Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Господь заповедовал нам 1 страница




 

Отца Игоря дома ожидали насмерть перепуганная жена и его старые друзья-семинаристы. Узнав из сообщений новостей о дерзком побеге трех матерых преступников, захвативших в заложники священника, друзья немедленно примчались домой к своему другу, чтобы поддержать матушку Елену и вместе помолиться о благополучном избавлении из плена. Прибывшие оперативные работники, поднятые по тревоге, тоже были поражены всеми событиями, теряясь в догадках, как квалифицировать действия беглецов и их поступок по отношению к священнику, а также все, что произошло во время спасения людей: как новое преступление или подвиг?

— Есть ли хоть какие-то смягчающие обстоятельства, останься они живы? — спросил отец Игорь старшего следователя, завершившего тщательный допрос.

— Думаю, да, хотя последнее слово всегда остается за судом. Но их фактическая явка с повинной, возвращение взятого оружия, ни одного выстрела… Экспертиза установила, что к той аварии они не имели отношения. Это же подтвердили выжившие солдаты охраны. Причиной всему стало то, что всегда ведет к таким трагедиям на дорогах: пьянство за рулем, безответственность, недисциплинированность, нарушение служебных инструкций. Не случись всего этого, то, как говорится, и волки были бы сыты, и овцы целы. Но главное — это их поступок, настоящий подвиг, достойный самой высокой награды. Безусловно, суд учел бы все, останься они живы. То, что заслуживает похвалы, было бы учтено обязательно. Если и не полная амнистия, то…



— Они уже амнистированы, — тактично высказался отец Игорь. — Амнистированы Богом, пройдя через очищение спасительным огнем. Если суд земной способен все учесть и проявить милосердие, тем паче Милостивый Господь готов простить раскаявшихся грешников.

— Но… — хотел было возразить следователь, усомнившись в искренности раскаяния злостных рецидивистов.

— Раскаявшихся, не сомневайтесь в этом, — понял его сомнение отец Игорь. — И я, грешный, тому свидетель. У Господа нашего обителей много…

Но больше всего и гости, и работники милиции, нагрянувшие к отцу Игорю, были поражены дивным старцем, который вышел из леса после долгих лет отшельничества, совершенного уединения и безмолвия. Все смотрели на отца Агафадора как на живое чудо, не смея ни о чем расспрашивать. Тот передал органам хранившиеся у него документы, подтверждающие личность, дабы снять все подозрения с отца Игоря, приютившего его у себя. Батюшка успел заметить, что в пакетике были университетский диплом старого образца, такой же паспорт, удостоверения о боевых наградах.

А потом, уединившись в выделенной ему комнатке, старец снова предался молитве, лишь ненадолго выходя из своего последнего земного затвора, чтобы напутствовать молодых пастырей, сидевших перед ним и жадно ловивших каждое слово.

— Трудное время выпало вам, отцы, — наставлял отец Агафадор тихим старческим голосом. — Последнее время… И для вас, и для всех. Нынешний мир преисполнен беснования. Современные люди дали дьяволу столько прав над собой, что теперь ежечасно, ежеминутно подвергаются страшным бесовским воздействиям. Один мудрый старец объяснил это нынешнее ваше положение очень верно. «Раньше, — говорил он, — дьявол занимался людьми, а сейчас ими не занимается. Нет нужды. Он выводит их на дорогу верной погибели и на прощанье напутствует: “Ну, ни пуха, ни пера!”. А люди и рады: не бредут, а бегут, мчатся сломя голову по этой дороге сами» Как страшно все это… Бесы овладели людьми, они ездят на них, подстегивают, смеются, хохочут над ними, управляют в любую сторону, а люди безропотно повинуются. Ведь только вдуматься: бесы в стране Гадаринской спросили у Христа позволения войти в свиней, потому что свиньи, эти нечистые животные, не давали дьяволу над собой никаких прав. И Господь разрешил, дабы наказать израильтян, поскольку закон запрещал им употреблять в пищу свинину. А что теперь?..

Наш Господь Иисус Христос лишил дьявола права самому творить зло. Он может совершать его только тогда, если это право даст ему сам человек, распахнет душу: дескать, добро пожаловать, хозяйничай, повелевай, властвуй. Упрямство, недоверие, непослушание всему, что лежит в основе православного учения Церкви, бесстыдство — это отличительные черты присутствия в человеке дьявольской воли. И лишь когда душа человека очистится, в него вселяется Святой Дух, наполняя Своею благодатью.

К большому несчастью, люди не хотят побороть свои страсти. Они отвергают мудрые советы, после чего сами отгоняют от себя благодать Божию. А затем человек — куда ни шагни — не может преуспеть, потому что стал уязвим для бесовских воздействий. Он уже не в себе, ибо извне им командует дьявол. Если же дьявол войдет в человека, то вообще беда для спасения души. Оставленный благодатью, такой пленник становится хуже дьявола, во стократ опаснее его. Потому что дьявол, завладевший человеческой волей, не делает всего сам, а лишь умело подстрекает людей на зло.

Молодые батюшки внимали наставлениям старца, не упуская ни одного слова.

— Вы видели, как несутся уличные собаки за мотоциклистом или машиной по дороге? Гавкают, захлебываются злым лаем, хотят ухватить зубами, забежать вперед, а ничего не могут: те едут быстрее, и к тому же защищены. Да еще какая-нибудь злая шавка сама под колеса угодит. Точно также когда умирает человек благочестивый, то восхождение его души на Небо подобно мчащейся машине или даже поезду. Если же человек умирает духовно несобранным, разболтанным, неподготовленным к встрече с вечностью, то его душа словно находится в машине, которая не едет, а ползет медленнее телеги. Он и не может ехать быстрее, потому что не накачаны колеса. И тогда голодные злые псы запрыгивают в открытые двери и кусают людей.

Если дьявол приобрел над человеком большие права, подчинил себе, должна быть найдена причина происшедшего, чтобы лишить этих его прав. В противном случае, сколько бы ни молились за этого несчастного человека другие, враг не уйдет. Это как тяжелая болезнь: пока не установишь точный диагноз, никакое лечение не будет эффективным. Близкие за него молятся, по святым местам возят, возят на вычитки, а тому становится еще хуже, потому что дьявол мучает его с каждым разом все сильнее и сильнее. Человек должен сам осознать свое падение, искренно покаяться, лишить дьявола всех прав, которые он сам же ему дал. Только после этого тот уходит, а иначе мука земная неизбежно, неотвратимо перейдет в муку вечную.

— Как победить этого коварного врага, как не дать власти над собой? — не удержался от вопроса отец Владимир, увлеченный беседой.

— Как победить? — пожал плечами на его недоумение опытный старец. — В сущности, очень просто! Запустить всеми своими порочными страстями дьяволу в его физиономию. Это в интересах самого человека. Надо проявить военную хитрость: гнев, упрямство, непослушание, лень, высокомерие и тому подобные страсти обратить против врага. А еще лучше — продать свои немощи, страсти тому, кто нам их подсовывает, как гнилой товар, а на вырученные деньги накупить хороших «булыжников», то есть добрых дел, христианских добродетелей, и швырять со всей силы ими в дьявола, как бездомного злого пса, чтобы он к тебе не смел даже приблизиться. Если человек предоставил какой-либо страсти бороться с ним и побороть его, то потом не нужен и дьявол — несчастная душа и без его помощи пребывает во власти греха. Поэтому нужно постоянно быть очень внимательным к себе, закрывать чувства, эти окна и двери души, не оставлять для лукавого открытых трещин, не давать ему пролезать через них внутрь. Именно в этих трещинах и пробоинах наши слабые места. Если оставить врагу даже маленькую трещинку, то он может протиснуться и причинить вред. Если же сердце человека очистится от грязи, тогда враг убегает и снова приходит Христос. Как свинья, не найдя грязной лужи, недовольно хрюкает и уходит, так и дьявол не приближается к сердцу, не имеющему нечистоты. Да и что он забыл в сердце чистом и смиренном?

Обращаясь к Богу, поворачиваясь к Нему лицом, человек получает от Него силу, просвещение и утешение, необходимые в начале пути. Но стоит человеку начать духовную брань, как враг воздвигает против него жестокую борьбу. Вот тогда-то необходимо проявить немножко выдержки. По-другому никак, ибо человек не из умных книжек, а на собственном опыте должен понять, что сам, своими силами, без помощи свыше он не может сделать ничего. Тогда он смиренно просит милости Божией, и к нему приходит спасительное смирение.

— Вам, живущим в мире, намного труднее, чем нам, оставившим этот мир, — продолжал наставлять молодых батюшек умудренный старец. — Дьявол расставил в мире столько сетей, столько волчьих ям, что лишь милость Господня и собственное трезвение духа помогают вам избежать подстерегающих на каждом шагу опасностей. Куда ни шагни — эти сети всюду. Мне, много лет прожившему в лесу, известно, как опытные охотники готовят западню для зверей и птиц. Без опыта, без осторожности их не миновать. А дьявол намного коварнее и хитрее любого лесного охотника.

Бойтесь любых ересей, расколов или даже сомнений в истинности православного учения. Ересь, отступничество от Бога начинаются именно с сомнения: «Может, все не так? Неужели так могло быть? А зачем, а почему, а как?..» Сомнение в душе, в истинности нашей веры подобно опаснейшей инфекции, которая, заразив одного, может передаться сотням, тысячам другим, начав эпидемию. Божие слово — правило веры нашей, как святой пророк говорит: «Светильник ногам моим закон Твой, и свет стезям моим» А коль услышит кто от человека слово, противное Божьему слову и духу, такого, как зараженного моровой язвой, надо сторониться, дабы не вдохнуть той же отравы. Дух неприязненный от злого запаха познается. Слово человеческое — свидетель сердца человеческого и духа, в нем живущего. От этих сетей вражьих как раз предостерегает нас Божие слово: «Не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире». Теперь все больше и больше людей, которые считают святоотеческое богатство Церкви чем-то отсталым, «немодным» для нынешнего образованного человека, поэтому вместо простоты, понятной детям, вносят свою высокомерную философию, свое умствование, высокомерие. Такие «богословы» готовы само Православие признать «отсталой» религией и вместо него предложить новое «христианство» в своей трактовке.

— Да, — соглашались батюшки, — такие призывы уже есть. Это правда. Даже, казалось бы, люди просвещенные, с богословскими знаниями начинают увлекать других тем, в чем сомневаются сами.

— Дальше они будут звучать еще громче. Отвращайте свою паству от этих зазывал, ибо вместо чистой веры во Христа эти «философы» уже несут готовую веру в антихриста. Наша святая правая вера — это не мудрствование, не высокоумие, а «дух и жизнь», поэтому воспринимается не умом, а верующим сердцем.

Все Божественные истины нужно не «обмозговывать», не подвергать сомнению, а именно жить ими, просвещая и согревая свое сердце, воплощая в своей жизни, благоговейно преклоняясь перед ними, не дерзая «анализировать» и «рационализировать» их своим коротким умишком. Держите паству и держитесь сами святых отцов, оставивших нам незамутненное толкование всего, что ждет от нас Господь. Не соблазнитесь ничем, что будут предлагать взамен Православия, чем бы ни искушали и ни угрожали. Вы живете в последнее время…

Бойтесь, избегайте сетей любви мира сего, гордости и суеты его. Дьявол всеми путями и способами старается показать душе христианской честь, славу, богатство и роскошь мира этого и шепчет в уши, как хорошо и приятно быть в чести, быть всеми прославляемым и хвалимым, жить в богатстве, в богатом и красивом доме, одеваться в дорогую одежду, ездить на дорогих машинах, знаться со знатными и прославленными людьми, ставить каждый день богатую трапезу и веселиться, и приезжающих гостей веселить, и прочее.

— Вам сейчас трудно, а дальше будет еще труднее. Все упование необходимо возложить на Бога, не теряя, однако, терпения и внимания, ибо часто, торопясь распутать клубки, люди запутывают их еще больше. Бог распутывает с терпением. То, что происходит сейчас, продлится недолго. Возьмет Бог метлу! Когда-то на Святой Горе было много турецких войск, и поэтому на некоторое время монахи разошлись кто куда: одни — молиться, другие — сражаться. И лишь один черноризец приходил издалека возжигать лампады и подметать. И внутри монастыря, и снаружи было полным-полно вооруженных турок, а этот бесстрашный монах, подметая, одно дело молился и твердил: «Матерь Божия! Что же это такое будет?»

Однажды, так с болью молясь Божией Матери, он видит приближающуюся к нему дивную Жену, всю в неземном сиянии. Это была Матерь Божия. Подходит к нему, берет из его руки метлу и говорит: «Не умеешь ты хорошо подметать, Я Сама подмету». И действительно начала мести метлой, а потом исчезла внутри алтаря. Через три дня ушли все турки! Матерь Божия их выгнала.

Помните, отцы: все то, что не по правде, Бог выбросит вон, как из глаза слезой выбрасывает соринку. Дьавол день и ночь сеет зло, а Господь наш это зло обращает на пользу — так, чтобы из него получилось добро. Поэтому не расстраивайтесь излишне над всем, что ждет впереди, ибо над всем и над всеми Бог, Который управляет всем и посадит каждого на скамью подсудимых дать ответ за содеянное, но каждый и воздаяние от Него получит. Будут вознаграждены те, кто в чем-то поможет добру, и будет наказан тот, кто делает зло.

Старец задумался.

— Сегодня стараются разрушить веру и, для того чтобы здание веры рухнуло, потихоньку вынимают по камешку. Однако ответственны за это разрушение мы все: не только те, кто вынимает камни и разрушает, но и видящие, как сознательно, стремительно разрушается святая вера, и не прилагающие усилий к тому, чтобы ее укрепить. Толкающий ближнего на зло даст за это ответ Богу. Но даст ответ и тот, кто в это время находился рядом: ведь он видел, как кто-то делал зло своему ближнему, но не противодействовал этому. Народ легко верит человеку, умеющему убеждать.

Развратители общества умышленно создадут нам трудности, стеснят остальных людей, монастыри. Церковь, монашество обозлят их, как диких зверей, потому что они будут открыто говорить об их коварных планах, обличать их во зле, предупреждать людей не верить обману. Однако ситуации, которая окончательно обозначится в последние времена, можно противостоять только духовно, а не по-мирски: кулаками, митингами, плакатами. Шторм должен будет усилиться, тогда он выбросит на берег весь мусор, все ненужное, а затем положение прояснится. И вы увидите, как в этой ситуации одни получат чистую мзду, а другие оплатят долги.

Господь милостив к нам, грешным, необычайно! Это нужно уметь видеть. Ведь если бы то, что происходит теперь, и то, что задумывают сделать в скором времени, происходило десятка два лет назад, когда люди не имели такого духовного иммунитета, то было бы чрезвычайно тяжело. А сейчас, по милости Божией, Церковь стала намного крепче, подготовленной к грядущим испытаниям. Бог безгранично любит человека и позаботится о том, что им нужно, чтобы сами люди верили и соблюдали Его заповеди, не отступили от своего Творца.

— Да, — снова соглашались собеседники старца, — этих соблазнов сейчас предостаточно: и в миру, и даже в среде наших собратьев.

— Сердце людей вообще, а пастырей Божиих особенно не должно прикипать ни к чему земному, тленному, материальному, иначе в сердце ничего не останется для Бога. Не отдавайте своего сердца ничему материальному: пусть трудятся руки, ноги, голова, но не сердце. Оно принадлежит Богу. Нынешнее безбожие особенно опасно тем, что оно отрицает Бога не по чьей-то навязанной атеистической идее, а материально, полностью захватывая людские души, лишая их спасительной жизни через привязанность ко всему земному, красивому, броскому, технически усовершенствованному. Люди стремятся окружить себя не Божественной благодатью, а земным комфортом, разными удобствами, роскошью, умной техникой, которая разгружает человека от всего, что раньше было основой его бытия: каждодневный труд, единение с землей, творениями Божьими, которые служили людям. Спроси современного человека: «Зачем тебе Бог?» — он и не ответит. Действительно, зачем ему Бог, когда он сам себе бог: все знает, все умеет, всем обладает. А некоторые скажут: «Зачем мне Бог, когда я и так живу в раю, ни в чем не нуждаюсь». И они правы: Бог таким людям не нужен, они не знают, как к Нему обращаться, о чем просить. Все есть: богатый дом, достаток, роскошь, удобства, здоровье, успех, слава, почести… Что может Бог дать мне больше того, что я уже имею? А если чего-то сейчас у меня нет, то будет завтра: или куплю, или заберу у другого, или само придет. Зачем мне Бог? А раз мы сами с усами, сами себе боги, то нам все дозволено: никакой морали, никаких тормозов! Наоборот, порок возводится в закон жизни людей, задергивает тех, кто отваживается пороку противостоять, защищая других. Нынешний материальный атеизм подобен моровой язве, которая не просто заражает, а убивает душу человека, делает ее нежизнеспособной, бесчувственной ко всему Божественному.

«Это действительно так», — ловили себя на мысли друзья отца Игоря, глядя на свою жизнь, всецело поглощенную заботами о материальном достатке, бизнесе, комфорте, начиная понимать, насколько далеко в духовном отношении опередил их ровесник и собрат, над которым они все время посмеивались, считая неудачником по жизни, затворившим себя в этой лесной глуши»

— Старче, как оградить свою душу от излишних мирских пристрастий и попечений? Как помочь осознать это людям?

— А вы рассказывайте им одну старую притчу о том, какую награду себе просили богач и бедняк, когда умерли. Богач жил в роскоши, ни в чем себе не отказывая, а бедняк — по-бедняцки: перебивался с хлеба на воду, но главным его богатством была молитва к Богу. Оба умерли в один день, и оба, взойдя на небо, оказались перед какими-то большими железными воротами. Богач первым стал нетерпеливо стучать туда, чтобы кто-то открыл. Вдруг смотрят: дверь открылась и навстречу им вышел Апостол Петр. Завел их вовнутрь и говорит им:

— Я скоро возвращусь, а вы подумайте каждый, что бы хотели получить в этом загробном мире.

Возвращается, бедняк не успел даже рта открыть, а богач к апостолу первым:

— Так, — говорит, — хочу дворец из чистого золота, чтобы во дворце тоже все золотом, чтобы каждый день на столе свежая колбаска, свежее сало. В подвалах чтобы столько денег в сундуках лежало, что не перечесть.

И продолжает диктовать Апостолу свои желания, тот только успевай записывать.

— Да, чуть не забыл, — говорит богач. — Чтобы каждое утро газета на столе была и стакан молока.

— Будь по-твоему, — сказал апостол и завел богача в комнату — точь-в-точь такую, как тот просил: сплошное золото, на столе колбаска, сальце, молочко, газетка.

Живет богач, наслаждается: сундуки открывает один за другим, а там денег — уйма. Проходит год, два, десять, сто… Скучно стало богачу: каждый день одно и то же, никуда не пойти, никуда не выглянуть. Опостылело ему все: и золото, и колбаска, и газета, и молоко. И год за годом идет, идет… У вечности счета времени нет.

Приходит снова Апостол, а богач как накинется на него:

— Ах ты, обманщик! Такой, оказывается, у вас рай?

— Так ты не в раю вовсе, — говорит ему Апостол. — Ты — в аду. К чему стремился — то и получил.

— В аду? — изумился тот. — Тогда где же мой сосед-бедняк, с которым мы в один день умерли?

Повел Апостол богача по каким-то мрачным коридорам, лестницам и вывел его на самый верх того золотого дворца, под самую крышу, откуда через маленькую щелочку пробивался волшебный, несказанной красоты свет. Поднялся богач на цыпочки и увидел такое великолепие, что все золото, которым он был окружен, сразу померкло. Увидел он всю небесную славу, услышал ангельское пение, сонмы Ангелов, парящих вокруг величественного трона Царя Славы.

— А кто это сидит вон там, на скамеечке? — спросил богач Апостола, заметив вдруг маленькую фигурку.

— А это и есть твой сосед-бедняк. Он не просил ни о чем: лишь маленькую скамеечку возле подножия Святого Престола, чтобы всегда видеть эту неземную красоту. Каждый из вас получил то, к чему рвалось его сердце.

Молодые батюшки улыбнулись, услышав назидательную притчу.

— Лукавый дух устраивает все для того, чтобы человек совершенно не помышлял о своем высоком христианском звании, забыл, что он искуплен, позван, обновлен к вечной жизни, — продолжал наставлять отец Агафадор. — Сколько христиан уже попалось в эти сети! Даже пастыри, поставленные пасти свое словесное стадо — и те не всегда могут устоять. Сколько из них прельстилось разной мишурой, блеском, лоском, почестями, наградами, славословиями в свой адрес, сколько приступают к совершению величайшей Тайны Тела и Крови Христовых без всякого дерзновения, не говоря уже о страхе Божьем, с головой, переполненной разными суетными мыслями, мечтаниями! Бойтесь гнева Господнего, ибо через таких нерадивых, падких до славы и земного богатства пастырей от Церкви Христовой отпадает людей больше, чем во времена самых лютых гонений на христиан.

Враг прельщает нас ко всякому греху, и сколько несчастных людей запутались в его сети! В них пойманы воры и убийцы, прелюбодеи, блудники и все любители нечистоты, пьяницы, чревоугодники — всех и не счесть. Из них не могут выпутаться сквернословы и кощунники, ссорящиеся друг с другом, не желающие уступить, чародеи и все, кто к ним зазывает… От этих сетей предостерегает нас Божие слово: «Отступит от неправды всякий, исповедующий имя Господа. Возмездие за грех — смерть».

Берегитесь сетей дьявола, когда враг нашептывает, влагает нам злые мысли: неверие, сомнения, хулу на имя Божие, отчаяние и прочее. От этих сетей предостерегает нас Божие слово: «Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш, дьявол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить. Умейте противостоять ему твердой верой» Другого оружия у нас, христиан нет: только твердая вера в Бога!

Когда враг нашего спасения сам не может уловить человека, то посылает к нему злых людей, служителей своих, и через них, наученных коварству, старается уловить доверчивые души. Отсюда видим вокруг себя много льстецов, хитрецов, обманщиков, которые притворяются добрыми и стараются вкрасться в сердце благочестивое и войти в дружество с ним, но внутри — волки в овечьих шкурах и тайное орудие дьявольское. Такие волки еще опаснее, чем сам дьявол. Рано или поздно они показывают свое ядовитое жало, истинное нутро, но сколько же душ успеют соблазнить и погубить!..

«И уже погубили!» — соглашались с ним молодые пастыри, сталкиваясь ежедневно с соблазнами современного мира, в котором жили сами.

— Тайные и очень скрытые сети его — когда он под видом добра зло и под видом добродетели подсовывает нам порок, завернутый в красивую упаковку или же помазанный медом. Например, внушает человеку собирать богатство ради подаяния милостыни: «Будешь тем снабжать убогих, и от этого немалую пользу иметь», — но" сам замышляет укоренить в сердце его сребролюбие и ко всякой неправде привести. Отсюда бывает, что многие щедро одним дают, но у других отнимают. Не милостыня это, а бесчеловечность. Или же под видом угощения, любви ради учит человека обеды и пиршества устраивать, к ним созывать приятелей своих и угощать их. Но тем самым подстрекает к пьянству, бесчинству, роскоши и расточению имения, и прочему злу.

Ныне среди людей все более укореняется некий порочный дух. Даже духовные люди стремятся к юридической справедливости и при этом еще утверждают, что веруют в Бога. Они открыто говорят: «Ты имеешь право на то, я имею право на это, и не смей посягать на мое!» Называющие себя христианами доходят до того, что подают друг на друга в суд! Они не должны были бы обращаться в суд, даже если бы правда была на их стороне, — тем более, если они не правы! Вот поэтому некоторые и теряют веру — по вине таких порочных христиан. Люди видят, что кто-то ни в церковь не ходит, ни постов не соблюдает, а тем не менее не доходит до такого, кто-то иной, и храм который посещает, и постится, и дает милостыню, и совершает все, что положено, но при этом тащит в суд какого-нибудь бедняка за то, что тот должен ему немного денег. И делает это исключительно для того, чтобы «отстоять свои законные права». Вот какие принципиальные люди!..

От этих и прочих сетей вражьих никакой человек сам не может избавиться. Избавитель наш — Всесильный Господь. Святой Пророк своим примером указывает на средство, которым от сетей его избавляемся, и говорит:

«Возвел я очи мои в горы, откуда придет помощь моя. Помощь моя от Господа, сотворившего небо и землю». Вот оно, самое верное средство спасительное — помощь Божия. Все наши старания и труд без помощи Божией бесполезны и суетны.

— Как же устоять нам, отче, среди нынешних соблазнов мира? — вопрошали старца. — Как быть всем верным среди этих сетей и искушений?

— Не уставайте напоминать людям, что через Святое Крещение мы избавились от рабства дьяволу, и путем жизни этой, как пустыней, идем в Небесное наше Отечество, для которого искуплены Кровью Христовой. Но дьявол со своими злокозненными сетями, мир — с соблазнами, плоть — со страстями и похотями противятся нам, чинят нам преграды и не пускают нас. Однако мы своего дела да не оставим, а далее и далее путем нашим да пойдем. Ибо Тот же Господь Иисус Христос с нами невидимо присутствует, по непреложному обещанию Своему: «Овцы Мои слушаются голоса Моего, и Я знаю их; и они идут за Мною. И Я даю им жизнь вечную, и не погибнут вовек; и никто не похитит их из руки Моей»

Сейчас прошло время истинных богатырей духа, остались единицы. Нынешние люди лишь восхищаются подвигами тех, о ком читают в житиях, а этим нужно не только восхищаться, но жить самим, подражая им. Через страсть к материальному изобилию, достатку, комфорту, поразившую даже духовных людей, почти оскудел дух истинного подвижничества, который в прежние времена был нормой. Возьмите в руки старинные книги: они зачитаны буквально до дыр, уголки страниц черные, на бумаге следы от горящих свечей и слез. Люди не просто читали, а жили тем, что читали, — и так становились святыми. Было изобилие добра, был подвижнический дух, поэтому человек духовно расслабленный, ленивый, нерадивый не мог устоять в своем нерадении. Его увлекал за собой общий поток добра.

Это напомнило мне один случай. Когда я впервые приехал из деревни в огромный город, то очутился в метро. Стою, ничего не соображая, куда идти, в какую сторону ехать. Пошел к эскалатору, бегущей вниз лестнице, — и тут меня как подхватит людской поток, как понесет с собой, что я не мог и сопротивляться. Куда они, туда и я, только успевай ноги переставлять.

Так и в духовной жизни. Если все стремятся, дружно идут в одно и то же место, то кому-то одному сложно не идти вместе со всеми, даже если он этого не хочет, сопротивляется, упорствует. Другие увлекают его за собой. Теперь же все наоборот: если человек хочет жить духовно, то в суетном бездуховном мире ему не находится места. И стоит лишь на секунду расслабиться — как несущийся вниз поток мгновенно подхватит и унесет с собою. В прежние времена было обилие добра, добродетели, хватало добрых примеров — не только книжных, а прежде всего живых, реальных, и зло не могло противостоять этому добру, оно тонуло во множестве добра. Да, было нерадение, бесчинство, которое существовало и в миру, и даже в монастырях, но оно не вредило людям, не развращало их так бесстыдно и открыто, как сейчас. Малое добро тонет во многом зле: и в простых людях, и в тех, кто наделен большой властью над ними.

Если хотя бы в ком-то живет подвижнический дух, это сильно помогает другим. Неслучайно преподобный Серафим говорил: «Спасайся сам, и вокруг тебя спасутся тысячи» Если духовно преуспевает один, польза от этого будет не только ему самому, но и многим. Как и с человеком духовно вялым: он своим примером неизбежно воздействует на других. Поэтому те, кто хочет преуспеть в христианской духовной жизни, должны не только не поддаваться влиянию мирского духа, но и не сравнивать себя с людьми мира сего. Поставь себя рядом с мирскими — и начинаешь считать себя святым, затем идет расслабление и в итоге такая духовная рассеянность приводит к тому, что люди становятся нерадивее тех, с кем себя сравнивали. Образцом в духовной жизни должны быть святые, а не люди мира сего. Один подвижник советовал совершать по отношению к каждой добродетели такую работу: находить святого, который этой добродетелью отличался, и со вниманием читать его житие. Тогда человек увидит, что он еще ничего не достиг, и будет продолжать свою духовную жизнь со смирением. Ведь когда спортсмены бегут, никто из них не оглядывается назад, чтобы увидеть отстающих. Только вперед! Ведь если они будут бежать вперед, но постоянно оглядываться назад, то станут последними сами. У того, кто стремится подражать тем, кто преуспевает, совесть утончается. Глядя же на тех, кто живет порочной, расхлябанной жизнью, человек начинает находить себе оправдание, извинять себя тем, что в сравнении с чьими-то грехами его собственные не так уж велики и страшны. Так закрадывается очень опасный лукавый помысел: я, дескать, грешен, но есть кто-то и хуже меня. Так человек заглушает в себе голос совести, душит ее, сердце становится бесчувственным, словно его закатали в асфальт.

Молодые пастыри примеряли эти наставления к собственной жизни и немощам, все глубже и глубже осознавая свое несовершенство и неопытность, благодаря Бога за то, что Он послал им такого умудренного в духовных бранях пустынножителя.

Отец Агафадор приводил в своем разговоре сравнения, взятые не только из творений святых отцов, но и непосредственно из прежней жизни: очень простые, понятные и даже трогательные.

— У меня рядом с пещеркой, прямо в дупле дерева, дикие пчелы поставили свой улей. Как же у них все там продуманно, хотя нет ни архитектора, ни подрядчика, ни техники строительной — ничего. Желаю и вам трудиться правильно, духовно, создать духовный улей, дающий духовный мед, дабы все, вкушающие его с верою, наслаждались, исцелялись и крепли. Бог помогает не только нам, людям, но и животным тоже. Не зря столько есть святых покровителей животных. А самим животным сколько приходится терпеть! Мы и неделю не смогли бы понести того послушания, какое они несут, служа человеку. Хорошо, если добрый хозяин о них вспомнит и накормит. Если нет, то остаются голодными, без крова над головой. Если же не угодят хозяину, не выполнят того, что он хочет, их бьют. А трудятся ведь без всякого вознаграждения! Мы за одно лишь «Господи, помилуй!» можем получить рай. А животные превзошли нас и в нестяжании, и в терпении, и в послушании.




Читайте также:
Модели организации как закрытой, открытой, частично открытой системы: Закрытая система имеет жесткие фиксированные границы, ее действия относительно независимы...
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (278)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.025 сек.)