Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Неожиданные подробности 14 страница




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Не обращая на него внимания, она вышла наружу.

Гэвин поежился в кресле, пытаясь не смотреть на нее, когда она выходила из ресторана. Она выглядела, как принцесса – такая красивая, что у него болело в груди от необходимости дотронуться до нее. Несмотря на смех и разговоры между Стефани, Фэллон и Тиной, гудящие вокруг него, он хотел найти способ последовать за ней. У него появился шанс, когда Тревор подошел к ним.

- Кто-нибудь хочет выпить? – спросил Тревор. - Я иду в бар.

- Принеси мне и Тине «Заключенный из Алабамы» (алкогольный коктейль, состоящий из нескольких видов ликера и апельсинового сока), - пропищала Оливия, поправляя лямки на платье. – А лучше даже по два.

Тревор кивнул ее просьбе.

Поднявшись на ноги, Гэвин улыбнулся. – Мне нужен еще одни, и я пройдусь с тобой. Он повернулся к Стефани. – Ты что-нибудь хочешь?

- Нет, все хорошо, но все равно спасибо.

Чувствуя себя скользкой змеей, зная, что оставляет Стефани — вот так, Гэвин осмотрел толпу в поисках Диллана. Он нашел его беседующего с несколькими мужчинами его возраста. Гэвин решил, что это были его друзья со школы или колледжа. Когда он и Тревор подошли к бару, было очевидно, что Гэвин – оценивал взгляд Тревора – так как его друг догадывался, в чем дело. Тревор оставил заказ бармену и повернулся к Гэвину.



- Тебе ведь не нужна еще одна порция, да?

- Нет, не нужна, - заявил Гэвин, его глаза осмотрели комнату, прежде чем вернуться к Тревору. – Я хочу поговорить с Эмили несколько минут. Приглядывай за Дилланом для меня.

Бармен скользнул напитки Тревору.

- А как насчет Стефани?

- Скажи Оливии, занять ее; она будет в порядке.

Качая головой, Тревор поднял свой стакан и сделал глоток. – Ты играешь с огнем, чувак.

- Я могу справиться с огнем. Просто сделай, что я попросил.

Не оглядываясь, Гэвин прошел через толпу, помчавшись и прошмыгнув через лабиринт вечерних платьев и строгих костюмов. Когда он появился на террасе, Эмили стояла спиной к нему, ее темно-рыжие волосы развевались на ветру. Не зная, что он наблюдает, было, такое ощущение, что ее тело манило его. Он пытался – бог свидетель – держаться в стороне. Последние несколько недель были адом, и он пытался спасти их обоих, не появляясь на ее работе или квартире, зная, когда Диллана не было там. Однако, увидев ее, находясь рядом с ней, наслаждаясь ее присутствием, у него было такое чувство, что он буквально одержим ею. Каждая нервная клетка взорвалась искрами, и он не мог поверить, что его тело в состоянии это выдержать. Он был удивлен, что его тело не расщепилось на миллионы сверкающих кусочков. Независимо от ситуации, здесь и сейчас, он должен был пойти за ней.

Он сделал шаг вперед, и она как будто почувствовав его, резко обернулась, локон ее шелковистых волос застрял во рту. – Что ты здесь делаешь? – спросила она, ее голос был тихий и дрожал.

Он двинулся к ней, оставляя лишь несколько футов, разделяющих их. – Я должен поговорить с тобой.

- Нам не о чем говорить, - сказала она, поворачиваясь спиной к нему.

- Нам нужно многое обсудить, и ты сейчас развернешься лицом ко мне. Эмили. В его голосе были слышны нотки мужского доминирования, когда он шагнул ближе.

Он привлек ее внимание, сердце прыгало в груди. Она оглянулась вокруг и посмотрела в упор ему в глаза. Он смотрел на нее, как будто пытался прочитать ее мысли, и она почувствовала себя раздетой от его взгляда. Такой сексуальный, опасный и полностью уверенный в себе, это практически вызывало тошноту у нее. Как дерзкий подросток, обозленный на родителей, она скрестила руки на груди и ждала, когда он заговорит.

- Чувствуешь ли ты меня, когда я не с тобой, Эмили?

Шокированная его вопросом, она нервно рассмеялась. – Что за вопрос?

- Тот, который спрашиваю, - прорычал он. – Потому что я чувствую, когда тебя нет рядом. А теперь ответь на мой вопрос.

- Мы снова вернулись к этому, да?

- Да. Пусть эти красивые губки ответят на вопрос, - потребовал он, подходя ближе.

Стеклянная женщина, которая существовала под ее кожей, разбилась вдребезги из-за ее страсти, похоти и желания. Ее осколки были рассеяны и воссоединились в человеке, который занимал все ее мысли – мужчина, который стоял прямо перед ней. Это был ее переломный момент. Она не собиралась отрицать свои чувства к нему. Гэвин привел ее к краю, и не было пути назад. Ее живот скрутило от того, что она собиралась признаться, но больше всего от того, как много ей придется сказать.

- Ты хочешь услышать это от меня? – прошипела она.

Ох, теперь, он чувствовал ее.

С явной целью, он собирался сделать одну вещь, чтобы вывести ее из себя. Он медленно потянул нижнюю губу между зубами, сверля ее взглядом. – Да, я хочу услышать это от тебя, - ответил он спокойным голосом.

- Прекрасно! Я хочу тебя так же, как ты хочешь меня, Гэвин, - выпалила она шепотом. – Я хочу заняться с тобой любовью с тех пор, как я увидела тебя. Я мечтала об этом. Я чувствую, когда тебя нет рядом. Я даже мастурбирую и представляю тебя в моих мыслях. Теперь ты доволен?

Черт, он даже не мог сосчитать сколько раз, думал и мечтал так же, как она. Выражение его лица выражало шок, злость и боль от ее обвинения. – Нет, я не счастлив. Ты думаешь, что это о том, что я хочу трахнуть тебя?

Она снова рассмеялась. – Ох, дай мне передышку. А о чем тогда это было? Я знаю, что бываю наивная в некоторых вещах, но я не тупица, Гэвин.

Что-то в ее глазах и теле возбудило его страсть. Уязвимость в ее голосе буквально резала в его груди, и черт, это разорвало его на части. В сочетании с ее неповиновением и гневом лишь усилило его желание поглотить ее целиком. Он шагнул вперед, обнял ее за талию, прижал к бедру, и быстро вывел ее из поля зрения. Они до сих пор оставались в одиночестве, но это был лишь вопрос времени, когда кто-то зайдет сюда.

- Что ты делаешь? – разбушевалась она, изо всех сил отталкивая его, звук ее каблуков скрежетал на бетоне.

Его собственный гнев бурлил в нем, когда он прижал ее к стене на стороне террасы. Он пристально смотрел на нее, его голубые глаза были задумчивыми в тускло освещенном пространстве. – Это не имеет ничего общего с тем, что я хочу тебя.

- Ох, неужели? – выдохнула она, убирая волосы с лица.

- Нет, давай не будем забывать, что я мог трахнуть тебя. Он поставил свои руки над ней, и прижал ее к себе. Она подняла руки к груди, пытаясь оттолкнуть его, но он был сильнее ее. Слегка касаясь губами ее ушей, он медленно и страстно прошептал. – Я мог бы трахать тебя снова…и снова…и снова, и я мог бы сделать это очень хорошо, честно говоря, но я остановился, потому что хотел сделать это не так.

Ее грудь вздымалась, сердце бешено колотилось, а трусики намокли от желания. – Тогда, что ты хочешь от меня, Гэвин? – спросила она, ее голос стал еще тише.

Он поймал ее за подбородок и заставил посмотреть на него, в его глаза - этот свет, горящий дикий взгляд. – Черт, Эмили. Я хочу, что мы были вместе. Ты принадлежишь мне, а не ему. Он практически прорычал это предложение. – Каждая часть тебя была сделана для меня. Твои губы были созданы, чтобы целовать мои, твои глаза были созданы, чтобы будить меня свои взглядом по утрам в нашей постели, и твой язык был создан, чтобы произносить громко мое имя. Я более чем уверен в нас, чем в необходимости кислорода, чтобы дышать.

Как вор в ночи, его слова практически украли ее дыхание. Она посмотрела на него со слезами на глазах и хотела сказать, но Гэвин поднял руку и прикрыл ей рот. Он быстро покачал головой. Сначала, она не поняла, что он делает, затем услышала голоса Диллана и Тревора. С расширенными глазами, сердце Эмили ускорилось, когда она посмотрела на Гэвина.

- Ну, где она? – спросил Диллан, его тон был наполнен яростью и беспокойством. – И где, черт возьми Гэвин?

Несколько секунд прошло, прежде чем Тревор ответил, и сердце Эмили так сильно колотилось, что она была уверена, что Диллан услышит ее. Все что нужно было Диллану зайти за угол и найти ее и Гэвина в тени.

- В комнате было слишком шумно, и Гэвину нужно было позвонить по делам. Он поднялся наверх найти тихое место. - Тревор откашлялся несколько раз. – Давай вернемся назад, и я попрошу Оливию проверить еще раз туалеты.

Эмили слышала, как Диллан тяжело вздохнул, и они вернулись назад.

Так как она снова могла дышать, Гэвин медленно убрал руку с ее рта. Кроме отдаленных звуков смеха и разговоров с вечеринки стояла оглушительная тишина, когда они глядели друг на друга. Эмили оттолкнулась от стены и начала уходить, но как только она это сделала, Гэвин позвал ее.

Она внезапно остановилась, но не посмотрела на него.

Он медленно подошел к ней сзади, дотронулся до ее рук и прошептал ей в шею. – Я никогда не обижу тебя, Эмили. Перестань бороться со мной. Перестань бороться с тем, что ты уже знаешь.

Его прикосновения опьяняли, а сердце все еще бешено стучало в груди, но она не повернулась. Она не могла. На дрожащих ногах, она вернулась назад на вечеринку, внезапная необходимость полного онемения пришла ей в голову. Она осмотрела комнату, чтобы убедиться, что Диллана нет поблизости. Как только она поняла, что его нет, она со страхом подумала, что Диллан мог застать их вместе. Ее тело дернулось от всплеска адреналина, когда она почувствовала руку, схватившую ее за локоть, но напряжение в плечах спало, когда она повернулась и увидела Оливию.

- Пойдем со мной, - сказала быстро Оливия, ведя ее в переднюю часть ресторана.

Они вышли на улицу, и Оливия протянула ей бутылку аспирина. – Скажи Диллану, что у тебя разболелась голова, и ты послала парковщика подогнать машину, чтобы взять их с бардачка.

- У Диллана есть парковочный талон, - поспешно прошептала Эмили.

Оливия сверкнула улыбкой. – Не беспокойся об этом. Я спала с парковщиком, - указала она на долговязового мужчину, который наблюдал за ними.

Ухмыляясь, Эмили посмотрела в его сторону и затем снова на Оливию.

- Что? – прощебетала Оливия. - Это было еще до женщин, и он сделал мне одолжение. Я уже поговорила с ним, и он сказал, что будет придерживаться нашей истории, если нужно.

Эмили кивнула. – Хорошо. Это же сработает, да?

- Ох, твой жених, - ответила она, морща нос, - определенно зол и пьян, но да, это сработает.

После, они вернулись на вечеринку, и как только они вошли, взгляд Эмили натолкнулся на Гэвина. Он возвращался с террасы, пристально смотря на нее. Он подошел к Стефани, взял ее за руку, и говорил с ней несколько минут. Держа ее за руку, он начал проходить сквозь толпу, направляясь прямо к Эмили.

Оливия рассмеялась, и Эмили посмотрела на нее. – Ну, ты должна найти юмор во всем этом, цыпочка, - улыбнулась Оливия.

Это было совершенно не смешно. Было больно, сбивало с толку, и опустошало ее эмоции, но прежде чем она успела сказать Оливии эти вещи, Гэвин и Стефани подошли к ним.

Он одел улыбку на лицо, но проблески боли и печали были видны в его глазах. – Уже поздно, и нам нужно идти, - сказал он, смотря на Эмили. – Просто скажи Диллану, что поговорю с ним в течение недели.

Эмили кивнула, желая как-то успокоить его. После сегодняшнего вечера, она чувствовала, что они оба не уснут и будут зализывать свои раны – по крайней мере, она будет. – Я скажу ему, - ответила она, почти шепотом.

- Было приятно с вами познакомиться, - улыбнулась Стефани. – Еще раз поздравляю тебя и твоего жениха.

- Спасибо, - ответила Эмили.

Оливия наклонилась обнять Гэвина. Когда она отступила, он бросил последний усталый взгляд на Эмили, и ни говоря не слова, он и Стефани вышли из ресторана.

Хоть она и не пила, Эмили почувствовала онемение после того, как он ушел. Боль и растерянность продолжала давить на нее оставшуюся часть вечера. Оливия была права. Диллан купился на ее историю о необходимой дозе аспирина для головы, но Эмили не чувствовала себя лучше от этого. Когда она продолжила поддерживать разговор с гостями, слова Гэвина отзывались эхом в ее голове, сжигая дыру в ее сердце, забирая последний кусочек чего-то от нее. Всего лишь несколько месяцев назад, Эмили верила, что могла распознать, удалить и обнажить его слои.

Тем не менее, сегодня, Гэвин обнажил все ее секреты.

 


 

Глава 14

Разбиваясь

 

Из горла Эмили снова сорвался хриплый кашель, пока она наблюдала, как Диллан, закрыв дверцу с её стороны, обходит такси. Совершенно забыв о том, что Гэвин собирался быть там сегодня, Эмили чувствовала себя погано, болело все тело от макушки головы до пяток. В такой ситуации Гэвин только принесет ей другую боль. Она не могла поверить, что позволила Диллану уговорить себя пойти, но что-то в его безжалостной настойчивости и фанатично звучавшем тоне не терпело никаких возражений.

Уже выпивший, он бесцеремонно плюхнулся на заднее сиденье, назвав водителю адрес.

Порывшись в карманах брюк в поисках бумажника, он посмотрел на Эмили.

- Ой, да ладно, детка. Ты уже должна чувствовать себя лучше.

Вследствие запаха алкоголя, исходившего от Диллана, и тошноты, вызванной медикаментами, которыми была накачана Эмили, она была практически уверена, что вот-вот будет готова бросить все прямо там.

- Нет, Диллан. Мне не лучше, - вздохнула она, прислонившись к окну. Переполненный бар был последним местом, где бы она хотела сейчас оказаться. – Я не вижу большой проблемы в том, если бы я не пошла.

Покачав головой, он перевалился через сиденье и обнял её за плечи.

- Это день рождения Тревора – большое событие.

- Я уже разговаривала с ним раньше. Я сказала ему, что больна и не смогу прийти, – после очередного приступа кашля она добавила. – Он был совершенно не против.

- Ну, не забывай, что завтра я уезжаю во Флориду на несколько дней, – он прижал её ближе, положив ноги себе на колени. – Не хочешь побыть со мной перед тем, как я уеду, нет?

- Ты же знаешь дело не в этом, - ответила она, кашляя, - мы могли остаться дома и побыть вместе. Плюс, какого дьявола ты хочешь идти куда-то, когда, помимо меня, твой рейс так рано.

Он склонился к её ушку, рука скользнула ей под юбку, пальцы начали вырисовывать круги на кружеве её трусиков.

- Я могу справиться с ранним полетом, детка. Давай просто будем надеяться, что ты сможешь справиться со мной, когда вернемся ко мне домой.

Она пыталась убрать его руку, в то время, как шок накрыл все её существо.

- Правда, ты же не рассчитываешь, что сможешь потрахаться сегодня, да? – спросила она, отодвигаясь и удивляясь, как он вообще мог подумать такое.

Она больна, и он знал это.

Одним стремительным движением он схватил её за ногу, пододвигая к себе. Закинул на неё свою ногу.

- Я знаю, что буду трахаться сегодня, Эм, - выдохнул он, проводя языком вдоль её шеи и снова забираясь рукой под юбку. – Меня не будет несколько дней. Мне нужен небольшой бонус, чтобы пережить это.

- Отвали от меня, Диллан. Ты уже пьян, – она попятилась, стараясь игнорировать водителя, который сейчас смотрел на них в зеркало заднего вида. Отодвинувшись на максимальное расстояние, чтобы удостовериться, что Диллан снова не полезет к ней, она смачно закашляла в его сторону, надеясь, что болезнетворные микробы попадут ему прямо в нос.

К сожалению, это не остановило его новых попыток. К счастью, она получила передышку от его пьяных попыток взять её прямо в такси, когда зазвонил его телефон. Уколов её ледяным взглядом Диллан вытащил его из кармана, чтобы ответить. Эмили соскользнула на сиденье, удостоверившись, что между ними лежит её пальто и сумочка.

Выдохнув, она попыталась не обращать внимания на его телефонный разговор, когда он засмеялся с кем-то по ту сторону. Однако, она не смогла игнорировать тревогу, плотно оседающую по венам, от осознания того, что придется провести весь вечер в присутствии Гэвина. С момента их последней встречи прошедшие несколько недель оказались для неё ничем иным, как…испытанием. Несмотря на то, что она с головой окунулась в новую учительскую работу, поиски квартиры с Дилланом, планирование свадьбы, Гэвин оставался где-то глубоко в мыслях, словно томительная прекрасная тень – никогда не оставляющая, никогда не отпускающая, просто присутствующая.

Это было больно, и сбивало с толку, и напоминаний о нем было слишком много. Определенные песни, которые, как она знала, он любит, заставляли её замирать на месте, едва она их слышала. Мысли о нем постоянно отвлекали, чем бы она ни занималась. Она замечала, как замирает сердце в моменты, когда мысли о нем окутывают сознание. Её обычный настрой был откровенно искажен. Теперь он вызывал все её эмоции…её нервозность…её ощущения. Она могла хотеть Гэвина, но знала, что не должна испытывать к нему все эти бешеные чувства, особенно за несколько недель до свадьбы. Она ненавидела тот факт, что чувствовала себя беспомощной по отношению к нему. То, что он воскресил чувства, которые должны были оставаться глубоко внутри. То, что он заставлял её хотеть рисковать ради него – ради них. То, как он заставлял ставить под вопрос такие вещи, как предстоящая свадьба с единственной любовью, которую она когда-либо знала – с единственным существовавшим для неё когда-либо мужчиной. Гэвин делал это с ней. Она делала это с собой. Судьба делала это с ней. Она не знала кого или что винить, но, единственное, что знала наверняка, это то что вся ситуация разрывала её.

Когда они остановились у спортивного бара в Нижнем Вест Сайде, она сделала глубокий вдох и вышла из такси на жесткий октябрьский воздух. Было бы преуменьшением сказать, что она не ждала с нетерпением сегодняшнего вечера.

Гэвин увидел Эмили в тот же момент, как она вошла. Для него невозможно было не увидеть. Даже в обезумевшей толпе Эмили ярко блистала, словно яркая звезда осветила ночное небо.

Его ночное небо.

Невидимая проволока сжала его горло, практически перекрыв дыхательные пути. Она выглядела потрясающе – одетая в черную юбку, сексуальные сапожки до колен и облегающий пуловер зеленого цвета, подчеркивающий каждый изгиб тела, которым наградил её Господь. Гэвин никогда не встречал такой красивой женщины. Он загружал себя работой последние несколько недель, чтобы только не думать о ней. Он намеревался стереть её из головы, но, чем больше он пытался, тем прочнее она там оседала.

Она не собиралась быть здесь сегодня – по крайней мере, так сказал Тревор. Сейчас, по мере того, как она лавировала между океаном тел в спортивном баре, создавалось такое ощущение, что его собственное сердце, живя своей жизнью, вот-вот вырвется из груди. Тело пульсировало энергией, сталкиваясь с его желанием, жаждой и потребностью в ней. Связь и тяга, которые она вызывала в нем – даже с первого момента, как он взглянул на неё – до сих пор поражала его. За секунды до того, как она и Диллан подошли к их столику, заговорил голос его разума, убеждая оставить все так, как есть и покончить с ней. Но, также сильно, как он хотел слушать его, также сильно была перегружена его голова. На неё были направлены все его невысказанные эмоции – для неё одной внутри горел пожар. Она стала для него ничем иным, как мучительной зависимостью. Взгляд Гэвина нашел её взгляд, но она смотрела не на него, по сути, игнорируя его присутствие. Пожав Диллану руку, Гэвин посмотрел, как она подошла к Тревору.

- Ты сделала это, - прокричал Тревор, наклоняясь, чтобы обнять её. – Чувствуешь себя лучше, я так понимаю?

Отойдя от него с вымученной улыбкой на губах и срывающимся кашлем Эмили ответила.

- Нет, лучше себя я не чувствую, так что можешь не обнимать меня. Тревор улыбнулся и прижал её к своей груди, несмотря на предостережения. Она посмотрела вверх на него. – Тревор. Я серьезно. Я так заразна, что микробы могут пристать к тебе прямо сейчас.

Он крепче сжал её и засмеялся.

- Эм, у меня в крови достаточно алкоголя, чтобы убить любых микробов, которых ты только можешь мне передать.

Умудрившись засмеяться, она обняла его в ответ.

- Тогда ладно, но ты сам напросился. Он улыбнулся ей. – С днем рождения, большой парень. Какая сегодня цифра? Большие три - ноль?

- Не совсем. Самый сок молодости двадцать девять, - ответил он, обнимая Фэллон за талию. Устремил на неё свой взгляд. – И что это будет за год?

Фэллон, дотянувшись, поцеловала его и посмотрела на Эмили.

- Я счастливая девчонка.

- Ты счастливая девчонка, и он тоже счастливчик. Не забывай об этом. – Эмили улыбнулась. – Мне нравится новый цвет.

Фэллон перекинула свои темно-красные локоны на одну сторону.

- Да? Такой цвет я еще не использовала.

- Да. Он становится частью тебя. Эмили огляделась. – Где Оливия и Тина?

- Очевидно, сегодня ты не единственная заболевшая на Манхэттене. – ответил Тревор. – Тине стало нехорошо, Оливия повезла её домой.

Эмили кивнула и заняла место рядом с Дилланом. Он заказал несколько порций, продолжая тонуть в алкогольном беспамятстве.

- Если вы извините меня, - продолжил Тревор, - я бы хотел уединиться с моей сладкой горячей девочкой.

Эмили смотрела, как Фэллон и Тревор исчезают на танцполе.

За следующие полчаса Эмили и Гэвин обменялись не более чем парой случайных настороженных взглядов. Она слушала, как он разговаривает с Дилланом о бейсболе. Янки вышли в плейофф, и теперь третья игра транслировалась на широких плоскоэкранных телевизорах бара. Их соперниками – вы только представьте – были Балтимор Ориолс.

Эмили не было смешно по этому поводу.

Не в состоянии заглушить тревогу алкоголем из-за лекарств, которыми была напичкана, она переживала ситуацию наилучшим для себя способом, который только смогла придумать – не обращала внимания ни на одного из них. Принимая стакан воды со льдом у бармена, она обратила внимание на засветившийся в сумочке телефон.

Вытащив его она увидела текстовое сообщение, присланное с незнакомого ей номера: «Должен признать…играешь ты очень хорошо….»

Нахмурившись, не имея ни малейшего понятия, кто это мог быть, она ответила: «Кто это?»

Спустя несколько секунд ответ: «Хотя…твои «птички» понятия не имеют как вести игру…так что все это зря». (прим. Подразумевается бейсбольная команда «Baltimore Orioles»: в переводе с английского oriole – иволга)

Эмили повернула голову в сторону Гэвина, сердце пропустило удар. Несмотря на то, что сидел напротив Диллана, он находился в поле её зрения. Смотря прямо на неё, он улыбался широкой, «запрещенной» улыбкой. Эмили перевела взгляд на Диллана. Очевидно, что он, еще более пьяный, чем, когда они пришли, не обращал никакого внимания ни на неё, ни на Гэвина. В самом разгаре был его разговор по поводу игры с другим завсегдатаем, когда они засмеялись и вместе выпили еще по одной порции.

Телефон снова завибрировал, оповещая о новом сообщении: «Взгляни на счет»

Нервничая, она снова посмотрела на Гэвина.

С улыбкой на лице он, подперев рукой подбородок, указал своей бутылкой пива на один из телевизоров.

Она быстро перевела взгляд на экран, где светилось табло: Янки вели с пятью очками, и выдохнула сдерживаемый все это время в легких воздух. Она снова посмотрела на его лицо, на котором играла улыбка.

Эмили набрала сообщение: «Откуда у тебя мой номер?»

Его ответ: «Признай, что у твоих птичек нет шансов против моих Янки…и, возможно, я выдам эту информацию».

Закашлявшись, она подняла бровь и посмотрела на него.

Он улыбнулся и небрежно пожал плечами.

- Нервы, - промямлила она на выдохе и набрала ответ: «Не стану делать ничего подобного».

Взгляд снова устремился на него. Посмотрев на неё с недоумением, он улыбнулся, и она смотрела, как он быстро пробегает пальцами по экрану телефона.

Он написал: «Тогда останешься при своем первоначальном представлении о моей скромной персоне…я сталкер, а ты моя прекрасная добыча. Бу».

Покачав головой от осознания того какой же он хитрюга, любопытство все же взяло верх: «Ладно, сегодня у моих пташек не самая лучшая игра…».

Вздохнув, она услышала, как Гэвин засмеялся во весь голос.

Он ответил: «Я сделаю проще…твоя команда О-Т-С-Т-О-Й. И с тех пор, как ты отказалась признаться, что у твоих птиц нет ни единого шанса против моих любимых Янки, у меня есть огромное желание заставить тебя…умолять. Странно, правда? Буду ждать твоего ответа….»

Сделав глоток своей воды, она усмехнулась.

- Он серьезно лишился рассудка.

Она видела, как важная улыбка озарила его лицо.

Она начала печатать ответ, давая ему понять, что не станет умолять ответа, но он прислал другое. «Я решил, что поскольку моя команда надирает сегодня серьезные задницы, у меня благородное настроение…Забудь о себе, умоляющей меня…знаю, ты была бы такой…пришли в ответ волшебное слово, и скажу тебе то, что так хочешь знать. Намек….начинай с красавчик…»

Она закатила глаза и напечатала: «Пожалуйста…»

Его ответ пришел быстро: «Я знал, что смогу убедить тебя умолять…Молли».

Сейчас она ничего не смогла поделать, кроме, как засмеяться. В этот раз её сообщение было чуть более требовательным: «Тебе, сталкербой, от Эмили. Ты не убеждал меня умолять о чем-либо. Я хочу получить информацию».

На этот раз, посмотрев на него, Эмили увидела улыбку, то ли непристойную, то ли лукавую.

Он ответил: «Ты умоляла, куколка, и я уверен…нет, я убежден…Я мог бы убедить тебя умолять о множестве вещей, дав лишь один шанс на их исполнение. Множество. Но, отвечаю на твой вопрос, Оливия дала мне твой номер. Смею надеяться, мой ответ не стал шокирующим…»

Она вздохнула: «Не согласна с первой частью. Я называю это вежливостью. Не уверена, как следует ответить на второе твое заявление, кроме как сказать, что ты высокомерный ублюдок. Нет, я не шокирована тем, что Оливия – твоя соучастница в преступлении…вы оба определенно спятили...»

Поглощенная перепиской с Гэвином и орущими где-то на заднем плане фанатами Янки, Эмили не заметила, как Диллан исчез. Тем не менее, она не смогла не заметить, что Гэвин теперь внимательно смотрел на неё и отделял их только барный стул. Воздух застрял в горле Эмили, когда Гэвин, сокращая между ними расстояние, сел рядом с ней. Облокотился локтями на барную стойку, с улыбкой не менее дерзкой, чем прежде.

- Что ж, говорит высокомерный ублюдок, - начал он, повернувшись к ней лицом, - до сих пор собираешься отрицать, что я заставил тебя умолять?

От его знакомого, полного веселья голоса по спине побежал холодок. Усмехнувшись, она раздраженно выдохнула.

- А ты упорный.

- Всегда, - ровно ответил он. Он, потягивая свое пиво, не отпускал её взгляд. – Думал, это хороший способ снять напряжение, повисшее в воздухе.

- Ты выбрал забавный способ снять напряжение, Гэвин.

- Почему ты так говоришь?

- Давай посмотрим…пытаться убедить меня в том, что я умоляла, - ответила она, кладя ногу на ногу, затем быстро добавила - чего я не делала.

- Умоляла, куколка, но я уступлю.

Смеясь, она покачала головой.

- Сдаюсь, ты выиграл.

Он улыбнулся, и на минуту позволил себе утонуть в ней, теряясь в воспоминаниях её прикосновений.

- Серьезно, я думал, моя смс – шутка должна была быть воспринята хорошо. - Сказал он, а в глазах было что-то похожее на сожаление. – По крайней мере, надеюсь, что сработало.

Он был прав, напряжение, растущее в ней, кажется исчезло.

Сделав глубокий вдох, она кивнула:

- Сработало.

Медленно, он подтолкнул ей крышку от бутылки и улыбнулся:

- Перемирие?

Смотря на гладкую, покрытую лаком поверхность барной стойки, Эмили взяла крышку и покрутила её в руке со слабой улыбкой на губах. Любым возможным способом ей нужно поступить с ним правильно – нужно поступить правильно с ними. Эмили знала, судьба играет не честно с их сердцами. Судьба сломала все правила в их случае, создавая свою злую, без всяких ограничений, игру, разрушая их душевное равновесие. Забираясь в самые тайные мысли с силой, ни на одну не похожей, она может поставить на колени сильнейшего из людей, и заставляет ставить под вопрос все её решения – но она не собирается ей больше позволять и дальше разрушать их жизни.

Сделав еще один глубокий вдох, она посмотрела ему в глаза и кивнула:

- Да, Гэвин…перемирие.

По мере того, как чувство облегчения разливалось по венам, Гэвин изучал её лицо, надеясь выжечь его в своей памяти. Казалось оно там навсегда, с момента их встречи.

- Так, как у тебя дела?

- Хорошо, твои?

- Да, я нормально, - легко соврал он, молясь, чтобы она не сказала. Она слабо ему улыбнулась, заставив усомниться в своих актерских способностях. – Итак, Оливия сказала, поскольку Диллан уезжает завтра в командировку, она назвала финансовому консультанту моей мамы эти выходные вашей официальной датой.

- Да, сказала. Тина уезжает в бабушкин с дедушкой дом в Техасе, и мы подумали можно устроить совместный девичник.

- Очень круто, - сказал он и облокотился на спинку стула. – Уверен, вы хорошо проведете время.

Улыбнувшись, она закашляла.

- Да, я надеюсь.

- У тебя неважный голос, - сказал он, приложив тыльную сторону ладони к её лбу. Она слегка отклонилась, но улыбнулась. – Вообще, такое ощущение, что у тебя жар.

- Можешь определить, просто потрогав мой лоб, да? – Поднесла свою руку ко лбу. Потом начала рыться в сумочке в поисках Тайленола. – Теперь твое резюме: бизнес – магнат, няня и еще доктор.

Пожал плечами, смеясь.

- Заботы няни входят в докторскую часть. Я пару раз смотрел за Тимоти и Терезой, когда они болели, – сделал глоток пива. – Не следовало тебе выходить, если так себя чувствуешь.




Читайте также:
Как вы ведете себя при стрессе?: Вы можете самостоятельно управлять стрессом! Каждый из нас имеет право и возможность уменьшить его воздействие на нас...
Как построить свою речь (словесное оформление): При подготовке публичного выступления перед оратором возникает вопрос, как лучше словесно оформить свою...
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (214)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.052 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7