Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


ПОНЯТИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРАВОВЫХ НОРМ




Эффективность правового регулирования. Механизм правового регулирования нацелен на достижение определенного социального результата, получение того эффекта, к которому законодатель сознательно стремился при введении в действие соответствующей правовой нормы. Поэтому, рассматривая вопрос о механизме правового регулирования, нельзя не остановиться хотя бы в самых общих чертах и на проблемах его эффективности. Следует подчеркнуть, что, говоря об эффективности механизма правового регулирования, видимо, прежде всего надо исходить из того, что речь идет о свойстве, присущем его нормативной основе, которое может либо реализоваться с помощью соответствующих правовых средств в процессе правового регулирования, либо нет.

Проблема эффективности механизма правого регулирования является частью более широкой проблемы - эффективности права. В целом под эффективностью права понимается результативность правового воздействия. Она характеризуется прежде всего отношением между фактическим результатом действия юридических норм и той социальной целью, для достижения которой эти нормы были изданы.



В этом определении отражен лишь тот общий подход, на основе которого ведутся исследования эффективности права.

В различных конкретных разработках вопрос об эффективности права раскрывается с разных сторон.

Так , вопрос об эффективности права может быть рассмотрен с точки зрения его социальной эффективности. В целом оценка социальной эффективности права исходит из характеристики права с "качественной" стороны. С этой точки зрения эффективность права выражается в том, в какой мере достигается стратегическая цель права как регулятора - обеспечиваются организованность и порядок в общест венной жизни. Общим показателем социальной эффективности права выступает здесь его социальная результативность, его ценностный эффект в организации социальной жизни и под этим углом зрения состояние законности, уровень правопорядка.

Возможна ли количественная оценка социальной эффективности права ?

Такая оценка возможна, когда в качестве исходного момента при определении ряда основных параметров социальной эффективности права используется показатель, который с фактической стороны свидетельствует о том, достигли или нет данные нормы нужного эффекта.

В этом случае речь идет о фактической эффективности, которая выражается соотношением между фактически достигнутым, действительным результатом и той непосредственной, ближайшей целью, для достижения которой были приняты соответствующие нормы. Здесь непосредственная, ближайшая цель правовых норм является эталоном оценки их эффективности.

Сопоставляя непосредственные цели правовых норм с фактическим результатом их действиям, можно количественно, математически измерить их эффективность. Причем полученный количественный математический результат может быть как положительным, так и отрицательным. Последний свидетельствует об отсутствии социальной эффективности права.

Без определения фактической эффективности невозможно и определение социальной эффективности . Вместе с тем, социальная эффективность не исчерпывается измерением фактической эффективности.

Для характеристики эффективности права с качественной стороны используют, наряду с фактической эффективностью, и некоторые другие критерии, в частности , обоснованность и целесообразность, полезность и экономичность .

Обоснованность и целесообразность - это условия и требования, осуществление которых необходимо для того, чтобы нормы права достигали высокого положительного результата в процессе регулирования. Чем обоснованнее и целесообразнее содержание правовых норм, тем более они эффективны. Эта сторона оценки социальной эффективности касается прежде всего правотворчества - какова степень научной обоснованности норм, их соответствия потребностям общественного развития, своевременность их издания; степень учета общественного мнения; учтены ли законодателем все возможные последствия разрабатываемых норм и т.д.

Экономичность - это положительная эффективность (полезность) юридических норм, которая уточнена с учетом количества затраченной на всех стадиях механизма правового регулирования, материальных средств, человеческой энергии, времени, а также иных показателей.

Одним из важных общих показателей социальной эффективности права являются результативность работы юридических органов, состояние юридической практики, выявленные в ней недостатки и трудности в решении юридических вопросов, фактические возмож ности юридических органов в их преодолении.

Проблема эффективности права рассматривается и с сугубо юридической стороны, как результативность самой юридической формы. С этой точки зрения представляет особый интерес ответ на вопрос, какова действенность, результативность всей совокупности юридических средств, включенных в механизм правового регулирования, насколько эффективны тот или иной способ, метод, тип регулирования, используемые в данном случае.

Например, решение какого-то экономического вопроса требует предоставления тем или иным лицам субъективных прав. В каком порядке их эффек тивнее предоставить - общедозволительном или разрешительном? Какой метод регулирования - административный или гражданский - в данном случае наиболее оптимален ? Важно также нахождение оптимальных средств и приемов юридической техники, всемерное использование кодификаций, передовых способов обработки законодательных текстов, юридическая точность и доступность нормативных актов.

Результативность правового регулирования во многом зависит от эффективности правоприменительных актов . Включенные в механизм правового регулирования, эти акты призваны обеспечить его четкую работу. Правоприменительные акты являются важным средством для достижения тех целей (конкретных и перспективных ), которые стоят перед нормой права. Таким образом, у правоприменителя не может быть каких-либо иных, не предусмотренных правом целей.

Отсюда измерять эффективность правоприменительных актов следует так же, как и эффективность правовых норм, сопоставляя фактически достигнутый результат их действия с целями соответствующих правовых норм.

Вместе с тем не во всех случаях можно говорить о социальной эффективности актов применения права. Все зависит от применяемой нормы, ее содержания. Так , многие нормы содержат императивные веления, требующие от правоприменителя принятия однозначного решения. Например, предоставить отпуск несовершеннолетнему ровно на 1 месяц. Здесь роль правоприменителя сводится к пассивному проведению в жизнь воли законодателя. От него не требуется творческого подхода к реализации данной нормы, лишь качественное ее применение .

Следовательно, качественное применение подобных норм способно обеспечить лишь их юридическую эффективность, но не повлиять на их социальную эффективность, на степень достижения социальных целей норм. Правоприменение здесь в основном сливается с такой формой реализации права, как исполнение, с той только разницей, что предполагает в данном случае издание правоприменительного акта.

Иную ситуацию можно наблюдать при применении норм, дающих свободу усмотрения правоприменителю (относительно-определенных, диспозитивных норм). В этом случае результаты индивидуального регулирования могут существенно отразиться на степени достижения целей применяемых норм, внести определенный вклад в общую эффективность правового регулирования.

Так, конкретизируя наказание, расширительно или ограничительно толкуя норму, уточняя содержание прав и обязанностей у конкретных лиц, правоприменительное решение творчески влияет на социальный эффект правового регулирования. Здесь происходит приращение степени достижения цели нормы за счет наиболее целесообразного ее применения. В этом случае можно говорить о социальной эффективности правоприменительных актов, а для ее определения необходимо установить ту долю результата, которую дает индивидуальное регулирование (правоприменение в сопоставлении с целью правовой нормы).

Эффективность правоприменительных актов зависит от их юридической и фактической обоснованности , от качества применяемого нормативного акта, законности и действенности их содержания, полноты учета всех возможных последствий, целесообразности, а также от качества организации принятия решения и его реализации.

Измерение социальной эффективности права должно прежде всего исходить из оценок права с качественной стороны.

Вместе с тем существуют особенности в показателях эффективности права в зависимости от того, какие функции - регулятивные или охранительные - подвергаются оценке . Эффективность регулятивных функций права тесно связана с результативностью социально-экономических, политических мероприятий, облекаемых в правовую форму. Здесь количественное измерение эффективности может полу чить выражение в точных экономических и иных социальных показателях. Необходимо только вычленить из этих показателей тот эффект, который достигнут именно с помощью юридических средств.

Эффектность правоохранительной функции права выражается главным образом в показателях, характеризующих состояние правопорядка - динамика правонарушений, результативность санкций и т.п.

Данные, получаемые в результате изучения эффективности права, являются основой для его дальнейшего совершенствования. По своему значению эти данные служат важнейшим каналом обратной связи между законодательством и практикой его применения.

Задача определения эффекти вности той или иной правовой нормы может быть решена еще на стадии ее разработки. Для этого нередко прибегают к ее опытной проверке, к постановке правового эксперимента. Его конечная цель заключается в выработке оптимально го, наиболее эффективного варианта правового регулирования .

Проведение правового эксперимента предполагает издание компетентными органами экспериментальных правовых норм. Их действие опробуется на экспериментальных объектах. Выделяют следующие признаки экспериментальной нормы: она во всех случаях имеет ограниченную сферу применения, является временной и носит поисковый характер.

Применение правового эксперимента имеет определенные границы. Так, ни при каких условиях не могут быть допущены эксперименты, ограничивающие конституционные права и свободы граждан, попадающих в сферу опыта, отрицательно влияющие на их материальные, духовные и иные интересы.

 

Коллизионная норма

(лат. collisio - столкновение) - правило определения права, применимого для регулирования отношения, осложненного иностранным элементом.

Совокупность коллизионных норм часто именуется конфликтным или коллизионным правом применительно к международному частному праву.

Коллизионные нормы международного частного права представляют собой инструмент для определения конкретного национального правопорядка, который будет регулировать отношение по существу.

Например, при заключении договора аренды, французский арендодатель и российский арендатор не определили самостоятельно право, которое будет регулировать их отношения, вытекающие из этого договора (автономия воли). В случае возникновения спора, суд или иной правоприменительный орган, в условиях отсутствия материального международно-правового регулирования по этим вопросам, будет вынужден обратиться к коллизионным нормам, на основании которых он и определит будет применяться российское или французское право. А уже нормы российского либо французского права будут регулировать отношение по существу. Таким образом, коллизионные нормы сами по себе лишены регулятивного воздействия, их функция состоит в формировании коллизионного механизма регулирования.

Согласно устоявшимся положениям коллизионная норма состоит из объёма и привязки.

Объём указывает на круг отношений, которые подлежат воздействию со стороны коллизионной нормы, а привязка содержит указание на признаки определения применимого права.

Пример: Форма сделки определяется местом её совершения. В данном примере объём коллизионной нормы составляет указание на форму сделки. Именно этот вопрос будет решаться по праву страны, где сделка совершена (привязка). Привязка коллизионной нормы также может именоваться формулой прикрепления.

Некоторые коллизионные привязки могут использоваться только для определённых групп отношений. Например, личный закон пригоден для определения правового статута субъектов международного частного права, а закон нахождения вещи - для вещных прав на имущество, закон места совершения акта - для правоотношений, которые возникают в силу такого акта.

В мировой практике существует сложившиеся, наиболее часто употребляемые формулы прикрепления. По традиции их обозначают на латинском языке.

Личный закон физического лица (Lex personalis)

Личный закон юридического лица (lex societatis)

Закон места нахождения вещи (Lex rei sitae)

Принцип автономии воли (lex voluntatis)

Закон места заключения договора (lex loci contractus)

Закон места исполнения договора (lex loci solutionis)

Закон места совершения правонарушения (lex loci delicti)

Закон суда рассмотрения дела (lex fori)

Закон флага судна (lex banderae)

Односторонние и двусторонние

Двусторонняя коллизионная норма предусматривает возможность применения права любого государства, в том случае, если оно подпадет под условия привязки. Примером двусторонней коллизионной нормы является правило ст. 1205 ГК РФ: Содержание права собственности и иных вещных прав на недвижимое и движимое имущество, их осуществление и защита определяются по праву страны, где это имущество находится. Односторонняя коллизионная норма содержит указание на право конкретного государства, которое будет регулировать отношение, указанное в объёме. Естественно, что этим правом будет являться право страны, к которой принадлежит эта коллизионная норма. Пример: К договорам в отношении находящихся на территории Российской Федерации земельных участков, участков недр и иного недвижимого имущества применяется российское право. (ст. 1213 ГК РФ).

По форме выражения воли законодателя: императивные, диспозитивные,альтернативные.

Императивные – нормы, которые содержат категорические предписания, касающиеся выбора права, и которые не могут быть изменены по усмотрению сторон частного правоотношения (п.1 ст.1224 ГК РФ).

Диспозитивные – нормы, которые, устанавливая общее правило о выборе права, оставляют сторонам возможность отказаться от него, заменить другим правилом. Они действуют постольку, поскольку стороны своим соглашением не договорились об ином правиле. Например, п.3 ст.1219 ГК РФ предусматривает: «После совершения действия или наступления иного обстоятельства, повлекших причинение вреда, стороны могут договориться о применении к обязательству, возникшему вследствие причинения вреда, права страны суда», т.е. право государства, суд которого рассматривает дело.

Альтернативные – нормы, предусматривающие несколько правил по выбору права для данного, т.е. указанного в объеме этой нормы, частного правоотношения. Правоприменительные органы, а также стороны могут применить любое из них (иногда в норме устанавливается определенная последовательность в применении этих правил).

Однако достаточно, чтобы частное правоотношение было действительным по одному из закрепленных правил. В качестве примера можно привести абз. 1 п.1 ст.1209 ГК РФ: форма сделки подчиняется праву места ее совершения. Однако сделка, совершенная за границей, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если выполнены требования российского права. Объемом этой коллизионной нормы является «форма сделки». К нему предусмотрены две альтернативные привязки: закон места совершения сделки и российское право. Закон устанавливает жесткую последовательность их возможного применения. Главной привязкой является первая – форма сделки должна быть прежде всего рассмотрена по закону места ее совершения. И только тогда, когда форма сделки не будет отвечать требованиям этого закона, что привело бы к ее недействительности, нужно применить российское право. Если форма сделки будет соответствовать требованиям российского права, она должна быть признана действительной.

В зависимости от степени нормативной регламентации в МЧП: генеральные, субсидиарные.

Первые формируют наиболее общее правило выбора права, предназначенное для преимущественного применения.

Характерной особенностью вторых является определение одного или нескольких правил выбора применимого права, тесно связанных с главным. Субсидиарная норма используется тогда, когда норма генеральная по какой-либо причине не может быть применена или оказывается недостаточной для установления компетентного правопорядка.

В качестве Примера генеральной коллизионной нормы можно привести п. 1 ст. 1210 ГК РФ 2001 г., которая устанавливает, что «стороны договора могут при заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору. Выбранное сторонами право применяется к возникновению и прекращению права собственности и иных вещных прав на движимое имущество без ущерба права третьих лиц». В данном случае возможность, предоставленная сторонам по выбору права, которое будет определять их права и обязанности по внешнеэкономической сделке, является главным коллизионным правилом и подлежит преимущественному применению.

Статья 1211 формулирует субсидиарную норму, которая вступает в действие в случае, когда стороны не договорились о подлежащем применению праве. Она содержит даже не одну, а несколько субсидиарных норм, которые детализируются по объему. В соответствии с этой статьей к правам и обязанностям сторон по внешнеэкономической сделке подлежит применению закон страны учреждения, местожительства или основного места деятельности «активной» стороны договора – продавца, наймодателя, лицензиара, перевозчика, хранителя и т. д.

Российское законодательство предусматривает основные правила "обращения" с иностранным правилом. Основным правилом является применение иностранного права таким образом, как оно применяется в стране своего происхождения, то есть в соответствии с официальным толкованием, практикой применения и доктриной. (ст. 1191 ГК РФ).

Существует два основных явления, которые могут блокировать действие коллизионного механизма регулирования.

Норма иностранного права, подлежащая применению в соответствии с правилами настоящего раздела, в исключительных случаях не применяется, когда последствия её применения явно противоречили бы основам правопорядка (публичному порядку) Российской Федерации. В этом случае при необходимости применяется соответствующая норма российского права.Отказ в применении нормы иностранного права не может быть основан только на отличии правовой, политической или экономической системы соответствующего иностранного государства от правовой, политической или экономической системы Российской Федерации.(ст.1193 ГК РФ). Таково традиционное определение оговорки о публичном порядке - указание на мотивы её применения (явное противоречие основам порядка), а также на мотивы, по которым её (оговорку) применять нельзя (отличие социальной системы иностранного государства от социальной системы РФ).

Правила раздела 6 ГК РФ не затрагивают действие тех императивных норм законодательства Российской Федерации, которые вследствие указания в самих императивных нормах или ввиду их особого значения, в том числе для обеспечения прав и охраняемых законом интересов участников гражданского оборота, регулируют соответствующие отношения независимо от подлежащего применению права. (п.1 ст 1192 ГК РФ). Существует два основных отличия сверхимперативных норм от оговорки о публичном порядке. Первое касается мотивов. Сверхимперативные нормы применяются не в случаях нарушения основ правопорядка РФ, а при необходимости защиты особого интереса (например, защита слабой стороны договорного отношения - потребителя, или защита интересов РФ при торговле продукцией военного назначения). Второе отличие состоит в том, что сверхимперативные нормы не только блокируют развитие коллизионного механизма регулирования, но и регулируют отношение по существу.

ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ

ПРАВОНАРУШЕНИЯ

Правонарушение можно определить как виновное, противоправное действие (бездействие) лица, причиняющее вред обществу, государству или отдельным лицам.

Каждое отдельное правонарушение является кон­кретным, так как оно:

1) совершается конкретным человеком;

2) происходит в определенном месте и в определен­ное время;

3) приходит в противоречие с действующим правовым предписанием;

4) характеризуется точными конкретными признаками, притом, что отдельные правонарушения и их типы различны, хотя как антисоциальное явление они обладают общими чертами.

Можно выделить следующие признаки правонару­шения, которые вместе и образуют это понятие:

1) правонарушение - это всегда деяние (действие

или бездействие);

2) правонарушение - это всегда виновное деяние;

3) правонарушение - это нарушение правовых норм, ко­торые содержат юридические обязанности и запреты.

Правонарушение- это деяние, поступки людей, поведение, действие или бездействие. Деяние- это внешне объективированный акт, который проявляется и воспринимается как отношение субъекта к реальной действительности, иным субъектам, государству и об­ществу. Вина является субъективным моментом дея­ния и необходимым признаком правонарушения.

Под составом правонарушенияпонимают сово­купность признаков, которые характеризуют согласно российскому законодательству как правонарушение конкретное общественно вредное деяние. Состав любого правонарушения включает в себя: 1) характеристику объекта правонарушения, объектив­ной стороны; 2(субъективной стороны и субъекта правонарушения. Обязательным признаком состава правонарушения считают объект правонарушения. Объект правонарушения- одно из важных понятий теории правона­рушений. Каждое преступление, проявляется ли оно в действии или бездействии, всегда является посяга­тельством на конкретный объект. Нет преступления, которое ни на что не посягает. Данное положение мож­но применить ко всем видам правонарушений. В со­временной правовой литературе широкое распростра­нение получило мнение, что объектом правонарушения являются общественные отношения, которые регули­руются нормами права. Правонарушение является определенным социальным явлением, которое воздей­ствует на всю систему общественных отношений.

Субъект правонарушений- необходимый элемент состава правонарушения. Субъект производит все дей­ствия, преступления и поступки. Тем самым он воздей­ствует на объект и собственными действиями привно­сит изменения во внешний мир. Таким образом, если объект - это внешнее явление, которое существует не­зависимо от субъекта, то субъект является носителем действия. Субъект и объект находятся постоянно в та­ком взаимодействии между собой, когда на одном полю­се расположен субъект, а на другом - объект. Учитывая общефилософское понимание взаимодействия субъек­та и объекта как единства двух противоположностей в правовых взаимоотношениях, субъект и объект постоянно должны быть вместе, так как:

1) субъект и объект определяют наличие или отсут­ствие правонарушения;

2) в правонарушении объект не существует без субъек­та, носителя действия, как и субъект не будет субъек­том, пока не повлияет своими действиями на объект правонарушения.

Субъектом правонарушения могут быть только вме­няемые физические лица.

Субъективную сторону правонарушения считают еще одним нужным признаком состава правонарушения: 1 )в ней обнаруживается вредность противоправного деяния для общества;

2) характер субъективной стороны правонарушений отличает собственно правонарушения от объектив­но противоправных проступков;

3) субъективную сторону правонарушения составля­ют элементы, которые показывают правонарушение с точки зрения внутреннего состояния человека при совершении им данного деяния.

Психологи делят деяние человека на два этапа:

1) принятие решения, а именно деятельность чело­веческого мозга;

2) поведение человека, которое выражено внешне, аименно связано с осуществлением решения под руководством сознания.

Таким образом, внешняя и внутренняя стороны поведения человека находятся в очень тесной взаи­мосвязи, и противопоставлять или отрывать одну сто­рону от другой невозможно.

Вина- это определенное психическое отношение человека к своему конкретному внешнему поведению и его следствию, а не состояние психики этого лица вообще. В соответствии с данным определением пра­во выделяет две главные формы вины:

1) умысел;

2) неосторожность.

Объективную сторонуправонарушения состав­ляют все элементы деяния, которыми можно охарак­теризовать правонарушение как конкретный акт внеш­него поведения лица.

Итак, правонарушения - это:

1) противоправные, виновные действия;

2) противоречащие нормам права деяния;

3) общественно опасные деяния;

4) нарушение общественных и личных интересов, об­щественного правопорядка и субъективных прав.

Правонарушения весьма разнообразны. Это раз­нообразие определяется различным содержанием общественных отношений, которые подвергаются посягательству со стороны правонарушителей, а также различным характером целей и мотивов поведения субъектов, спецификой жизненных ситуаций и др.

Виды правонарушений делят в зависимости от сферы общественной жизни,в которой они совер­шаются;

1) на правонарушения в сфере управленческой дея­тельности;

2) правонарушения в сфере экономики;

3) правонарушения в семейно-бытовой сфере.

В зависимости от опасности правонарушения для обществаих делят на преступления и иные пра­вонарушения (проступки).

Проступкиотличаются от преступлений меньшей общественной опасностью. Они совершаются в раз­личных сферах общественной жизни, имеют различные объекты посягательства и правовые последствия. В этой связи они классифицируются на гражданские, административные, дисциплинарные правонарушения.

Гражданские правонарушения (проступки) отличаются от иных проступков специфическим объектом посягательства. Это имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, регулируемые нормами гражданского права, а также некоторыми нормами трудового, семейного, земельного права.

Административные правонарушения (проступки) представляют собой предусмотренные нормами административного, финансового, земельного, процессуального и иных отраслей права посягательства на установленный порядок государственного управления, собственность, права и законные интересы граждан. Сюда относятся и мелкое хищение, и нарушение правил уличного движения, правил финансовой отчетности, правил противопожарной безопасности и др.

Дисциплинарные правонарушения (проступки) представляют собой противоправные деяния, нарушающие внутренний распорядок деятельности предприятий, учреждений и организаций. Совершая дисциплинарный проступок, правонарушитель дезорганизует нормальную деятельность трудовых коллективов, нарушает трудовую, учебную, служебную, производственную, воинскую дисциплину (прогулы, опоздания на работу, пропуски учебных занятий, невыполнение распоряжений администрации и т.д.). Меры ответственности фиксируются в санкциях правовых норм и выражаются в замечании, выговоре, строгом выговоре, переводе на низшую должность, отчислении из учебного заведения и т.д.

Следует отметить, что все виды правонарушений находятся в тесной связи и взаимообусловленности. Так, безответственность должностных лиц, халатность и неэффективность работы правоохранительных органов, приводящие к безнаказанности, зачастую являются своеобразными стимулами повышения общественной опасности правонарушителя и его деяний.




Читайте также:



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (1383)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.026 сек.)