Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Криминалистическая тактика в системе




Научного знания.

 

Как уже отмечалось, криминалистическая тактика является одним из разделов криминалистической науки. В связи с этим криминалистическая тактика базируется на положениях других разделов, а также ряда других наук.

В соответствии с широко признанными современными представлениями система криминалистики состоит из четырех частей (разделов): общей теории криминалистики, криминалистической техники, криминалистической тактики и криминалистической методики расследования преступлений. Поэтому, для того чтобы правильней определить место криминалистической тактики в системе научного знания, следует вначале рассмотреть ее связь со всеми указанными разделами.

Общая теория отечественной криминалистики является той частью науки, которая включает в себя представление о предмете криминалистики, ее задачах, методе научного исследования, а также ряда частных криминалистических теорий. Кроме того, в этом разделе рассматриваются тенденции ее развития и место в системе научных знаний.

Общая теория определяет наиболее важные понятия криминалистики и ее систему. Раскрывая содержание основных элементов криминалистики, общая теория дает и отправное понятие криминалистической тактики.



Во всех работах общетеоретического характера, связанных с исследованием системы криминалистики, указывается, что криминалистическая тактика является одним из разделов данной науки. Но связь между общей теорией криминалистики и криминалистической тактики не ограничивается только этим. Вся криминалистическая тактика строится в соответствии с исходными научными положениями, разработанными общей теорией. Понятие предмета, задач, принципов, структуры и других важнейших элементов криминалистической тактики в конечном итоге являются производными от соответствующих общекриминалистических категорий.

Отсюда следует, что общая теория криминалистики, будучи научной основой криминалистической тактики, определяет важнейшие положения этого раздела криминалистики.

В свою очередь нельзя не сказать о взаимном влиянии криминалистической тактики на общую теорию криминалистики, которая должна соответствовать уровню развития ее основных разделов. Невозможно сформулировать ни одного принципиального положения этой науки, не принимая во внимание достижение криминалистической техники, криминалистической тактики, криминалистической методики расследования преступлений. Определение криминалистики не будет полным, если в нем в той или иной мере, не найдут отражение закономерности объективного мира, изучаемые этой наукой.

Особое влияние на общую теорию оказывает разработка научных основ каждого из разделов криминалистики. В этой связи, следует отметить высказывание И.А. Возгрина о том, что “общие положения криминалистической техники, криминалистической тактики и криминалистической методики расследования преступлений не только конкретизируют общую теорию криминалистики, но и ставят перед ней новые проблемы, требующие научного осмысления и объяснения”[194].

Иной характер носит связь криминалистической тактики с криминалистической техникой.

Криминалистическая техника – это самостоятельный раздел криминалистики, изучающий теоретические положения, научно-технические приемы и методы обнаружения, фиксации, изъятия и исследования доказательств в целях эффективного расследования и предупреждения преступлений.

В современном понимании криминалистическая техника включает в себя судебную фотографию, видеосъемку, судебное следоведение, судебную баллистику, криминалистическое исследование документов, установление личности по внешним признакам человека, криминалистический учет и другие направления использования технико-криминалистических средств, приемов и методов. Все они находят дифференцированное применение в тактике проведения отдельных следственных действий.

Например, рекомендации по криминалистическому исследованию документов реализуются при проведении следственных осмотров и назначении экспертиз. Установление личности по внешним признакам человека реализуются при проведении опознания людей и т.д.

Влияние криминалистической техники на криминалистическую тактику расследования преступлений в известной степени зависит от совершенства системы информации о новых научно-технических средствах.

Н.А. Селиванов справедливо считает, что для широкого внедрения в следственную, судебную и экспертную практику новых средств и методов криминалистической техники необходима своевременная информация о них в виде разнообразных изданий – сборников, писем, информационных листков и т.д.[195].

В свою очередь, развитие криминалистической тактики, и возникающие перед ней новые задачи влекут за собой появление новых или изменение существующих технико-криминалистических средств, приемов и рекомендаций.

О наличии проблемы отношений криминалистической тактики и криминалистической методики расследования преступлений, нами уже было сказано в 1-ой главе работы, однако характер этих связей и их дальнейшее развитие полностью раскрыто не было.

Как известно, криминалистическая методика расследования преступлений в своем общем виде представляет собой заключительный раздел науки криминалистики, изучающий закономерности организации и осуществления раскрытия, расследования и предотвращения преступлений в целях выработки, в соответствии с требованиями процессуального закона, научно-обоснованных рекомендаций по наиболее эффективному расследованию преступлений[196].

Эти закономерности выражают наиболее существенное, устойчивое и повторяющееся в организации расследования при проверке первичной информации о событиях, имеющих признаки преступлений, определение обстоятельств подлежащих доказыванию при расследовании преступлений, разработке программ следственных действий и других, предусмотренных уголовно-процессуальным законом мер для установления истины по различным видам уголовных дел, а также при подготовке и проведении отдельных следственных действий, специфических для различных уголовных дел. Их познание достигается путем изучения с криминалистических позиций объектов, связанных с процессом раскрытия, расследования и предотвращения преступлений, обобщения и установления основных тенденций развития следственной деятельности, а также исследования и определения типичных связей и устойчивых зависимостей в организации и проведения следствия и дознания[197].

Если предметную область криминалистической методики составляют закономерности организации расследования преступлений – как целенаправленной деятельности специально уполномоченных на то законом должностных лиц, то криминалистическая тактика имеет своим предметом изучение закономерностей судебной, следственной и экспертной деятельности – как вида юридической практики этих же лиц по выполнению предусмотренных законом следственных, розыскных, организационно-технических, профилактических и других действий.

Отсюда нами отстаивается точка зрения о том, что криминалистическая тактика ограничена лишь изучением организации судебной, следственной и экспертной деятельности, а криминалистическая методика, используя разработки криминалистической тактики, применяет их для расследования различных видов преступлений.

Далее, криминалистическая тактика имеет разнообразные связи с юридическими науками. Положения, разработанные науками теорией права и государства, уголовного права, криминологии, гражданского права и рядом других отраслей юридических знаний, используются криминалистической тактике для выработки рекомендаций по организации и проведению отдельных следственных и судебных действий.

Так, наука уголовного права, являясь частью юридических знаний, изучает преступление и наказание как правовые явления в их историческом развитии, уголовное законодательство и практику его применения[198]. В ее предмет входят исследования норм уголовного права, соответствующих им уголовно-правовых отношений, преступлений как общественно опасных явлений, а также всей совокупности мер борьбы с преступность, осуществляемой соответствующими органами государственной власти[199].

Знание общей части уголовного права, ее учения об уголовном законе, преступлении и преступности, составе преступления, квалификации преступления, стадиях совершения преступления, уголовной ответственности и других теоретических положений используется в каждом случае расследования и судебного рассмотрения уголовных дел и поэтому имеют непосредственное отношение к организации и осуществлению этой деятельности. Само существование криминалистической тактики, призвано обеспечивать установление признаков общественного деяния и его предотвращения.

Установленные законом признаки, определяющие общественно опасное деяние как преступление, относятся наукой уголовного права к тем или иным его элементам, в том числе к объекту преступления, объективной стороне, субъекту преступления и субъективной стороне. Знания об элементах составов преступлений используются в криминалистической тактике, при систематизации вопросов, подлежащих выяснению в ходе проведения следственных и судебных действий, что позволяет более точно и полно определить структуру и содержание предмета исследования по уголовным делам.

Не менее важное значение для криминалистической тактики имеет уголовно-правовое учение о стадиях совершения преступления.

При организации тактических комбинаций и тактических операций порой необходимые глубокие познания об оконченных преступлениях, приготовлениях к их совершению и покушение на их совершение.

В отличие от Общей части уголовного права Особенная часть изучает признаки отдельных видов преступлений, которые также используются при проведении следственных действий. Например, следователь, осуществляя допрос свидетеля или потерпевшего, в ряде случаев перед его началом обязан предупредить об ответственности за заведомо ложный донос (ст. 306 УК РФ), а также об отказе свидетеля или потерпевшего от дачи показаний (ст. 308 УК РФ) и пояснить значение данных составов преступлений.

Отмечая важность науки уголовного права для криминалистической тактики, необходимо вместе с тем заметить, что такая связь имеет разумные пределы. Каждое из этих направлений юридических знаний имеет свое самостоятельное научное содержание, тем более что криминалистическая тактика является лишь разделом науки криминалистики.

В отличие от уголовного правасвязи криминалистической тактики и науки уголовного процессаносят более глубокий характер. В целом они представляют конкретное проявление общенаучных отношений криминалистики и уголовного процесса. Поэтому, исследованию их связей должен предшествовать краткий анализ научных отношений более общего характера.

Соотношение уголовного процесса и криминалистики является предметом довольно длительной и активной дискуссии. О состоянии и перспективах связей рассматриваемых наук высказываются разнообразные точки зрения, которые могут быть объединены в три основные группы[200]:

Первая состоит в том, что криминалистика, а следовательно, криминалистическая тактика как ее раздел, являются лишь составной частью или самостоятельным курсом науки уголовного процесса. В этой связи М.С. Строгович писал, криминалистика – это научная дисциплина, изучающая методы расследования преступлений. При расследовании уголовных дел большое значение имеют методы собирания и исследования доказательств, основанные на достижениях естественных и технических наук. Эти научные методы все более и более широко применяются в следственной работе, содействуя научному оснащению следствия и повышению качества следственной работы. Исследование отношений криминалистической тактики и науки уголовного процесса еще раз подтверждает, что криминалистика является научной юридической дисциплиной постольку, поскольку она изучает способы наиболее успешного, правильного совершения процессуальных действий. С учетом изложенного М.С. Строгович отмечал, что криминалистика представляет собой уголовно-правовую дисциплину, продолжение или специальный курс уголовного процесса[201].

О вхождении криминалистики в науку уголовного процесса говорил и В.Г. Даев. В своих работах он отмечал, что “рассматривая уголовный процесс как особый вид государственной деятельности, направленный на борьбу с преступностью и тем самым на реализацию уголовного права, следует включить в его содержание деятельность управомоченных органов государственного управления по предупреждению, обнаружению и раскрытию преступлений, осуществление правосудия по уголовным делам, прокурорский надзор в сфере осуществления борьбы с преступностью. Следовательно, наука уголовного процесса в широком смысле слова должна иметь своим предметом не только уголовно-процессуальное право, но и оперативно-розыскную деятельность органов дознания, а также криминалистику как науку о закономерностях возникновения, собирания, исследования и использования доказательств по уголовным делам”. При этом он еще раз подчеркивал, что “только такое комплексное исследование взаимосвязанных вопросов является условием их правильного решения”[202].

Вторая точка зрения противоположна первой. В соответствии с ней криминалистика противопоставляется науке уголовного процесса. Сторонники этой точки зрения исходят из отличия предметов познания криминалистики и теории уголовного процесса, а также полного различия объектов их исследования. В работах, отражающих данную позицию, отстаивается независимость криминалистики от науки уголовного процесса. Так, А.Н. Васильев во многих своих трудах, в частности в статье, специально посвященной исследованию этой проблемы, писал, что в предмет науки советского уголовного процесса входят нормы уголовно-процессуального права, деятельность суда, прокуратуры и органов следствия, основанные на процессуальном законе при расследовании и разрешении уголовных дел, и уголовно-процессуальные отношения, возникающие между участниками уголовного процесса. Более того, наука уголовного процесса, отмечал он, не может не вникать в сущность явлений, связанных с установлением объективной истины, использованием процессуальной формы как наилучшего средства доказательного достижения данной цели. Что же касается науки криминалистики, то с его точки зрения, в ее предмет входят научно-технические средства, тактические приемы и методические рекомендации по расследованию преступлений, а также методы их применения в рамках уголовно-процессуальных норм, разработанные на основе данных специальных наук и обобщения следственной и экспертной практики[203]. Этим А.Н. Васильев, отрицал, что криминалистика и наука уголовного процесса в равной степени должны изучать теорию судебных доказательств, процесс экспертного исследования и др.[204].

Третья точка зрения в настоящее время находит все большее признание и занимает промежуточное положение между двумя предыдущими. В отличие от первой, она признает самостоятельность науки криминалистики, а в противоположность второй раскрывает связи и взаимозависимости сравниваемых наук.

Так, Р.С. Белкин, рассматривая эту проблему, обращает внимание не на разграничение криминалистики и теории уголовного процесса, а на взаимопроникновение этих наук[205].

Как нам представляется, эта точка зрения наиболее предпочтительна. Она подтверждается и при исследовании отношений между криминалистической тактикой и теорией уголовного процесса.

Исторически криминалистическая тактика как отрасль знания была изначально тесно связана с наукой уголовного процесса. Об этом свидетельствуют и упоминавшиеся ранее работы отечественных процессуалистов В. Назнанского, Н. Орлова и других авторов, которые наряду с основами теории уголовного процесса излагали и тактические рекомендации относительно проведения отдельных следственных действий. По мере становления криминалистики как самостоятельной науки и развития ее разделов, происходит процесс дифференциации знаний. Наука уголовного процесса в современном ее состоянии изучает нормы уголовно-процессуального права и возникающие в ходе их применения уголовно-процессуальные правоотношения, а криминалистическая тактика познает закономерности организации и осуществления судебной, следственной и экспертной деятельности в целях выработки, в строгом соответствии с требованием закона, научных рекомендаций по повышению ее эффективности. Таким образом, наука уголовного процесса для криминалистической тактики является базовой отраслью знания.

О связи уголовно-процессуального закона и тактических приемов мы уже говорили, поэтому, заканчивая рассмотрение этих связей, необходимо отметить, что криминалистическая тактика не только базируется на положениях уголовного процесса, но и сам процесс воздействует на развитие тактики.

Не менее существенным в определении места криминалистической тактики в системе научного знания является выяснение ее соотношения с теорией оперативно-розыскной деятельности.

Теория оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел, пишет И.А. Возгрин, представляет собой развитую научную дисциплину о сущности оперативной работы, ее средствах, методах, формах, организационной основе, тактике предотвращения и раскрытия различных видов преступлений, а также о розыске скрывшихся преступников[206].

В своем развитии она прошла путь от первых теоретических разработок о проблемах оперативной работы до самостоятельной юридической научной отрасли. Ее теоретические рекомендации направлены на совершенствование работы сотрудников аппаратов уголовного розыска, по борьбе с преступниками в сфере экономики, наркобизнеса, оперативных частей уголовно-исполнительной системы, налоговой полиции и других подразделений, осуществляющих своими специфическими средствами и методами активную борьбу с преступностью.

Теория оперативно-розыскной деятельности и криминалистическая тактика возникли и развивались как самостоятельные и относительно независимые отрасли научных знаний, но в то же время у них имеется и много общего.

По этому поводу существует точка зрения, согласно которой криминалистика возникла и развивалась на начальном этапе в рамках науки уголовного процесса до тех пор, пока накопленный эмпирический материал и сделанные на его основе научные обобщения не пришли в противоречие с представлениями о предмете уголовно-процессуального права, после чего произошло вычленение криминалистики в самостоятельную область научного знания, теория оперативно-розыскной деятельности возникла и развивалась вначале как область криминалистики, как элементы ее составных частей разделов. Это был закономерный процесс, типичный для развития любой науки[207].

На начальном этапе своего развития теория оперативно-розыскной деятельности перенимала, а затем перерабатывала научные положения, приемы и средства криминалистики, которые впоследствии использовались в сфере оперативно-розыскной деятельности. Однако в последние годы это положение в корне изменилось. Трудами многих ученных не только заложена основа теории оперативно-розыскной деятельности, но и предложено обоснование необходимости рассмотрения самостоятельного предмета этой теории, отличного от предмета криминалистики. Предметом теории оперативно-розыскной деятельности является группа объективных специфических закономерностей, определяющих содержание и пути осуществления этой формы борьбы с преступностью, которая раскрывается как система разведывательных (поисковых) мероприятий, осуществляемых преимущественно специальными средствами в целях предотвращения и раскрытия преступлений и розыска скрывшихся преступников[208].

Не отвергая полностью изложенную позицию, в то же время необходимо отметить, что система разведывательных (поисковых) мероприятий в уголовном судопроизводстве во многих государствах существовала еще до появления криминалистики и поэтому целесообразнее, на наш взгляд, говорить об обоюдном взаимовлиянии криминалистической тактики и теории оперативно-розыскной деятельности.

Вместе с тем в настоящее время следует признать правильным мнение о том, что тактика оперативно-розыскных мероприятий не может быть включена в качестве составной части криминалистической тактики, независимо от того идет ли речь о проведении оперативно-розыскных мероприятий, осуществляемых до возбуждения уголовного дела или в ходе предварительного расследования.

Особые связи криминалистическая тактика имеет с судебной психологией. О значении такого взаимодействия наглядно демонстрируют работы таких известных ученых, как А.Р. Ратинов, А.А. Закатов и др.

А.Р. Ратинов, занимаясь изучением проблем психологии в 1967 году своей книгой “Судебная психология для следователя”, первым попытался систематически изложить курс судебной психологии для следственных работников. Одна из идей данной работы заключается в том, что отсутствие общих принципов построения эффективных тактических приемов, основанных на психологических закономерностях, превращает следственную тактику лишь в систематическое собрание частных приёмов и методов производства отдельных следственных действий[209].

Поэтому, говоря о психологических основах тактики, нельзя сводить их к факторам, учитываемым при проведении допроса, очной ставки, опознания, обыска, осмотра, эксперимента и розыска. Речь должна идти в первую очередь об исходных психологических положениях, которые служат основой для разработки любых тактических приёмов, предопределяют их эффективность, целесообразность, правомерность и допустимость[210].

Из творчества А.А. Закатова также выделяются работы, посвященные использованию психологических особенностей человека при производстве следственных действий. Безусловно, и до него, причём практически с самого начала развития криминалистической тактики многие криминалисты говорили о необходимости учёта индивидуальных психических и физических возможностей и способностей отдельных групп субъектов уголовного процесса, однако, рассмотрение данной проблемы было неполно и происходило в рамках общих произведений в области криминалистики. Поэтому труды А.А. Закатова “Психологические особенности тактики производства следственных действий с участием несовершеннолетних” и “Психологические особенности допроса малолетних потерпевших” можно считать важными работами в этом роде.

Так, например, в них говорится, что следственные действия, в производстве которых участвуют несовершеннолетние, имеют свою специфику, поскольку их психика чрезвычайно своеобразна, характеризуется широкой вариантностью, обусловленной особенностями высшей нервной деятельности, бытовой средой, условиями воспитания и обучения”[211].

Или, допрос несовершеннолетнего, по мнению А.А. Закатова, проведённый с соблюдением процессуальных правил с учётом рекомендаций, разработанных криминалистикой и судебной психологией, может дать следователю, ценную информацию, необходимую для установления истины по делу. При этом всегда надо учитывать повышенную эмоциональную возбудимость и внушаемость несовершеннолетнего, недостаток жизненного опыта, склонность к подражанию и податливость воздействию со стороны взрослых[212].

Как уже было сказано, использование данных психологии при производстве следственных действий не ограничивается только допросом. Знание психологии необходимо и при проведении очных ставок, предъявлении для опознания, обыске, эксперименте и др. Таким образом, вышеизложенное еще раз наглядно показывает всю значимость взаимосвязи судебной психологии и криминалистической тактики.

Для выяснения сущности криминалистической тактики большой интерес представляет исследование ее отношений с наукой управления,а также ее разделом - научной организации труда следователя.

Не вдаваясь в подробный анализ различных подходов, согласимся с мнением В.Г. Афанасьева, что управление в нашем обществе есть систематически осуществляемое сознательное, целенаправленное воздействие людей на общественную систему в целом или на ее отдельные звенья, на основе познания и использования, присущих системе объективных закономерностей и тенденций в интересах обеспечения ее оптимального функционирования, развития и достижения поставленной цели[213].

Содержание социального управления связано с такими понятиями, как:

- целенаправленность, т.е. наличие определенной задачи, для достижения которой производится процесс управления;

- объект управления или та система, на которую направлено управленческое воздействие (управляемая система);

- субъект управления или та система, которая осуществляет управленческое воздействие (управляющая система);

- информация, помощью которой осуществляется связь между субъектом и объектом управления так же, как внутри управляющей и управляемой систем;

- среда, в которой происходит процесс управления;

- управленческий цикл и его стороны (функция, операции);

- управленческие отношения;

- управленческие решения и т.д.[214].

В свою очередь под научной организацией труда следователя Н.И. Порубов понимает непрерывный процесс совершенствования его деятельности на основе достижения науки и следственной практики с целью повышения эффективности труда при условии наименьших его затрат и строжайшем соблюдении уголовно-процессуальных норм[215].

Проблемы управления и научной организации труда в последнее время под влиянием научно-технического прогресса привлекают к себе все более пристальное внимание. Развиваясь, наука управления разрабатывает рекомендации по управлению социальными системами разных уровней, осуществляет поиск общих закономерностей повышения производительности и эффективности труда, совершенствует различные виды деятельности, а среди них и такой специфической, как деятельность следователя, эксперта и суда.

Принципы научной организации труда, положенные в основу криминалистики при ее возникновении и развитии, трансформировались в криминалистической тактике в средства и приемы подготовки и проведения следственных действий.

Например, подготовка следственного действия, включает планирование (расстановка сил и средств, определение порядка и последовательности проведения и т.п.), выбор места и времени проведения, определение круга участников и т.д. (подробнее в следующей главе).

Иначе решается вопрос определения соотношения криминалистической тактики с наукой управления. Содержанием науки управления является исследование внутриорганизационных проблем деятельности следственных, судебных органов и экспертных аппаратов: подготовки и принятии управленческих решений, управление подчиненными аппаратами, организации взаимодействия со смежными службами, планирование работы в целом и т.д.

Организация же, изучаемая криминалистической тактикой, другого рода. Она связана в основе своей не с исполнительно-распорядительной деятельностью, не с управленческими отношениями, а с творческим процессом лица, осуществляющим следственную, судебную и экспертную деятельность. В данном процессе главным является не подчинение объекта управления субъекту управления, а определения для указанных лиц, наиболее эффективной линии поведения в целях установления истины по уголовному делу.

Вместе с тем было бы неправильно исключать элементы управления из криминалистической тактики. Там, где идет речь об исследовании проблем подчинения, координации и взаимодействия при осуществлении судебной, следственной и экспертной деятельности можно и необходимо использовать положения теории управления. Однако это не является ее основным содержанием, а свидетельствует лишь об интеграции самостоятельных отраслей знания, что вообще характерно для развития науки в целом.

Наиболее близки криминалистической тактике такие отрасли научного управленческого знания, как теория управления в сфере охраны общественного порядка, теория управления следственными аппаратами и др. Указанные теории исследуют закономерности управленческой деятельности правоохранительных органов и их структурных подразделений в специфических условиях охраны прав личности и борьбы с преступностью, но не затрагивают при этом закономерности организации судебной, следственной и экспертной деятельности, изучаемых криминалистической тактикой.

Таким образом, криминалистическая тактика имеет определенные устойчивые связи с наукой управления, но эти связи свидетельствуют не об их общности, а о наличии между ними отношений, характерных для взаимосвязанных, но самостоятельных систем научного знания.

В завершении 2-ой главы можно сделать следующие выводы:

1. Предпринятое исследование общей теории криминалистической тактики преследовало цель рассмотреть современные научные воззрения на сущность данного раздела криминалистики, более точно определить ее объект, предмет, систему, задачи и принципы.

2. Следует признать неверной точку зрения тех ученных, которые определяют криминалистическую тактику как следственную, подменяя тем самым раздел науки криминалистики формой практической деятельности.

3. Исходя из проведенного анализа существующих криминалистических литературных источников, данных опроса сотрудников правоохранительных органов и опираясь на выводы этого анализа в диссертационном исследовании определяется, что криминалистическая тактика, являясь самостоятельным разделом криминалистики, имеет своим предметом исследование закономерностей организации и осуществления судебной, следственной и экспертной деятельности в целях выработки, в соответствии с законом, общих научно-обоснованных рекомендаций по повышению ее эффективности.

4. Одной из основных черт криминалистической тактики как раздела криминалистики является ее целевое направление. Исходя из предложенной нами классификации задач по уровню их содержания на общие, специальные и конкретные, в диссертационном исследовании определяется, что общей задачей криминалистической тактики является - содействие в борьбе с преступностью. К специальным относятся задачи - изучения и выработки научно-практических рекомендаций, направленных на повышение эффективности осуществления судебной, следственной и экспертной деятельности. Общая и специальные задачи реализуются через решение конкретных задач. Конкретная задача – это та, которую наука решает на данном этапе и которая носит более или менее временный характер.

5. Изучение общих положений криминалистической тактики показало, что значительная часть ее общих положений имеет форму принципов или отправных начал криминалистического научного знания. Поскольку принципы криминалистической тактики имеют различные уровни обобщения и выступают в качестве основополагающих начал различных теоретических систем, они подразделяются на общие и специальные.

6. Сравнительное исследование криминалистической тактики показывает, что она имеет многообразные, устойчивые и развивающиеся связи с другими частями криминалистики и иными отраслями научного знания, сохраняя при этом свою относительную самостоятельность.

 




Читайте также:
Как выбрать специалиста по управлению гостиницей: Понятно, что управление гостиницей невозможно без специальных знаний. Соответственно, важна квалификация...
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (887)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.024 сек.)