Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Церковь живет на деньги атеистов




Поможем в ✍️ написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

А теперь настала пора открыть

главную тайну церковной экономики:

Церковь живет на деньги атеистов.

д. Андрей Кураев

Статья А. Кураева "Откуда у церкви деньги" не могла не заинтересовать. Да, действительно, "откуда?" Очень интересный вопрос, мне всегда хотелось знать на него ответ. И я думал, дьякон А. Кураев сейчас поможет мне в этом.

Для тех, кто не знает, поясним - дьякон А. Кураев известный в соответствующих кругах церковно-православный публицист. Напомним, что в своё время он был "дипломированным атеистом". Окончив филфак МГУ и получив высшеё образование, он специализировался на пропаганде атеизма. Но, как мы знаем, гос. финансирование атеизма в средине 80х практически прекратилось и А. Кураева, по его собственному выражению: "Господь взял и привел"в РПЦ (м).Видимо уже тогда А. Кураев знал, что у церкви есть деньги, правда не знал, откуда они. Настоящий специалист нигде не пропадёт.
Если провести аналогию с системой образования, где есть начальное, среднее и высшее и с системой церковно-образовательной иерархии, где так же имеются три основных, принципиально отличных друг от друга ступени, то звание дьякона, которое носит А. Кураев, соответствует среднему церковному образованию. Если же провести аналогию между плотским и духовным рождением человека, то в этом аспекте А. Кураев, без всякого сомнения, является духовным гибридом, бастардом. Именно это и делает его неким связующим звеном между совершенно отдалившейся в духовно-идейном плане от народа церковью и общей массой более или менее здраво мыслящих людей. Он частично понимает и тех, и других, хотя по существу и не принадлежит ни церкви, ни свету. И судя по названию его статьи, он, кажется, понял, откуда у церкви деньги. Но не будем забегать вперёд, а пройдём немного вместе с мыслями выдающегося популизатора православия.Не запах ладана и воска встречает посетителя у входа во многие православные храмы – а звон монет и разговоры о деньгах - пишет он в самом начале статьи. Если человек знает Евангелие – он тут же вспоминает, что Христос изгнал торговцев из храма. Если человек Евангелия сам не читал – что ж, рано или поздно найдутся “доброжелатели” из какой-нибудь секты, которые не откажут себе в удовольствии ткнуть пальцем в чужой грех. С гневным возмущением они обратят ваше внимание на очевидное противоречие между жизнью православной церкви и Евангелием,…Но ведь Евангелие читают и православные священники. Почему же в наших храмах звенят деньги? Да, начало и в самом деле несколько удивительное. (Любопытно, основано ли это меткое наблюдение на личном восприятии автора.)
Можно подумать, что далеё в статье автор опровергнет это заявление, ан нет. Он не только не собирается опровергать, но в нескольких абзацах доказывает, что это единственно возможное положение вещей. Вспоминая известную евангельскую историю об изгнании Иисусом из храма торговцев, он утверждает, что она не применима к социально-экономическим условиям существования русского человека. Деньги в храме – это плата за то, что мы живём в условиях, весьма отличных от той культурно-бытовой среды, в которой складывались устои православной жизни. Это наша плата за то, что мы живём не в традиционном обществе, не в крестьянской общине. Мы – жители городов, вдобавок северных, а отнюдь не палестинских или греческих.
Вот так. Хочешь жить в городе, да ещё северном - плати церкви деньгами. Прямо в храме. Весьма подозрительное умозаключение. Не столько в том смысле, что оно явно логически дефективно, сколько в том, что при его естественном развитии возникает совсем другая мысль. Если уж мы не палестинские крестьяне, а городские русичи и живём совсем по-другому, может и все устои православия нам не подходят, а деньги тут вовсе не причём? Но оставим этот вопрос - сегодня он не является целью нашего рассмотрения. Мы же продолжим идти вслед за мыслями дьякона.
Часть того, что человек заработал, он в виде денег приносит в храм. Эти бумажки он меняет на то, что не сделал сам, но что нужно для службы в храме: на свечи, хлеб (просфоры), вино, масло, ладан… Для постороннего взгляда здесь происходит явная торговая операция: деньги меняются на предметы. На самом деле всё иначе. Человек принёс свою жертву. Но ведь денежную купюру не зажжёшь вместо свечи, а монету не положишь в кадило вместо ладана. Что ж – Церковь заранее позаботилась о том, чтобы нужные вещества были заготовлены. Свечу не нужно делать самому и везти в храм через полгорода. К церковному порогу прихожанин может поднести свою жертву в виде монетки, а уже внутри храма идти со свечой в руке.
Да, для постороннего взгляда всё это не выглядит, как торговая операция. Человек приносит деньги, а уходит без них. И без купленного товара. Для постороннего взгляда это выглядит ещё болеё подозрительно, чем торговая операция. Хотя, в общем, нельзя не согласится с той идеей, которую автор хочет высказать в завуалированном виде - человек может распоряжаться собственными деньгами, как ему заблагорассудится. Однако, возвращаясь к вопросу о деньгах, заметим, что А. Кураев не прав в главном. Верующий как правило приносит деньги в храм не для того, чтобы их пожертвовать, а для того чтобы ему оказали конкретные услуги. Крестины, венчание или погребение - всё это платные услуги. Даже чтобы передать на алтарь записочку о поминовении, надо приложить к ней определённую сумму денег. Кстати, насколько я знаю часть большая часть этих денег так, и остаётсяу священников, дьяконов и др. служителей культа.
Вероятно, поэтому дьякон А. Кураев вспоминает налоговую инспекцию.
Налоговая инспекция видит здесь акт торговли. И, конечно, требует поставить кассовые аппараты в храмах и уплачивать “налог с продаж” свечей и просфор. В чём тут неправда? – Человека понуждают давать жертву совсем не тем, для кого он её принес. Человек принёс свою жертву в храм, а налоговая инспекция говорит: нет-нет, вот эту часть мы берём себе. Если люди сегодня больше доверяют Церкви, чем государству – разве в том вина Церкви?
Законодательство гласит, что если предприниматель часть своей прибыли жертвует на церковь, пожертвованная сумма исключается из его налогообложения. Так почему же это правило нередко забывается, когда речь идет о тех копеечках, что живые и небогатые люди (а не юридические лица) приносят к храмовому порогу? Мы не видим в этом акта купли-продажи.
Да, в среде людей занимающихся финансовыми операциями принято обвинять налоговую инспекцию в завышении налоговых требований. Дьякону А. Кураеву не хочется платить налоги государству? Что ж, он не первый. Ещё две тысячи лет назад фарисеи искушали Христа точно таким же вопросом - позволительно ли давать, подать Кесарю, или нет? ( Мат.22,17). Либо уважаемый дьякон просто фарисействует, либо опять, как и в случае с торговцами в храме, древняя христианская мудрость опять не применима к нашим условиям жизни. Ну да бог с ними, с фарисеями.
Ведь дьякон А. Кураев открывает нам свою " главную военную тайну"-
А теперь настала пора открыть главную тайну церковной экономики: Церковь живет на деньги атеистов. Признаться, очень интригует. Может хоть теперь автор "пошутил", чтобы создать напряжённый момент в своём повествовании? Так сказать, литературный приём? Нет. Он совершенно серьёзен. Опять, в нескольких абзацах он поясняет свою весьма подозрительную мысль, которую далеё формирует в болеё развёрнутом виде: Вот парадокс городской церковной жизни: постоянные прихожане, подлинные духовные дети священника денег в храм практически не приносят. Храм же живёт не на пожертвования прихожан, а на деньги “захожан”. Прежде всего – на деньги тех, кого приносят в храм дважды в жизни: первый раз, чтобы крестить, второй раз - чтобы отпеть. Вот эти практические атеисты, не знакомые ни священнику, ни прихожанам, и передают свои деньги в церковный “свечной ящик”.
Два совершенно потрясающих момента настолько бросаются в глаза, что даже начинают появляться сомнения - уж не является ли дьякон А. Кураев, атеистическим "шпионом", внедрённым в самое сердце РПЦ? Хотя нет, явно не в сердце. Вероятно, в другое место. Первый момент - дьякон А. Кураев открыто характеризует церковь, как паразита, питающегося соками окружающих и не принадлежащих к нему людей. Здесь мы не можем с ним поспорить. И дело тут не в свечных ящиках. Когда баснословные деньги тратятся на восстановление храмов из государственной казны (вспомните хотя бы московского мэра! да и другие градоначальники часто помогают церкви из бюджетных денег)тратятся деньги налогоплательщиков, более половины, которых не являются адептами отделённой от государства церкви. Но говорить об этом так в открытую...
И второй момент - выходит, "захожане", люди которые приходили в церковь , чтобы хоть как то приблизится к богу, и сделать это не "на халяву", как "подлинные духовные дети", для священника или дьякона, берущего с них за это деньги представляются "практическими атеистами". Такое отношение к прихожанам, или по выражению автора "захожанам", по меньшей мере оскорбительно. И тут с автором категорически согласиться нельзя.
Но зато какой чудесный механизм обрисовал нам дьякон А. Кураев. Коротко перескажем то, что получилось: Атеисты очередью идут в храм. Креститься. В храм они хотели бы принести дары богу, свечки и просфоры, так хоть и атеисты, но понимают, что всё их благосостояние и счастье зависит от господа бога, в которого, однако, не очень-то верят. Но свечечки то они дома сделать не могут, поэтому идут в храм с деньгами. В храме они отдают свои деньги попам, чтобы те могли оплатить себе зарплату и смогли воспитывать своих "подлинных духовных детей". И, окрещённые, уходят, оставаясь атеистами, чтобы вернуться лишь к отпеванию. Вызывающая нелепость этой модели прямо приводит к следующему выводу. Дьякон А. Кураев намеренно искажает действительность, чтобы скрыть за рассуждениями о "свечном ящике" истинные источники финансирования церкви. Только что, проявив всеобъемлющие знания про источники финансирования церквей других конфессий и стран, он начинает, извините, лепетать про свечки-просфорки.
Всё что он пишет про эти самые свечки-просфорки, вообще, не является для церкви источником финансирования. Это всё даёт лишь некоторый приработок приходским попам и прочему храмовому персоналу. Именно на просфорах толстеют местные батюшки, отращивающие пузца под объёмистыми рясами. ( Действительно, видели ли вы хоть раз худого православного попа? Разве что раз...) Именно за их сытость и вступается дьякон А. Кураев своей статьёй, так и не сказав про то, откуда у церкви деньги. Чуть-чуть поможем ему в этом. 1-ый источник поступление денег в церковь - это налоговые и таможенные льготы на коммерческие операции проводимые всеми официальными религиозными организациями и прежде всего РПЦ, предусмотренные в российском законодательстве. Именно это, кстати, и обуславливает повсеместный рост разных церквей и сект. Похожие налоговые льготы имел не так давно печально известный фонд спорта. Фирмы, им зарегистрированные, могли беспошлинно ввозить и продавать алкоголь и спиртное. Интересно, что РПЦ имеет, во всяком случае долго имела подобные льготы. 2-ой источник, и на него справедливо указывал дьякон А. Кураев, заключается в изъятии из налогообложения пожертвованных религиозной организации денег. Здесь процесс пожертвования можно сделать взаимовыгодным. То есть большая часть пожертвования тут же возвращается пожертвовавшему. В результате получается, что деньги выводятся из под налогообложения с минимальными потерями. Неизвестно, занимается ли этим именно православная церковь, но возможность это делать у неё определённоимеется. 3-ий же источник особо значим именно для РПЦ. Это финансирование церкви государственными структурами различных уровней. Обычно этим занимаются главы администраций и мэры городов с целью поднятия своей элективной популярности. Сюда включается и прямое финансирование церкви, постройка и реставрация культовых сооружений, передача земли и ценностей в собственность церкви. Понятно, что когда государство вкладывает деньги в церковь для создания своей идеологической базы (а именно эту функцию несла церковь в дореволюционной России), то ни о какой "жертве богу " и речи быть не может, тем более, что церковь всё ещё формально отделена от государства. Речь в данном случае идёт о нецелевом использовании государственными чиновниками денег налогоплательщиков, большинство из которых не являются православными христианами, в политических и, часто, личных целях. Именно эти источники и формируют весьма значительные финансовые потоки, проходящие через церковь. Разумеется дьякон А. Кураев ещё очень далёк от этих финансовых потоков. Если именно это привело к тому, что он так неудачно раскрыл финансовые механизмы приносящие деньги церкви, то, мы надеёмся, что наша критика заставит его подумать и написать болеё правдоподобную статью о церковных деньгах. Выскажу теперь своё личное мнение по этому поводу. Вообще, за услуги, оказываемые в храме нельзя брать никакие деньги. Ни рубли, ни доллары, ни серебро, ни золото, ни баранов, как это делали те же иудеи. Нельзя брать с человека деньги за его желание общения с богом. Нельзя брать деньги за посредничество между человеком и богом. Ведь если верить тем же православным попам, церковь - это тело христово. А вы помните, чтобы Христос хоть раз попросил у кого-нибудь денег или взял их? Но, повторяю, это всего лишь моё личное мнение[165].



О большем, глобальном масштабе говорит политолог, вице-президент Академии геополитических проблем, Леонид Ивашов: «С уничтожением СССР для мировой финансовой олигархии, выстраивающей всемирную пирамиду денежной власти, настал вроде бы долгожданный час — покорение мира с помощью доллара и изменения сознания, отмечает российский эксперт. Всё, казалось бы, шло успешно - и вдруг Россия взбрыкнула. В Кремле, прислушиваясь к настроениям народа, заговорили о возвращении к исторической традиции, к традиционным нравственным ценностям, основа которых — православная вера. Зазвучала критика агрессивной политики Запада. Это-то движение России, пока едва лишь наметившееся, уже воспринято незападной частью мировой цивилизации как обнадёживающий сигнал к действию, к сопротивлению стратегии «золотого миллиарда», обрекающей человечество на катастрофу. Поэтому подавить ростки русского национального самосознания, тенденцию укрепления русской православной традиции является для глобализаторов задачей № 1, резюмирует Ивашов. И в решении этой задачи консолидируются сегодня американский Госдеп и российские либерал-демократы, Березовскийи британские спецслужбы, пайпсы и гинзбурги[166].

ВЫВОДЫ: По первому: Ни убавить, ни прибавить - это и есть вывод. По второму – всё верно. На этом и остановимся.

 

 




Читайте также:
Организация как механизм и форма жизни коллектива: Организация не сможет достичь поставленных целей без соответствующей внутренней...
Как вы ведете себя при стрессе?: Вы можете самостоятельно управлять стрессом! Каждый из нас имеет право и возможность уменьшить его воздействие на нас...
Почему двоичная система счисления так распространена?: Каждая цифра должна быть как-то представлена на физическом носителе...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (317)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.009 сек.)
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7