Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Понятие и признаки права




В современной юридической науке термин "право" ис­пользуется в нескольких значениях.

Во-первых, правом называют социально-правовые при­тязания людей, например, право человека на жизнь, право народов на самоопределение и т.п. Эти притязания обуслов­лены природой человека и общества и считаются естествен­ными правами.

Во-вторых, под правом понимается система юридичес­ких норм. Это — право в объективном смысле, ибо нормы права создаются и действуют независимо от воли отдель­ных лиц. В-третьих, названным термином обозначают официаль­но признанные возможности, которыми располагает физи­ческое или юридическое лицо, организация. Так, граждане имеют право на труд, отдых, охрану здоровья, имущество и т.д. Во всех этих случаях речь идет о праве в субъективном смысле, т.е. о праве, принадлежащем отдельному лицу — субъекту права.

В-четвертых, термин "право" используется для обозна­чения системы всех правовых явлений, включая естествен­ное право, право в объективном и субъективном смысле. Здесь его синонимом выступает термин "правовая система". Например, существуют такие правовые системы, как анг­лосаксонское право, романо-германское право, нацио­нальные правовые системы и т.д.



В каком смысле употребляется термин "право" в каж­дом случае, следует решать исходя из контекста, что обыч­но не вызывает затруднений.

Надо помнить также, что термин "право" употребляет­ся и в неюридическом смысле. Существуют моральные пра­ва, права членов общественных объединений, партий, со­юзов, права, возникающие на основании обычаев, и т.д. Поэтому особенно важно дать точное определение понятия права, установить признаки и свойства, отличающие его от других социальных регуляторов.

В юридической науке выработано множество опреде­лений права, которые различаются в зависимости от того, что именно в правовых явлениях принимается за главное, самое существенное. В таких случаях речь идет об опреде­лении сущности права.

Право имеет закономерные связи с экономикой, поли­тикой, нравственностью и особенно глубокие связи с госу­дарством. Все эти связи так или иначе выражаются в его признаках.

Следует различать признаки и свойства права. Призна­ки характеризуют право как понятие, свойства — как ре­альное явление.

Право — это обусловленная природой человека и обще­ства и выражающая свободу личности система регулиро­вания общественных отношений, которой присущи норма­тивность, формальная определенность в официальных источниках и обеспеченность возможностью государствен­ного принуждения.

Рассмотрим важнейшие свойства (признаки) права, ко­торые характеризуют его как специфическую систему ре­гулирования общественных отношений.

Нормативность. Право имеет нормативный характер, что роднит его с другими формами социального регулиро­вания — нравственностью, обычаями и т.д.

Права, которыми располагает каждый человек или юри­дическое лицо, не произвольны, они отмерены и определе­ны в соответствии с действующими нормами. В действительности имеет место противоположная за­висимость: в результате многократного повторения каких-либо вариантов поведения формируются соответствующие правила. Знание сложившихся правил облегчает человеку выбор верного решения относительно того, как ему следует поступать в той или иной жизненной ситуации.

Специфика нормативности права заключается в том, что право возведено в закон, в ранг официальных правил.

Формально нормативность выражена в позитивном праве, т.е. в законодательстве, где нормы существуют в чистом виде.

Интеллектуально-волевой характер права. Право — проявление воли и сознания людей. Интеллектуальная сто­рона права состоит в том, что оно есть форма отражения социальных закономерностей и общественных отношений — предмета правового регулирования. В праве отражаются и выражаются потребности, интересы, цели общества, отдель­ных лиц и организаций.

Обеспеченность возможностью государственного при­нуждения. Это специфический признак права, отличающий его от иных форм социального регулирования: нравственно­сти, обычаев, корпоративных норм и т.д. Государство, име­ющее монополию на осуществление принуждения, представ­ляет собой необходимый внешний фактор существования и функционирования права. Исторически право возникло и развивалось во взаимодействии с государством, первоначаль­но выполняя главным образом охранительную функцию. Именно государство придает праву в высшей степени цен­ные свойства: стабильность, строгую определенность и обес­печенность "будущего", которое по своим характеристикам приближается к "сущему", как бы становится частью суще­ствующего. Право, таким образом, раздвигает границы ста­бильности, определенности, а следовательно, и рамки сво­боды в сфере социальной жизни.

Государственное принуждение реализуется в двух на­правлениях. Во-первых, оно обеспечивает защиту субъек­тивного права и преследует цель принудить правонаруши­теля к исполнению обязанности в интересах пострадавшей стороны (например, взыскание долга, возмещение причи­ненного ущерба). Во-вторых, в определенных законом слу­чаях виновный привлекается к юридической ответственнос­ти и подвергается наказанию (лишение свободы, конфиска­ция имущества, штраф и т.п.).

Формальная определенность. Следует заметить, что формальная определенность в некоторой степени свойствен­на и другим нормативным системам. Так, корпоративные нормы закрепляются в уставах, положениях и других нор­мативных актах. Религиозные нормы-заповеди формулиру­ются в священных книгах. Однако в перечисленных случаях форма соответствующим правилам придается не государ­ством, а другими организациями (общественными, религи­озными). Государство, в отличие от них, придает праву об­щеобязательное значение, возводя право в закон, придает ему официальную форму выражения.

Нормы права официально закрепляются в законах, иных нормативных актах, которые подлежат единообразному тол­кованию. В прецедентном праве формальная определенность достигается официальной публикацией судебных решений, признаваемых в качестве образцов, обязательных при рас­смотрении аналогичных юридических дел. В обычном праве она обеспечивается формулой закона, который санкциони­рует применение обычая, либо текстом судебного решения, принятого на основании обычая. В результате на основе норм права и индивидуальных юридических решений четко и од­нозначно определяются субъективные права, обязанности, ответственность граждан и организаций.

Системность. Право представляет собой сложное сис­темное образование. В настоящее время в свете новых под­ходов к пониманию права особую значимость приобретает деление его на три элемента, на естественное, позитивное и субъективное право. Первый элемент — естественное пра­во, состоящее из социально-правовых притязаний, содер­жание которых обусловлено природой человека и общества. Важнейшая часть естественного права — права человека, или, иначе говоря, возможности, которые общество и госу­дарство способны обеспечить каждому гражданину. Второй элемент — позитивное право. Это — законодательство и другие источники юридических норм, в которых получают официальное государственное признание социально-право­вые притязания граждан, организаций, социальных групп. Третий элемент — субъективное право, т. е. индивидуаль­ные возможности, возникающие на основе норм позитивно­го права и удовлетворяющие интересы и потребности его обладателя.

 

34. Основные правовые учения

Среди множества научных взглядов на право начиная с древности и до новейшего времени особенно привлекает внимание ряд исторически сложившихся основных направлений учения о праве, оказавших заметное влияние на развитие правовой мысли, познание и объяснение права как особого целостного явления духовной жизни общества.

Остановимся кратко на характеристике таких наиболее известных теорий, как естественно-правовая, историческая, психологическая, нормативистская, социологическая и марксистская.

Естественно-правовая теория. Идея естественного права возникла еще в Древней Греции и Древнем Риме и связана с именами Сократа, Аристотеля, греческих и римских стоиков, Цицерона, Ульпиана и других римских юристов. В эпоху средневековья она получила развитие в богословских сочинениях Фомы Аквинского.

Однако, как одно из основных направлений правопонимания и самостоятельной научной школы, естественно-правовая доктрина сложилась в период разложения феодализма, подготовки и проведения буржуазных революций XVII–XVIII вв. Ее виднейшие представители: Греции, Т. Гоббс, Дж. Локк, Вольтер, Ш. Монтескье, Ж.Ж. Руссо, А.Н. Радищев и др.

Естественно-правовая школа в своих воззрениях исходила из существования двух систем права – естественного и позитивного.

Позитивное, или положительное, – это официально признанное, действующее в том или ином государстве право, получающее выражение в законах и иных правовых актах государственной власти, в том числе санкционируемых ею обычаях.

Направляя острие критики против реально существовавшего в то время феодального права, особенно в условиях королевского абсолютизма, представители естественно-правовой школы указывали на его ограниченность, несправедливость, на то, что законы, издаваемые властью, закрепляют угнетение людей, произвол и тиранию.

В отличие от позитивного естественное право проистекает из природы человека, человеческого разума, всеобщих нравственных принципов. Поэтому оно разумно и справедливо, не сковано границами отдельных государств, а распространяется на все времена и народы.

Оно вечно и неизменно, как вечны и неизменны природа и разум человека. Основные нравственные и правовые идеи и принципы, обосновываемые данной теорией в качестве естественных законов, – это прирожденные неотчуждаемые права человека:

свобода, равенство, семья, собственность, безопасность, сопротивление гнету и др. Их охрана должна быть целью любого политического союза, в первую очередь, государства.

Поэтому позитивное право, противоречащее требованиям естественного, должно быть заменено (вместе со всеми отжившими отношениями и устаревшими политическими учреждениями) на такое положительное право, которое бы основывалось на естественных законах, способствовало реализации идей и принципов естественного

права. Только в этом случае позитивное право может рассматриваться как разумное и справедливое.

Естественно-правовая теория сыграла прогрессивную роль в борьбе с феодализмом и ее последним бастионом – королевским абсолютизмом, идеологически способствовала переходу общества к более высокой, капиталистической ступени развития. Но демократический потенциал естественной школы права этим не был исчерпан. С особой силой он проявился во второй половине нынешнего столетия, ставтеоретическим фундаментом всеобщей борьбы за права человека во всем мире.

Вместе с тем следует иметь в виду, что само естественное право как нравственные и правовые идеи, принципы, идеалы, требования не является правом в юридическом смысле, а представляет собой мораль, правосознание, демократические устремления, т.е. ближайшую и необходимую предпосылку права. Важная роль в претворении идеалов естественного права принадлежит основанному на нем позитивному или собственно юридическому праву.

Историческая школа права сложилась в первой трети XIX в. в Германии, остававшейся раздробленной феодальной страной со слабой, лишенной боевого духа буржуазией. Эта школа, наиболее крупными представителями которой были Густав Гуго, Савиньи, Пухта, явилась выражением реакции на идеи естественной школы права и потерпевшей поражение Великой французской революции.

Историческая школа права отрицала возможность существования единого для всех народов права, исходила из того, что у германского, как и всякого другого народа, есть свое, свойственное ему право, не похожее на право какой-либо иной страны и определяемое исторически присущим ему народным духом. Право каждого народа и есть проявление этого народного духа, выражающее «общее сознание», «общее убеждение» народа. Оно результат исторического процесса. Передаваясь как бы «с молоком матери», от поколения к поколению, право саморазвивается и постепенно складывается, подобно языку и нравам.

Мнение о том, что решающая роль в образовании права принадлежит регулированию сверху, объявлялось «юридическим суеверием». Формирование права сравнивалось с правилами игры, которые устанавливаются постепенно на основе сложившейся практики. Соответственно закон – не только не единственный, но и не основной в ряду источников права. На первое место сторонники исторической школы права выдвигали обычаи, поскольку многие не знают предписаний закона, но каждому известен фактически сложившийся распорядок жизни. При этом всякий институт, например рабство в античном мире, если он исторически сложился и стал привычным, оправдан, поскольку он существует.

С этих позиций историческая школа права отстаивала действовавшее в Германии право, закрепляемые им устаревшие феодально-крепостнические институты, резко выступала против любых его изменений и новых веяний, в частности против предложений о создании жизненно необходимого общегерманского гражданского кодекса. Характеризуя историческую школу права, Маркс писал, что она.«подлость сегодняшнего дня оправдывает подлостью вчерашнего... объявляет мятежным всякий крик крепостных против кнута, если только этот кнут – старый, унаследованный, исторический кнут...».

Вместе с тем как положительную сторону рассматриваемой школы следует отметить, что она привлекла внимание к необходимости изучения истории права, его источников, и сама накопила связанный с этим обширный материал, особенно по истории римского права, хотя, к сожалению, не во всем смогла должным образом им распорядиться.

Историческая школа права оказала известное воздействие на последующее развитие правовой мысли, особенно на психологическую и социологическую теории. Психологическая теория права, пронизанная психологизмом и иррационализмом, получает распространение в начале XX в. в Германии (Г.Ф. Кнапп) и Франции (Г. Тард). Наиболее основательно и оригинально эта теория была разработана в дореволюционной России Л.И Петражицким. Суть его концепции в том, что он различает позитивное право, официально действующее в государстве, и интуитивное право, истоки которого коренятся в психике людей и складываются из того, что они, их группы и объединения переживают как право. Позитивное право, выражаемое в законах и Маркс К, Энгельс Ф Соч Т. 1 С 416. других актах, мало доступно гражданам, чьи представления и иллюзии об этом официальном праве Петражицкий называет фантазмами.

Иное дело интуитивное право, с которым человек в своих отношениях с другими людьми сталкивается на каждом шагу. Среди различных психологических состояний людей на первый план выдвигаются эмоции – импульсивные переживания, побуждающие человека совершать определенное действие. Такие эмоции Петражицкий подразделяет на две группы: 1) императивные, или нравственные, эмоции; 2) императивно-атрибутивные, или правовые.

Императивная эмоция предполагает одностороннее переживание лицом обязанности совершить то или иное действие в отношении другого лица, однако оно не сопровождается переживанием другой стороной права потребовать выполнения данной обязанности. Например, переживание прохожим обязанности подать милостыню нищему.

Это личное дело прохожего. В свою очередь, нищий не переживает при этом права потребовать от прохожего выполнения этой обязанности. Императивно-атрибутивная – двусторонняя эмоция, при которой переживание одним лицом обязанности по отношению к другому лицу сочетается с переживанием последним права потребовать выполнения данной обязанности. Например, отношения должника и кредитора, продавца и покупателя, портного и заказчика и т.д.

Из таких двусторонних императивно-атрибутивных эмоций и складывается интуитивное, психическое право, которому, по мнению Петражицкого, принадлежит первостепенное место в регулировании имущественных, семейных, наследственных и других отношений, постоянно возникающих в жизни людей. При этом ученый исходит из того, что, сколько людей, столько может быть и интуитивных прав. Н трудно заметить, что Петражицкий под правом понимает правосознание и правоотношения. Значительный интерес представляют его рассуждения, по сути, о субъективных правах и юридических обязанностях. Однако главное в его учении – попытка перенести проблему права из области социальной жизни в сферу человеческой психики.

Идеи Л.И. Петражицкого получили развитие в работах представителей скандинавской школы права, Социологической теории и некоторых других современных направлений учения о праве.

Нормативистская (абстрактно-нормативная) теория права берет свое начало от «категорического императива» И. Канта как общеобязательного требования чистой воли, независимой от каких-либо внешних явлений. Под воздействием философии Канта она выступала в XIX в. как либеральная нормативная теория, использующая идеи естественной школы права и выводившая право из нравственности, способствовала упрочению законности и ограничению судейского усмотрении Яц выдвинула идею правового государства в смысле самоограничения власти законом (П.Н. Новгородцев, Е.Н. Трубецкой и др.).

Однако к концу XIX в. – второму десятилетию XX в. данная право-1 вая школа претерпела существенные изменения, главенствующее место в ней заняло так называемое чистое учение о праве, наиболее видным представителем которого был Г. Кельзен. Он и его сторонники противопоставляли право как «мир должного» «миру сущего», т.е. реалиям социальной жизни. Понимая под правом юридические нормы, представители данной теории рассматривали их в отрыве от экономики, политики, социальной структуры общества, достигнутого уровня цивилизации и т.д. Они исходили из того, что правовые нормы обязаны своим возникновением и развитием не реальным общественным отношениям, а либо формальным установлениям государства, либо возвышающейся над обществом «суверенной, главной норме», определяющей иерархическую пирамиду, согласно которой каждая норма черпает свою юридическую силу в норме, занимающей более высокую но сравнению с ней ступень пирамиды.

Возражая против теории естественного права, Кельзен утверждал, что никакого иного, кроме опирающегося на государство, права не существует, обязательность правовых норм проистекает не из нравственности, а из государственного авторитета. Однако, казалось бы, вопреки этому само государство он выводит из права, понимая под государством не учреждение властвования, а организацию и воплощение правопорядка. Поскольку право, по его мнению, также есть порядок должного поведения, фактически он приходит к отождествлению государства и права.

Суть своих взглядов Кельзен выразил в сформулированном им «каучуковом» определении права, согласно которому оно есть «совокупность норм абстрактного долженствования».

Социологическая теория права. Предтечей этой теории явилась «школа свободного права», представители которой (Эрлих и др.) выступали за «живое право народа», основанное не на законе, а на свободном усмотрении судей.

Социологическая школа права как одно из основных направлений буржуазной правовой науки, внешне противоположное абстрактно-нормативному и выступающее с его критикой, сложилась в первой трети XX в. первоначально в Европе, а затем получила наибольшее распространение в США. Представители этого направления, пронизанного философией прагматизма и распадающегося на ряд течений (Дж. Дьюи, Р. Паунд, Д. Фрэнк, Левеллин и др.), эклектически охватывают собирательным понятием «право» административные акты, су дебные решения и приговоры, обычаи, правосознание судей и иных должностных лиц, правоотношения, а также и юридические нормы, значение которых среди названных правовых средств воздействия на поведение людей всячески принижается.

В представлениях сторонников социологической теории право должно рассматриваться не иначе, как в «действии», в процессе применения. «Право, – по утверждению Джона Дьюи, – есть деятельность, посредством которой можно осуществлять вмешательство в другую деятельность». Что касается правовой нормы, то она лишена сколько-нибудь активной роли: «глас вопиющего в пустыне», «клочок бумаги», «голый стандарт», наполняемый содержанием в каждом конкретном случае посредством издания индивидуальных административных или судебных актов. Способностью творить право наделяются судьи: «право состоит из норм, которые устанавливает суд, определяя права и обязанности сторон». При этом подчеркивается значение психического переживания судьей того, что есть право, при разрешении конкретного дела.

Несмотря на различные модификации, общее во взглядах юристов-«социологов» на право состоит в том, что все они так или иначе понимают под ним совокупность «правовых» отношений, возникающих и существующих независимо от норм; сложившийся в жизни «социальный порядок» или «правопорядок», а в конечном счете «фактический образ деятельности правительства, судов и других государственных органов и его должностных лиц».

Не трудно заметить, что подобное понимание права, с одной стороны, приближает его к реальной жизни, юридической практике, на что ссылаются представители социологической школы права, а с другой -г теоретически обосновывает и оправдывает административный и судебный произвол.

Марксистская теория права. В отличие от рассмотренных выше учений, основанных на различных течениях философского идеализма, марксистская теория права, как и учение марксизма в целом, зиждется на материалистической философии.

Согласно взглядам К. Маркса и Ф. Энгельса, право рассматривается как часть надстройки над экономическим базисом общества. Будучи обусловлено материальными условиями жизни, оно оказывает на них обратное воздействие. Главное в праве основоположники марксизма видели в его классовой сущности. В «Манифесте Коммунистической партии» они утверждали, что буржуазное право (и вместе с тем право вообще) есть возведенная в закон воля господствующего в данном обществе класса. Объясняя механизм образования права, Маркс и Энгельс писали: «Помимо того, что господствующие при данных отношениях индивиды должны конституировать свою силу в виде государства, они должны придать своей воле, обусловленной этими определенными отношениями, всеобщее выражение в виде государственной воли, в виде закона – выражение, содержание которого всегда дается отношениями этого класса...».

Для марксистской теории характерно рассмотрение права в тесной связи с государством, которое не только формирует, но и поддерживает право в процессе его реализации.

Марксистская теория права, несомненно, оказала существенное влияние на развитие материалистического понимания права. Вместе с тем апологетическое отношение к данной теории как единственно верной и непогрешимой должно быть преодолено. Сама история, реальные события обнаружили ошибки, слабые места этого учения, несоответствие отдельных его положений действительности. Однако столь же неверным был бы и поворот к другой крайности, к признанию этого учения изначально ложным во всех своих оценках. Многие выводы марксистского учения о праве, как и о государстве, и в современных условиях сохраняют свое значение.

Два подхода к правопониманию в советской и современной российской правовой науке. Развитие советской правовой мысли после Октябрьской революции складывалось на основе марксистского учения о государстве и праве, в процессе острой критики рассмотренных выше и других буржуазных теорий права, хотя одновременно и под влиянием некоторых из них.

Усилиями многих видных ученых-юристов, в числе которых были М.А. Аржанов, М.М. Агарков, С.А. Голунский, Н.Н. Полянский, М.С. Строгович, Н.Г. Александров, С.Н. Братусь и др., в конце 30– 40-х годов было выработано нормативное понимание и определение права как системы действующих в государстве юридических норм., Оценивая сложный путь, который прошла с тех пор юридическая наука в нашей стране, есть основания утверждать, что нормативное понимание права явилось определенным ее достижением, несмотря на отдельные недостатки и даже ошибки, которые пришлось впоследствии исправлять.

Наряду с нормативным складывалось и более широкое понимание права, зачатки которого, как и нормативного, возникли еще в 20-х годах В конце 30–40-х годов А.К. Стальгевич, а затем в 50-е годы С.Ф. Кече-кьян и А.А. Пионтковский предложили понимать под правом помимо норм также и правоотношения. Вскоре Я.Ф. Миколенко высказался за включение в понятие права еще и правосознания. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 322.

По проблеме понятия права, пожалуй, наиболее полемической в правоведении с конца 60-х – начала 70-х годов вновь развернулась оживленная дискуссия. Сложившиеся в процессе развития отечественного правоведения два подхода к правопониманию и соответственно два существующих ныне взгляда на понятие права получили особенно рельефное выражение в ходе обсуждения данной проблемы на заседании «круглого стола», проведенном редакцией журнала «Советское государство и право».

Однако это полезное и интересное обсуждение не только не исчерпало предмета полемики и не привело к единому пониманию проблемы, но, напротив, лишний раз подтвердило необходимость дальнейшего поиска истины и возможного сближения различных позиций. Между тем вопрос о понятии права – исходный, ключевой: в зависимости от его решения понимаются и трактуются все другие правовые явления. Не иначе как на основе четкого представления о том, что есть право, можно определить пути повышения эффективности не только юридической науки, но и практики нормотворчества, применения и толкования права, реализации задачи – навести порядок во власти и в стране, основанный на силе права.

Поэтому важно уяснить себе, в чем суть современного нормативного понимания права, каковы наиболее существенные черты широкой трактовки, в чем различие этих двух направлений по таким вопросам: что охватывается понятием права, что составляет сущность, содержание, форму и назначение права, каково соотношение права и других правовых явлений, образующих в своей совокупности правовую систему общества.

 

35. Естественное и позитивное право.

Основной тезис теорииестественного права (Гроций, Гоббс, Чокк, Монтескье, Руссо и др.) заключается в том, что наряду с правовыми нормами, установленными государством, право вклю­чает в себя также естественное право. Последнее понимается как совокупность прав, которыми все люди обладают от природы в силу самого факта своего рождения: право на жизнь, свободу, равенство, частную собственность, право быть счастливым и т.д. Государство не может посягать на эти естественные и неотъем­лемые права человека.

Возникновение естественно-правовой теории связано с разви­тием революционной буржуазной идеологии в XVII—XVIII вв.

Естественно-правовая теория весьма наглядно демонстрирует ценностный подход к пониманию такого явления, как право. Однако в период борьбы буржуазии за власть, становления развития основных принципов буржуазной законности эта теория сыграла определенную прогрессивную роль. Не случайно в тех или иных модификациях она сохраняет свое значение и сегодня.

Согласно теориивозрожденного естественного права (совре­менная модификация естественно-правовой теории), то право, которое создается государством, является производным по отно­шению к высшему, естественному праву, вытекающему из чело­веческой природы. Позитивное право, то есть нормы, установ­ленные государством, признается правом только в том случае, если оно не противоречит естественному праву, то есть общече­ловеческим принципам свободы, равенства, справедливости для всех людей.

В рамках теории возрожденного естественного права выделя­ются два основных направления — неотомистская теория права и "светские" концепции естественного права.

Неотомизм — по существу, новейшая интерпретация средне­векового учения Фомы Аквинского. Рассматривая вопрос о при­роде, сущности права, неотомистская теория пытается найти ос­новные права в мировом порядке, согласующемся с религиозны­ми догматами, вечным законом, высшим божественным разумом. Божественный закон призван устранять несовершенство челове­ческого, положительного закона, если он расходится с естествен­ным правом. Сторонники неотомизма подчеркивают превосход­ство естественного права над правом человеческим, позитивным, то есть установленным государством. При этом они отмечают, что право частной собственности, хотя и имеет государственное про­исхождение, не противоречит естественному праву.

"Светская" доктрина естественного права исходит из этичес­кой первоосновы права, из необходимости соответствия правовых установлении моральным требованиям естественного права, ос­нованного на стандартах справедливого поведения. Для этой тео­рии характерным является признание в качестве основы "пра­вильного", "законного" права некоей естественной нормативной системы, не совпадающей с позитивным правом.

Позитивизм — направление юриспруденции, которое, фети­шизируя словесно-символическую форму существования права, фиксирует в основном лишь результаты правотворческой деятель­ности, отрывая тем самым нормативные установления от суще­ствующих правоотношений. Это учение основывается на анализе и оценке правовых норм с формальной точки зрения, то есть с точки зрения их внешней формы. Иными словами, акцент делается на формальной характеристике права. Не случайно поэтому позитивизм нередко остается на уровне описательной социологии.

Юридико-позитивистские концепции, воспринимающие право через его текстуальную форму и, по сути дела, отождест­вляющие право с его текстуальной формой, рассматривают право либо в качестве фактических результатов правоприменительной деятельности, либо в качестве нормативно-правовых текстов.

Действительно, текстуальная форма права — необходимый его атрибут, однако полное отождествление права как сложнейшего социального феномена с текстуальностью как одним из призна­ков атрибутов права, думается, ошибочно. При этом положитель­ным моментом здесь является внимание к позитивному содержа­нию правовых текстов.

Право есть нормативно закрепленная справедливость. В свою очередь, закон, не соответствующий справедливости, не есть право, а справедливый закон — это правовой закон.

"Широкое" толкование права включает в его понятие не толь­ко нормы, но и правоотношения (нередко и правосознание, субъ­ективные права граждан). Сторонники такого толкования исходят из различения права и закона. При этом подчеркивается, что норма права, взятая вне регулируемых общественных отношений, лишается своих регулятивных свойств, утрачивает свою сущность. Это не мешает, однако, рассматривать нормативность как важ­нейшее качество права. Речь идет не об отказе от понимания права как системы норм, а о поиске более емкого определения, которое должно охватить все богатство правовой материи. Нормы

— важнейший, но не единственный элемент права как сложного, единого, целостного явления. Нормы, если они действующие, не могут застыть в кодексах и предписаниях закона; они воплоща­ются в правоотношениях. Таким образом, право выражается дво­яко, в предписаниях закона и правоотношениях.

Приверженцы "широкой" концепции права понимают (и видят в этом его социальную ценность) право как систему норм свобо­ды, которые объективно обусловлены, отражают идеалы равенства и справедливости и приобретают юридическую силу посредством их официального признания. Право формируется обществом, и законодатель формулирует лишь то, что уже сложилось (или скла­дывается) в обществе. При этом важно, чтобы официальный закон был справедливым, то есть правовым. В правовом государ­стве должен господствовать правовой закон, отвечающий идеям демократии, свободы, справедливости и гуманности.

Следует подчеркнуть, что сторонники и той, и другой позиции

— "широкого" и собственно нормативного понимания права — сходятся в том, что определение права в качестве основного, главного элемента включает систему норм, установленных либо санкционированных и охраняемых государством.

Позитивное право действительно вырастает из общественного правосознания, в том числе и из имеющихся в обществе правовых идей и представлений, тех или иных устоявшихся жизненных правил и обычаев, но это отнюдь не означает, что следует при­знавать действующим юридическим правом все, что имеет пра­вовое значение. Такое широкое понимание права под предлогом несводимости права к закону вольно или невольно допускает отход от законности, ослабляет роль и авторитет закона в обще­стве.

Новые идеи различения права и закона, признания правовых или нравственных, но обязательных для самого государства и его политики постулатов, от которых не должны отступать ни зако­нодатели, ни сами законы демократического и правового государ­ства, сейчас только начинают складываться в российском праве и правоведении. В этих правовых конституционных идеях отра­жены общечеловеческие идеи о сущности права как средстве общественного согласия, учета интересов всех социальных групп общества, принятые демократическими государствами современ­ного мирового сообщества.

 

36. Деформация правового сознания: правовой нигилизм, правовой идеализм, правовой инфантелизм.

Антиподом правовой культуры являетсяправовой ни­гилизм, т. е. отрицательное отношение к праву, закону и правовым формам организации общественных отношений.

Правовой нигилизм может выступать в двух разновид­ностях, или формах — теоретической (идеологической) и практической. В первом случае имеет место теоретическое, концептуальное обоснование правового нигилизма, когда ученые, философы, политологи доказывают (думается, впол­не искренне), что есть гораздо более важные ценности (на­пример, мировая пролетарская революция), чем право во­обще, а тем более право отдельного человека. Во втором случае происходит реализация указанных взглядов и уче­ний на практике, что часто выливается в террор государ­ства против своего народа, в многомиллионные жертвы среди населения, в превращении правящей элиты в конечном сче­те в преступную клику (вот почему становится закономер­ной и легкой опора государственных органов и должностных лиц, например, органов безопасности, тюремной админист­рации и т.д., в проведении государственной политики на уго­ловные элементы).

Понятно, что в тех обществах, где правовой нигилизм воспроизводится самим государством в соответствующих масштабах, очень трудно, почти невозможно воспитать сколько-нибудь позитивное отношение к праву и среди на­селения, поскольку под правом неверно понимаются тот по­рядок, те предписания, которые устанавливаются закона­ми и ведомственными нормативными актами. И тогда в об­ществе складывается широко распространенный среди населения обыденный, массовый правовой нигилизм. Кроме того, установленные государством предписания не соблюдаются государственными же органами, ведомственными и должностными лицами, чему тоже находятся соответству­ющие объяснения и оправдания (" в интересах народа", "для выполнения плана" и т.д.). В последнем случае в обществе складывается ведомственный правовой нигилизм.




Читайте также:
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (382)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.027 сек.)