Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


НЕВРАДЬНАЯ СХЕМА СТРАХА




Центральная роль в страхе принадлежит миндалевидному телу. Когда редко встречающаяся болезнь мозга разрушила миндалевидное тело (не затронув никакие другие структуры мозга) у пациентки, которую неврологи называют СМ., из ее ментального репертуара исчез страх. Она утратила способность распознавать выражения страха на лицах других людей и при­давать такое выражение своему лицу. Как определил это ее не­вролог, «если бы кто-нибудь приставил пистолет к голове СМ., она умом бы понимала, что напугана, но не испытывала бы страха, как, например, вы или я».

Неврологи составили схему страха, вероятно, в мельчайших подробностях, хотя при современном положении дел полная схема ни одной эмоции до конца не изучена. Страх — подходя­щий пример для понимания невральной динамики эмоций. В процессе эволюции страху отводится особая, выдающаяся роль: он, возможно, в большей степени, чем любая другая эмоция, имеет решающее значение для выживания. В нынешние вре­мена неуместные страхи, конечно, отравляют повседневную жизнь, заставляя нас страдать от раздражения, беспокойства и заурядных волнений или в крайнем — патологическом — слу­чае от панических атак, фобий или расстройства в виде навяз­чивого невроза.



Допустим, как-то поздним вечером вы сидите один дома, читаете книгу и вдруг слышите грохот в соседней комнате. То,


Эмоциональный интеллект



что произойдет в вашем мозге в следующие несколько мгнове­ний, «открывает окно», через которое можно взглянуть на не-вральную схему страха и на роль миндалевидного тела, как си­стемы тревожной сигнализации. Первая из входящих в схему мозговых цепей просто воспринимает этот звук как грубые фи­зические волны и преобразует их в язык мозга, чтобы заставить вас насторожиться. Эта цепь тянется от уха к мозговому стволу и далее к таламусу. Оттуда расходятся две ветви; меньший пу­чок выростов ведет к миндалевидному телу и соседнему гиппо-кампу; другой, более крупный проводящий путь ведет в слухо­вую зону коры головного мозга в височной доле, где сортиру­ются и понимаются звуки.

Гиппокамп, местонахождение главного хранилища памя­ти, быстро классифицирует этот грохот сравнивая его с други­ми похожими звуками, которые вы слышали, чтобы проверить, знаком ли вам этот звук — является ли этот грохот тем, кото­рый вы мгновенно узнаете? Тем временем слуховая зона коры головного мозга выполняет более сложный анализ звука, пы­таясь определить его источник — это кошка? Ставень, хлопнув­ший на ветру? Вор? Слуховая зона коры головного мозга пред­лагает свои гипотезы — быть может, это кошка сбросила лампу со стола, но это может быть и вор — и посылает это сообщение в миндалевидное тело и гиппокамп, которые быстро сравнива­ют его с похожими воспоминаниями.

Если вывод успокаивает (это всего лишь ставень, который вечно хлопает, как только становится слишком ветрено), то сигнал общей тревоги не усиливается и не переходит на следу­ющий уровень. Однако если вы все еще не уверены, другая сек­ция схемы, многократно отражающая звук между миндалевид­ным телом, гиппокампом и предлобной зоной коры головного мозга, продолжает усиливать вашу неуверенность и фиксиро­вать внимание, заставляя вас еще больше беспокоиться об ус­тановлении источника звука. Если этот дополнительный тон­кий анализ не дает никакого удовлетворительного ответа, мин­далевидное тело включает сигнал тревоги, его центральная об­ласть активирует гипоталамус, мозговой ствол и вегетативную нервную систему.



Дэниел Гоулман


Превосходная структура миндалевидного тела, как цент­ральной системы тревожной сигнализации, становится очевид­ной в этот момент опасения и подсознательной тревоги. У каж­дого из нескольких пучков нейронов в миндалевидном теле есть определенный набор выростов с рецепторами, предназначен­ных для разных нейротрансмиттеров, что-то вроде тех компа­ний, обслуживающих домашние системы тревожной сигнали­зации, в которых операторы всегда готовы послать вызов в ме­стное пожарное депо, полицию и соседу, когда бы домашняя система безопасности ни подала сигнал тревоги.

Разные отделы миндалевидного тела воспринимают различ­ную информацию. К боковому ядру миндалевидного тела под­ходят выросты т&тамуса и слуховой и зрительной зон коры го­ловного мозга. Запахи через обонятельную луковицу поступают в кортикомедиальную зону миндалевидного тела, а вкусовые ощущения и сообщения от внутренних органов направляются в центральную зону. Эти входящие сигналы превращают минда­левидное тело в вечного проверяющего, который тщательно ис­следует каждый сенсорный опыт.

Выросты миндалевидного тела достают до каждого круп­ного отдела головного мозга. Из центральной и медиальной зон ответвление идет к зонам гипоталамуса, которые секретируют вещество, обусловливающее реакцию организма на критиче­скую ситуацию, — кортикотропин-рилизинг-гормон (КРФ), который мобилизует реакцию типа «сражайся или спасайся» с помощью последовательного ряда других гормонов. От базаль-ной (т.е. расположенной в основании) области миндалевидно­го тела отходят ответвления в направлении полосатого тела, встроенные в систему головного мозга в качестве связей для управления движением. Через посредство соседнего централь­ного ядра продолговатого мозга миндалевидное тело посылает сигналы вегетативной нервной системе, активируя широкий спектр реакций дальнего радиуса действия в сердечно-сосуди­стой системе, мышцах и желудочно-кишечном тракте.

Из базолатеральной зоны миндалевидного тела отростки идут в поясной кортикальный слой и к волокнам, известным как «центральное серое вещество», клетки, контролирующие большие мышцы скелета. Именно эти клетки заставляют соба-




Читайте также:



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (280)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.009 сек.)