получают каждый то, что он хочет. Однако, когда гладкое течение процесса сотрудни­чества прерывается и в отношениях образуется дефицит чего-либо, высока вероятность того, что партнеры начнут использовать силовые игры, чтобы получить друг от дру­га желаемое.

Типичные отношения начинаются с контакта между детскими частями партнеров. Отношение Ребенок—Ре­бенок, как правило, включает чуткость к желаниям дру­гой стороны и сильное стремление идти им навстречу. По­ка отношения содержат прямой контакт Ребенка одного партнера с Ребенком другого, желания в паре выражают­ся прямо и охотно исполняются. Со временем, однако, образуются и другие векторы отношений: Взрослый-Взрослый, Родитель—Ребенок, Родитель—Родитель, Что вызывает определен-ные трудности в общении, прежде таком легком. Мужчин и женщин программ-мируют отка­зывать друг другу в двух вещах, в которых они нуждают­ся больше всего: в поглаживаниях в ситуации рабочего сотрудничества и в поглаживаниях в ситуации близости. Поглаживания в ситуации работы невозможны для жен­щин, потому что им запрещено эффективно использо­вать свою взрослую часть. Вследствие этого мужчинам и женщинам обычно трудно работать вместе. Аналогично близость, основанная на способности проявлять интуи­тивное понимание другого человека и заботу о нем, не разрешена мужчинам. Эта запрограммированная взаим­ная невозможность получать две самые важные формы поглаживаний (в работе и в близости) толкает людей на использование силовых игр для получения поглажива­нии от партнера. Берновские игры — это разновидность силовых игр, направленных на получение поглаживаний. Так как поглаживания находятся в большом дефиците, люди разыгрывают много разных игр. Однако у людей есть и много других значимых поводов для сражений (деньги, привилегии, желание получить то, что они хотят так, как они этого хотят, и тогда, когда они этого хотят).

Есть два класса ситуаций силовых игр: игры между неравными и игры между равными. Первая разновид­ность отношений может быть названа отношениями «хо­зяин—слуга». Здесь принятие неравенства может быть как полным, так и частичным. Когда люди принимают не­равное соотношение сил между собой, они могут сделать свои отношения сотрудническими и перестать играть в силовые игры. Случаи такого принятия крайне редки: борьба за власть отсутствует только в полностью авто­ритарном контексте (в концентрационном лагере или психбольнице). В такой ситуации «хозяин» просто вы­ражает свое желание, а «слуга» исполняет его. Тем не менее большинство неравных отношений протекают не­ровно, в большей или меньшей степени задействуя сило­вые игры.

Силовыми играми пользуются обе стороны — как «хо­зяин», так и «слуга». Игры каждой из сторон имеют свои отличительные особенности. Силовые игры «хозяина» мы будем называть силовыми играми в позиции домини­рования («Не вешайте трубку» или «Сотри их в поро­шок»), а игры «слуги» — силовыми играми в позиции под­чинения («Партизанская война»).

Силовые игры между равными — третья разновид­ность силовых игр, ее можно назвать «Открытой борь­бой».




Читайте также:
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (375)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.013 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7