Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Неожиданные подробности 11 страница




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас она хотела развернуться и посмотреть в его прекрасные глаза, впитать в себя каждую клеточку его изумительного тела. Но, когда она попыталась, он удержал её. Он дразнил её, и она понимала это. Его прикосновения заставляли гореть каждую клеточку её тела. Заставляли её хотеть его, нет, даже больше – жаждать. Его внимание очень быстро стало зависимостью, без которой, она думала, уже не сможет жить. Если бы «мать природа» не дала о себе знать, она могла бы так вот простоять с ним всю ночь.

Быстро повернувшись к нему лицом, она внимательно посмотрела в его глаза:

- Мне нужно в ванную, - сказала она, слова получались такими тихими, что она и сама не ожидала.

- Я провожу тебя, - сказал он, убирая с брови едва заметную капельку пота.

- Ты не должен.

Он улыбнулся ей почти вопросительно:

- Я не позволю тебе одной передвигаться по этому безобразию.

Она игриво продемонстрировала свои бицепсы:

- Я, правда, сильная девчонка.

- Что ж, ты красивая крепкая девочка, и мне будет спокойнее, если я буду уверен, что тебе не придется отдирать от себя тело одного из этих пьяниц.

Она пожала плечами:

- Один - ноль в твою пользу.



Он, аккуратно придерживая её за локоть, проводил к одной из ванных комнат на первом этаже. Увидев длинную очередь, тянущуюся вдоль всей кухни, они решили попытаться найти свободную на втором этаже. Эмили с грустью смотрела на целую гору ступенек. Гэвин улыбнулся, увидев её реакцию, и помог ей забраться наверх. К её разочарованию, здесь очередь оказалась еще длиннее. Гэвин прыснул со смеха, увидев выражение её лица. Эмили лишь покачала головой и сказала, что, возможно, на третьем этаже больше ванных комнат. Как и прежде, он помог ей подняться. На третьем этаже было пусто и, за неимением очереди, Эмили управилась за две минуты.

Выйдя, Эмили нашла Гэвина, привалившегося к стене, их взгляды встретились, когда она подошла к нему.

Копируя его стойку, она заняла место рядом и повернулась, чтобы видеть его лицо:

- Спасибо, что проследил за моей безопасностью, пока я добиралась сюда.

Оттолкнувшись от стены, Гэвин встал прямо напротив неё так близко, что мог почувствовать жар её тела.

- Без проблем. Готова спуститься обратно?

Поддавшись разрывающим её чувствам, она покачала головой. Звуки музыки и вечеринки доносились снизу. Кроме своего быстрого дыхания, Эмили слышала только его голос, видела только его глаза, чувствовала только его дыхание, обжигавшее щёку.

Гэвин чувствовал эмоции, плескавшиеся в её глазах. Похоть. Страсть. Желание. Потребность. Каждое из них было отражением его собственных. Он подошел еще ближе, ни на секунду не прерывая их зрительный контакт.

- Скажи мне, чего ты хочешь, – прошептал он.

Поддавшись импульсу, она прижалась к нему, плавясь от его сильного горячего тела. Очень медленно она обняла его за шею, заглядывая вглубь его глаз, и вдохнула мягкий мускусный аромат его одеколона. Её похотливый взгляд встретился с его, их губы были в дюйме друг от друга, её нетрезвое дыхание блуждало по его лицу.

- Скажи, Эмили, - прорычал он, изучая изгиб её губ. – Мне нужно слышать это от тебя.

Даже находясь под действием алкоголя, Эмили понимала, что он имел в виду. Дыхание стало рваным, грудь вздымалась и опускалась, она с трудом произнесла:

- Я…я хочу тебя.

Прижав её к стене всем своим телом, он лизнул мягкую кожу за её ушком.

- Черт, скажи, насколько сильно ты меня хочешь, – выдохнул он.

Пульс зашкаливал, все тело кололо, когда он провел влажную обжигающую дорожку вдоль её шеи.

-О Господи, Гэвин, - простонала она, дрожа всем телом, - Ты в моих снах, в моих мыслях, в моей коже.

Прежде чем она успела сделать вдох, он завладел её ртом. Его губы шокировали её, сбивая ритм и спокойный стук сердца. Его губы с привкусом ментола, немного спиртного и чего-то присущего только Гэвину. Этот изумительный вкус окутал все ткани, фибры, атомы её тела. Одной рукой он поглаживал её спину, другой зарылся в её локонах. Эмили застонала, когда вкус его губ смешался с её собственным. Нервы зашкаливали, грозя убить все последние разумные мысли в голове. Он украл все её существо, когда поцеловал в первый раз, но здесь и сейчас – незаметно, словно кот-воришка – он пытался украсть её сердце.

Алкоголь, желание, похоть блуждали по венам, и Эмили тускло осознавала, как они наобум завалились в пустую спальню. Гэвин ногой захлопнул дверь. Они обнимали друг друга, как удав обхватывает свою жертву. Стон сорвался с губ Гэвина, когда он оторвался от губ Эмили, дав ей возможность стащить через голову его рубашку. Его пальцы лихорадочно расстегивали пуговицы на её блузке, которая, в конце концов, полетела на пол. Лихорадочно ловя воздух, они – Эмили в бюстгальтере, юбке и туфлях, Гэвин в одних брюках, - стояли, изучая друг друга несколько ударов сердца.

Связь витала между ними. Не отводя глаз, Гэвин наклонил голову и впился в её губы с новой силой, они были еще вкуснее, чем он помнил. Руки блуждали по телу, изучая каждый дюйм её тела, он читал её существо, словно повесть, написанную шрифтом Брайля. Все в ней было истинным сокровищем. Он целовал её так, словно секунды, проведенные врозь, лишили его всех основных человеческих потребностей. Эмили захныкала, когда его язык очертил линию её ушка, спустился к шее и достиг ключицы. Этот хнык – этот маленький похотливый звук – проколол тело Гэвина и мысли заплясали в голове, когда они упали на кровать.

Имя Диллана смутно всплыло в сознании Эмили, наряду с чувством вины за то, что она делала, но все эти мысли быстро испарились, когда Гэвин стянул фестончатые чашечки её кружевного белого бюстгальтера. Протолкнув колено между её ног, и убеждая их открыться, он наклонился и лизнул мягкую выпуклость груди. Его губы обхватили тугой сосок, лаская его очень нежно. Каждая клеточка Эмили, казалось, загорелась, когда она прижалась к его губам, тело извивалось в огненном удовольствии от его ласк. Язык искусно ласкал, пока все её мысли и сомнения не разбились, уходя на второй план.

Гэвин задрал её юбку на талии, и поцелуй стал яростнее, когда его руки коснулись гладкой кожи между её ног. Эмили застонала, когда он дернул трусики с её бедер. Дыхание снова сорвалось, когда Гэвин горящим взглядом наблюдал за её реакцией, скользнув двумя, затем и тремя пальцами в её влажные складки, выгнула спину в восхищении. Ни на секунду не отрываясь от его глаз, стон сорвался с губ Эмили. Она, подняв руки, и запустив пальцы в его волосы, притянула его к себе, впиваясь в его губы. Когда поцелуй стал глубже, Гэвин протяжно застонал ей в рот, усиливая жар в её теле.

Его рот был горячим и голодным – язык изучал, впитывая сладость её рта, до тех пор, пока тело не потребовало большего. Его тело пульсировало от желания, когда она ногтями впилась в его плечи, царапая, в то время, как толкалась бедрами в его руку. Он, очертив языком линию её губ, продолжил погружать пальцы внутрь её, дыхание Эмили участилось под его взглядом, пристально изучающим её красивое лицо.

Изучая её зеленые с золотыми крапинками глаза, Гэвин неожиданно почувствовал ком в груди, практически лишивший его способности дышать. Она – запретный плод, который, Бог свидетель, он желал попробовать. Он был готов на все, чтобы заполучить её. Он страстно желал её. Он нуждался в ней. Но он осознал, что, как бы сильно не хотел её, он не мог взять её пьяную, он не позволит себе получить её таким образом – в бог знает, чьем доме. Он хотел обладать ей, находящейся в ясном уме, и в своей постели. Он хотел проснуться рядом с ней, и ему нужно было знать, что не алкоголь решил за нее. Он втащил пальцы, пытаясь остановиться, но, как только он это сделал, Эмили взяла его руку и начала посасывать пальцы, словно леденец.

Такое нехитрое действие было таким невозможно возбуждающим для Гэвина, он чувствовал, как кровь быстрее понеслась по венам. Он снова завладел её ртом, заглушив её стоны, когда снова скользнув пальцами в её тепло. Поцелуй стал более жадным, и он застонал, когда она, подняв ноги, обхватила ими его талию. Когда Эмили, освободив его волосы из плена своих рук, потянулась к ремню на его брюках, он понял, что сейчас должен остановиться.

Резко, по-звериному жестко, он, едва сдерживающий себя, вскочил с кровати, тяжело дыша. Он метался по комнате, запустив руки в волосы.

Лежа на кровати в безмолвном шоке, Эмили пыталась выровнять дыхание и смотрела на Гэвина с пылающими от страсти и желания щеками.

- Что не так? – выдохнула она срывающимся голосом.

- Я не могу, Эмили, – он, схватив с пола рубашку, одел её через голову. Подняв её блузку, он швырнул её через всю комнату на кровать, не рискнув приблизиться к ней слишком близко. Если он сделает это, он знал – обратного пути уже не будет.

- Вставай и одевайся.

Унижение было написано на её лице, когда она села и начала одевать блузку. Она, тяжело дыша, смутившись, пыталась ухватиться хоть за какую-нибудь связную мысль.

- Я думала это то, чего ты хочешь.

Не в состоянии произнести ни слова, Гэвин смотрел в её красивое лицо и, пытаясь успокоить гормоны, просто покачал головой.

- О Господи, я знала, что это случится, - прошептала она, поднимаясь на ноги, голова все еще была неясной от алкоголя. – Ты не хочешь меня. Никогда не хотел. Я просто одна из твоих глупых, пустоголовых «заполнителей пустоты» на одну ночь – еще одна пешка в твоей «давай трахнем безмозглую дуру» игре.

В два шага Гэвин пересек комнату, и, взяв Эмили за подбородок, провел большим пальцем по её нижней губе.

- Нет, Эмили. Просто послушай меня.

Она отшвырнула его руку от своего лица, глаза наполнились слезами:

- Не могу поверить. Чувствую себя полной дурррой.

- Эмили, - прошептал он. Видя, насколько пьяной она была, он почувствовал себя еще меньше мужчиной, чем полагал ранее. – Пожалуйста, не думай, что я не хочу тебя. То, что только что произошло…что только что случилось, - сказал он, указывая на кровать, - То малое, что я получил от тебя, заставляет меня хотеть гораздо большего – эта малая часть заставила бы меня, с кем бы я ни был, стыдиться. Я хочу тебя больше всего на свете. Я просто не могу позволить случиться этому вот так.

Не впечатленная его словами, Эмили пыталась застегнуть блузку.

- Ты не хочешь. Мне нужно уйти, - вздохнула она и попыталась пройти к двери.

Гэвин, поймав её за локоть, развернул к себе, положив руки ей на бедра. Она попыталась оттолкнуть его, но хватка была слишком крепкой, и алкоголь давал о себе знать, так что она не смогла.

Он наклонился и посмотрел ей прямо в глаза:

- Думаешь, мне было легко остановиться, Эмили? Ты понятия не имеешь, как сильно я хотел этого с тобой… прикоснуться к тебе снова, - прошептал он, дотронувшись до её щеки, – снова почувствовать твой вкус, - он облизнул губы, вспоминая её вкус, - В конце концов, почувствовать тебя подо мной. – Его пальцы медленно перебирали её волосы. – Я сказал…я хочу тебя больше всего на свете, но не в этом доме, и не пока ты пьяна.

Она нахмурила брови, вытирая слезу со щеки.

- О, святое озарение спускается прямо сейчас, да? – Она вырвалась из его рук и, покачиваясь, подошла к двери. – Иди к черту, Гэвин.

По-прежнему пытаясь помочь ей выйти из комнаты, Гэвин одним легким движением взял её на руки, как жених несет свою невесту через порог.

За неимением выбора Эмили ухватилась за его шею для поддержки и тяжело выдохнула.

- Поставь меня.

- Ты, едва ли, можешь идти.

- Я прекрасно могу идти. Сейчас же поставь меня!

Гэвин проигнорировал её просьбу и открыл, толкнув, дверь. Прямо за дверью, когда-то пустой холл превратился в переполненный бордель с парочками, зажимающимися на каждом шагу. Узел в груди сжался сильнее от осознания того, что он делал с Эмили в подобном месте. Он спустился вниз по лестнице, неся её на руках. Несмотря на слабые попытки вырваться, Эмили, расслабившись, закрыла в его руках глаза. Даже грохочущая музыка не могла вырвать её из этого пьяного состояния.

Просканировав толпу надравшихся людей, Гэвин встретился взглядом с Тревором, который сидел в кресле с Фэллон на коленях. Тревор нахмурился, когда увидел Гэвина с Эмили. Фэллон осталась криво сидеть в кресле, будучи слегка не в себе, когда Тревор поднялся и прошел к Гэвину.

- Что с ней?

- Ей не хорошо, - ответил Гэвин. – Найди свою сестру, и встретимся у моей машины.

Эмили осторожно подняла голову с плеча Гэвина. Она улыбнулась Тревору.

- Со мной все хорошо, Тревор, - промямлила она, - А Гэвин придурок.

Сказав это, она снова закрыла глаза, положив голову обратно, и сложила руки на бок.

Тревор вопросительно поднял брови.

- Даже не спрашивай сейчас, - заметил Гэвин, - просто сделай, как я сказал.

- Ну, я почти уверен, что останусь с Фэллон сегодня, - пробасил Тревор, - Так что иди, устрой Эмили в своей машине, а я найду Лив и отправлю её к тебе.

Гэвин быстро кивнул и направился к выходу. Несколько парней подшутили над ним, сказав, что он отправляется домой с «милым куском пьяной задницы». Поудобнее устроив, Эмили на руках, он послал их к черту и направился к выходу.

Эмили открыла глаза, когда он поставил её на ноги, пытаясь открыть дверцу со стороны пассажира.

-Я не сяду с тобой вперед, - сказала она невнятно.

Отойдя на шаг, она с размаху открыла заднюю дверцу и шлепнулась на сиденье. В мгновение ока она вырубилась.

Покачав головой, Гэвин обошел машину и сел на водительское место, завел двигатель и подогнал её ко входу. Спустя несколько минут, при поддержке брата, Оливия вышла из дома и села на переднее сиденье.

Тревор улыбнулся:

- Доставь моих девочек до дома в целости и сохранности, я позвоню тебе завтра, дружище.

Гэвин кивнул.

- Люблю тебя, братишка, - улыбнулась Оливия и послала ему воздушный поцелуй, когда они отъезжали. Проверив Эмили, спящую на заднем сиденье, Оливия сбросила туфли и положила ноги на приборную доску.

- Она вырубилась от своих подсчетов, а?

Гэвин не ответил, смотря прямо перед собой.

Оливия посмотрела на Эмили и перевела взгляд на Гэвина.

- Вот черт! Что-то произошло между вами двумя?

Покачав головой, он прибавил скорости.

- Только, сделай мне одолжение, Лив. Скажи ей, когда она проснется утром, что я остановился из лучших соображений и только.

Утвердительно кивнув, Оливия не стала продолжать расспросы и молчала до самого дома. Единственный раз Эмили пришла в себя, когда Гэвин, остановив машину, платил за проезд по мосту Верразано-Нэрроуз. Она пробормотала что-то невнятно и снова уснула. К тому времени, как они подъехали к их дому, Оливия тоже задремала, и Гэвину пришлось будить её.

Звук закрывающейся дверцы разбудил Эмили, она села и посмотрела по сторонам. Все казалось расплывчатым, но она увидела Гэвина, который стоял у машины и разговаривал с Оливией. Проскользив по сиденью, Эмили с шумом открыла дверцу и почти упала на землю, пытаясь вылезти из машины. Гэвин удержал её под локоть, прежде чем её колени успели встретиться с асфальтом.

Эмили послала ему ледяной взгляд и выдернула руку:

- Не трогай меня!

Схватив её за талию, Гэвин прижал её к машине, навалившись с каменным выражением лица и тяжелым дыханием.

Оливия выпучила глаза при виде такой сцены.

- Иди внутрь, Лив, - сказал он, не глядя на неё. Глаза впились в Эмили. – Я принесу её через минуту.

- Гэвин, прости. Это все моя вина, мне не стоило…

- Оливия, это не твоя вина. Просто иди внутрь, - твердо сказал он.

Оливия, прикрыв рот ладошкой, пошла внутрь.

Эмили посмотрела на него, криво улыбаясь.

- Ты уверенно разбиваешь девичьи сердца, переспав с ними, да?

Не отводя своих глаз от её, Гэвин положил ладонь на шею Эмили и впился в её губы поцелуем. Эмили не сопротивлялась. Она просто, схватив его за волосы, прижала к себе теснее. Простонав ей в рот, Гэвин с легкостью руководил поцелуем. Ему не было дело до случайных прохожих – черт, его даже не волновало, что Диллан мог появиться в этот момент и увидеть их. Все что его волновало, это Эмили, осознающая, насколько сильно он её хочет.

Так же стремительно, как Гэвин начал этот поцелуй, он его прервал. Снова играя роль жениха, он подхватил Эмили и пронес по холлу прямо к лифту. Когда он поставил её на ноги, их взгляды намертво сцепились. Прошла доля секунды, прежде чем они снова впились друг в друга, жадно целуя. Это была борьба желаний, не иначе. Руки блуждали по телу, Эмили спиной прижималась к стене, цепляясь руками в его волосы, ноги оплетены вокруг его талии, его хрипы, её стоны. Гэвин был отчаянно близок к тому, чтобы сорвать с неё одежду и взять прямо в этом лифте.

Когда двери медленно открылись, они остановилась. Гэвин провел рукой по волосам, пригладив их, Эмили одернула юбку. Они прошли в квартиру и обнаружили Оливию, спящей на диване. Он проследовал за Эмили в её спальню и наблюдал, как она вскарабкалась на кровать. Не смотря в его сторону, она сжалась в комочек, вздохнула и сразу уснула.

Скрестив на груди руки, Гэвин прислонился к дверному косяку и наблюдал, как её грудь спокойно вздымается во сне. Если бы звук закрывающейся входной двери не отвлек его внимание от Эмили, он мог бы вот так наблюдать за ней всю ночь.

Гэвин прошел через коридор на кухню и увидел Диллана, который бросил ключи на барную стойку.

Повернувшись, Диллан посмотрел на него подозрительно.

- Какого черта ты тут забыл?

Гэвин подошел к нему:

- Девочки были на вечеринке в одном доме на Стейтон Айленд, и у Эмили возникли проблемы с одним придурком. Оливия позвонила Тревору, и мы поехали туда, чтобы убедиться, что все в порядке.

Диллан нахмурился:

- Погоди, они были на вечеринке в доме? Черт, они мне соврали. Они должны были быть в «Пинк».

Гэвин хотел ответить, но Диллан опять заговорил.

- И почему мне, на хрен, никто не позвонил?

Не обращая внимания на тон Диллана, Гэвин, склонив, голову, посмотрел на него, прищурившись.

- Я думаю, они вместо этого, решили поехать на вечеринку. В прошлый раз, когда я проверял, женщины имели привычку менять свое мнение, – Гэвин подошел ближе. – Если бы ты удосужился иногда проверять свой телефон, ты бы видел, что Тревор звонил. И почему ты не включил голосовую почту, чтобы кто-нибудь мог оставить тебе хреново сообщение?

Скрестив руки, Диллан поднял подбородок и посмотрел на Гэвина ледяным взглядом.

Гэвин смотрел на него несколько секунд, пытаясь угомонить бушующий адреналин, после чего почти спокойно произнес:

- Как я уже сказал… мы поехали туда, убедились, что все в порядке, и я привез девчонок обратно, – он отыскал в кармане ключи, ни на секунду не отрывая взгляд от Диллана. – Будь хорошим парнем и приготовь для неё аспирин и воду, он понадобится, когда она проснется утром.

Не сказав больше ни слова, он вышел из квартиры.

 


 

Глава 11

Море неопределенности

 

Следующим утром Гэвин варил кофе, надеясь, что гудение кофеварки заглушит его мысли об Эмили. Подойдя к окну в своем пентхаусе, он обнаружил, что небо было затянуто серыми тучами над городом. Это как раз соответствовало его настроению. Он находился в смятении от отсутствия полного самоконтроля, в то время, как тайные воспоминания о сладких губах Эмили роились в его мыслях. Запах ее духов буквально въелся в его кожу… и о Боже, это опьяняло его разум с каждой минутой. Его тело все еще наслаждалось их встречей, а его сознание находилось в паутине эмоций.

Стук в дверь прервал его мысли. Открыв, он увидел Тревора с широкой улыбкой на лице, он явно был в лучшем настроении, чем Гэвин.

- Черт, чувак, ты хреново выглядишь, - сказал Тревор, развалившись на диване длинными ногами.

Гэвин налил себе чашку и присел на табурет на кухне. – Я не мог уснуть.

- Извини за это, бро. Я, тем не менее, спал как младенец, обнимая Фэллон.

Вялая улыбка тронула губы Гэвина. – Значит, все прошло хорошо.

- Даже лучше, - ответил он, улыбаясь. – Я просто балдею от нее. Она очень модная и крутая личность, и ко всему прочему, она немного фрик (человек, отличающийся ярким, модным, эпатажным видом). Я имею в виду, она на двух фронтах.

Подняв верх бровь, Гэвин ухмыльнулся. – Твоя сестра тоже увлекается этим.

Тревор съежился. – Ты реально хочешь испортить мне кайф, вспоминая об этом?

Гэвин пожал плечами.

Тревор смотрел на него пристально пару секунд, пытаясь прочесть его. – Так ты скажешь мне, что происходит между тобой и Эмили?

- Ничего не происходит между мной и Эмили, - отрезал он суровым тоном.

- Чувак, мы знаем друг друга уже четырнадцать лет. У меня такое чувство, что у вас что-то есть, и прошлая ночь только подтвердила это.

Гэвин встал и побрел к окну, размышляя, что сказать. Его ответ был медленным и полным опасения. – Я в затруднении.

- Бро, пожалуйста, не говори мне, что ты ее трахнул.

Он повернулся и пригвоздил его жестким взглядом. – Нет, я не трахал ее, Тревор.

- Ну, тогда, что, черт побери, происходит?

Покусывая губу, Гэвин ходил по комнате, как зверь в клетке. Он не знал, как объяснить свои чувства к Эмили. Он не знал, как Тревор воспримет все, после признания. Единственное, что он знал, он не мог разобраться в своих чувствах, и на данный момент, ему было все равно, если он был должен.

Он чувствовал, что чувствовал.

Конец истории.

- Чувак, просто подойди и скажи это.

Гэвин провел руками по волосам и посмотрел на него с другого конца комнаты. – Я думаю, что влюбляюсь в нее.

Осуждающе, Тревор слегка разинул рот. Он встал и подошел к нему. – Ты же понимаешь, что Диллан наш друг?

Хмурый взгляд появился на его лице. – Что за вопрос? - спросил он, как будто, ответ был очевиден.

- Ну же, Гэвин. Как ты мог влюбиться в девушку нашего друга?

- Я познакомился с ней прежде, чем узнал, что она с Дилланом, - ответил он, сквозь стиснутые зубы. Он прислонился назад к бару и вылил остатки кофе.

- Подожди, я думал, вы познакомились той ночью в клубе.

Глубоко вздохнув, Гэвин положил руки на затылок. – Нет, это сложно. Она доставляла еду в мой офис. Я пытался взять ее номер… - он остановился, его желудок скрутило от воспоминания, когда он увидел Эмили впервые. Даже сейчас, мысль о ней выбивала воздух из его легких. – Или я пытался дать ей свой номер. Я даже, блять, не помню, это было еще в июне. Я пошел к ней на работу на следующий день, чтобы увидеть ее, и затем, нас познакомили несколько дней спустя.

Тревор вернулся к дивану, и сел. – Слушай, чувак, я собираюсь быть честным с тобой. Гэвин посмотрел на него с другого конца комнаты. – Он собирается жениться на ней – скоро.

И снова, кислород был почти на нуле, Гэвин с трудом сглотнул и прислонился к стойке. – Он сказал тебе об этом?

- Вообще-то, он говорил это и тебе!

- Да, но я не думал, что он был серьезен, - мучительная боль прошла сквозь его желудок, когда грудь сдавило от этих мыслей. – Кроме того, он не любит ее. Ты действительно веришь ему, что он перестал путаться с Моникой? Я чертовски уверен, что нет.

- Зная его, ты вероятно прав. Но, сказать по правде, бро, я не думаю об этом. То, что он делает это его дело. Эмили с ним по своим собственным причинам, и насколько я могу судить, она хочет видеть, то, что ей хочется. Это так просто.

- Ну, это не так просто для меня, - ответил он, повышая голос.

- Это должно быть так. Ты должен прекратить эту херню, которая происходит между вами.

- Я не думаю, что смогу, - нерешительно, он вздохнул полной грудью, его голос стал на тон ниже. – Она должна быть со мной.

- Чувак, это может обернуться катастрофой. Гэвин – серьезно – ты должен подумать о том, что ты делаешь. Просто подумай об этом. Она тоже его любит.

- Она не любит его, - засмеялся он. – Она просто запуталась. Он может быть моим другом, но он все равно пудрит ей мозги и заставляет ее нуждаться в нем.

- Нет. Это ты забиваешь себе голову мыслями, что она не любит его. Послушай себя, братан. Сделай шаг назад и честно послушай то, что ты здесь говоришь.

Хоть он и не говорил, глаза Гэвина ожесточились, как осколки от разбитого стекла.

- Слушай, братан, я просто честен с тобой. Это плохая ситуация. Ты знаешь это, и я знаю это.

- Я не отрицаю, что это паршивая ситуация! - Он всплеснул руками, слова прогремели, как гром. – Я похож на мудака? Сколько волка ни корми, а он все равно в лес смотрит. Он не достаточно хорош для нее.

Сделав выдох, Тревор подошел к двери. Он повернулся и посмотрел на Гэвина. – Ты как брат мне, чувак, но я думаю, ты пытаешься очернить Диллана для своего блага. И, сказать по правде, ты ставишь меня в неудобное положение. Я уже вижу, что станет еще хуже, и я не хочу быть частью этого.

Садясь обратно вниз, Гэвин посмотрел на него. – Что, блять, я должен делать?

- Ты должен забыть о ней. Вся эта хрень – это ошибка. И, что важнее, ты должен помнить, что Диллан твой друг. Тревор тяжело вздохнул и покачал головой, прежде чем уйти. – Я позвоню тебе позже, бро.

Совет был таким простым. Просто забыть ее. Это возможно было огромной ошибкой, но человек не может предвидеть это в самом конце пути. Он сразу же отмел это. Эмили никогда не будет ошибкой для него, независимо от того, сколько людей пострадает в итоге – включая его. Быть с Эмили так же реально и для него. Когда он сказал, что она должна быть с ним, это не было лишь пустым словом. Это не было лишь влечением. С первого раза, когда она встретились, он почувствовал это до самой глубины своей души, всем сердцем. Она была предназначена ему судьбой. Несмотря на того, что она была закрыта для него, его разум и сердце кричало о том, чтобы бросить все на ветер и позволить сжечь все это к чертовой матери. Таким образом, он окунулся бы в море неопределенности – пытаясь сделать ее своей – и он боялся, что никто не сможет его остановить. Он лишь молился женщине, которая заставила его вновь почувствовать и полюбить.

 

Эмили проснулась, чувствуя, что проглотила, целую горсть гвоздей. Ее горло буквально горело заживо от безумных видений той ночи, которые крутились у нее в голове. Мысли, возникающие у нее в голове, лишь причиняли еще больше головной боли. Вина за то, что она сделала Диллану и чуть не разрушила их отношения, сжигала ее изнутри, как и ее ненасытное возбуждение к Гэвину.

Со слабым и зыбким дыханием, она подняла голову и осмотрела комнату. Она вздохнула с облегчением, когда взглянула на тумбочку. С запиской, объясняющей, что скоро вернется, он также оставил две таблетки аспирина и стакан воды, который она не могла быстро выпить. Холодная жидкость и волшебные таблетки принесли ей небольшое облегчение, но не достаточно сильно.

Со стоном, она уставилась на лучи света просвечивающиеся через шторы. Она накинула одеяло на голову. Она хотела видеть Гэвина на себе, то, как он ее целует, трогает и пробует ее на вкус, тая и растворяясь в месте, которое она никогда не сможет найти.

Хорошая попытка…

Однако, чем больше она воспроизводила в памяти несомненное наслаждение, которое он производил на нее, тем больше она страстно желала его. Его подавляющий мягкий поцелуй, его жесткие, но нежные ласки, и то, как его пальцы – о боже, то, как его пальцы ласкали глубоко внутри нее – дразнили ее сладким вкусом, на то что он действительно был способен. Даже худшее из похмелий не может остановить ее желать его так сильно. Запах его парфюма все еще держался на ее волосах, и это лишь отвлекало на мысли, которые сводили ее с ума, и она была на грани оргазма прямо там одна в постели.

Несмотря на все это, в ее голове возник голос матери.

- Диллан хороший человек Эмили. Держись за него и никогда не отпускай.

Ясные образы всех моментов проигрывались у нее в голове, когда Диллан помогал ей, пока ее мама была больна. Эмили упала к ней на колени, перед ее смертью. Застывшая от страха и не в состоянии ей помочь, она не была той, кто следила за матерью – и эта была даже не ее сестра, Лиза, так как с ней случилось несчастье за несколько дней до этого – это был Диллан. Он бесчисленное количество раз помогал ее матери. Он придерживал ее волосы, когда ее рвало в судно, в то время, как Эмили сидела в кресле в полном шоке от происходящего вокруг нее. Невозможно не забыть, что он заплатил за больничные счета и позаботился о расходах на похороны из своего кармана, он даже зашел так далеко, что позволил Лизе и Эмили сохранить то немногое, что полис страхования им предоставлял.

И как я его отблагодарила?

Все мысли вытеснили горячие и беспомощные слезы, когда она выскользнула из кровати и неохотно направилась в ванную. С каждым шагом выпитый алкоголь булькал в ее пустом желудке. В этот момент, она поняла, что все еще одета во вчерашнюю одежду. Она съежилась, когда разрывала ее на своем теле, желая сжечь все на огне, а также воспоминания о прошлой ночи.

Избавившись от затекшего макияжа и аромата Гэвина с ее губ, она плеснула теплой мыльной воды на лицо, снова почувствовав вину за прошлую ночь. Она посмотрела на себя в зеркало, чувствуя отвращение, гнев и ненависть – но, в этот момент, она решила не наказывать себя за то, что сделала. Она была пьяна и этот урок она запомнит надолго. Если бы она была трезвая, ничего бы этого не случилось. Ее тело возможно и желало Гэвина, но разум нет.

По крайней мере, это было единственное объяснение, которым она пыталась себя убедить в воскресное утро.




Читайте также:
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...
Как выбрать специалиста по управлению гостиницей: Понятно, что управление гостиницей невозможно без специальных знаний. Соответственно, важна квалификация...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (246)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.049 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7