Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Виртуальная любовь в 6 «Б»




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Annotation

Мальчишки и девчонки, а также все-все обитатели Лунного бульвара и его окрестностей, даже коты и собаки, мечтают о любви. Если не о настоящей, то хотя бы о виртуальной. Ведь без нее - никуда. Вот только найти ее очень трудно. Для этого необходимо быть и привлекательной, и обаятельной, и веселой Можно, конечно, попробовать отыскать эту самую Настоящую Любовь самостоятельно, но если среди знакомых есть волшебник, то все проблемы решаются намного проще


 

Людмила Матвеева

Виртуальная любовь в 6 «Б»

Девочка бредет по бульвару в полном одиночестве. Она опустила голову и глубоко задумалась. Грустные мысли: «Вот я бреду по бульвару в полном одиночестве. А разве это справедливо? У всех любовь, а у меня нет». Она посмотрела вокруг и еще больше расстроилась. Сидят на скамейках парочки. Кто-то обнимается, кто-то шепчется, кто-то ссорится, а одну девчонку толкнули в лужу. Вот это настоящая любовь.

Никто не гуляет в полном одиночестве, а она, Лида Князева, опять одна. Почему? Давным-давно она пытается решить эту трудную задачу. С самого начала учебного года. Почему у всех девчонок в их шестом классе «Б» есть любовь, ревность, скандалы и даже драки. У Лидки нет ничего такого. «Я же не урод, – размышляла она, – и глазки у меня хорошенькие, большие, а у Нади-Сфинкса маленькие, как у поросенка. И ротик у меня хорошенький, а у Агатки рот длинный, прямо до ушей. И ушки у меня аккуратные, а у Василисы прекрасной уши оттопыренные, приходится ей занавешивать их прической и еще прикрывать наушниками плеера. И это Василиске не помогает – наушники оттопыриваются вместе с ушами. Непокорные уши у Василиски. Какая же она прекрасная?»



Лидка достает из кармана курточки зеркальце, всматривается: нисколько не страшная и бровки женственные, и взгляд не такой уж глупый. А Надька-Сфинкс вообще неотесанная грубиянка, а у нее верный Барбосов. У Агаты Леха, у них даже кот общий, такие неразлучные. Хотя Леха изменщик, да и Агата кокетливая, даже очень. У Василисы прекрасной и вовсе Платон. Из восьмого класса, это ведь надо! На целых два года он старше Василиски, а полюбил эту, с ушами. На каждой перемене прибегает с ней повидаться. Разве это справедливо?

Лидка грустит. Дожила до целых двенадцати лет, а так и не встретила свою великую любовь. Пыталась наладить нежные отношения с Гришей из своего класса, с Богданом, который забрел к ним в школу ненадолго и совсем по другим делам. И Леха ей нравился, но Агата быстро навела порядок, даже вспоминать не хочется. Ну почему все так нескладно?

Вопросов много, ответов нет. В жизни так бывает довольно часто: количество вопросов и количество ответов вовсе не всегда совпадает.

 

Лидка включает плеер:

Я хожу по дорогам, а ты по другим,

И любовь моя не пригодилась.

Неужели ты предан девчонкам другим?

Я от грусти уже утомилась.

 

Лидка идет медленно и смотрит в землю, как будто на сырой зимней дорожке можно найти ее, неземную любовь, красивую, как в заграничном кино. Но унывать долго скучно и к тому же бесполезно. Лидка переключается на мечты. Она встретит его! Каким он будет? Это же ясно: высокий, красивый, очень умный и очень веселый. Как Леха, а немного – как Барбосов, а в чем-то – как Гриша. Волосы немного вьются, они каштановые, средней длины. Музыку он будет любить ту самую, какую любит весь шестой «Б», ее играют круглосуточно на лучшей радиоволне «Их радио». В плеере ноет Шнур:

И нервы натянуты в нить.

Любою ценой победить.

 

Лидка слушает, прикрыв глаза. Почему песня так часто совпадает с настроением того, кто ее слушает?

Вокруг Лидки кипит жизнь – носятся отпущенные с поводков собаки, пищат воробьи. А люди тусуются, то есть – общаются. Ругаются, мирятся, дразнят друг дружку, кидают снежки, врут или говорят правду, кому как нравится.

А Лидка бредет в одиночестве и думает: «Какая прекрасная девочка мотается по этому бульвару одна. Но она не теряет надежды. Он придет, может быть, даже сегодня. А почему бы и нет? Придет рано или поздно». И тут Лидка вздрагивает и замирает. Глаза широко раскрыты, и рот тоже. Перед ней остановился он – не узнать его было невозможно. Высокий и красивый, честные глаза, улыбка неехидная, дружелюбная. Шапка торчит из кармана куртки. А каштановые волосы средней длины: на лбу легкая челка, а сзади прикрыт воротник. Модно. Быстрым взглядом Лидка разглядела все. Плеер на тонком ремешке висел у него на шее. ОН!

– Ты не грусти, – он сказал слова из ее мечты, – зачем грустить? Я могу тебе помочь.

Лидка не верила своим глазам и ушам. Но на всякий случай спросила:

– А чем помочь? – Зачем упускать свой шанс? – Ты сон? Или глюк?

Он рассмеялся:

– Не сон, и не глюк, и не выдумка, и не сказка. Давай сядем.

Они уселись на свободную скамейку. Даже это было сказочно: на Лунном бульваре в такой час все скамейки заняты.

– Ты одинокая девочка, склонная к печали. Угадал?

– Классно! Угадал совершенно! – Лидка от восторга крикнула громко. Вокруг сидели мамы с младенчиками, влюбленные и просто знакомые – Агата с Лехой, Бомбина с Гришей и своими воспитанниками из первого класса. Бомбина – гувернантка, а Гриша в нее влюблен.

– А еще что про меня знаешь? – Лидка не обращала внимания на всех вокруг, пусть смотрят. Даже лучше. – Ты все умеешь угадывать про любого человека? Ты, значит, экстрасенс?

– Еще знаю – ты в поиске. Ищешь, в кого бы влюбиться, мечтаешь о неземной любви. Да?

– Верно! Я в поиске, вот почему влюбляюсь часто. А совсем не потому, что легкомысленная, как считают наши девчонки. Сами они легкомысленные. Вон Агата поцеловала своего Леху. Разве это не легкомысленный поступок? А Леха и сам несерьезный, он изменщик и любит всех девчонок сразу.

– Лида, а ты о каком мальчишке мечтаешь?

Она хотела оказать: «О таком, как ты», но не сказала. А пожаловалась:

– Я в них влюбляюсь всем сердцем, а они не смотрят на меня. Один обратил внимание, я уши развесила, а он золотой слиток утащил! А может, не золотой, а медный, точно не знаю.

– Не обижайся на них, они тоже в поиске, мальчишкам тоже трудно найти свою единственную девочку.

– Я и к Экстрасенсихе бегала – не помогла. И к психотерапевту обращалась, она такая опытная, Галина Петровна, не помогла. Говорит: «Терпи и надейся». А они-то не терпят, вон, с мальчишками встречаются на бульваре. И Барбосов Надьку-Сфинкса на мотоцикле катает!

– Экстрасенсиха не ищет выход, она предсказывает, а на события не влияет. Психотерапевты все понимают в человеке, но за тебя решить твои дела не могут.

«Ах, какой он умный! – Лидка придвинулась к нему ближе. – Сразу во всем разобрался. Вот почему я прониклась к нему огромным доверием». Она уже не помнит, что к любому, кто ей хоть немного понравится, она проникается своим огромным доверием, как она это называет. «А какой красивый!» – про себя твердила Лидка.

Он улыбнулся, глядя ей в глаза, симпатия и доверие от этого намного возросли.

– Про золотой слиток забудь, – посоветовал он, – слиток вообще из другой книги, правда? – Он и это знал. – Тем более, может, он и не золотой. У нас совсем другая история, у тебя и у меня.

Это было так приятно – он объединил себя и ее, а больше никого не упомянул.

– Расскажи, что еще ты знаешь обо мне? – робко, но одновременно настойчиво попросила она.

– Могу сказать. Ты хочешь стать богатой. Ты считаешь, что богатство притягивает любовь, что мальчики больше любят богатых девочек. – Он помолчал, подумал: – Это не исключено. Но бывает так, а бывает совсем не так.

– Он утащил слиток и провалился, я его с тех пор не вижу! – ворчала Лидка.

– Сделать тебя богатой я смогу. Но не сразу. Тем более у тебя сразу две мечты – богатство и любовь.

Лидка вскочила коленками на скамейку:

– Правда! Я тоже догадливая – ты обо мне расспрашивал! Здесь, на Лунном бульваре, все про всех знают решительно все. И тебе рассказали про меня мои друзья и враги! Расспросил?

– Я? Да ты что? Совсем у тебя, Лида, крыша упала. Расспрашивать и вынюхивать – это было бы совсем неинтересно мне. Я же Виртуал. Думал, ты поняла – я Виртуал с большим, совершенно немереным обаянием, незаурядным интеллектом и особой неотразимостью.

Лидка не все эти слова поняла, но кивает несколько раз быстро-быстро.

– Конечно, я сразу поняла. Чего же здесь не понять? Неотразимость и все остальное видно невооруженным глазом, как любит говорить самый умный в нашем классе – Гриша. Я все схватываю на лету. Я же не глупая, хотя иногда кажусь дурой.

«Например, сейчас», – подумал Виртуал.

– А как тебя зовут? – спохватилась Лидка. – Забыла спросить. Сидим, разговариваем, как будто лет сто знакомы. Родство душ, как говорит моя знакомая Сиреневая. – Все-таки скажи свое имя.

– Имя? Меня зовут Виртуал, так и зови.

– Мне нравится – Виртуал. Красиво и уникально. Других Виртуалов на Лунном бульваре нет. И во всей школе нет.

Странный парень – задумчивый и веселый в одно и то же время. Как раз о таком Лидка и мечтала. Если всегда задумчивый, с ним скучно. Если всегда веселый, он кажется глупым. А этот средний. Вот положил голову на спинку скамейки, засмотрелся на бегущие серые облака, на горластых ворон, а потом он спросил:

– Значит, для тебя главное – богатство? Им и займемся. Мечты должны исполняться, правда, Лида? Итак, богатство.

– И верная взаимная любовь, – быстренько добавила она, – в скором времени. Это самое главное – любовь.

– Понял. Любовь. А богатство – не главное.

– Главное, главное, – Лидка замахала руками для убедительности, – и любовь главное, и богатство главное.

– Что главнее? Мне надо знать. Подумай спокойно и реши, Лида.

Лидка помолчала минуту, пошевелила губами и выбрала:

– Любовь. Только обязательно взаимная. Невзаимной у меня и так немерено. Гриша – раз. Ну его на фиг, слишком умный и у него Бомбина. И Богдан, который у меня золото украл. Какая же это любовь? Может, это и не золото – так ему и надо, этому ворюге Богдану. И Харя-Харитон тоже без взаимности, на кой он мне? Он на Агату запал, как подорванный. Тоже, кажется, без большой взаимности – Агата на него и не смотрит, хохочет с собакой Степой. Вот и фигня. А мне, Виртуал, нужна любовь взаимная, надежная, верная и вечная. Виртуал! Сделай, пожалуйста, что прошу.

Она уверена – он может все, что попросишь. Откуда такая уверенность? А вот это неизвестно, уверена, и все. Так бывает.

– Сделаешь, Виртуал?

– А что? Эта трудная задачка мне по силам, – он поднялся со скамейки, слепил снежок, кинул в тополь, – плата смешная, чисто символическая, – легкой походкой он пошел по дорожке. Лидка крикнула ему вслед:

– И богатство тоже!

Она вопила на весь бульвар. Кто-то смеялся, кто-то удивлялся, Агата передразнила Лидку:

– Богатство тоже! И ума побольше! И танцевать лучше всех!

Хохотал Леха, тихо улыбался пес Степа, а Харитон украдкой поглядывал на эту необыкновенную девочку Агату. Вот она вредничает, а при этом такая красивая, что глаз не оторвать.

Виртуал проворчал:

– Только познакомились, а ты мне, Лидка, уже надоела.

Вслух он крикнул ей:

– Понял!

 

У Оли целый зоопарк. Кролик Серый, две морские свинки Даша и Саша. Еще карликовый заяц по имени Мелкий. Зайца мама не разрешает держать, говорит – хватит, и так живу в зверинце. Зайца Оля держит под диваном в большой коробке из-под сапог. Мама о нем не знает.

Мама ушла на работу, Оля выдвинула коробку и стала играть с карликовым зайцем.

– Мелкий, ты самый тактичный – не лезешь маме на глаза, сидишь в этой дурацкой коробке. Она и не догадывается, что ты у нас проживаешь.

Оля кормила зверей – кому морковку тертую, кому капусту, а кому кашу. Все завтракали и обиженно поглядывали на Олю: зачем называет Мелкого самым умным? Все они умные и хорошие звери.

Тут вдруг карликовый Мелкий кинулся вдоль комнаты, выскочил в прихожую, разлетелся на полной скорости и прыгнул на стенку. Свалились часы, старые и никому не нужные. Но мама называет их старинными и очень любит. Заводит ключиком, прикладывает к уху и шепчет:

– Идут.

Сегодня часам, кажется, пришел конец. Оля подняла их с пола, приложила к уху:

– Стоят, – грустно сказала она.

Все с ехидством смотрели на Мелкого. Морские свинки Даша и Саша запищали:

– Ага! Ага!

Это был обычный свинячий писк, но Оле казалось – прикол.

Оля водрузила часы на место – ведь можно сделать вид, что ты ничего не знаешь, никто ничего не уронил и никакие стрелки не остановились.

Оля шла в школу и мечтала это была ее самая любимая мечта. «Я вырасту, у меня будет свой частный зоопарк. Не такой маленький, как теперь, полтора зайца и морские поросята. А настоящий – слон обязательно, медведи, рысь и черепахи. И возьму в свой зоопарк Артеминого удава, пусть живет на просторе, а не в ванне. Ведь у Артема дома каждый день скандал: как его мама хочет мыться, так визг на весь дом, на все двенадцать этажей: „Убери гадость! Не держи в ванне удава! Я его боюсь!“ И приходится Артему выпускать из сумки крысу Гертруду, чтобы мама забыла про удава. Крысу она боится намного больше: „Убери гадость! В сумку ее, и „молнию“ застегни!“ Пока мама бесится и вспрыгивает на стол, чтобы спастись от мирной Гертруды, Артем успевает вытащить удава из ванны и спрятать в мамину постель, под одеяло. Пока мама моется, удав сладко спит под теплым одеялом. Он будет жить в Олином зоопарке, намучался, бедный, в домашних условиях. И еще, конечно, заведу попугаев, пусть болтают всякие глупости». – Оля быстро шагает по Лунному бульвару, на первый урок она уже опоздала, но ко второму надо успеть, «совесть иметь надо», как часто говорит классная руководительница математичка Клизма. Она говорит это всем, но особенно часто – Оле. Оля нередко опаздывает в школу – звери в доме требуют ухода и заботы.

Оля влетела в класс на перемене – успела! И тут же Лидка Князева, самая настырная в классе, спросила:

– А почему ты опоздала? На целую литературу?

– По сумме данных, – туманно ответила Оля, ей очень понравился такой ответ, она слышала его от Агатиной мамы. «Почему вы, такая милая женщина, не выходите замуж?» – спросила ее Суворовна, которой больше всех надо. Оля приостановилась: смутится Агатина мама? Не ответит? А если ответит, то что именно? Она не смутилась, ответила: «По сумме данных». Оле очень понравился этот ответ – туманный, интеллигентный и насмешливый. В этот момент Агатина мама нравилась Оле, ее, Олина, мама никогда бы не додумалась до таких классных слов со скрытой иронией: «По сумме данных».

– Опять со своими свинками-зайчиками возилась? – не отставала Лидка.

Оля не отвечала. Она села на свое место, будет она еще разговаривать с этой надоедливой Лидкой Князевой.

Вчера на Лунном бульваре Оля видела, как Лидка гналась за своим новым знакомым Виртуалом. И требовала:

– Богатство мне нужно срочно. И взаимная любовь тоже срочно!

Все хихикали вокруг, Леха сказал:

– Лучше бы ума просила, Князева.

Но Лидка отмахнулась.

На бульваре были те двое мальчишек, Оля их не знала, хотя где-то видела. Может быть, в школе. Они тихо разговаривали, смеялись. А на дорожке появилась мама Агаты, она теперь часто ходит по Лунному бульвару, когда возвращается с работы. Мальчишки подошли к ней, один громко спросил:

– У меня вопрос. Была тусовка, у них получился базар из-за бабы, и он его замочил. Скажите, что это было?

Она задумалась на минуту. Углы рта подняты, точно, как у Агаты – не то улыбка, не то просто такой рот.

– «Евгений Онегин», – ответила она. И мальчишки уважительно на нее смотрели, а тот, что спрашивал, сказал другому:

– Я тебе говорил!

И они отошли от нее.

– И что же ты такое обо мне говорил? – спросила она.

– Да так, – махнул рукой мальчишка.

– Наверное, ты рассказывал дружку, какая я культурная, – рассмеялась мама Агаты. Но мальчишки уже убежали.

Тут к своей маме подошла Агата, и они вместе ушли домой.

Ничего особенного, обычный мальчишечий прикол. Но Агатина мама с честью вышла из положения. И Оле это понравилось. Она решила, что мама Агаты классная.

Но тут Агата объявила громко:

– Мне мама не разрешает держать котенка, и щенка не велит, и даже ящерицу или рыбок – нельзя, и все.

– Злая? – с надеждой спросила Оля.

– Нет, но у нее аллергия на звериный запах.

– А у моей нет никакой аллергии, – похвалилась Оля. Она решила, что ее мама тоже классная, Оля держит всяких животных, а мама смирилась. Только карликового зайца не разрешила: «Его-то нам и не хватало. Не вздумай приносить». Но заяц Мелкий был уже в квартире, он смирненько сидел в коробке под диваном. И никакого запаха от него не прибавилось – запах и так был вполне сильный. Ну и что? Животные всегда так пахнут, ничего удивительного.

 

С тех пор как Лидка познакомилась с Виртуалом, она жила в состоянии потрясения. Случилось невероятное, это было ясно. Но как вести себя Лидке с этим самым невероятным? С какого боку подойти к Виртуалу? Он много обещает, а выполнит ли? Лидка сомневается. Вот она сидит на бульваре и ждет: может быть, придет Виртуал? Сядет вот сюда, рядышком с Лидкой, и это будет замечательно. А потом начнет выполнять свои обещания – и Лидка получит сразу все: богатство, любовь без измен и еще немного ума на каждый день.

Но Виртуал не приходит. Остается строить планы, а можно назвать их светлыми мечтами. Например: будет богатство – можно будет купить ту зеленую маечку, которую Лидка видела в супермаркете. И еще туфли, как у Агаты – на высоком каблучке, черные, замшевые. Агата вчера предложила девчонкам их примерить, но Лидка не стала: у Лидки нога намного больше, девчонки начнут прикалываться и смеяться. Лидка сказала им: «У меня скоро будут такие же туфли, даже лучше». И еще она купит себе золотой слиток – это так приятно, иметь свой собственный золотой слиток. Много всего купит Лидка, когда станет богатой. Ей все будут завидовать, а это так приятно, когда тебе зaвидуют, а ты – нет.

А любовь? Это вообще! Лидка скажет Агате: «Ты смеялась надо мной и считала меня дурой. Я влюблялась в каждого мальчишку, а они в меня не влюблялись. Но ведь я к ним прикалывалась! Это был мой поиск любви. А теперь все нашлось – верная и вечная любовь». Лидка покажет Агате язык или лучше фигу.

Где же Виртуал? Почему не приходит?

Мимо Лидки бежит Леха, человек очень постоянный, но в то же время очень влюбчивый. Он летит со всех ног по Лунному бульвару. Куда он спешит? Ну конечно, к своей ненаглядной Агате. Причин торопиться было несколько. Во-первых, Леха влюблен в Агату с самого сентября, а теперь уже ноябрь. Любовь случилась в первый день учебного года, Леха увидел Агату на линейке, посвященной Дню знаний, который Леха никаким праздником не считает. Он рассуждает так: какой же это праздник? Кончились прекрасные летние каникулы – купание по десять раз в день в деревенской речке Тюшке; малина в лесных зарослях – ешь, сколько влезет; белые грибы под молодыми елками, сразу наберешь полную корзину, если знаешь места. Всему этому пришел конец. Начинались диктанты и задачки, примеры и упражнения. Чего хорошего? Но никогда не знаешь до конца свою судьбу. Хорошее началось сразу – Лехин взгляд уперся в девочку с прозрачными серыми глазами: пряменькая, худенькая, легкая, а рот веселый – уголки загибаются кверху. Это была Агата. Леха знал ее сто лет, еще с первого класса. Но то была одна Агата, а эта была совсем другая – красивая и новая. Загорелые руки держали рюкзак с учебниками, а после бросили его под ноги – обойдется. Это тоже покорило Леху. Обычно девчонки так не поступают, они носятся со своими рюкзачками, чистенькими и яркими. Мальчишки – да, они швыряют их куда попало, а иногда друг в дружку. Играют рюкзаками в футбол. Самый новенький рюкзак быстро становится стареньким, бывалым и немного рваным. В шестом «Б» любого парня, у которого такой рюкзак, уважают больше. Эти мысли отвлекали Леху от речи директрисы, которая рассказывала, какая нужная вещь – знания. Даже удивительно: директриса Маргошка вовсе не нудная в обычной школьной жизни, но в День знаний и она становится сама не своя.

Агата глянула на Леху, ее привлек его пристальный взгляд. А глаза-то у нее не серые, а зеленые!

Отвернулась от Лехи и внимательно смотрела на Маргошку. Неужели Агате интересно слушать о пользе знаний? Леха в это не верил. И был прав: Агата умеет смотреть внимательно на что-то одно, а думать о чем-то совсем другом. Она размышляла о своей новой юбочке и малиновом свитере Василисы прекрасной. У Василисы вкус так себе – кислотный, едкий цвет уже не носят, вчерашний день. А у Князевой ноги нисколько не красивые – голенастые, как у петуха. Такие важные мысли были в эти минуты у Агаты. Лицо у нее сосредоточенное. «Какая умная, – решил Леха, – а еще в прошлом году, в пятом классе, была обычная. И брови были обыкновенные, и глаза. А рот был, как у лягушонка, – до ушей. Теперь рот классный – большой и веселый, как у лягушонка. А глаза! То серые, то зеленые, а то синие». Леха понял, что влюбился, много времени на это не понадобилось – минуты две с половиной. И готов. Вот почему он пнул ногой Агатин рюкзачок, и рюкзачок полетел далеко, почти до самой директрисы Маргошки.

Агата в это время разглядывала всех – свою одноклассницу Олю, у которой от загара глаза стали еще ярче, голубые, как фарфоровые шарики. Дима Маскин из десятого класса выделялся ростом и волнистой шевелюрой. На него давно западали все девчонки, он красивый и сыщик, создал свою фирму «Не пойман – не вор» и находит все пропажи вместе со своей девушкой Юлей. Рассматривала Агата и Маргошку – новая прическа, высоченные каблуки, а костюм хотя и строгий, но все равно стильный и кокетливый. Не смотрела Агата только на одного-единственного человека – на Леху.

Он влюбился, а в следующую минуту обиделся: что же она на него так и не взглянет? Махнула бы ему рукой: здравствуй, мол, Леха. Или ресницами бы пошевелила в его сторону, он бы сразу понял этот знак внимания. Нет, никакого знака внимания влюбленному Лехе. Как будто он пустое место. А кому нравится, когда тебя считают пустым местом? Никому. Тем более это не пришлось по вкусу Лехе – человеку независимому, самолюбивому, считавшему всех девчонок дурами. Он начал так считать еще в четвертом классе, и только сегодня это мнение стало меняться. Любовь посетила Леху. И поэтому он поддал ногой Агатин рюкзачок. Полетел почти в Маргошку хорошенький Агатин рюкзачок.

– Алехин! – возмутилась директриса. – Как ты себя ведешь? В День знаний тем более!

– Он влюбился! – доложила слишком наблюдательная Лидка Князева. – В Агату!

– Фигня! – Леха покраснел и ткнул Князеву кулаком в спину.

Директриса кинула рюкзачок в сторону Агаты и продолжала речь. Ей самой надоело говорить торжественные неинтересные слова. Но на линейке полагается произносить речь, никуда не денешься.

– Все девчонки дуры! – громко сказал Мишка из пятого класса, хотя он тоже был влюблен в свою одноклассницу Феклу. Но это другая история. Многие мальчишки и в пятом, и в шестом классах так считают – они умные, а девочки дуры. И даже любовь и восхищение не всегда заставляют их изменить эту точку зрения, им необходимо быть уверенными в своем мужском превосходстве.

Маргошка пообещала:

– Миша! Это скоро с тебя соскочит, да и с других тоже.

А пока, в День знаний, Леха пялился на Агату, а она на него нет. Не глядя в его сторону, она тихо произнесла:

– Отдай мой рюкзак.

И потрясающе наглым голосом он ответил:

– Еще чего! Выдумала! Сама подними! – И, наклонившись, подал ей рюкзачок, еще и пыль стряхнул с него рукавом.

Захихикали девчонки шестого «Б» – любовь!

– Любовь-морковь, – завистливо пропищала Лидка Князева.

Наконец речь Маргошки закончилась, и всех повели в здание школы, шестой «Б» веселился:

– Леха – вольный борец! Теперь твоей воле конец! – Это самый умный в классе, Гриша.

Да, Леха занимается вольной борьбой в клубе «Фитилек». Но почему ему конец? Он показал кулак сразу троим: Грише, Князевой и Василисе прекрасной, которая успела крикнуть:

– Тайное стало явным!

Bсe смеялись, толкались, как обычно в таких случаях. И в других, впрочем, тоже. В дверях образовалась пробка – каждый хотел пройти первым, хотя начать учиться никто не спешил. Пробка развеселила всех, особенно шестой «Б», который ее и организовал. Это делается очень просто: надо только топтаться в дверях и цеплять ногами ноги других. Это умеет любой, даже первоклассник.

Агата толкалась вместе со всеми, брыкалась и визжала. Но ее радостные серо-зеленые глаза ни разу не остановились на Лехе.

Откуда Лехе было знать: она потому и не глядит на него, что все заметили его великую любовь. Она тоже ее разгадала сразу. И именно поэтому ее взгляд скользил мимо Лехи. Может, это застенчивость, и одновременно гордость, и немного девчачья хитрость? Он мне нравится, этот Леха, а значит, я делаю вид, что ничего подобного. Я глубоко равнодушна, неприступна, холодна. Такой ледяной вид умеют напускать на себя все девчонки. Этому их никто не учит – природная способность. Как любой талант...

Это было в самый первый день шестого класса. Пришлось тогда Лехе доказывать Агате свою любовь. Он окунал ее головой в клумбу на школьном дворе, потому что была осень и до снега дело еще не дошло. Иногда он окунал ее в лужу. Зимой запихивал ледышку за шиворот. На переменах лупил или толкал так, что Агата летела до другого конца коридора. На уроках тоже не было передышки: он без конца швырял в нее ластиком, прикрепленным к нитке, потом притягивал ластик за нитку к себе и снова швырял в Агату. Это было больно и обидно, но в душе Агата радовалась – такая любовь проявилась в ее жизни впервые. Она возмущалась вслух, а про себя думала: «Как он на меня запал!» – и краснела, опускала длинные ресницы.

Леха боролся долго, недели две. И наконец Агата посмотрела на него, прямо в его сердитые глаза:

– Как маленький, честное слово. Нравится тебе девочка – скажи прямо, объяснись в любви, признайся: «Агата, я от тебя тащусь». Это будет красивое объяснение в красивых чувствах.

– Во придумала! – захохотал Леха. – Ничего я не тащусь. Не нужна ты мне сто лет! – И стукнул ее кулаком но спине. Сильно врезал, ведь он занимается вольной борьбой в секции клуба «Фитилек». – Любовь-морковь! Отстой все это!

– А чего же дерешься? Толкаешь, кидаешься ластиком?

– А так! Что хочу, то и делаю. Тебя, блин, не спросил!

Он хотел толкнуть ее локтем. Но она захохотала очень заразительно, и Леха не вытерпел и захохотал вместе с ней. Общий смех, как известно, сближает.

Так они подружились – разговор, оказалось, тоже сближает.

Леха пересел за Агатину парту и ходил с ней в школьный буфет. Он отлупил всех, кто пытался прохаживаться на их счет по поводу «любови-моркови». Скоро все в классе привыкли к тому, что они рядом. Леха и Агата гуляли вместе на Лунном бульваре, вместе слушали своих любимых певцов. Вкусы у них оказались похожие – Чиж, Бутусов с группой «Юпитер», «Ночные снайперы». У Агаты и Лехи была любовь, о какой мечтают все девчонки. Мальчишки тоже мечтают, но они это тщательно скрывают.

Леха несется по Лунному бульвару, чтобы скорее увидеть Агату. Это и есть главная причина огромной скорости. А есть и еще одна: он должен сообщить Агате важную новость. Новость касалась Агаты, потому что была про кота Барса.

Барс – общий кот Лехи и Агаты. Он живет у Лехи, так как Агатина мама не разрешила взять в дом котенка. Была большая борьба, но мама оказалась непобедимой. Обычно она была победимой, как большинство добрых и умных мам. А в этой борьбе Агата потерпела поражение. Хотя даже мыла чашки в тот вечер, чтобы понравиться маме, и напирала:

– У всех в классе есть кошки, собаки, у Оли целый коллектив зверей, – Агата повернулась от чашек к маме и загнула мокрый розовый палец, – кролик – раз, карликовый заяц – два, морские свинки – три. – Это была чистая правда, но кто же в борьбе довольствуется чистой правдой? Агата не довольствовалась и продолжала загибать пальцы: – Еще у Оли ядовитая змея и медвежонок.

– Про медвежонка и змею врешь, – очень спокойно возразила мама, она хорошо знала свою дочь.

– А вот не вру! У Оли мама гуманная, человечная, она понимает сложную душу подростка. У нас же у всех потребность заботиться о ком-нибудь!

– Так, интересно. О медведе тебе заботиться не обязательно – его место в лесу. А змея пусть живет в болоте.

– А заботиться? – сражалась Агата из последних сил. – О котеночке! Он же маленький и слабенький! – Смех сверкал в ее серо-зеленых глазах.

– Заботься обо мне, твоей единственной матери. У меня на их мех, шерсть и запах аллергия. Вполне серьезная, между прочим; болезнь.

Мама в той битве одержала победу. Помоечный красавец котенок стал жить у Лехи. Леха не воевал долго, он пригрозил родителям:

– Уйду в плохую компанию и стану наркоманом!

Отец дал ему по шee, мама всхлипнула: «Шантажист». Но сопротивление прекратили.

Агата пришла к Лехе, вымыла кота, дала ему имя без раздумий:

– Барс. И никаких Барсиков и Пушков. Мы не слюнявые тетки.

– Особенно я не тетка, – хмыкнул Леха и принес блюдце с американским кормом для котят, сунул его под нос Барсу и добавил: – Вон там твой лоток для гигиены, а вон там можешь валяться – твоя перинка.

Барс поел, воспользовался лотком, а валяться стал на Лехином диване.

– Коты сами выбирают себе место для лежания, – сказала Агата, – я читала в книжке про кошек. Барс будет спать на твоей подушке.

– Мама не разрешит, – засомневался Леха, – она до противности чистоплотная.

– Никакой противности, нормальная мама. Чтобы ее не травмировать, можешь положить Барсу его подстилочку на твой диванчик.

– Лохиня ты, Агата! От подстилки запах и шерсть, мама выгонит меня вместе с Барсом и подстилочкой. Пусть эта перинка валяется на полу. А этот, – он ткнул в Барса, чистенького и пушистенького, – при маме пусть на диван не лезет. Ты, кот, меня понял?

Умный Барс усвоил все правила сразу: при маме вел себя скромно, лежал на подстилочке, терся о мамины ноги, изображая преданность и дружбу, не клянчил молока. И скоро мама привязалась к Барсу всем сердцем, сама положила его на диван:

– На полу неуютно, там может дуть, холодный воздух всегда идет вниз. Пусть Барсик чувствует себя комфортно, он же дома.

Леха ухмыльнулся:

– А блохи? Диван, между прочим, мой. Покусают твоего сына блохи бешеные, что тогда будешь делать?

– Не морочь голову, Леха. Сам лежи на подстилке, жестокий ты...

Когда Леха рассказал эту историю Агате, она смеялась и повторяла:

– Бешеные блохи! Ну хитрый ты, Леха!

– Находчивый, – скромно поправил он, – умный и сообразительный!

– Леха, за победы над родителями подросткам надо давать ордена, – Агата вдруг перестала хохотать. – Смотри-ка, Леха! Наша Князева с красивым парнем на лавочке сидит! Неужели она нашла свою великую любовь? Вечную-бесконечную?

– Ну сидит, а тебе-то что? Всегда вы, девчонки, любопытствуете, и все вам надо знать. Во все суете свои носы!

– Совершенно не любопытно, – Агата пожала плечом, а сама не сводила с Лидки глаз, разглядывала парня, – просто интересно, кто oн такой? Как его зовут? Откуда пришел? Куда уйдет? В какой школе учится? Интересно же!

Так ничего и не узнала Агата в тот день. Хотя она попыталась поговорить с Лидкой:

– Лида, а что нам по литературе задали? Не помнишь?

Лидка не ответила и не взглянула, как будто никакой Агаты тут не было. Парень смотрел с интересом, но молчал. Леха в это время бегал к палатке «Северное сияние», чтобы купить мороженое. Он надеялся, что Агата отвлечется от чужого парня. Но она не отвлеклась.

– А ты что молчишь? Невежливо не отвечать на вопросы, тем более девочке.

Он прыснул:

– Откуда же я знаю, что вам задали? Мне задали совершенно другое.

И тут он исчез, растворился в воздухе. Как будто был не парнем ростом метр восемьдесят, а невесомым облачком.

Агата осталась с открытым ртом, Лидка тоже.

– Свалил, – сказала наконец Лидка.

– Исчез, – кивнула Агата, – классно. А что он тебе говорил?

– Обещал все, что попрошу.

– Соблазнял, значит. В книгах и в кино всегда обещают, а потом исчезают. Книг-то ты, Лидка, не читаешь. Но кино же смотришь?

– Я зато журналы читаю, умные и полезные...

В классе Агата спрашивала:

– Лидка! Откуда он пришел? Куда уйдет? – Просто так спрашивала, доставать Лидку приятно, она не понимает шуток и серьезно обстоятельно отвечает:

– Откуда пришел, не говорил. А уходит? Он не уходит, он пропадает.

– Он совершенно особенный!

– А что такого особенного? Так же исчезал Богданчик. Раз – и нету. У меня все мальчишки необычные.

– Сравнила! Богдан – воришка! Помнишь, весь наш класс обокрал! У кого мобильник, у кого кошелек, а у кого шарфик. Ворюга Богдан. А этот – Виртуал! Я, Лидка, у него тоже что-нибудь попрошу, для прикола.

– И не вздумай! Проси у Лехи! Это мой Виртуал, а не твой! – И Лидка пошла по школьному коридору с видом величественной победительницы всех агат и виртуалов на свете.

А затем обернулась и крикнула, перекрывая шум перемены (а школьная перемена – время не тихое):

– Он исчезает, но не уйдет! Никуда! И никогда! Он ко мне привязан всем сердцем! И опять пошла победной походкой. – Не бросит он меня! Не дождетесь!

– А как его настоящее имя? – догнала Лидку и подергала за рукав Оля. – Виртуал – так людей не зовут!

– Не твое дело! – нагло ответила Лидка.

– Да она сама не знает! – поддела Варвара. – Он с ней посидел, но забыл познакомиться.

Не могла Лидка стерпеть таких приколов. Она в очередной раз не поняла, что ее специально дразнят, то есть на языке подростков – разводят.

– Почему же не знаю? Знаю. И очень даже познакомились! Давно – дня четыре уже знакомы!

– Врешь, Лидка, – опять подошла к ней Агата, – у тебя ни один твой роман не продолжался так долго! Ну какое же у него настоящее имя?

– Виртуал! Это и есть настоящее! – выпалила Лидка, вышедшая из терпения. – Виртуал! Красивое имя! А вас зависть мучает – у вас-то Лехи и Сережки обыкновенные! Виртуал!

– Красиво и классно, – вздохнула Оля, – я лично не завидую. Артем – тоже красивое имя.

– Артемы на каждом шагу, – съехидничала Лидка.

– Виртуал! – Агата облизнулась, как будто речь шла о чем-то вкусном, а не о молодом человеке с удивительным именем. – Лидка, а как его называют свои? Ну мама? Или в классе?

– Нe знаю, отстань, отстань и не прикалывайся!

– Эх ты! – Агата вредничала. – А говоришь, близкие люди! Говоришь, у вас чувства!

– Ну и что, – защищалась Лидка, – зову полным именем, это даже уважительно.

– Дико и глупо – полным именем! Представь, я стану называть Леху Алексеем.

– Я вообще-то Максим, – отозвался Леха из угла, где он стоял с мальчишками. Они, как всегда, притворялись, что не слушают девчачьи разговоры, а сами, как всегда, слушали очень внимательно. – Леха я по фамилии, Алехин. У меня и брат Леха, а он Денис.

– А я бы тогда стала называть своего Барбосика господин Барбосов! – помирала со смеху Надя-Сфинкс, – с тобой, Лидка, не соскучишься! Во всем ты нескладеха!

– А мой Валечка-Костечка любит, чтобы его называли полным двойным именем, – встряла Анюта балетная, – но я зову иногда так, иногда сяк. Двойное слишком длинно, меня утомляет. А он мне все прощает.

– Виртуал! Ты, Князева, еще по отчеству его зови! – припечатала Агата. Лидка собралась огрызнуться, но тут зазвенел звонок, все побежали в класс. Из своего кабинета вышла завуч Оксана Тарасовна:

– Школа – чтобы учиться, а не бегать, топоча ногами. Стыдно! Взрослые люди – шестой класс!

В класс они влетели вместе с математичкой. Начался урок.

 




Читайте также:
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (223)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.071 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7