Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Новеллистические сказки




 

Бытовые новеллистические сказки внесли в повествователь­ный фольклор новое качество: интерес к внутреннему миру че­ловека. Сюжет начал преломляться через психологические кол­лизии. Тематикой сказок-новелл является личная жизнь, а персонажами — люди, связанные между собой добрачными, супру­жескими или другими родственными отношениями. В их обри­совке важна не столько сословная принадлежность (хотя в этих сказках фигурируют цари, короли, купцы, крестьяне), сколько поколебленные или нарушенные естественные основы феодаль­ного быта. Это заставляет героев страдать, а слушателей — со­переживать.

 

Герои новеллистических сказок — разлученные возлюблен­ные, оклеветанная девушка, изгнанный матерью сын, невинно гонимая жена, оклеветанная и жестоко наказанная братом сест­ра, неузнанный муж на свадьбе своей жены, переодетая мужчи­ной жена, которая выручает из беды мужа.

 

По содержанию в этом жанре выделяются такие группы сю­жетов: о женитьбе или замужестве ("Приметы царевны", "Не­разгаданные загадки"); об испытании женщин ("Спор о верно-с,ти жены", "Семилетка"); о разбойниках ("Жених-разбойник"); о предрешенности предсказанной судьбы ("Марко Богатый", "Правда и Кривда"). Нередко сюжеты являются "бродячими", разрабатывавшимися в разное время и у многих народов.



 

В русскую сказку многие новеллистические сюжеты пришли из народных книг XVII—XVIII вв. вместе с обширной перевод­ной литературой — рыцарскими романами и повестями. Благо­даря народной книге устная сказка не только обогатилась но­вым содержанием, но и начала приобретать психологизм, а с ним — романические, предлитературные черты.

 

Этот процесс, создавший в сказочном фольклоре новый тип мышле­ния, развивался постепенно. Не всякий источник усваивался сразу: про­исходил отбор материала и его приспособление к национальной традиции. Например, в XVII в. был переведен роман "Тристан и Изольда", который обошел всю Западную Европу и пользовался там большим успе­хом. Но, построенный на роковой любовной страсти, он остался чужд мировоззрению русских того периода и не оставил в нашей культуре заметного следа. Вместе с тем глубокий интерес вызывали полусказочные повести с богатырской тематикой, которые смогли адаптироваться к рус­ской фольклорной среде.

 

Особенно полюбилась повесть о подвигах Бово дАнтона. Появив­шись в средневековой Франции и затем обойдя всю Европу, она проник­ла и в Россию. Первые русские переводы были сделаны в середине XVI в. От них, начиная с XVIII в. и до конца XIX в., пошли многочис­ленные русские и украинские лубочные издания "Сказки о славном и храбром богатыре Бове-королевиче и о прекрасной королевне Дружневне и о смерти отца его Гвидона"[76]. Повесть превратилась в устную сказку (СУС 707 В*: "Бова-королевич"), а ее герой стал носителем положи­тельных качеств русского богатыря. Бова врагов всех мечет с коней, что снопов, не склоняется в веру латынскую, не признает и бога Бах-мета. Он отважен и нравственно безупречен.

 

Одновременно эта повесть несла и нечто новое. Бова вызывал симпа­тию не только своими подвигами и благородством, но и неотразимой внешностью, лепообразием. Русский переписчик подчеркнул это так: "И в те поры было у прекрасной Дружневны более трехсот девиц, и всякая девица у себя у рук пальцы пообкусала, зря на Бавино лепооб-разие". Из таких психологических деталей и начала формироваться эсте­тика новеллистической сказки.

 

В устную сказку-новеллу превратились "Повесть утешная о купце, который заложился с другом о добродетели жены своея", повести о Петре Золотые Ключи, о Еруслане Лазаревиче и мно­гие другие произведения.

 

 

Новеллистические сказки обходятся без привнесения чудес­ного — здесь его почти нет. Их поэтика требует неожиданного сочетания реально возможного, но ситуативно необычного. Сюжет составляют любовные приключения, опасные путеше­ствия, чередование удач и неудач. Быстрая и резкая смена кон­трастных событий делает повествование увлекательным и при­ятным.

 

Новеллистические сказки имеют структуру, аналогичную вол­шебным: они также состоят из цепочки мотивов разного содержа­ния. Однако, в отличие от волшебных сказок, сказки-новеллы изображают не всю жизнь героя, а лишь какой-то эпизод из нее.

 

РУССКИЕ СКАЗОЧНИКИ

 

Исполнение сказок было доступно каждому: мужчинам и женщинам, взрослым и детям; но всегда выделялись одаренные люди, которые сохраняли и развивали сказочное наследие. Рас­сказыванию сказок способствовали некоторые виды работ — в охотничьих, рыболовных, лесорубных артелях нередко находил­ся сказочник. Он был необходим и на мельнице — в этом "ори­гинальном деревенском клубе" (Ю. М. Соколов). Некоторые ска­зочники, особенно из среды беднейших крестьян, в определен­ных условиях использовали свое мастерство как средство к су­ществованию, поэтому им важно было намекнуть в конце на угощение. Известная концовка, в которой среди сказочных пер­сонажей неожиданно появлялся на пиру сам сказочник, конеч­но, и служила таким намеком: ведь он там был и мед-пиво пил, даже по усам текло — а в рот не попало.

 

От скоморохов в традицию вошли присказки, в которых просьба ска­зочника могла быть более значительной: о рубашонке, лошадке, красных сапогах, синем кафтане. Например: Я там был, пиво пил, но в рот не попало. Служил, служил... За всю службу мне подарили синий каф­тан, башлык и дали мне под шлык. Я выкатился из-под ворот. Несу этот кафтан на себе. "Все-таки, — думаю я, — хорош кафтан-то, синий". Повстречалась со мной синичка: "Синь, синь да хорош! — подхваливает. А я думаю: "Скинь, скинь да положь!" Я взял снял да положил. Пришел на другой день, а его уже там нет[77].

 

Как сообщает историк Е. И. Забелин, в допетровской России "бахарь был почти необходимым лицом в каждом зажиточном

 

 

доме", тем более — в царских палатах. Благодаря подаркам, ко­торые делались по именному приказу "в награду за потешенье", мы знаем имена некоторых из них.

 

Так, "9 февраля 1614 года государев бахарь Клим Орефин получил 4 арш. сукна английского зеленого, кафтан зенденинный темно-зеленый, однорядку суконную вишневую. В том же году мая 7 выдано государева жалованья другому государеву бахарю, Петрушке Тарасьеву Сапогову, 4 арш. сукна английского вишневого, кафтан — зендень лазорева, сапо­ги телятинные"[78]. Одежду из таких дорогих тканей носили сами цари.

 

 

Творческие стили народных сказочников исключительно раз­нообразны. Ю. М. Соколов выделял среди них эпиков, обстоя­тельно ведущих повествование; мечтателей-фантастов; морали­стов, ищущих правды; шутников-балагуров; едких сатириков[79].

 

 

Обычно сказочники усваивали не все сюжеты, которые ког­да-либо слышали, их репертуар отражал личный опыт и личные переживания. Строго придерживаясь традиции, сказочник са­мостоятельно воссоздает сказку. Передавая сюжет, его основ­ной идейный смысл, он отбирает нужные формулы, эпитеты, разворачивает или сокращает мотивы, иногда создает сюжетные контаминации и т. д. М. К. Азадовский писал, что перед под­линным мастером-сказочником "лежат те же задачи, что и пе­ред каждым художником: задача упорядочения материала, его выбор и распределение, развитие художественного замысла, ко­роче — в его деятельности в полной мере проявляется то, что Л. Толстой называет "сознательной силой художника"[80].

 

 

Талантливые сказочники в народе были всегда, но о боль­шинстве из них не осталось никаких сведений. Из XIX в. наибо­лее полное представление можно составить о волжском сказоч­нике Абраме Новопольцеве (Д. Н. Садовников записал от него 72 сказки). В XX в. были опубликованы сборники, состоящие из репертуара какого-либо выдающегося сказочника: крестьянок Во­ронежской области А. К. Барышниковой (Куприянихи) и А. Н. Корольковой; рыбака бывшей Архангельской губернии М. М. Коргуева; сибирского охотника Е. И. Сороковикова (Магая); кре­стьян Нижегородской области И. В. Ковалева и М. А. Сказкина;

рабочего из г. Петрозаводска (вышедшего из крестьян Могилев-ской губернии) Ф. П. Господарева; пинежской крестьянки М. Д. Кривополеновой — и других. Однако вполне достоверная кар­тина складывается только тогда, когда мы обращаемся к сказ­кам в их массовом бытовании.

 

 

ЛИТЕРАТУРА К ТЕМЕ

 

Тексты.

Русские сказки в ранних записях и публикациях (XVI-XVIII века) / Вступ. ст., подгот. текста и коммент. Н. В. Новикова. — Л., 1971.

Русские сказки в записях и публикациях первой половины XIX в. / Сост., вступ. ст. и коммент. Н. В. Новикова. — М.; Л., 1961.

Народные русские сказки А. Н. Афанасьева в трех томах / Изд. под­готовили Л. Г. Бараг и Н. В. Новиков. — М., 1984 (т.1); 1985 (т. II, III). — Седьмое полное издание.

Великорусские сказки в записях И. А. Худякова / Изд. подготовили В. Г. Базанов и О. Б. Алексеева. — М.; Л., 1964. (1-е изд. — Вып. 1-3, 1860-1862).

Сказки и предания Самарского края. Собраны и записаны Д. Н. Садовниковым. — СПб., 1884. (Переизд.: Самара, 1993).

Северные сказки (Архангельская и Олонецкая гг.). Сборник Н. Е. Ончукова. — СПб., 1908.

Великорусские сказки Пермской губернии. Сборник Д. К. Зелени­на. - Пг., 1914. (Переизд.: СПб., 1997).

Великорусские сказки Вятской губернии. Сборник Д. К. Зелени­на - Пг., 1915.

Сказки и песни Белозерского края. Записали Борис и Юрий Соко­ловы. — М., 1915.

Сборник великорусских сказок архива Русского географического общества / Издал А. М. Смирнов. — Вып. 1-2. — Пг., 1917.

Русская сказка. Избранные мастера: В 2 т. / Ред. и коммент. М. Азадовского. — [Л.], 1932.

Сказки Куприянихи / Запись сказок, ст. и коммент. А. М. Нови­ковой и И. А. Оссовецкого; Вступ. ст. и общая ред. И. П. Плотнико­ва. — Воронеж, 1937. (Также: Барышникова А. К. Сказки бабушки Куп­риянихи. — Воронеж, 1989).

Сказки И. Ф. Ковалева / Зап. и коммент. Э. Гофман и С. Минц. — М., 1941.

Севернорусские сказки в записях А. И. Никифорова / Изд. подгот. В. Я. Пропп. — М.; Л., 1961.

Русские народные сказки. Сказки рассказаны воронежской сказоч­ницей А. Н. Корольковой / Сост. и отв. ред. Э. В. Померанцева. — М., 1969.

 

Сказки Терского берега Белого моря / Изд. подгот. Д. М. Бала­шов. — Л., 1970.

Сказки: В 3-х кн. / Сост., вступ. ст., подгот. текстов и коммент. • Ю. Г. Круглова. — М., 1988 (кн. 1); 1989 (кн. 2 и 3). у Сказки Дмитрия Асламова / Сост., предисл., коммент. Е. И. Шас-тиной; Подгот. текстов Е. И. Шастиной, Г. В. Афанасьевой. — Ир­кутск, 1991.

Восточнославянские волшебные сказки: Для учащихся средних и старших кл. / Сост., подгот. текстов, вступ. ст., коммент., словарь Т. В. Зуевой; Пер. с укр. и белорус, яз. Т. В. Зуевой, Б. П. Кирдана. — М., 1992.

Русские сказки Сибири и Дальнего Востока: Волшебные. О живот­ных / Вступ. ст., подгот. текстов, примеч., указат. раздела "Волшебные сказки" Р. П. Матвеевой, раздела "Сказки о животных" Т. Г. Леоно­вой. — Новосибирск, 1993.

Русские сказки Сибири и Дальнего Востока: Легендарные и бытовые / Вступ. ст., подгот. текстов, коммент. и указат. Н. В. Собо-левой при участии Н. А. Каргаполова. — Новосибирск, 1993.

 

Исследования.

Пыпин А. Н. Очерк литературной истории старинных повестей и сказок русских. — СПб., 1857. [Уч. зап. Императорской АН. — Кн. 4, отд. 2].

Веселовский А. Н. Статьи о сказке (1868-1890) // Веселовский А. Н. Собр. соч. - Т. 16. - М.; Л., 1938.

Веселовский А. Н. Поэтика сюжетов (1897-1906) // Веселовский А. Н. Историческая поэтика / Ред., вступ. ст. и примеч. В. М. Жирмунского. — Л., 1940. — С. 493-596. (Также: Веселовский А. Н. Поэтика сюжетов // Веселовский А. Н. Историческая поэтика / Вступ. ст. И. К. Горского; Сост. и коммент. В. В. Мочаловой. — М., 1989. — С. 300-306).

Пропп В. Я. Морфология сказки. — 2-е изд. — М., 1969. (1-е изд.: Л., 1928).

Пропп В. Я. Исторические корни волшебной сказки. — 2-е изд. — Л., 1986; 3-е изд. - СПб., 1996. (1-е изд.: Л., 1946).

Пропп В. Я. Русская сказка. — Л., 1984. (Текст книги взят из архива В.Я.Проппа).

Аникин В. П. Русская народная сказка: Пособие для учителей. — М., 1977. (1-е изд.: М., 1959).

Померанцева Э. В. Судьбы русской сказки. — М., 1965.

Мелетинский Е. М. Герой волшебной сказки. Происхождение образа. — М., 1958.

Бахтина В. А. Эстетическая функция сказочной фантастики. Наблюдения над русскими народными сказками о животных. — Сара­тов, 1972.

 

 

Новиков Н. В. Образы восточнославянской волшебной сказки. — Л., 1974.

Гацак В. М. Сказочник и его текст. (К развитию экспериментально­го направления в фольклористике) // Проблемы фольклора. — М., 1975. - С. 44-53.

Карнаухова И. В. Об изучении сказочника как артиста. (Публика­ция В. М. Гацака) // Фольклор. Поэтическая система. — М., 1977. — С. 311-323.

Сравнительный указатель сюжетов. Восточнославянская сказка / Сост.: Л. Г. Бараг, И. П. Березовский, К. П. Кабашников, Н. В. Нови­ков. — Л., 1979.

Шастина Е. И. Сказки, сказочники, современность. — Иркутск, 1981.

Вавилова М. А. Русская бытовая сказка: Учеб. пособие к спецкур­су. — Вологда, 1984.

Соболева Н. В. Типология и локальная специфика русских сатири­ческих сказок Сибири. — Новосибирск, 1984.

Крук И. И. Восточнославянские сказки о животных: Образы. Ком­позиция. — Минск, 1989.

Мелетинский Е. М. Новеллистическая сказка и сказка-анекдот как фольклорные жанры // Мелетинский Е. М. Историческая поэтика но­веллы. - М., 1990. - С. 8-29.

Разумова И. А. Стилистическая обрядность русской волшебной сказ­ки. — Петрозаводск, 1991.

Новикова А. М. Творческий портрет сказочницы А. К. Барышни­ковой (Куприянихи) / Публикацию подготовила Т. В. Зуева // Сказки и несказочная проза: Сб. науч. трудов. — М., 1992. — С. 136-150.

Зуева Т. В. Волшебная сказка / Под ред. Б. П. Кирдана. — М., 1993.

 

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

1. Охарактеризуйте сказки как вид народной прозы.

2. В чем выразилась педагогическая направленность сказок о жи­вотных?

3. Раскройте значение "основного сюжета" для жанра волшебных сказок.

4. Что общего в анекдотических и новеллистических сказках?

 

ЗАДАНИЕ

Обратитесь к текстам сборника "Народные русские сказки А. Н. Афанасьева в трех томах" и приведите примеры сюжетов одно-мотивных, кумулятивных (разного типа) и сюжетов, состоящих из цепочки мотивов разного содержания.

 

 

НЕСКАЗОЧНАЯ ПРОЗА




Читайте также:
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...
Как выбрать специалиста по управлению гостиницей: Понятно, что управление гостиницей невозможно без специальных знаний. Соответственно, важна квалификация...
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (747)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.02 сек.)