Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


История Левия (арамейская)




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

От вышерассмотренных текстов это произведение отличается тем, что до нас не дошло ни одной полной копии и что оно не подходит ни под одну из традиционных категорий. Его реконс­труировали современные исследователи на основании ряда фрагментов на двух языках и разных периодов времени, от II века до


Глава 2. Еврейская литература периода второго храма

н.э. (4Q213) до Средневековья. Соответственно, последователь­ность элементов текста не вполне ясна и остается предметом на­учных дискуссий. Далее мы будем соблюдать весьма вероятную, но не единственно возможную последовательность.

Мы включили Историю Левия в данный раздел книги пото­му, что этот текст, видимо, очень древний и повлиял на другие тексты той же традиции. Самая ранняя копия, найденная в чет­вертой пещере Кумрана (4Q213), относится к середине II века до н.э., а само сочинение возникло еще раньше. Кроме того, оно, скорее всего, послужило одним из источников Книги Юбилеев (см. ниже), написанной около 160-150 года до н.э. Не исключе­но, что арамейская История Левия — текст III века до н.э.

Следующая последовательность разделов в тексте представ­ляется наиболее обоснованной.



Рассказ о Сихеме (сохранился в очень фрагментарной форме). Со­гласно Быт 34, Сихем, сын правителя Сихема, возжелал Дину, единственную дочь Лии и Иакова, и изнасиловал ее. Затем он попросил через своего отца, чтобы Дину отдали ему в жены. У сихемцев даже возникла идея заключить целый ряд браков с семьей Иакова. Для сыновей Иакова, однако, такой расклад был недопустим. Сначала они сказали, что не могут выдать свою сестру за необрезанного мужчину. Тогда Сихем убедил жителей своего города сделать обрезание. Но сделанное им предложе­ние оказалось лукавым: на третий день, когда мужчины города еще не оправились от операции, «два сына Иакова, Симеон и Левий, братья Динины, взяли каждый свой меч, и смело напали на город, и умертвили весь мужеский пол; и самого Еммора и Сихема, сына его, убили мечом; и взяли Дину из дома Сихемова и вышли» (Быт 34:25-26). Другие же братья разграбили город. В Быт 49:5-7 Иаков проклял жестокий поступок обоих сыновей, однако в поздней традиции, отображенной здесь, их действия представлены как признак благочестивой ревности, той ревности, которая снискала Левию священство. (Согласно Библии, Левий был родоначальником священников.)


Джеймс Вандеркам. ВВЕДЕНИЕ В РАННИЙ ИУДАИЗМ


Глава 2. Еврейская литература периода второго храма


 


Молитва Левия (хорошо сохранилась). В какой-то момент после случая в Сихеме Левий молился, чтобы неправедный дух был уда­лен от него, чтобы ему был показан Святой Дух и дарованы со­вет, мудрость и сила. Он также просил для себя и своих сыновей близости к Богу и вечного служения в деле борьбы со злом.

Видение Левия (сохранилось фрагментарно). Левий видит небеса и, насколько можно судить, восходит на них. Там он получает предупреждение против браков за пределами клана (одна из ключевых тем рассказа о Сихеме). Он также объявляется свя­щенником, а священническое достоинство— выше меча (т.е. светского правительства).

Встречи Левия с Исааком и Иаковом (материал хорошо сохранился). Исаак благословляет своего внука Левия. Затем Левий исполня­ет роль священника, и Иаков отдает ему десятину со всего. Про­исходит это в Вефиле, где Иаков ранее поклялся, что из всего дарованного ему Богом он будет отдавать Богу (= священнику; Быт 28:22) десятую часть. Тем самым он исполняет свой обет. Иаков также посвящает Левия в священники, и Левий совершает жертвоприношение, благословляет своего отца и братьев. Все они селятся недалеко от стареющего Исаака.

Наставления Исаака Левию относительно жертвоприношения (хорошо сохранились). По-видимому, составляли самую длинную часть текста (около трети?). Исаак, выступающий, подобно всем великим патриархам Книги Бытия, в роли священника, настав­ляет Левия о законе первосвященства. Он подчеркивает, что Левию нельзя осквернять себя нечистотой и блудом (снова тема экзогамии!). Перед жертвоприношением и после жертвоприно­шения следует омывать руки; для сжигания жертв необходимо использовать лишь определенные сорта дерева; обращение с кровью должно быть предельно аккуратным. Довольно много места уделяется пропорциям веществ, которые сопутствовали всесожжениям (например, вину и соли). Эти культовые настав­ления возводятся к учениям Авраама, взятым из книги Ноя о крови. Левию суждено вечное священство.


Автобиография Левия (хорошо сохранилась). Левий рассказывает, сколько лет ему было, когда происходили те или иные события его жизни. Например, во время случая в Сихеме ему было восем­надцать, а священником он стал в девятнадцать. Он упоминает своих детей и объясняет их имена.

Завещание Левия детям (хорошо сохранилось). В год, когда умер Иосиф, а Левию было 118 лет (всего он дожил до 137 лет), он обращается к своим детям и внукам. Он уделяет внимание таким добродетелям, как справедливость, истина и особенно мудрость (чтение, письмо, наставление в мудрости). Он также предрека­ет, что они будуг отходить от праведного пути, а также повторя­ет—к сожалению, эта часть текста плохо сохранилась — некое обличение, в свое время сказанное Енохом.

В целом текст явно возвышает Левия, который как персонаж в Библии вызывает вопросы. В Книге Бытия он упомянут, если не считать списков сыновей Иакова, только в рассказе о Сихе­ме (Быт 34), а также в проклятии Иакова за его поступок (Быт 49). Тем не менее как патриарх колена Левиина он был родона­чальником священников. Арамейская История Левия черпает некоторые мотивы из Исх 32, где левиты ревностно перебили всех, кто поклонился золотому тельцу, и Числ 25, где священ­ник Финеес получил завет вечного священства за ревность, с которой убил занимавшихся сексом израильтянина и моавитянку. В позитивном свете Левий описан в Мал 2:4-7: Малахия упоминает завет Божий с Левием, благоговейный страх Левия перед Всевышним, и то, что Левий ходил «в мире и правде» с Богом. Возможно, он даже называет его посланцем Бога. Таким образом, арамейская История Левия возводит священство к еще более раннему периоду библейской истории и реабилитирует не вполне однозначный характер Левия. Она также повествует об обязанностях священников и запрещает вступать в брак вне клана. Впоследствии этот образ Левия повлиял на Книгу Юби­леев и Завещания Двенадцати Патриархов.


 


-[116]-


-[117]-


Джеймс Вандеркам. ВВЕДЕНИЕ В РАННИЙ ИУДАИЗМ

Книга Юбилеев (псевдоэпиграф)

Книга Юбилеев во многом опирается на ранние тексты Еноха (которые упоминает) и арамейскую Историю Левия. Она пред­ставляет собой пересказ библейских повествований от сотво­рения мира до сцены на горе Синай. Часто она воспроизводит отрывки из книг Бытие и Исход, но также убирает некоторые сцены или вставляет дополнения. Первоначальным языком почти наверняка был иврит: все 14 или 15 найденных в Кумра-не фрагментов этого сочинения написаны именно на иврите. Древнейшая из этих копий (4Q216) относится приблизительно к 125-100 году до н.э., следовательно, создано произведение было еще раньше. Поскольку автор, по-видимому, знаком с енохической Книгой Снов (1 Ен 83-90; см. ниже), которая была написана в конце 160-х годов до н.э., наиболее вероятная датировка Книги Юбилеев — около 150 года до н.э. С иврита Книгу Юбилеев пере­вели на греческий и, видимо, сирийский, после чего еврейский текст оказался на долгие годы, до кумранских открытий, утра­ченным. Греческий перевод (также утраченный) лег в основу и переводов на латинский и эфиопский языки. Единственный полный текст книги сохранился на эфиопском языке, но сопос­тавление эфиопского текста с еврейскими фрагментами пока­зывает, что эфиопский извод вполне надежен.

Книга Юбилеев начинается с повеления Бога Моисею взой­ти к нему на гору Синай в день после заключения завета (ср. Исх 24). Господь далее сообщает Моисею, что Израиль будет отступать от завета, после чего Моисей безуспешно пытается вступаться за народ. Тогда Бог указывает ангелу божественно­го присутствия продиктовать Моисею ход истории с небесных скрижалей (образ небесных скрижалей отражает концепцию предопределения). Этому посвящены главы Юб 2-50, которые являются иной формой материала в Быт 1 — Исх 19. Предпо­сылая свою собственную главу 1 к библейской истории, автор подчеркивает: для правильного взаимоотношения с Богом не­обходимо соблюдать заповеди завета.

-[118]-


Глава 2. Еврейская литература периода второго храма

Здесь нет необходимости излагать содержание Книги Юби­леев, поскольку она пересказывает Книгу Бытия и (более ко­ротко) первую половину Книги Исхода. Тем не менее в Книге Юбилеев есть своя специфика, если сравнивать ее с библейской основой.

Завет. Заветы играют очень важную роль в Быт — Исх, но Книга Юбилеев подает договоры с Ноем, Авраамом и Моисеем в несколько ином свете. Все эти договоры, начиная с послепотопного, отражают один и тот же завет, но он регулярно обнов­ляется. Каждая церемония завета происходит в третий месяц года, и все они связаны с праздником недель. (За исключением договора с Ноем, они имеют место в 15-е число третьего меся­ца— дата этого праздника в Книге Юбилеев.) Такое сочетание завета и праздника недель (греч. pentecoste) впоследствии сохра­нилось в кумранской общине, где ежегодное обновление завета и принятие новых членов, видимо, осуществлялись как раз на Пятидесятницу. Согласно Книге Юбилеев, к этому единственно­му соглашению между Богом и его избранниками регулярно до­бавлялись новые заповеди, по мере того как завет снова и снова обновлялся. Правильное богообщение считалось невозможным без соблюдения этих заповедей.

Соблюдение закона до появления закона. Книга Юбилеев учит, что ряд законов и обычаев, которые, согласно Библии, появи­лись лишь во времена Моисея, уже соблюдались патриархами. Например, законы Лев 12 о женской нечистоте после рожде­ния ребенка (регулируют сроки, в которые женщине запрещено входить в святилище и прикасаться к священным предметам): в Книге Юбилеев они основаны на разных сроках введения Адама и Евы в Эдем (3:8-14; Эдем в Юбилеях изображается как свое­го рода святилище). Другой пример: праздники паломничества впервые упомянуты в Исх 23, но, оказывается, их соблюдал еще Авраам, а Ной стал первым человеком, отпраздновавшим праз­дник недель (6:17-22). Таким образом, в Книге Юбилеев патри­архи довольно тщательно соблюдают закон.

-[119]-


Джеймс Вандеркам. ВВЕДЕНИЕ В РАННИЙ ИУДАИЗМ

Отделение от язычников. Книга Юбилеев упоминает о богоиз­бранности Иакова и его потомков уже в рассказе о сотворении мира и проводит параллели между Иаковом и субботой. Она подчеркивает, что избранники должны избегать прочих людей и в особенности не вступать с ними в брак (как поступил, ска­жем, Исав). В качестве образца приведена история о том, как Левий и Симеон предотвратили массовые браки между семьей Иакова и жителями Сихема, перебив мужчин в Сихеме (Юб 30; ср. Быт 34). Длинный пересказ этой истории включает предо­стережение ангела присутствия от подобных браков, а Левий вознаграждается за свое рвение священством. Главная проблема со смешанными браками виделась в том, что они предполагали смешение чистого с нечистым, а также создавали опасность, что языческая супруга совратит благоверного члена семьи Иакова в идолопоклонство.

Хронология и календарь. Книга Юбилеев датирует многие со­бытия с помощью гептадической системы, в которой основной счет идет по юбилею лет (= период в 49 лет). Каждый такой юбилейный отрезок времени (отсюда и название книги!) со­стоит из семи недель-лет («неделя» — промежуток в семь лет), а каждый год длится 364 дня (число, также кратное семи). Таким образом, Книга Юбилеев использует тот же солнечный год, что и Астрономическая Книга Еноха, причем каждый из двенадца­ти месяцев имеет то же количество дней, что и в енохическом тексте. В отличие от Астрономической Книги, однако, Книга Юбилеев запрещает учитывать луну при подсчете месяцев и лет (6:23-38).

За точку отсчета, начало хронологической системы взято сотворение мира. Исход из Египта произошел в 2410 году от со­творения (= 49 юбилеев, одна неделя и два года; см. 50:4). Автор отмечает, что вход в Ханаан предстоял сорока годами позже, то есть в 2450 году от сотворения (конец ровно пятидесяти юбилей­ных периодов). В результате автор помещает в период пятидеся­того юбилея два значимых события: освобождение израильтян


Глава 2. Еврейская литература периода второго храма

из египетского рабства (Исход) и возвращение им отеческой земли (Ханаан; в Книге Юбилеев Ханаан был дарован Симу, сыну Ноя, но впоследствии украден Ханааном [см. главы 8-10]). Эти события создают на национальном уровне параллель тому, что происходило в Израиле в пятидесятый, юбилейный, год на индивидуальном уровне: еврейские рабы получали свободу из рабства и отчужденная отеческая собственность возвращалась первоначальным владельцам (Лев 25).

Решение проблем. По ходу дела автор решает некоторые эк­зегетические проблемы. Например, в Быт 2:17 Господь Бог говорит первому человеку: «А от дерева познания добра и зла, не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь». Как известно, человек далее съедает плод с этого дерева, но не умирает в тот же день, а живет до глу­бокой старости, в общей сложности 930 лет. Эту сложность Книга Юбилеев решает, понимая слово «день» в свете фразы из Пс 90:4 («пред очами Твоими тысяча лет как день вчераш­ний, когда он прошел...»). Как впоследствии выразится автор 2 Петр 3:8, «у Господа один день как тысяча лет, и тысяча лет как один день». Соответственно, все сходится: Адам действи­тельно умирает в тот первый тысячелетний «день», в который он вкусил запретный плод (пусть даже по обычным земным меркам он прожил 930 лет). Или другой пример: как быть с повелением Бога Аврааму принести в жертву его сына Исаака (Быт 22)? Автор объясняет, что Мастема, предводитель злых сил, предложил Всевышнему испытать Авраама подобным об­разом (ср. искушение Иова). Вина за тяжесть происходящих событий перелагается на Мастему.

По-видимому, Книга Юбилеев была значима для авторов кумранских рукописей: в пещерах Кумрана найден ряд ее копий. Кумраниты пользовались ее календарем, причем следовали и ее датировке праздников: обновление завета у них происходило на праздник недель.


 


-[120]-


-[121]-


Джеймс Вандеркам. ВВЕДЕНИЕ В РАННИЙ ИУДАИЗМ

Завещания Двенадцати Патриархов (псевдоэпиграф)

Завещания Двенадцати Патриархов — это общее название сборника «завещаний» двенадцати сыновей Иакова, каждое из которых заканчивается рассказом о смерти соответствующего патриарха. Это сочинение, дошедшее до нас на греческом язы­ке, соотносится с несколькими библейскими сценами, например Быт 49, где Иаков в конце жизни собирает двенадцать своих сыновей, — «и я возвещу вам, что будет с вами в грядущие дни» (49:1). Затем он обращается к каждому из сыновей, в последова­тельности от старшего к младшему (ст. 2-28), дает указания отно­сительно своего погребения и умирает (ст. 29-35). Составитель Завещаний Двенадцати Патриархов избрал тот же формат, за исключением того, что в каждом из двенадцати сочинений один из сыновей Иакова, начиная от старшего (Рувима) и кончая млад­шим (Вениамином), собирает подле себя перед смертью своих собственных сыновей. Старик упоминает какое-либо событие или события из своей жизни (взяты из Книги Бытия или других источников [Завещание Асира — исключение!]), дает нравствен­ные наставления, предсказывает будущее сыновей, снова назидает, а затем умирает, и сыновья его погребают. Восемь завещаний относительно короткие, а четыре более длинные: Завещания Ле-вия, Иуды, Иосифа и Вениамина. Левин и Иуда играют важную роль, ибо от них произошли священники и цари; Иосиф же и в меньшей степени Вениамин обязаны своей важностью Книге Бытия, где им уделено много внимания.

Не все ученые согласятся, что Завещания Двенадцати Пат­риархов стоило включать в книгу о временах второго храма, поскольку в своем нынешнем виде они несут на себе явный христианский отпечаток. Точнее говоря, большей частью они просто иудейские, но есть ряд отрывков, в которых можно за­подозрить христианское происхождение (один из явных при­меров— Завещание Вениамина 9:3). Поэтому существуют две основные гипотезы. Первая: иудейский автор составил сбор­ник завещаний, связанных с двенадцатью сыновьями Иакова,

-[122]-


Глава 2. Еврейская литература периода второго храма

а христианский редактор или переписчик (или несколько ре­дакторов/переписчиков) добавили в предсказания несколько предложений, которые прямо наводили бы на мысль об Ии­сусе Христе. Вторая гипотеза: составителем был христианин, использовавший иудейские источники. Однако явно христиан­ских отрывков мало, а потому более вероятно, что Завещания Двенадцати Патриархов — текст все-таки иудейский, хотя и с христианскими вставками. Более того, в Кумране найдены текс­ты, которые могут быть связаны с двумя из этих завещаний: ара­мейская История Левин (см. выше) и Завещание Неффалима (4Q215) имеют ряд общих особенностей с греческим текстом того же названия. Датировка, однако, крайне проблематична: разные исследователи датируют произведение от II века до н.э. до II века н.э.

Хотя здесь мы имеем дело с двенадцатью разными сочине­ниями, между ними есть ряд общих тем. Это означает, что над ними поработали одни и те же редакторы.

1. Всюду красной линией проходит превосходство Левия и Иуды. Другие патриархи призывают своих детей слушаться Ле­вия и Иуду и предсказывают, что из этих двух колен восстанут эсхатологические вожди. Здесь можно усмотреть один из наме­ков на то, что Завещания принадлежат к той же традиции, что и арамейская История Левия и Книга Юбилеев. Последняя ак­центирует значимость Левия и Иуды, включает сцену, в кото­рой Исаак благословляет обоих и предрекает яркое будущее их потомкам (Юб 31). Есть и другие указания на принадлежность текста традиции Еноха — Левия — Юбилеев: упоминания об ан­гельских Стражах и их грехе, о писаниях Еноха (хотя упомяну­тых отрывков нет в 1 Ен), именование Велиалом вождя злых сил. Завещания Левия и Иуды хорошо разработаны. Завещание Левия содержит отчеты о двух видениях и подробно касается его праведного поведения в Сихеме (Быт 34) и назначения свя­щенником. Завещание Иуды подчеркивает его роль как предка царей, но, в отличие от Завещания Левия, Иуде есть больше в

-[123]-


Джеймс Вандеркам. ВВЕДЕНИЕ В РАННИЙ ИУДАИЗМ

чем каяться (женился на ханаанеянке, родил детей от своей не­вестки Фамари, которую ошибочно принял за проститутку; см. Быт 38). Сам Иуда признает превосходство Левия. Его завеща­ние содержит также несколько рассказов о его военной доблес­ти (некоторые из них имеют параллели в Книге Юбилеев) и о его проблемах с алкоголем.

2. Иосиф играет важную роль в Завещаниях: братьям прихо­
дится признать, что они с ним обошлись плохо, тогда как сам он
в Египте повел себя добродетельно. В своем собственном завеща­
нии Иосиф выглядит образцом добродетели. Главным образом
это связано с тем отпором, который он дал домогавшейся его
египтянке (ср. Быт 29:66-18). Такие нравственные успехи — про­
тивоположность провалам его братьев Иуды и Рувима (ср. Быт
35:22, где Рувим переспал с Валлой, наложницей своего отца).
Именно на него должно ориентироваться молодое поколение.

3. Завещания наполнены призывами к добродетели и предо­
стережениями против различных пороков. Они обращают вни­
мание молодежи на опасность сексуальной нечистоты. Также
осуждаются зависть, высокомерие, жадность, гнев, ненависть
и лукавство. Среди добродетелей — простота, милость, доброта,
целомудрие и чистота ума.

4. В своих предсказаниях о судьбах потомков патриархи часто
предрекают время греха, изгнание как кару за грех и последую­
щее возвращение. В этих разделах содержатся предсказания о
будущих мессиях, и мы находим здесь ряд христианских вставок.
Завещания говорят о воскресении мертвых, а также о спасении
язычников (а не только потомства патриархов).

5. Патриархи часто призывают своих сыновей повиноваться
закону. Завещание Асира даже упоминает конкретную заповедь
Пятикнижия (Лев 11:6; Втор 14:7). Это странно, поскольку дейс­
твие книги разворачивается в домоисеевы времена. Не будем,
однако, забывать, что и Книга Юбилеев проецирует некоторые
Моисеевы заповеди в более ранний период. Автор Завещаний,
видимо, исходит из подобных предпосылок.

-[124]-


Глава 2. Еврейская литература периода второго храма

Апокалипсисы

Апокалипсисы относятся к числу наиболее интересных тек­стов периода второго храма. Свое название они получили из-за сходства с новозаветной Книгой Откровения (Апокалипсиса). Апокалипсисы обычно имеют следующие общие особенности: (1) они содержат откровения, (2) полученные человеком (3) от сверхъестественных существ, например ангелов. Сведения в них могут касаться небесного мира, лежащего за пределами нормального человеческого восприятия, и/или будущего. Ев­рейские апокалипсисы псевдоэпиграфичны, то есть атрибути­руются известным фигурам прошлого (например, Еноху). Отсю­да следует, что апокалипсисы, которые описывают библейскую историю, делают это в форме предсказания: ведь, скажем, Енох жил раньше практически всех библейских событий. По форме эти «предсказания» не отличаются от тех частей апокалипсисов, где авторы действительно пытаются предсказать будущее. По-ви­димому, точность «предсказания» о прошлых событиях должна была внушить читателям уверенность, что с будущим получится не менее точно. Апокалиптическая литература появилась у ев­реев примерно в конце III века до н.э. (и никак не позже II века до н.э.). Ее авторы пытались утешить читателей и объяснить им глубинную суть происходящих событий. К апокалипсисам иног­да относят и Астрономическую Книгу Еноха, хотя, строго гово­ря, в ней нет ничего недоступного человеческому наблюдению. Порой причисляют к апокалипсисам и Книгу Стражей, имея в виду прежде всего видение престола в главе 14 и путешествия в главах 17-36.

Первые исторические апокалипсисы, то есть апокалипсисы, описывающие историю и будущее, появляются во II веке н.э. К этой категории относится и материал в Дан 7-12 (создан, ви­димо, около 165 года до н.э.). Тем не менее, поскольку он входит в Ветхий Завет, мы не будем его здесь рассматривать. Первые исторические апокалипсисы входят в четвертый и пятый раз­делы 1 Книги Еноха.

-[125]-


Джеймс Вапдерым. ВВЕДЕНИЕ В РАННИЙ ИУДАИЗМ


Глава 2. Еврейская литература периода второго храма


 


Апокалипсис Недель (1 Ен 93:1-10; 91:11-17; псевдоэпиграф)

Самый древний из известных нам иудейских апокалипси­сов — это, видимо, короткое сочинение, именуемое Апокалип­сисом Недель. Поскольку оно не упоминает гонения на иудеев и запрет иудаизма при Антиохе TV (167 до н.э.), написано оно было до этих событий (около 170 до н.э.). В эфиопском пере­воде 1 Книги Еноха его случайно разделили на две части, при­чем переставили отрывки местами, но арамейская рукопись из Кумрана доносит до нас значительный кусок текста, причем в правильной последовательности (4Q212). Апокалипсис имеет форму рассказа Еноха Мафусаилу о видении. Текст также упоми­нает слова ангелов и небесные скрижали как источники откро­вения. Енох дает краткое описание мировой истории, причем почти все оно подано как предсказание. История и различные этапы «суда» разделены на десять «недель». Эти семеричные отрезки подсказывают следующие ассоциации. Во-первых, они относятся к числу прямых и косвенных упоминаний о «семер­ках» в Апокалипсисе (например, Енох —седьмой патриарх). Во-вторых, десять раз по семь — это семьдесят, значимое число в свете предсказания Иеремии о запустении Иерусалима на протя­жении семидесяти лет вавилонского владычества (Иер 25:11-12; 29:10; Дан 9:2, 24-27). В-третьих, решающая «неделя» — неделя, в которую живет подлинный автор текста и к которой относится поворотный момент истории, есть неделя седьмая. Поскольку 7x7 = 49, немедленно вспоминаются библейские юбилеи (ко­торые ассоциировались в Книге Юбилеев и некоторых других текстах с промежутком в 49 лет).

В последовательности недель есть определенные закономер­ности, над которыми автор немало потрудился. Неделя первая и десятая параллельны тем, что в обеих появляются Стражи, и это время первого и второго творения. Параллель между второй и девятой неделями: тема суда над всей землей (потоп во вторую неделю и один из этапов последнего суда в девятую неделю). Па­раллель между третьей и восьмой неделями: обе упоминают о

-[126]-


некоем событии «в конце» недели. Относительно первой недели сказано, что Енох родился седьмым. Относительно второй: бли­же к концу упомянуты Ной и потоп. В третьей неделе — Авраам, в четвертой — дарование закона, в пятой — давидическая монар­хия. Описание следующих нескольких «недель» более сложно. К шестой относятся время нечестия, вознесение Илии, гибель давидической монархии и плен. В ключевую седьмую «неделю» (время настоящего автора книги) происходят отступничество, дарование семикратной мудрости избранным и гибель греш­ников. Восьмая «неделя»: время для праведников и праведного суда над грешниками, тогда как для Бога строится дом. Девятая: всему миру будет явлен праведный суд и зло исчезнет. Десятая: наказание Стражей, старые небеса исчезают и появляются но­вые небеса. Затем, предсказывает Енох, последуют бесчислен­ные недели вовек, в которых уже не будет греха.

Одна из ярких особенностей этого Апокалипсиса — периоди­зация истории, предполагающая, что все уже предопределено на небесах (по-видимому, задолго до предсказанных событий). Автор нигде не упоминает воскресение из мертвых, но утеша­ет читателей пророчеством о суде над злом, а также о будущей вечной жизни, свободной от зла.

Книга Снов (1 Ен 83-90; псевдоэпиграф)

Здесь Енох рассказывает своему сыну Мафусаилу о своих про­роческих сновидениях. Мы читаем содержание двух таких сно­видений. В первом и более кратком (83-84) из них Енох видит, как небо опустилось и упало на землю, земля же была поглоще­на великой бездной. Значение сна раскрывается Малелеилом, дедом Еноха: видение касается тайны грехов всей земли и сулит грядущую гибель человечества от потопа. Он советует Еноху мо­литься о сохранении на земле остатка. Енох молится и, увидев, восход солнца в новый день, благословляет и славит Господа.

Второй и более пространный раздел — Апокалипсис Живот­ных (гл. 85-90). Интерпретация последних исторических ал-

-[127]-


Джеймс Вапдеркам. ВВЕДЕНИЕ В РАННИЙ ИУДАИЗМ

люзий в этом видении, особенно персонажа, который, видимо, намекает на Иуду Маккавея (баран с рогом в 90:9 и т.д.), наводит ученых на мысль о датировке текста концом 160-х годов до н.э. Своим названием Апокалипсис обязан тому, что библейские ге­рои выведены в нем символически под видом животных. Цвет и другие особенности животных отражают оценку этих персона-леей. Енох описывает всю библейскую историю и последующие события до времени, в которое жил подлинный автор сочине­ния, а также грядущий конец. Как правило, символы и язык до­статочно прозрачны, и читатель, сведущий в Библии, без труда может следить за изложением.

Патриархи из Книги Бытия представлены в виде тельцов: представители богоизбранной линии — белые тельцы, осталь­ные — черные тельцы. Важное место занимает рассказ о согре­шивших ангелах. Эти небесные сущности названы звездами и отличаются от праведных ангелов, названных мужами. Сначала упала с неба одна звезда (видимо, Азазел), и ее появление среди тельцов привело к сексуальным порокам и смешению различных видов тельцов и коров. За ней последовали многие другие. Звез­ды начали спариваться с коровами и породили три вида гигантов. Енох видит, как семь ангелов нисходят, чтобы решить проблемы на земле. Один из них поднял Еноха на высокую башню, с ко­торой тот мог наблюдать за происходящим. Затем нечестивцев постигли наказания, уже знакомые нам по 1 Ен 6-11, и потоп пе­режила лишь семья Ноя. Три сына Ноя (тельцы разного цвета) вновь заселили землю людьми; их дети изображены в виде жи­вотных диких или отрицательных (например, свиней), а также птиц (например, воронов).

Начиная с Иакова, характер образов меняется: уже не быки, а овцы. Его потомки — стадо овец, а враждебные народы — дикие животные и птицы, нападающие на овец. Например, египтя­не — волки. Между тем повествование следует библейской канве: история Иосифа, рабство в Египте, исход, избавление на море. Интересно, что, хотя эпизод с Синаем играет важную роль в рас-

-[128]-


Глава 2. Еврейская литература периода второго храма

сказе, ничего не сказано о даровании закона (Моисей, впрочем, назван мужем — символическое уподобление его ангелу). Когда дело доходит до начала монархии, Саул и Давид именуются ба­ранами. Храм назван башней, а давидическое царство — домом. Нам напоминают, что рассказ идет от лица Еноха: он сообщает, что к нему подведен был Илия.

В завершение раздела о грехе и наказании стада в период разделенной монархии мы встречаем новый образ: семьдесят пастырей (начиная с 89:59). Бог поручает им наказать овец, но назначает писца, который будет отмечать, где каждый из пас­тырей всего лишь исполнил поручение, а где перегнул палку, истребив больше дозволенного. Пастыри же о таком учете их поступков ничего не знают, доколе не будет предъявлен им счет. Семьдесят пастырей — число соответствует традиционному чис­лу языческих народов (ср. Быт 10) — поражают овец в течение четырех последовательных периодов, состоящих из владычес­тва соответственно 12, 23, 23 и 12 пастырей. Их время начина­ется незадолго до разрушения Иерусалима и храма (ср. 89:66), продолжается в течение плена, возвращения и восстановления храма (этот храмовый культ назван нечистым в 89:73) и всего послепленного периода, до времени жизни подлинного автора книги (II век до н.э.) и ожидаемого суда. Таким образом, время их господства включает эпохи вавилонян, персов, Птолемеев и Селевкидов. В какой-то момент (видимо, около 200 года до н.э.) у белых овец рождаются маленькие ягнята. Эти ягнята взывали к другим овцам, призывая их вернуться на правильный путь, но все напрасно.

К концу раздела о пастырях мы встречаем барана с большим рогом (скорее всего, Иуда Маккавей). Когда на него нападают звери и птицы, Бог берет в руку посох гнева и ударяет им в зем­лю. Земля расторгается, нападающие падают в трещину, и зем­ля снова смыкается над ними. Это дает нам ключ ко времени написания Апокалипсиса, ибо представляет собой последнее отраженное в нем историческое событие (около 164 до н.э.).

-[129]-


Джеймс Вандеркам. ВВЕДЕНИЕ В РАННИЙ ИУДАИЗМ


Глава 2. Еврейская литература периода второго храма


 


Затем постепенно начинается суд; Азазел, другие согрешившие ангелы и семьдесят пастырей попадают в огненную пропасть. То же происходит с ослепленными овцами (израильтянами-отступ­никами). Когда новый Иерусалим занимает место старого, в нем поселяется Бог (хотя в нем нет храма). К этому городу стекаются рассеянные израильтяне, а также люди из других народов. Рож­дается белый телец, видимо, мессия (90:37). Для него подобран тот же образ, что и ранее для патриархов, с которых образный ряд начинался. И после этого все превращаются в белых тель­цов. Рассказ заканчивается, Енох просыпается и, что вполне понятно, проливает слезы по поводу увиденного.

Подобно Апокалипсису Недель, Апокалипсис Животных охватывает всю историю, но автор фокусирует внимание на последнем этапе и семидесяти пастырях. Этот и другие образы взяты из Иер 25 (пророчество о семидесяти годах вавилонского плена). Однако автор понимает эти семьдесят лет скорее в русле Дан 9, где они объясняются как семьдесят седмин и также ох­ватывают весь период от падения Иерусалима до II века до н.э. Иер 25, подобно Апокалипсису Животных, говорит о пастырях, которые наказывают Израиль чрезмерно, и их постигнет гнев Божий. Интересно, что в данном Апокалипсисе не упомянуто Синайское откровение, а отношение ко второму храму— нега­тивное. Интересно также наличие мессии, хотя тот и не играет особо заметной роли.

Оракулы Сивиллы (псевдоэпиграф)

Вполне возможно, что следующие иудейские апокалипси­сы, или скорее тексты, похожие на апокалипсисы, содержат­ся в пространном греческом тексте под названием Оракулы Сивиллы. Взяв за образец знаменитые оракулы некой проро­чицы (в классической Греции или еще где-то), авторы этих сочинений вложили предсказания, значимые для иудаизма, в уста сивиллы, изъясняющейся гекзаметрами. Двенадцать книг Оракул Сивиллы (почему-то имеющие в изданиях номера 1-8,

-[130]-


11-14) представлены как христианское собрание. Автор проло­га сообщает, что собрал все оракулы в одну книгу, поскольку они ясно толкуют о Божественной Троице и других подобных предметах. Он также поясняет: «Они ясно толкуют...о неко­торых событиях, которые произошли уже или, быть может, должны еще произойти, они немало повествуют и, попросту говоря, могут принести немалую пользу тем, кто их прочтет»*. В результате получилась комбинация иудейских, христианских и прочих материалов, составленных в разное время, в разных местах и с разными целями.

Здесь мы коснемся лишь древнейшего иудейского материала в сборнике: третьего оракула. Он даст нам общее представление и об этих оракулах, и об отраженной в них форме иудаизма. Сам факт того, что еврейский автор избрал для выражения своих мыслей персонаж пророчицы, популярной в языческом мире, заставляет ожидать чего-то необычного — и читатель действи­тельно не будет разочарован. Смесь греческих и иудейских эле­ментов в тексте поистине поразительна. С другими оракулами третий оракул объединяет то, как в нем предсказываются бедс­твия с последующей фундаментальной переменой в мире.

Основной компонент третьего оракула можно разделить на пять оракулов. Все они принадлежат единому сочинению и да­тируются приблизительно серединой II века до н.э.

1. 97-160. После поэтического рассказа о Вавилонской баш­не автор посвящает раздел владычеству Крона, Титана и Япета и раздорам между ними. (Имя Япета напоминает имя Иафета, третьего из сыновей Ноя.) В греческой мифологии это божес­твенные персонажи, но здесь они названы «наилучшими средь того поколенья» (112). Раздел заканчивается списком восьми царств, который вводит тему царей и царства, важную для пос­ледующих разделов.

* Оракулы Сивиллы цитируются по переводу на русский язык М. Витковской и В. Витковского. — Прим. пер.

-[131]-


Джеймс Вандеркам. ВВЕДЕНИЕ В РАННИЙ ИУДАИЗМ


Глава 2. Еврейская литература периода второго храма


 


 


2. 161-195. Эти стихи предрекают возникновение нескольких царств, в том числе Македонского (Александр и другие) и Рим­ского. Здесь же затрагивается тема гомосексуализма, который оракулы последовательно осуждают (185-186). Разного рода беды продлятся, как сказано (193-195),

...до царства седьмого по счету в Египте, Родом должен быть Эллин, в то время Египта владыка — Сила появится вновь у народа великого Бога: Праведной жизни путь он смертным указывать станет...

Об этом седьмом царе упомянуто еще в стихах 318 и 608. Судя по описанию, это один из Птолемеев, видимо, Птолемей VI Филоме-тор (действительно седьмой, если в счет включить Александра; он царствовал в 180-145 до н.э.). У Филометора были хорошие отношения с египетскими евреями, а войско его возглавляли ев­рейские военачальники Досифей и священник Ония IV (Иосиф Флавий, Против Апиона, 2.49, 53-55), законный наследник пер­восвященства, которому пришлось бежать, когда его отец Ония III был смещен и убит. Филометор дал ему землю и разрешение построить иудейский храм в Леонтополе. Вероятно, здесь перед нами основной ключ к датировке третьего оракула (во время правления Птолемея VI Филометора).




Читайте также:
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...
Как построить свою речь (словесное оформление): При подготовке публичного выступления перед оратором возникает вопрос, как лучше словесно оформить свою...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (463)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.041 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7