Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


ОБЩЕСТВО И ЕГО СТРУКТУРА 5 страница




§ 3. Этноцентризм и культурный релятивизм

Этноцентризм

Впервые в социологии этноцентризм и культурный релятивизм были описаны американским социологом Уильямом Самнером в книге «Народные обычаи» (1906). Суть этноцентризма — в оценке других культур на основе собственной, базирующейся на вере в биологичес­кое и культурное превосходство своей социальной общности над други­ми. У. Самнер считал этноцентризмом такой взгляд на общество и его культуру, при котором определенная социальная общность считается центральной, а все другие соотносятся и соизмеряются с ней. Отсюда этноцентризм часто выступает как противопоставление «мы — они». Как показывают социологические исследования, проведенные в раз-11ых странах, люди склонны переоценивать свою культуру и недооце­нивать чужую, поэтому этноцентризм можно считать в известной ме­ре универсальной человеческой реакцией.

Позитивен или негативен этноцентризм? На это вопрос не просто ответить. Этноцентризм содержит в себе и положительные, и отрица­тельные стороны. Он сплачивает социальную общность, стимулирует и усиливает патриотизм, способствует росту активности. Вместе с тем эт­ноцентризм может выступать как средство разжигания неприязни меж­ду социальными общностями, народами. В определенных условиях он способен быть фактором их обособления и вести к национализму.

Что касается этноцентризма в культуре, то, наряду с пробуждением и активизацией интереса к культуре собственного этноса, он часто иг­рает тормозящую роль. Логика здесь примерно такова: если моя куль-



Раздел III. Общество и его структура


тура — лучшая в мире, то зачем тогда нужны взаимодействия с други­ми культурами и их использование? Эта логика свойственна сегодня определенной части американского общества, лозунг которого — «Америка — лучше всех». При рассмотрении культуры с позиций эт­ноцентризма трудно прийти к пониманию необходимости ее взаимо­действия с другими культурами.

Проявляется ли этноцентризм в современном российском обществе и российской культуре? Безусловно, да. Процессы 1990-х гг. в достаточ­но жесткой форме выдвинули проблему выбора пути развития общее г-ва и его культуры. Наряду со сторонниками «прозападного» варианта, связанного с использованием в основном опыта развитых западных стран, а также Японии, Южной Кореи и др., есть немало защитников чи­сто русского, национального пути развития. Но их наличие еще не озна­чает причин для появления «русского» этноцентризма. Выбор собствен­ного пути — процесс естественный, особенно для большой страны, переживающей тяготы переходного периода к новому этапу развития.

Сложность ситуации состоит в том, что среди многочисленных ло­зунгов, целей и средств их достижения одним из них становится чрез­вычайно реакционный, доводящий этноцентризм до крайней формы его проявления — национализма лозунг «Россия — для русских». Питательную среду он находит в многочисленных конфликтах и про­тиворечиях межэтнического и межнационального характера,*связап-ных с войной в Чечне, с отношением к русскоязычному населению во всех (или почти во всех) республиках бывшего СССР, с трудностями жизнеустройства беженцев из них и т.д.

Социологические исследования в Чечне показывают растущую не­приязнь значительной части россиян не только к самой этой войне, но и к представителям ряда национальностей Кавказа. В отдельных горо­дах возникают стихийные движения протеста, требования выселить их из России. На рынках больших городов устраиваются погромы, поджо­ги, избиения этих людей. Однако следует надеяться, что с прекращени­ем войны ситуация нормализуется, по крайней мере внешне. Здесь не­обходимо быть реалистами и понимать, что в сфере общественной психологии быстрых, коренных изменений не происходит. Нужно вре­мя, и немалое, для избдвления от крайних форм этноцентризма.

ч

Культурный релятивизм

Определенной противоположностью этноцентризма является другая форма культурной деятельности, получившая название культурного релятивизма. Он основан на утверждении, что члены одной социаль­ной общности не могут понять ценностей других общностей, если они


Глава 11. Общество и культура 235

рассматривают их с позиций собственной культуры. Другими слова­ми, признается относительность, релятивность явлений культуры, их ценность только в определенных границах. Такой подход дает основа­ния для выводов о множественности культур, ценностных систем, культурно-исторических типов и путей их развития.

По мнению У. Самнера, самого бывшего сторонником культурно­го релятивизма, любую культуру можно понять только на основе рас­смотрения ее ценностей в собственном контексте. При этом, как выяснилось позднее из работ известного американского антропо­лога Р. Бенедикт, ценности культуры необходимо рассматривать не порознь, ав системе, целостно. Можно, конечно, противопостав­лять отдельные ценности, нормы, обычаи одной культуры соответст­вующим компонентам другой, но такой подход будет иметь лишь ил­люстративное значение. По-настоящему же они осмысливаются только в системе всей культуры. С позиций культурного релятивизма утверждается, что каждая культура характеризуется наличием своей доминанты, собственного «фокуса», объединяющего вокруг себя це­лый ряд элементов.

Если подходить в целом к оценке форм культурной деятельности в обществе, то необходимо признать за культурой каждой социальной общности право на самостоятельность и автономию в создании собст­венных ценностей, норм, правил, обычаев. Одна из формул, которая здесь может быть предложена, выглядит примерно так: я предпочитаю ценности, нормы, обычаи своей социальной общности, своей страны, но допускаю, что другие могут быть не хуже, а даже лучше. Для этого необходим сравнительный анализ культур как систем форм деятель­ности, закрепившихся в общественном сознании и социальной практи­ке, организованных на основе ценностей, норм, обычаев, языка.

Вопросы и задания

1. Какие подходы к определению понятия культуры вам известны?

2. В чем специфика социологического анализа культуры?

3. Почему культура является базисом общества'1'

4. Чго представляет собой общество как культурное целое'
5 Охарактеризуйте основные виды культуры в обществе

6. Что такое структура культуры, каков ее элементный состав? Раскройте содержа­ние каждого из элементов.

7 Почему ценности выступают ведущим элементом культуры1?

8. Каким образом культурная деятельность способствует развитию социальной общности'

9 В чем суть этноцентризма и почему культурный релятивизм является его проти­воположностью'



Раздел III. Общество и его структура


 


Литература

Гидденс Э. Социология. М., 1999. Гл 2

Ерасов Б С Социальная культурология. М , 1994. Ч. 1,2.

ИонинЛТ. Социология кулыуры: путь ii понос шсячекчпе. М., 2000.

КомаровМ.С. Впсдепис в социологию. М , 1994 С. 67 89

Краткий словарь но социолог ии. М , 1989.

Разин В.М Введение в культурологию М , 1994

Российская социологическая энциклопедия М., 1998.

Современная западная социология: Словарь. М„ 1990

Социология. М., 1995. Гл. 4.

Фролов С.С. Социология М., 1996. С. 45- 76.


Глава 12

Специфика современного российского общества

как социальной общности и социальной системы

§ 1 Социетальньш крилш и е/о особенности в России § 2.Социологические ai пекты реформирования российского общества

§ 1. Социеталыный кризис и его особенности в России

Понятие социетального кризиса

Рассматривать общество как социальную систему и социальную общ­ность и не касаться вопроса о его кризисе (социетальном либо соци­альном) заведомо значило бы ограничить возможности социологиче­ского анализа, более того, допустить его односторонность. Дело в том, что любое общество возникает, развивается и уступает место другому в результате социетального кризиса, т.е. кризиса отношений и процес­сов на уровне общества в целом.

Социетальньш кризис базируется на основном противоречии обще­ства, которое выступает его (кризиса) объективной основой. Субъек­тивной составляющей кризиса является его осознание широкими со­циальными слоями. Осознать кризис — значит понять саму ситуацию как кризисную (а часто и тупиковую), за которой должно стоять ос­мысление необходимости изменений в обществе по всем основным параметрам его экономической, социальной, политической, духовной жизни.

По мнению многих отечественных социологов, которое мы разде­ляем, Россия на протяжении последних 10—15 лет переживает ситуа­цию затяжного социетального кризиса. Его разновидность была опре­делена как переходный кризис, или кризис переходного периода (Л.А. Гордон, Э.В. Клопов). Меняется общественный строй, соверша­ется переход от одной цивилизации к другой. Кризис охватил все об­щество, он проявился не только в производственно-хозяйственной сфере (где развал экономики стал очевиден для всех), но и в полити­ке, общественных отношениях, культуре, образовании и др.



Ралдел III Общество и его структура


Кризис коснулся каждой клеточки российского социума. Главная его, кризиса, особенность состоит в том, что он сопровождается, а точнее, даже проявляется в виде всеобъемлющего реформирования общества. О нем подробнее будет сказано в следующем параграфе, сейчас же — о самом социетальном кризисе, коюрый обусловил переход к новому обществу и сделал необходимым осуществление комплекса реформ.

Объективная и субъективная стороны социетального кризиса

Обратимся к обеим сторонам социетального кризиса в России — объ­ективной и субъективной. Основное противоречие, вызвавшее социе-тальный кризис, заключается, с нашей точки зрения, в противоречии между характером и структурой производства и потребностей. В лю­бом нормальном рыночном обществе первое определяется вторыми. Потребности основных социальных общностей, их структура являют­ся базовыми для развития производства. Если люди испытывают по­требность, к примеру, в приобретении автомобилей, а не танков, про­изводство будет выпускать в первую очередь машины.

Следовательно, структура производства и вытекающая из его ха­рактера инфраструктура всего общества (в том числе развитие обра­зования, науки, культуры) есть следствие трансформации потребнос­тей населения и стремления их удовлетворить. При этом, конечно, сами потребности не являются чем-го изолированным, автономным, самодостаточным, не подверженным никаким влияниям. Они форми­руются и изменяются под воздействием самого производства, что в целом не мешает им «соответствовать» сущности человека.

Сказанное выше очень важно, чтобы понять возникновение в Рос­сии XX в. явления структурного «перевертыша» производства и по­требностей основных социальных общностей. Суть его в том, что про­изводство и потребности поменялись местами, главными оказались не последние, а интересы политического руководства страны, сформиро­вавшего уродливую структуру производства, более 70% предприятий которого относились к ВПК (военно-промышленному комплексу).

Произошло отчуждение производства, его характера и структуры от потребностей основных социальных общностей. Людям нужны были продукты питания, хорошая одежда, промышленные то­вары, автомобили, предприятия же занимались производством тан­ков, пушек, ракет. Милитаризация охватила не только экономику, но и всю жизнь страны, руководству которой необходимо было содер­жать громадную армию. В то время как во всем мире происходила на­учно-техническая революция, в СССР имела место военно-техническая революция.


Глава 12 Специфика современного российского общества .. 239

В итоге все это привело к созданию в стране механизма «оста­точного» потребления, на долю которого приходилась лишь не­большая часть ресурсов и товаров, остававшихся после удовлетворения потребностей ВПК. Само «остаточное» потребление оказалось следст­вием системы привилегированных и непривилегированных структур в экономике и в обществе в целом. При этом к привилегированным структурам относились ВПК и тяжелая промышленность, к неприви­легированным — легкая, пищевая промышленность, сельское хозяйст­во, социальная сфера (образование, здравоохранение, культура).

Подобное «расслоение» общественных структур не могло не ска­заться на развитии, к примеру, высшего образования, в котором учеб­ные заведения также делились (не формально, а по существу) на вузы «первого сорта» (технические, инженерные), «второго сорта» — уни­верситеты и «третьего сорта» — пединституты, сельхозвузы, институ­ты культуры и др. Похоже, что сегодняшняя ситуация в высшей шко­ле «мстит» обществу за допущенную дискриминацию, существенно перекроив сложившуюся ранее структуру вузовских приоритетов, статусов и конкурсов.

В целом в обществе возникло отчуждение, охватившее все основные социальные общности. Это было в первую очередь отчуждение от тру­да, его результата, от собственности. Социализм стал губителем частно­го, индивидуального интереса к труду, он его по-настоящему не стиму­лировал, поскольку связь между количеством и качеством труда и получаемым за него вознаграждением существовала только в крайне ограниченных пределах. Люди видели низкий уровень такой зависимо­сти и в массе своей «платили» производству, трудовому процессу соот­ветствующим отношением. Более того, в условиях практической «урав­ниловки» работники могли быть спокойными за завтрашний день, зная, что, как бы они ни трудились, «свое» обязательно получат.

Итогом этого процесса явилось самоотчуждение общества от разви­тия, что и составляет суть его социетального кризиса. Он сопровождал­ся созданием ложного, иллюзорного сознания и идеологических мифов о социализме как самом передовом типе общества, лишенном такого «порока» капитализма, как «потребительство», а на самом деле — стрем­ления людей к полному удовлетворению своих потребностей.

Объективная сторона социетального кризиса нашла отражение в субъективной — высоком уровне неудовлетворенности положением дел в обществе. Долгое время он приглушался чисто искусственными, пропагандистскими методами, однако затем стал очевидным для мно­гих. Следовательно, проявили себя оба компонента социетального кризиса, охватившего общество в целом. Такова общая характеристи-



Раздел III. Общество и его структура


 


 


ка этого кризиса, которая может быть конкретизирована в рамках краткого рассмотрения его основных стадий.

Основные стадии социетального кризиса .

Первая стадия кризиса, закончившаяся в середине 1980-х гг., характе­ризуется дестабилизацией всей социальной системы, углублением дез­интеграции общества, нарушением равновесия между основными сферами и структурами экономики, равно как и отношений между от­дельными социальными (прежде всего национальными) общностями. В обществе многие группы людей начинают осознавать свое отчуж­денное состояние относительно власти, управления, исторического прошлого. Смерть в течение короткого промежутка времени лидеров партии и государства (Л.И. Брежнева, М.А. Суслова, Ю.В. Андропова, К.У. Черненко и др.) еще более способствовала осмыслению тупико-вости ситуации.

Следующая стадия социетального кризиса охватывает вторую поло­вину 1980-х — начало 1990-х гг. Она характеризуется резким нараста­нием разрушительных тенденций. Возникает острый, охватывающий все сферы общества, универсальный конфликт между командно-адми­нистративной системой и зарождающимися реформаторскими силами. Провозглашенные М.С. Горбачевым линии развития общества, связан­ные с «ускорением научно-технического прогресса», а затем с «перест­ройкой», не только не снизили остроты социетального кризиса, но, на­оборот, вследствие их нереализованное™ еще больше его усилили.

Общество быстро продвигалось навстречу экономической и поли­тической катастрофе. К началу 1990-х гг. явственно ощущалось при­ближение паралича власти. Положение в стране оказалось взрыво­опасным во многом благодаря конфликтам национально-этнического характера. Первые наиболее серьезные из них имели место в Алма-Ате и Нагорном Карабахе. Появилось осознание неотвратимости ис­торического заката социализма и коммунизма.

Этому в значительной степени способствовал чрезвычайно быстро распространившийся по стране идеологический плюрализм. Возникла ситуация «перекрестка дорог»: назад — тоталитаризм, вперед — демо­кратия. Вседозволенность правовых способов постановки и решения проблем нашла отражение в чрезвычайной популярности лозунга «раз­решено все, что не запрещено». Оборотной стороной этого процесса стал рост преступности, активно начавшийся именно с этого периода. (Хотя это не значит, конечно, что провозглашение правовой вседозволенности стало главной причиной эскалации преступности в обществе.) Заверши­лась вторая стадия социетального кризиса распадом СССР.


Глава 12 Специфика современного российского общества. . \ 241

Третья стадия кризиса (1990-е гг.) характеризуется не только со­хранением старых нерешенных проблем, по и появлением новых, ко­торые лишь усугубляют его. Анализ этой стадии можно начать с ха­рактеристики углубляющегося экономического и социального кризиса, продолжающегося падения производства, снижения жизненного уровня. Вот некоторые данные по итогам развития России в первой половине 1990-х гг., приведенные журналом «Социологические ис­следования»: «Критическим уровнем падения ВВП (валового внут­реннего продукта. — Г.З.) в мирное время считается его снижение на 30%. В России оно беспрецедентно — 50%. В качестве критического принимается и 30-процентный уровень потребления импортных про­дуктов питания, после чего возникает стратегическая зависимость от импортеров. Россия... закупает сейчас 40% потребляемых продуктов. ...Практика развитых стран свидетельствует, что 10-кратная разница в доходах самых богатых и самых бедных слоев населения является критической. В России 10% наиболее обеспеченных получают дохо­ды, в 15 раз превышающие доходы 10% наименее обеспеченных слоев населения»1.

Однако дело не только в приведенных экономических и социальных характеристиках третьей стадии социетального кризиса. Происходит катастрофическое обнищание значительной части населения. Крайне низкая оплата труда многих работников (особенно бюджетной сферы), частые задержки с выдачей зарплаты, безработица толкают людей на «дно» общества. По данным Института социально-экономических про­блем народонаселения РАН, обитателями социального «дна» являются 14 млн человек: 4 млн бомжей, 3 млн нищих, 4 млн беспризорных детей, 3 млн уличных и привокзальных проституток2. Свыше 3 млн употреб­ляют наркотики, из них две трети — молодежь. Количество наркоманов в стране растет катастрофически быстро, причем в основном за счет де­тей и беспризорников. Становясь легкой добычей наркоторговцев, они пополняют ряды преступников.

Рост преступности также свидетельствует о глубоком и затяжном социетальном кризисе общества. За 1999—2000 гг. общая преступ­ность увеличилась в три раза. В 2001 г. зарегистрировано свыше 3 млн преступлений, более 32 тыс. убийств, около 25 тыс. тяжких телесных повреждений со смертельным исходом, более 30 тыс. человек пропало без вести. 606 тыс. преступлений остались нераскрытыми. По количе­ству умышленных убийств страна занимает первое место в мире. Са-

' Социоло! ические исследования 1997. № 5. С. 9.

2 См.: Россия' 10 лег реформ. Социально-демографическая ситуация / Под ред. Н.М Римашевской. М., 2002.


242 /


Раздел III Общество и его структура



 

мый высокий показатель достигнут и по количеству заключенных на 100 тыс. населения — около 1 гыс. человек*.

Объективные характеристики социетального кризиса российского общества нашли свое отражение и в сознании жителей страны. Далее будут приведены некоторые результаты исследования «Новая Россия: десять лет реформ», проведенного в конце 2001 г. Институтом ком­плексных социальных исследований РАН (руководитель — М.К. Горш­ков) во всех территориально-экономических районах страны по репре­зентативной выборке среди 11 социальных групп взрослого (старше 18 лет) населения2. Социологов интересовало отношение респондентов к тому, что происходило в 1990-х гг., их оценка имевших место измене­ний, в которой как раз и отразилась кризисная ситуация в обществе.

Преобладающими оказались негативные оценки десятилетнего пе­риода. Среди самых больших потерь респонденты называют снижение уровня жизни, развал передовых отраслей промышленности, падение морали, снижение авторитета России в мире, утрату стабильности, бе­зопасности и отсутствие должного порядка в стране. Конечно, это свя­зано в значительной степени с событиями в Чечне. В массовом созна­нии сохраняются глобальные страхи как некое предчувствие, как гипотетическая возможность очередного срыва России с позитивной траектории развития (более 50% опрошенных). Среди основных стра­хов также страх перед ростом преступности (57%).

Некоторая стабилизация социально-экономической обстановки в России в 2001—2002 гг. не повлекла за собой автоматически роста чув­ства защищенности и безопасности у граждан. У 70% респондентов к этому добавилась тревога в связи с угрозой международного террориз­ма (после событий 11 сентября 2001 г.) и даже новой мировой войны. Так что возможность возникновения новых кризисных ситуаций пред­ставляется преобладающей части населения вполне вероятной.

Приведенные и многие другие данные свидетельствуют о том, что при анализе социетального кризиса в обществе необходимо иметь в виду моменты не только объективного, но и субъективного характера, представляющие срез сознания многих социальных общностей в структуре российского общества (либо их частей). Речь идет также о том, что субъективные оценки населения испытывают на себе тради­ционное воздействие менталитета и ценностей, господствующих в об­ществе. Отечественные социологи, в первую очередь Н.И. Лапин, су-


1 См Добренькое В.И Молчание погубит пас // Советская Россия 2002. 10 сен-
1ября

2 Результаты исследования нашли отражение в статье «Десять лег российских ре­
форм глазами россия» // Социол. исслед 2002. № 10.


Глава 12 Специфика современного российского общества



мели доказать достаточную стойкость и консерватизм базовых ценно-

стей россиян

Ценности новой модели общества и отношение к ним

Несмотря на стремление государственных структур осуществить пе­реход к новой модели экономического, социального и политического развития, ее ценности воспринимаются и интериоризуются с боль­шим трудом. Значительная часть жителей страны негативно относит­ся к курсу экономических (рыночных) реформ, равно как и к полити­ческой системе общества, призванной его осуществить. Вот лишь отдельные данные исследования, на которое только что мы ссыла­лись. 60% респондентов в целом негативно оценивают десятилетний период реформ. Такое же отношение сохраняется к отдельным рефор­мам, происходящим сейчас. Подавляющее большинство населения не удовлетворено реформами в области жилищно-коммунального хо­зяйства и энергетики. Люди считают, что в обеих этих отраслях долж­на сохраниться государственная монополия.

Многие социальные общности не воспринимают ряд новых ценно­стей рыночной экономики, политической демократии потому, что они заимствованы у Запада, но не подкреплены реальными экономически­ми, социальными, политическими процессами в нашей стране. Отсут­ствует их должное (а иногда и всякое) правовое регулирование. Значи­тельная часть взрослого населения по-прежнему не воспринимает индивидуализм, стремясь, как и раньше, к коллективистским ценнос­тям. Отсюда, например, болезненное восприятие идеи частной собст­венности на землю. Крайне сложным является отношение к риску как ценности, а ведь без него в условиях рыночной экономики трудно че­го-либо добиться. Подобный перечень может быть продолжен.

Высокий удельный вес в системе сознания и поведения ценност­ных ориентации «социалистического типа» существенно затрудняет выход из социетального кризиса, точнее, делает его невозможным без радикальных перемен в них. Пока система ценностей, соответствую­щая новой модели развития, не станет достоянием значительной час­ти членов общества, не будет ими «освоена», нельзя говорить об ус­пешном ходе реформ в России. Ценностный потенциал, назовем это так, составляет в настоящее время один из основных ресурсов' рефор­мирования и развития российского общества. Вместе с тем существу­ет и обратная зависимость: интернализация, прочное «внедрение» но­вых ценностей в сознание сопряжены с успехами реформ.

1 См Лапин НИ Модернизация базовых ценностей россиян // Социол. исслед 1996 №.5



Раздел III. Общество и его структура


 


 


§ 2. Социологические аспекты реформирования российского общества

В основе анализа реформирования лежит понятие реформы как способа нормативного преобразования структуры общества, его институтов, состоящего в нововведениях, совершенствующих социальный организм.

Понятие реформирования и его основные направления

Реформирование означает совокупность реформ, точнее, систему пре­образований, направленных на осуществление задач перехода к новому типу общества, построенного на принципах рыночной экономики и поли­тической демократии. В нашей литературе можно встретить и иной термин для обозначения этого процесса — реформация. Он, однако, представляется менее удачным, поскольку «пришел» в социологию из истории, где под ним понимается широкое общественное движение в Западной и Центральной Европе XVI в., имевшее в основном антифео­дальный характер и принявшее форму борьбы против католической церкви. Аналогия с нашим временем, как видно, весьма относительна.

Имеет смысл вначале просто перечислить ведущие направления реформирования общества, взяв за основу его «сферную» структуру. В экономической области оно означает: 1) закрытие или радикальную модернизацию от 1/з Д° 2/з промышленных мощностей (поскольку значительная часть промышленного потенциала страны нежизнеспо­собна в условиях жесткой конкуренции на мировом рынке); 2} введе­ние полноценной частной собственности на землю и ее правовое обес­печение; 3) создание благоприятных условий для иностранных инвестиций, без которых сегодня вряд ли удастся поднять экономику; 4) последовательное и жестко обоснованное с правовой и экономиче­ской точек зрения осуществление приватизации, включая крупные предприятия; 5) демилитаризацию экономики и конверсию военного производства; 6) демонополизацию.

В социальной и политической сферах (мы их рассматриваем в едином комплексе, поскольку многие преобразования приобретают «смешанный» социально-политический характер) реформирование включает в себя: 1) создание условий для возникновения здорового и честного среднего класса и опору на него; 2) изменение приоритетов в социальной политике государства (от поддержки практически всех слоев-населения, что реально невозможно, а главное, не нужно и даже вредно, к действительной социаль­ной защите групп, выбитых из колеи нормальной жизни); 3) пенсионную реформу; 4) военную реформу; 5) реформу в энергетике; 6) жилищно-ком­мунальную реформу; 7) обеспечение эффективности власти при ее под-


Глава 12. Специфика современного российского общества... 245

контрольности (что означает реформу государственного и муниципально­го управления); 8) создание правового государства и обеспечение полной легитимизации как пускового механизма социального реформирования; 9) беспощадную борьбу с криминалом, обуздание преступности, в особен­ности — коррупции и взяточничества.

Специфика реформирования в России

Реформирование в России — явление одновременно и уникальное и т и п и ч н о с. Уникально оно по масштабам преобразований, по драма­тизму и даже трагизму осуществления (достаточно вспомнить августов­ские события 1991 г. и октябрьские — 1993-го), по трудностям, с которыми сталкивается, но количеству людей, так или иначе в него вовлеченных. Ти­пично лее потому, что осуществляется в контексте европейского социо­культурного пространства и приближает Россию к миру Запада, но не Вос­тока. Так реформирование изначально «сверху» задумано (в чем состоит одна из особенностей российских реформ), так оно и осуществляется.




Читайте также:
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...
Почему человек чувствует себя несчастным?: Для начала определим, что такое несчастье. Несчастьем мы будем считать психологическое состояние...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (338)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.009 сек.)