Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Отпустить все на самотек




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

На холодном бесконечном октябрьском небе была видна полная луна, когда Эмили и Оливия вышли из здания. Глубоко вдохнув, Эмили смотрела на мерцающие звезды, рассеянные на фоне возвышающихся зданий. Она любила это время года. Воздух, хоть и свежий, смог согреть ее, напоминая ей о Колорадо.

Дом.

Если она когда-нибудь в жизни почувствует, что нуждается в маме, то это как раз тот момент..

- Мы отпадно выглядим, цыпочка, - пропела Оливия, ловя такси. – Моя мама всегда говорит, что самые лучшие деньги — это деньги, потраченные на укладку, макияж и маникюр: на такие особенные вечера.

Прежде чем Эмили согласилась, черный лимузин подъехал к ним. Шофер вышел, и Эмили вспомнила, что это он привозил их домой к Гэвину в Хэмптонс.

- Добрый вечер, Мисс Мартин, - сказал седовласый полненький джентльмен Оливии. – Прошу простить меня за мое опоздание сегодня. В городе закрыто несколько дорог, о которых я не знал.

- Эй, Маркус, - ответила Оливия с улыбкой, подходя к нему. – Этот скользкий ублюдок прислал тебя?

- Да, Мисс Мартин. Мистер Блейк сказал мне прибыть ровно в шесть часов к вам и Мисс Купер. Еще раз, прошу прощения за опоздание.



- Черт возьми, я люблю сюрпризы. Я думала мы закажем такси, чтобы добраться на вечеринку. Оливия рассмеялась, а затем повернулась к Эмили.

- Судя по всему, Мистер Блейк желает для вас самого лучшего…потому что он никогда раньше не посылал машину за дамами.

Эмили качнула головой и проскользнула в лимузин.

Устроившись поудобнее, Оливия открыла шампанское и разлила по бокалам. – Динкербелл тебе уже звонил сегодня?

- Динкербелл?

- Да, как Тинкербэлл. Он тебе звонил?

- Это что-то новенькое, - вздохнула Эмили. - Что ты думаешь?

- Ну, я думаю, он, возможно, все понял, с того момента, как ты перестала брать трубку, - пожала плечами она. – И сегодня никаких цветов не присылали в квартиру, так что я предположила, что он наконец-таки сдался.

Эмили знала, что Диллан просто так легко не сдастся. – Да, может быть и не в квартиру, но он послал их в «Белла Лучина» сегодня в мою смену.

- Не может быть, - Оливия крикнула с расширенными глазами. – И сколько в этот раз?

Эмили посмотрела на нее через край своего стакана. – Давай просто скажем, что Антонио хватило украсить каждый стол и весь бар, и у него еще осталось пару дюжин для своей девушки.

Выпив последний напиток, Оливия откинулась назад на спинку сидения, ее выражение лица смягчилось. – Я горжусь тобой, что ты не поддалась ему. Но, честно говоря, надеюсь, ты разоружишь свое себя, когда он вернется из Флориды. Когда я разговаривала с Тревором, он сказал, что этот идиот только и говорит о том, как тебя вернуть назад.

Эмили посмотрела в окно, ее глаза изучали светящиеся огни города. Когда она наблюдала за ними, она размышляла о том, как сильно чувствовала себя жертвой аварии – такой разбитой и помятой. Хоть у нее и не было сломанных костей и ободранной кожи, ее сердце кровоточило от ран, нанесенных Дилланом. Слова, которые он сказал ей, продолжали крутиться в ее голове, причиняющие острую боль, когда он впервые их сказал.

Она не могла отрицать, что действительно чувствовала себя виноватой из-за этой ситуации. Она так же знала, что могла предотвратить то, что произошло. Несмотря на это, она не уступит ему. Она не могла. Она убедилась, что каждый его вызов был отправлен на голосовую почту. Он даже дошел до того, что позвонил в начальную школу, где она работала. Она проигнорировала все сообщения. Тем не менее, самым большим сюрпризом было, когда его мать появилась в ее квартире неожиданно, без предупреждения и довольно пьяная. Эмили закрыла дверь перед ее носом.

- Очевидно, что я должна поговорить с ним, когда он вернется, - вздохнула Эмили. - Я просто не могу с ним порвать не выяснив отношений.

- Почему нет? Он не заслуживает никаких объяснений от тебя, Эм.

- Я не говорю о нем, Оливия. Я должна сама разобраться в себе. Эмили выпила оставшуюся часть шампанского и быстро налила еще. – Он очень много сделал для меня и моей семьи. Я знаю он виновен в том, что сделал, но он был пьян, и это то, что я должна принять к размышлению.

Оливия посмотрела на нее с другого конца лимузина. – Ты снова попадаешь в его ловушку.

- Как я могу попасть в его ловушку, Оливия? Его даже здесь нет.

Она начала постукивать по виску. – Точно, он въелся тебе в мозги, как маленький паразит. Когда мой брат пьет, он не срывается на Фэллон. Оливия наклонилась и налила себе второй бокал шампанского. – Я встречалась с многими парнями, которые были раздавлены, и они не выливали все дерьмо, которое он вылил на тебя. Я уверена у тебя были бывшие, которые такое не вытворяли.

- Я особо ни с кем не встречалась до Диллана, - Эмили пожала плечами. – Мне действительно не с чем сравнивать.

На лице Оливии появилось замешательство. – Почему это ты должна с чем-то сравнивать, Эм. Конец чертовой истории – пьяный или трезвый, низкий или высокий, безумный или счастливый – мужчина никогда не должен поднимать руку на женщину. Никогда.

Сделав глоток шампанского, Эмили отвернулась.

- Я не шучу, Эмили. Может ты и думаешь то, что твой отец делал твоей маме - является нормой, но это не так, подруга. Это далеко не так. Тяжело сглотнув, Эмили перевела свое внимание на Оливию. – Я предполагаю, что ты избавишь себя от оправдания этого мудака, потому что он такой же, как твой отец. Собери все его дерьмо в нашей квартире, и я скажу брату забрать твои вещи с его квартиры, - скрестив ноги под ее красным шелковым платьем, она добавила, - Слава Богу, ты не подписала тот договор аренды на апартаменты, которые вы нашли.

- Я не хочу больше об этом говорить сегодня, - сказала Эмили, ее голос балансировал на грани разочарования и мольбы. – Я хочу насладиться сегодняшним вечером, не думая о разборках с Дилланом. Пожалуйста, Оливия?

- Хорошо, но я вернусь к этой теме завтра.

Эмили вздохнула и кивнула. – Прекрасно.

Пятью минутами спустя, лимузин подъехал к гостинице Сент Реджис. Маркус открыл дверь для женщин, и каждая выскользнула на тротуар, благодаря его за поездку. Накинув шаль на плечи, Эмили взяла Оливию за руку, и они направились в вестибюль.

После того, как Оливия сдала пальто, они направились в банкетный зал, где сбор средств был в самом разгаре. Живая музыка играла в воздухе, в то время, как официанты в белых перчатках проходили по комнате с подносами наполненные шампанским и икрой. Причудливое пространство состояло из сводчатых облачных потолков, освещающие позолоченные люстры.

Как только Эмили зашла в зал, ее глаза нашли Гэвина. Ей пришлось себе напомнить, как дышать. Улыбка вспыхнула на его лице, когда она смотрела, как он извинялся за свой уход перед группой мужчин, с которыми беседовал. Не только Эмили следила за ним, когда он проходил через комнату, то и взгляды каждой женщины в зале притягивались к нему. Молодые, взрослые, высокие, короткие, черные, или белые – женщины не могли не смотреть. Он выглядел превосходно, одетый в смокинг от Армани, который сидел на нем идеально. Проведя рукой по волосам, он пересек комнату быстрым шагом, который был сексуальным, мощным и сильным.

Оливия наклонилась обнять его, когда он подошел. – Спасибо, что отправил за нами лимузин, - помедлила она, подняв вверх бровь и озорно рассмеявшись. – Ну, не для нас, а для нее, но в любом случае, это было мило.

Качая головой, Эмили улыбнулась, чувствуя, как румянец появился на ее лице.

- Конечно, я послал его для вас обеих, - рассмеялся он. – Я просто никогда не делал этого раньше.

- Конечно, все, что ты скажешь, Блейк, - ответила Оливия, ее голос был полон скептицизма. Гэвин снова засмеялся. Он знал, что она попала в точку. – Где твои родители? Я хочу поздороваться с ними.

- Они там, - ответил он, указывая на стол в центре комнаты.

- Круто, я вас догоню. И с этим, Оливия направилась в сторону Чада и Лиллиан.

Повернувшись к Эмили, глаза Гэвина медленно изучали каждый дюйм ее тела. Боже, она всегда выглядела изысканно – принцесса среди крестьян. Это все, что он мог сделать, чтобы восстановить свое дыхание. Черное, бархатное платье без бретелек, акцентирующее внимание на ее ложбинке, ниспадающее до пола и обтягивающее ее ноги, как перчатка. Его взгляд прошелся по бриллиантовому колье, игнорируя его блеск, и фиксируя свой взгляд вместо этого на полноте ее блестящих рубиновых губ. Крошечные бриллиантовые шпильки украшали ее волосы, обрамляя ее лицо в форме сердца. Серые дымчатые тени мерцали на ее веках, в то время, как ее прекрасные изумрудные глаза встретились с его холодно-голубыми.

Пытаясь успокоиться, Гэвин взял ее за руку и царственно поднес к губам, мягко целуя. – Слова не могут описать, как ты прекрасно выглядишь сегодня.

Эмили смущенно улыбнулась. – Спасибо, - прошептала она. – Ты тоже прекрасно выглядишь.

- Ну, спасибо, - улыбнулся он. – Пойдем?

Слегка волнуясь, она кивнула, когда он взял ее за руку.

Он провел ее через всю комнату, кратко останавливаясь, чтобы поучаствовать в разговоре с гостями, которые приветствовали его. По ходу, он представлял Эмили некоторым семьям, которым фонд его матери помогал на протяжении многих лет. Среди гостей были ведущие исследователи и организации в области рака груди, и несколько политиков, чьи семьи пострадали от этой болезни. Эта тема напоминало ей о доме, Эмили чувствовала благоговение перед щедростью Гэвина и его семьи, которая помогала нуждающимся.

- Эмили, ты помнишь моего брата Колтона и его жену Мелани, - сказал Гэвин, отодвигая для нее стул.

Кивая, Эмили потянулась через стол и пожала им руки. – Да, помню. Очень приятно вас снова видеть.

- Нам, тоже, - ответила Мелани. – Кстати мои дети уже несколько раз спрашивали о тебе.

Эмили улыбнулась. – На самом деле?

Поместив свою руку на спинку стула Мелани, Колтон ответил, - Да, точно. Они сказали, что ты самый лучший футбольный игрок в мире.

- Это очень смешно, - рассмеялась Эмили. – Ну, передавайте им привет. Мне придется набраться опыта, играя с ними в следующий раз.

Гэвин ухмыльнулся и сел рядом с Эмили. – Не давайте ей себя одурачить. Если я помню, я тот, кто учил тебя, как играть в футбол, - посмотрев на нее, он подмигнул.

Эмили улыбнулась и покачала головой.

- Ах, да, деверь, хочет приписать себе все заслуги, - Мелани засмеялась, встряхивая свои светлые волосы через плечо. – Эмили, будь осторожна, все мужчины из семьи Блейков пытаются заслужить похвалу за все, что они могут. Эмили приподняла бровь в направлении Гэвина, и он рассмеялся. – Но, на данный момент, эта женщина Блейков пытается заслужить похвалу за обучение своего мужа танцам, - Мелани поднялась со своего места и дотронулась до руки Колтона. – Разве я не права, милый?

Вставая, Колтон обнял ее за талию и поцеловал в голову. – У меня две левые ноги, так что да, я дам тебе возможность приписать себе заслуги за попытку обучения меня танцам.

 

- Не падай плашмя на свою задницу, - крикнул Гэвин, когда пара уже была на танцполе.

Колтон обернулся, показывая средний палец (неприличный жест) в сторону Гэвина.

- Хммм, я чувствую соперничество? – спросила Эмили.

- Тотальное соперничество, - ответил он, жестом подзывая официанта. Я всегда наслаждаюсь, когда выставляю его на посмешище.

- Это даже слишком, - засмеялась она.

Гэвин озорно улыбнулся. – Я знаю, но он заслуживает этого.

Официант подошел к столику с бутылкой дорогого шампанского и полотенцем, перекинутым на руке.

- Что бы ты хотела выпить? – спросил Гэвин.

Понимая, что им с Гэвином лучше не смешивать напитки, Эмили решила оставаться трезвой. – Вообще-то, я буду только воду.

Он поднял вверх брови. – Ты уверена?

С ответной улыбкой, она кивнула.

Заказав себе бурбон со льдом, Гэвин откинулся на спинку стула и посмотрел на нее. – Я счастлив видеть, что ты больше не болеешь.

- Спасибо. Это были тяжелые дни.

- Я уверен, что так, - ответил он, понимая, что ей и так было трудно, кроме ее болезни. – Я заходил в ресторан проверить тебя, и Фэллон сказала, что ты уже ушла.

 

- Я знаю. Я хотела тебе позвонить, но это совершенно вылетело у меня из головы. Мне очень жаль.

- Нет нужды извиняться. Я лишь хотел убедиться, что ты в порядке.

- Ну, спасибо тебе за заботу,- улыбнулась она и положила салфетку на колени. – Я очень ценю это. Но я в порядке, честно.

Она возможно и улыбалась, но Гэвин не видел счастья в ее глазах. На протяжении вечера, он поддерживал разговор на разные темы, не затрагивая того, что имело отношение к Диллану. Гэвин узнал, что она не будет работать полный рабочий день, как предполагалась, а лишь часть дня и то в качестве замены. В любом случае, она казалась, была рада этому. Он подшучивал над ней немного, радуясь, что его Янкиз вышли в Мировую Серию, обещая ей, что в конце жизни, она станет настоящим фанатом. Она не согласилась с ним, но, тем не менее, это заставило ее смеяться, и это все, что имело значение для него.

После того, как все насладились своим ужином, родители Гэвина подошли к столу. Они держались за руки, их лица покраснели от танцев и шампанского.

- Оливия, - сказал Чэд, улыбаясь. – Моя прекрасная жена дала разрешение потанцевать с тобой.

Она недоверчиво приподняла бровь. – Ох, она серьезно?

- На самом деле, это так, - рассмеялся он, дотягиваясь до ее руки.

- Вы уверены в этом, Лиллиан? - ухмыльнулась Оливия, вставая. – Я могу его украсть у вас.

- Он очень жизнерадостный мужчина, - улыбнулась Лиллиан, ее зеленые глаза лучились от восторга. – Он может снести вас с ног, деточка, так что я была бы осторожна.

- Не могу не согласиться с вами, - засмеялась Оливия, подходя к нему. – Пойдем, старик. Я покажу тебе, как молодняк это делает.

Усмехаясь, Чэд поцеловал жену в щеку и повел Оливию на танцпол.

- Ты прекрасно выглядишь сегодня, Эмили, - сказала Лиллиан, садясь рядом с ней. – Я надеюсь, ты хорошо проводишь время.

- Спасибо вам, Миссис Блейк, вы тоже. И я наслаждаюсь. Все очень красочно.

- Тсс- тсс, - рассмеялась она, похлопывая по руке Эмили. – Когда меня называют Миссис Блейк, я чувствую себя старой. – Но я счастлива, что ты хорошо проводишь время.

Эмили улыбнулась. – Спасибо, Лиллиан.

- Ты тоже замечательно выглядишь сегодня, мама. Гэвин поднялся с места и положил руку ей на плечо. – Мне придется следить за тобой, чтоб никто тебя не украл от папы.

Посмотрев на него, она обняла его. – Ты всегда был моим самым большим поклонником, Гэвин, -пропела она, улыбаясь. - Но, на самом деле, дорогой, после тридцати пяти лет брака, я никуда не уйду. Я могу сказать, что твой отец не беспокоится об этом.

- Не беспокоится о чем? – спросил Колтон, приближаясь к столу с напитком в руках.

- Ох, ничего. Твой брат слегка преувеличивает, - рассмеялась она, вставая на ноги. – Где Мелани?

Колтон указал через плечо. – Она в холле, звонит няне проверить детей.

- Идеальное время, - ответила Лиллиан, взявшись за руки с Колтоном. – Не хочешь потанцевать с женщиной, которая принесла тебя в этот мир?

- Конечно, - он выпил оставшуюся часть напитка. – Я постараюсь изо всех сил не наступить тебе на ноги.

Когда мать с сыном ушли на танцпол, Гэвин посмотрел на Эмили. – Потанцуем?

Кусая губу, Эмили огляделась вокруг и обратно на него. – Танец, хмм?

- Да, танец, - он хмыкнул, - Обещаю, я буду вести себя хорошо.

- В этом я очень сомневаюсь, я доверю тебе в последний раз. Он засмеялся, когда она убрала салфетку со своих коленей. Встав, она улыбнулась. – Но я должна предупредить тебя, я, возможно, не лучше в этом, чем твой брат.

- Это невозможно, - ответил он, смеясь. – Просто подожди тут секунду. Я скоро вернусь.

Она кивнула и наблюдала, как он пробирался до музыкантов. Он поговорил с главным певцом какое-то время, и затем начал идти обратно к ней, коварная улыбка красовалась на его лице.

- Почему ты выглядишь так, будто что-то задумал? – спросила она, подняв бровь.

Его улыбка с ямочками только усилилась, когда он взял ее руку, кладя ее на изгиб его руки. – Потому что я и задумал кое-что.

- И что же это такое?

Ведя ее на танцпол, он был молчалив, но улыбка не сходила с его лица.

- Гэвин, - рассмеялась она.

- Эмили.

- Что у тебя на уме?

Он подождал, пока группа не заиграла первые аккорды по его просьбе. – Ты слушаешь джаз? – спросил он, когда положил свою ладонь на ее поясницу. Соединяя свою другую руку с нее, он прижал ее к своей груди, и приблизил ее к себе.

Взятая врасплох таким близким контактом, ей понадобилась секунда, чтобы собраться с мыслями. – Эммм, да, я слушала раньше. Моя бабушка любила слушать его, когда готовила.

- Мгммм, тебе знакома эта песня?

- Я не знаю ее названия, или имени исполнителя, - ответила она, стараясь не замечать, как притягательно от него пахнет. – Но я точно припоминаю, как это было замечательно, когда я услышала ее впервые.

Смотря вниз на нее, он улыбался, когда они раскачивались в танце туда-сюда. – Она называется «Жизнь в розовом цвете», и поет ее Луи Армстронг.

- Она прекрасна.

- Это так. И это было то, что я задумал, - прошептал он ей на ухо.

Пытаясь справиться с дыханием, она прикусила губу. – Что ты имеешь в виду?

- Что ж, я представлял нас, танцующих именно под эту песню.

- Ты представлял нас? – спросила она, стараясь скрыть какой-либо оттенок шока в ее голосе из-за его признания. Затем она внутренне улыбнулась самой себе, вспоминая, в чем она признавалась ему.

- Да, именно так. Так что спасибо тебе большое за этот танец.

- Всегда пожалуйста. – Она могла наблюдать этот взгляд в его глазах – тот, от которого ей хотелось быть ближе к нему каждый раз, когда он вот так смотрел на нее. Она направила свой взгляд на его родителей, которые также танцевали. – Это просто невероятно, что они вместе столь долгое время. Просто невозможно поверить, что такая сильная и крепкая любовь еще существует.

Гэвин наблюдал за ее лицом, пока она смотрела на его родителей. Что-то в ее голосе и взгляде говорило о чем-то более глубоком, чем ее отношения с Дилланом. Это был тот момент, когда Гэвин знал, ему нужно, просто необходимо, просыпаться, лежа рядом с ней, желая наблюдать, какого оттенка зеленого будут ее глаза, когда они все еще сонные. Он хотел, чтобы ее волосы были спутаны ото сна, и разбросаны по его сильным рукам, когда он просыпается рядом с ней, улыбающейся ему. В самые холодные из зим, когда одеяла не смогут согреть ее тело, он хотел быть тем теплом, что согреет ее. Но больше всего, он хотел, чтобы Эмили была влюблена в него. Это было сильнее желания обладания ее телом; это была жажда его сердца и души. Если бы у него была всего лишь одна ночь с ней, Гэвин был уверен, что он бы смог убедить ее, что они просто созданы друг для друга.

Его теплые пальцы лениво прошлись по ее позвоночнику, решив остановиться на пояснице. – Ты заслуживаешь быть любимой именно так, - он прошептал напротив ее волос.

Когда он отодвинулся, их губы были совсем рядом. Лишь небольшое легкое движение, и они соприкоснуться.

Из-за его шепота, такого мягкого и сексуального, Эмили стало трудно дышать, и она пыталась игнорировать то электричество, что прошлось по ее коже. Комбинация его прикосновений и соблазнительного голоса заставляла ее тело сгорать от желания. Сейчас она уже прерывисто дышала. Она ощутила, как ее грудь вздымалась и опускалась, и заметила, как его взгляд скользнул туда, тогда, как она отвела глаза, не говоря ни слова.

Гэвин перестал двигаться, и Эмили снова обратила свое внимание на его лицо.

Его прикосновение было почти невыносимо сладким, шепча где-то напротив ее подбородка, его взгляд врезался в нее. – Я все еще ощущаю твой вкус на своих губах.

Сердце сбилось со своего ритма в ее груди, Эмили потеряла всякую способность думать и просто погрузилась в ощущения от его рук, сейчас медленно обхватывающих ее талию. Не способная вымолвить ни слова, она просто взглянула в его голубые глаза.

- Я скучаю по ощущению твоего тела рядом с моим, - облизнув губы, его хватка на ее талии усилилась, - Я скучаю по тому, как твой пульс учащается, когда я касаюсь тебя, – он сглотнул, закрыв свои глаза, и вдохнул ее запах, сладкий запах жасмина, что одурманивал его. Открыв свои глаза, его голос стал ниже, даже мягче, когда он взял ее лицо в свои ладони. – Я хочу быть все время с тобой, касаясь пальцами тех мест тебя, которыми он пренебрегал. Он никогда не любил тебя так, как ты заслуживала, чтобы тебя любили, - шептал он около моего уха, притягивая меня ближе, - Позволь мне любить каждую частичку тебя. Твой разум… - Он прошелся пальцами вниз по ее шее, - Твое тело… твое сердца…твои шрамы, - его руки опустились вниз к ее талии, - Твои особенности…Твои привычки…Твои мысли…всю тебя. Подари мне все это, Эмили.

Тяжело сглотнув, тело Эмили затряслось. Она отпрянула от него назад, не встречаясь с ним взглядом, сказав тихим голосом. – Я не могу совершить этого с тобой, Гэвин. Мы…мы не может этого сделать. Он подался к ней, но она снова отступила назад, - Скажи Оливии, что мы встретимся у нее дома. Мне надо идти.

Она крутанулась на своих каблуках, и направилась к столу, чтобы захватить свои клатч и накидку.

С практически ощутимым шоком на своем лице, Гэвин наблюдал, как она стремительно пробиралась через весь бальный зал, проталкиваясь через толпу. Но он не собирался отпускать ее. Он вообще не собирался отпускать ее из своей жизни.

Не сейчас. И никогда.

За несколько быстрых шагов, он проложил себе путь через кучу гостей, поймал ее за локоть в холле. Глазами, полными недопонимания, он взглянул вниз на нее, с часто бьющимся сердцем. – Почему ты убегаешь от меня, Эмили?

- Я не бегу от тебя, - она прошептала, ее глаза были наполнены предательскими слезами.

Вздохнув, он запустил руку себе в волосы. – Ты бежишь от меня, и я хочу знать, почему.

Она посмотрела в сторону. Она отказывалась видеть боль, что явно читалась в его глазах – и отказывалась ощущать боль в своем сердце. – Ничего из этого не выйдет. Вы с Дилланом друзья, и он никак не позволит этому случиться.

- Что? – спросил он, не веря своим ушам, подходя ближе. Она отпрянула назад. – Как ты можешь думать, что он будет контролировать все, что происходит между тобой и мной?

- Он будет, - сказал она, в то время, как слезы заструились по ее щекам.

- Пусть только попробует, - он выдохнул, подходя на шаг еще ближе. Перед тем, как она снова отстраниться от него, он ухватил ее за талию одной рукой, а другой стер слезы с ее лица. – Ты должна была быть со мной, и ты знаешь это. Ты сказала это сама, когда говорила, что чувствуешь меня, когда я не рядом. Опустив голову, он посмотрел прямо в ее глаза, говоря низким голосом - Боже, Эмили, пожалуйста,… ты обязана дать нам шанс. Позволь мне заботиться о тебе. Позволь мне любить тебя.

Она ждала, когда слова – правильные слова – придут к ней, но в голове было пусто. Прикрывая ладонью свой рот, она отстранилась, ощущая, как пальцы Гэвина соскользнули с ее талии. Сильный поток слез заполонил ее глаза. Она смотрела на него еще секунду, пока ее сердце разрывалось на куски в процессе, и без единого слова, она покинула холл.

Смотря, как она садиться в такси, Гэвин так и был прикован к тому месту, где стоял, его сердце сжало, пока он пытался понять, что только что произошло. Он знал, что Диллан имеет влияние на нее, но Эмили верила, что он может стать между ними двумя, и это просто добивало Гэвина – подавляло его очень сильно. Не осознавая этого, он уже залез к себе в карман, достал ключи и направился к своей машине. После того, как он послал брату сообщение о том, что он покинул вечеринку, он обнаружил, что просто разъезжает по городу. Часть его хотела направиться к ее квартире, и заставить продолжить выяснение этой ситуации, но логика говорила, что он и так уже достаточно надавил на нее. Больше он уже ничего не мог сказать ей, поэтому все, что он мог сейчас сделать, это поехать домой.

Зайдя в свой пентхаус, Гэвин стряхнул с себя пиджак от смокинга, захватил бутылку бурбона, и быстро налил себе порцию. Выпив ее, он сорвал с себя галстук-бабочку, скинул туфли, и сел за кухонным островком. Он не мог удержаться от короткого смешка, хотя внутренне ему было не до смеха. Он был полностью абстрагирован – погружен в то, в чем он нуждался. Сжав кулаки на столешнице, он выругался на себя за то, что не поехал сразу к ней домой. Помня слова брата, Гэвин знал здесь и сейчас, что он не достаточно сильно боролся за нее. Вставая, он начал ходить взад-вперед, смотря на свой телефон, внутри споря с самим собой, что же делать. Он хотел набрать номер Эмили, но остановил себя. Все ситуация не вкладывается в телефонный звонок. Ему нужно было приехать к ней – и он не собирается останавливать себя сейчас.

- К черту все, - сказал он, засунув руку в карман за ключами.

Распахнув с силой дверь, он уже даже забыл одеть ботинки, но это было не важно – потому что он был встречен взглядом самых зеленых глаз на свете, смотрящих на него. Они не поприветствовали друг друга. Слова были бессмысленны. Они оба сейчас знали, что больше за них скажут их действия, пока не наступит рассвет. Неожиданная вспышка желания зажглась в обоих, когда их тела двинулись одновременно навстречу друг другу – страстное столкновение – их рты накрыли друг друга. Где-то между всем этим, дверь захлопнулась, и рубашка Гэвина полетела на пол.

Схватив ее за затылок, поцелуй Гэвина ощущался, как неимоверный взрыв тысячи снарядов на губах Эмили. До того, как она осознала, он приподнял ее над землей, и прижал к стене. Располагая ее руки над головой, он соединил ее запястья одной своей рукой, пока она обхватывала ногами его за талию. В то время, как его крепкое, мускулистое тело было прижато к ней, пока они жарко целовались, свободной рукой Гэвин дотронулся до ее бедра, приподнимая ее платье вверх выше талии. Воздух прорезал звук рвущихся трусиков, стянутых с ее тела. В одобрении этого действа, ее влажный горячий центр сильно прижался к грубому материалу его брюк. В то время, как глубокое острое желание стало овладевать Эмили, она высвободила свои руки из его хватки, и стала лихорадочно расстегивать его ремень.

- Я не могла выбраться из такси, Гэвин. Боже, я не могла выбраться, - она простонала напротив его рта.

Чувство желания, чувство необходимости, и чувство, что они принадлежат, друг другу, было тем, что она не могла больше игнорировать. Она и не хотела это больше игнорировать. Он был всем, что она хотела и желала, и единственное, чего она боялась, было то, что она не сможет полностью насытиться им.

- Я шел, чтобы приехать за тобой, - он прорычал, проводя языком по ее горлу. – Я не собирался отпускать тебя на этот раз.

Эмили опустила свою руку вниз к его боксерам, скользя пальцами по его упругому, длинному члену. Она начала двигать рукой по нему, ее чувства были сконцентрированы на ощущении его смазки, выступившей на головке члена, когда она коснулась его большим пальцем.

Глубокий прерывистый рык вырвался из горла Гэвина, когда она трогала его рукой там, высвобождая член из боксеров. Его губы двинулись от ее рта к ее уху, и вниз по горлу, кусая и посасывая, когда она обернула всю руку вокруг его достоинства.

- Мне нужно почувствовать тебя внутри меня, сейчас же, Гэвин, пожалуйста.

- Мне нужно достать презерватив, - он промычал в ее рот.

- Я на таблетках, - она выдохнула, пот блестел на ее шее.

Это все, что ему нужно было услышать перед тем, как он приподнял ее еще выше – только, чтобы сразу же насадить на себя. Входя в ее влажное, горячее лоно, голова Эмили откинулась назад к стене, не веря, как невероятно он ощущался внутри. Она сильно выдохнула, и обхватила руками его за шею. Выгибая ее спину, он толкнулся в нее еще раз, полностью погружая себя внутрь нее. Хотя ее спина и терлась о стену с каждым толчком, но приятное обжигающее ощущение от его хватки перевешивало любую боль, что она должна была чувствовать.

Гэвин откинулся назад, и они посмотрели друг другу в глаза, вбирая в себя все эмоции, что витали вокруг. Их грудные клетки поднимались и опускались одновременно, пока они прерывисто дышали. Когда волны удовольствия прошлись сквозь тело Эмили, Гэвин прижался к ней снова в поцелуе, продолжая исследовать ее язык и рот, пока он нес ее к себе в спальню.

Небольшой стон сорвался с губ Эмили, когда он опустил ее на ноги. Эмили стояла перед ним, ее тело дрожало с головы до пят, пока она пыталась совладать с дыханием.

Без лишних колебаний, он избавился об боксеров и носков, его хищнический взгляд был горяч, и сфокусирован на ее дрожащих губах.

Глаза Эмили путешествовали по его красивому лицу, затем двинулись вниз, чтобы запечатлеть прекрасный вид его стального пресса, затем его бедра и далее остановились прямиком на вытянутом вперед доказательстве того, где заканчивалась его татуировка. Это было ошеломляющее красивым. Начинаясь от левой части его ребер, она прокладывала свой путь вниз, обволакивая его бедро, перед тем как опуститься еще ниже прямо туда. В то время, как глаза Эмили прослеживали ее расположение, она восхищалась замысловатыми черными чернилами, окружающих его бедро, хвост дракона был обернут вокруг себя самого несколько раз. Она представила, как ее пальцы или даже ее язык следуют тем же путем, что и тату, сегодня ночью.

- Нет сейчас такого мужчины на свете, который бы не хотел оказаться на моем месте, - сказал он, беря ее лицо в ладони и проводя большим пальцем по ее губам. Как дикий зверь, преследующий свою добычу, он медленно обошел вокруг нее, едва касаясь губами ее плеч, и затем проводя языком вдоль ее шеи. – Твой разум и твое тело никогда не забудут те вещи, что я собираюсь проделать сегодня с тобой. Каждая…частичка…твоего…тела почувствует все.

Забыв об его дразнящих прикосновениях, Эмили воспринимала только эти слова, которые чуть не довели ее до внутреннего воспламенения. – О, Боже мой, - выдохнула она.

- О, дааа… - сказал Гэвин с коварной улыбкой на лице.

Медленно он продолжил ходить вокруг и соблазнять тело Эмили нежными поцелуями, в итоге остановившись позади нее. Обдавая ее своим теплым дыханием, он поцеловал ее ушко. Часто моргая ресницами, она почувствовала, как удовольствие расходиться по ее телу с каждым мягким прикосновением его губ. Гэвин медленно расстегнул ее вельветовое платье, смотря, как оно падает на пол, и приземляется небольшой горкой около ее туфель.

- Выйди из него, - прошептал он ей в шею, снимая бриллиантовые шпильки, что удерживали ее волосы.

Ее волосы пышным каскадом рассыпались по плечам, спускаясь к груди. Пытаясь не забывать дышать, она вышла из платья, увлеченная зарождением нового уровня сексуального желания, распространявшегося тонким слоем по ее коже. Все еще стоя позади нее, пальцами одной руки Гэвин расстегнул ее бюстгальтер без лямок, тогда как другая его рука перенеслась на середину ее живота. Зарывшись лицом в выемку ее шеи, Гэвин нежно сжал ее за бедро, и поставил ее ногу на кровать. Стон сорвался с губ Эмили, когда он проник своими пальцами глубоко внутрь нее. Неимоверное наслаждение пронзило каждую часть ее тела. Забросив руки позади себя, она вцепилась пальцами в его волосы, сжимая и скручивая их так сильно, как только могла. Коснувшись ее щеки, Гэвин повернул ее к себе лицом настолько, чтобы обрушиться на нее с поцелуем, рыча, когда его язык входил и выходил из ее рта. Пока одна рука пыталась глубже проникнуть в ее горячую влажность, другая обхватила основание ее груди, сжимая между пальцами ее напрягшийся сосок. Горячая дрожь прошла сквозь живот Эмили, оканчиваясь прямо в самом напряженном месте. Дыша еще быстрее, Эмили вытащила его влажные пальцы из себя и взяла их себе в рот, посасывая и облизывая языком каждый его палец. Перед тем, как она смогла сделать следующий вздох, Гэвин мгновенно развернул ее к себе, и тотчас же прижал свои губы к ее.

- Ты просто чертовски убиваешь меня, когда делаешь так, - он прорычал, голос его был хриплым и низким.

С гулко бьющимся сердцем, она запустила свои пальцы ему в волосы. – Что ж, хорошо, теперь ты можешь «убить» меня нежно, - она простонала, ее тело пылало, жаждущее слияния.

- О, я это и собираюсь сделать, - он опустился губами к ее ключице, - Сейчас положи это прекрасное тело вниз на кровать, но оставь каблуки и держи бедра повыше, - скомандовал он.

Его слова послали волну дрожи по всему ее позвоночнику. Она не могла ничего сделать, как просто подчиниться тому, что он попросил. Прохладные шелковые простыни коснулись ее разгоряченного тела, пока она располагалась на огромной массивной кровати. Достаточно было только нескольких небольших шагов, и он уже стоял перед ней, так близко, что она могла ощущать возбуждение и желание, исходившие из каждой клеточки его тела. Сердце Эмили ускорило свой ритм, когда она ощутила его страстный взгляд, обволакивающий все ее обнаженное тело, его глаза поглощали каждый сантиметр, что был открыт для его обозрения.

Не сводя своих голубых глаз с нее, Гэвин медленно опустился на колени, придвигая ее тело на самый край постели. Он раздвинул ее бедра, широко их открыв, и забросил ее ноги себе на плечи так, что ничего не было спрятано от его взора. Он наслаждался ее стонами, перед тем как опустить свой рот к ее возбужденной плоти. Дотронувшись рукой до ее живота, он приподнял ее ступню в туфле на высоком каблуке, и поцеловал ее щиколотку через одетый на нее чулок.

- Скажи мне, как сильно ты хочешь, чтобы я попробовал тебя там, - он прошептал, медленно облизывая путь по ее икре, пока его палец легко кружил по ее влажному входу. Неимоверное желание к нему полностью завладело ей, и ему было очень трудно все еще сдерживать себя.

- О, Боже мой, Гэвин, пожалуйста, - она стала умолять, приподнимая свои бедра, сжимая груди.

Раздвинув ее ноги еще шире, он последний раз горячо выдохнул напротив ее киски, перед тем как его язык медленно опустился на ее клитор. Скользя пальцами внутрь нее, он слизывал сладкие соки ее возбуждения, будто его губы облизывали сладкое мороженое на палочке в жаркий летний день. И в самом деле, это были самые божественно сладкие соки, что когда-то пробовал его язык. Он лизал глубже, и просунул язык внутрь нее, лаская ее так до боли приятно, что казалось, будто он боится, что больше ему не представиться такой случай никогда. Мед…она была чертовски сладкой, как мед. Гэвин бы отказался от всего, что имел, лишь бы попробовать ее – почувствовать ее запах, ощутить и исследовать каждую ее часть – так интимно каждый день до конца его жизни.

- Ты охрененно вкусна там, - выдохнул он, вталкивая пальцы еще глубже в нее.

Дыхание Эмили стало выходить маленькими толчками воздуха, ее тело выгибалось и дрожало напротив его рта, и это только еще больше заводило Гэвина. Его член был твердым и горячим, каждая часть его желала оказаться в ней, с каждым ее стоном, вырывавшимся из ее легких. Каждый раз, когда она выкрикивала его имя и хватала его волосы, он чувствовал, как его тело все трясло от удовлетворения, какого он в помине ранее не ощущал. Он еле сдерживался, чтобы не кончить тут на месте только от этого, даже не будучи погруженным, внутри нее. Когда он почувствовал, как она уже подходит к кульминации, он замедлил движения своего языка, вернул ее в изначальное положение, и начинал все по новой – снова и снова – пока он знал, что она больше не выдержит. Когда ее бедра начали трястись и дрожать от волн, исходивших от оргазма, он взял ее за внешнюю часть ее бедер, придвигая ее еще ближе к его ненасытному рту. Когда она выкрикивала его имя снова, он зажимал, посасывал и держал ее дрожащую бархатную плоть между своими зубами.

Перед тем, как она могла спуститься с неимоверной вершины наслаждения, до которой довел ее он, он медленно облизывал кругами томные участки ее тела.

Остановившись на ее животе, он взглянул ей в глаза, ее лицо пылало, и дыхание было неровным. – Боже, ты так прекрасна, - он простонал, скользя вверх по ее телу. Зарывшись лицом в ложбинку между ее грудями, его язык кружился и посасывал ее соски. Он схватил ее под колено, и обернул одну ногу вокруг своей талии.




Читайте также:



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (259)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.043 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7