Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Основные этапы развития органов военной прокуратуры




 

Развитие института военной прокуратуры условно делится на несколько периодов.

Первый период — 1711 —1867 гг. можно охарактеризовать как становление и развитие аудиториата в Российской армии и на флоте. Аудиториат стал первоначальным шагом к появлению института военных прокуратур в российской армии и на флоте.

Петр I создал регулярную армию по образцу армий зарубежных западных государств. Естественно, перенимая опыт военного строительства, император обязан был интересоваться и теми юридическими нормами, которые регулировали деятельность вооруженных сил на западе Европы.

Должность аудитора в российской армии и на флоте была учреждена в 1711 г. Так, в штатах полков[6] российской армии вводилась должность аудитора. Правовой статус аудитора, содержащийся в Кратком изображении процессов или судебных тяжб 1716 г., исключал его властные полномочия: он должен был знать военно-судебные законы, присутствовать в судебных заседаниях, наблюдать за соблюдением формы судопроизводства, в случае необходимости — давать разъяснения по возникшему вопросу, записывать все происходящее в суде.

Аудитором мог быть офицер армии, имеющий юридическое образование. Однако должность аудитора была непопулярна в войсках. Согласно Табели о рангах от 24 января 1722 г. звание «Генерал-Аудитор» (высший чин военно-судебного ведомства) Соответствовал чину подполковника в армии, «Обер-Аудитор» - чину капитана[7]. Офицеры предпочитали службу по строевой части, поскольку аудитор имел меньший должностной оклад (например, в 1837 г. оклад аудитора составлял 214 руб. в год)[8]. Аудиторы полностью подчинялись власти военного командования.

Именно органы военного командования имели право уголовного преследования, назначения членов суда из числа офицеров, ревизии и утверждения приговоров, вынесенных военным судом. Отсутствие материальных стимулов, перспектив служебного роста, непопулярность должности аудитора в войсках привели к тому, что должности аудиторов становились в большинстве случаев вакантными и заполнялись гражданскими лицами.

Аудиторов первоначально готовили из писарей, не имевших юридической подготовки. Их положение постоянно изменялось, поскольку оно полностью зависело от волеизъявления военного командования. Военные начальники имели право назначать и смещать аудиторов с должности. Сначала командиры полков назначали в аудиторы грамотных фельдфебелей и писарей, а с 1728 г. аудиторами могли быть лишь офицеры до капитана включительно. Как отмечалось выше, властными полномочиями аудиторы не обладали. Кроме того, их привлекали к исполнению не свойственных им функций. Так, в 1796 г. аудиторы в полках помимо судной работы должны были наблюдать за соблюдением порядка в обозе[9].

В 1797 г. был создан Генерал-Аудиториат — центральный орган по военно-судным делам. На Генерал-Аудиториат возлагалось рассмотрение производства судных и следственных дел об офицерах и нижних чинах из дворян, учреждение военно-судных комиссий о лицах, предаваемых военному суду Императором.

18 июня 1799 г. все аудиторы были подчинены генерал-аудитору. Назначение их, производство в чины и звания, увольнение, награждение и перевод аудиторов отнесены также к компетенции генерал-аудитора. Несомненно, данные нововведения способствовали обособлению, созданию централизованного механизма будущей военной прокуратуры в России.

Второй период — 1867—1917 гг. — в российской армии вводится должность военного прокурора.

Вступление на престол императора Александра II открыли в истории военно-судного ведомства начало нового период, ознаменованного коренными преобразованиями военного суда и прокурорского надзора на новых началах. Армия и военная юстиция нуждались в реформах не меньше общества. Печальный исход Крымской кампании обнаружил полную неподготовленность и отсталость армии в боевом и техническом отношениях, В связи с этим указами Императора было повышено материальное обеспечение и служебное положение аудиторов, что способ­ствовало быстрому заполнению вакантных должностей и обновлению состава военно-судного ведомства.

Дальнейшее развитие уголовно-процессуального законодательства было ознаменовано проведением судебной реформы 1864 г. Признанная правительством России необходимость организовывать русский суд на новых началах не могла не оказать, влияние на положение военного суда. Постоянная связь военных и общих судов, служение этих судов общим идеям правосудия и справедливости, намерения распространить новые начала уголовного процесса в общих судах на военно-уголовный процесс. В результате 15 мая 1867 г. Александром II был утвержден Военно-судебный устав[10]. В данном Уставе определялась система органов военной юстиции, единая и независимая от общих органов юстиции. Создаваемая система рассчитывалась на возможность функционирования не только в мирное, но и в военное время. Военно-окружные суды составляли основное звено особой ветви судов Российской империи, которую возглавлял Главный военный суд, подчиненный Военному министру и осуществлявший функции кассации и надзора. Военные прокуроры входили и состав военных судов. Они, в отличие от прокуроров общих судов, не были подчинены министру юстиции — Генерал-прокурору. Руководство лицами прокурорского надзора военно-судебного ведомства осуществлял Главный военный прокурор. Штатное число чинов прокурорского надзора на тот момент составляло 84 человека: 9 военных прокуроров округов и 75 помощников военных прокуроров[11].

Все чины прокурорского надзора были подчинены вышестоящим прокурорам, что устанавливало принцип единства и централизации военно-прокурорского надзора.

В соответствии с Военно-судебным уставом 1867 г. на должностях военных прокуроров могли проходить службу офицеры военного ведомства Российской империи. Требования к кандидатам по военно-судебному ведомству были едины как для судей, так и для прокурорских работников (§ 81 гл. VI Устава). Для назначения на должность кандидат должен был удовлетворять следующим требованиям:

— служба в офицерском чине;

— офицерский стаж службы не менее двух лет на должностях ротного, эскадронного командира, старшего офицера;

— годичная стажировка при главном военно-судебном управлении — наличие кандидатского стажа. Требования, предъявляемые к военным прокурорам, отличались от требований, предъявляемых к прокурорам гражданским. Должности военного прокурора и помощников военного прокурора замещались «исключительно военными чинами из лиц, получивших военно-юридическое образование». Подготовку таких кадров осуществляла Александровская военно-юридическая академия[12]. Главный военный прокурор и его помощники назначались из числа генералов.

Военно-судебный устав 1867 г. существенно изменил статус военного прокурора:

— при военных судах учреждена сама должность военного прокурора;

— на военного прокурора возложены следующие функции поддержания обвинения в суде, надзор за производством следствия и дознания, утверждения обвинительных заключений;

— создана единая централизованная система военно-прокурорского надзора с подчинением Главному военному прокурору;

— установлены требования к кандидатам на должность военного прокурора.

Кроме того, в ходе судебной реформы изменились функции российской прокуратуры — из учреждения, осуществляющего прокурорский надзор, она была превращена в основном в орган уголовного преследования по образцу западноевропейской прокуратуры.

Третий период — с 1917 г. по настоящее время.

Декретом «О суде» № 1 от 24 ноября 1917 г. были упразднены Судебные уставы 1864 г. Таким образом, была ликвидирована и дореволюционная российская прокуратуры. Но требования по соблюдению законности в стране и в Красной Армии в частности являлись актуальными с первых дней существования только что созданного государства. Основная задача по надзору были возложена на Рабоче-крестьянскую инспекцию (РКИ), а также на Народный комиссариат юстиции (НКЮ РСФСР) с его местными органами в системе губисполкомов. Также функции по надзору за соблюдением законов выполняли органы Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем при СНК РСФСР (ВЧК), Народного комиссариат государственного контроля. Однако разобщенность всех перечисленных выше органов, отсутствие у них властных полномочий не могли обеспечить точного и единообразного исполнения законов в стране.

По мнению Г. С. Пономарева, в этот период был взят курс на создание в Советской России системы прокурорского надзора, наводившей на совершенно явные воспоминания о прокурорско-фискальном аппарате дореволюционного времени»[13]. В связи с этим в мае 1922 г., спустя пять лет после Октябрьской революции, Народным комиссариатом юстиции был подготовлен проект Положения о прокурорском надзоре, который был подписан 28 мая 1922 г. Статус военного прокурора по данному Положению был следующим.

Организационно органы военной прокуратуры не представляли собой самостоятельного государственного органа. Руководил военной прокуратурой Прокурор Республики, который являлся одновременно Народным комиссаром юстиции. При Прокуроре стояли его помощники, один из которых выполнял прокурорские обязанности при Верховном трибунале ВЦИК. Именно он непосредственно руководил работой нижестоящих военных прокуроров. Следственный аппарат организационно входил в состав революционных военных трибуналов.

На военную прокуратуру распространялись все основополагающие принципы организации и деятельности прокуратуры. К их числу относятся: централизация и единоначалие в органах прокурорского надзора, строгое подчинение нижестоящих прокуроров вышестоящим, независимость органов военной прокуратуры от военного командования.

Кроме того, специфические условия быта и службы в армии и флоте требовали от военных прокуроров выполнения особых задач по поддержанию воинской дисциплины, изложенных в Инструкции военным прокурорам и их помощникам, утвержденной приказом РВСР от 4 января 1923 г. № 41[14].

Инструкция конкретизировала и уточняла статус военных прокуроров применительно к условиям их работы.

Военные прокуроры и их помощники назначались в основном из числа политработников или работников военных трибуналов. То есть военным прокурором мог быть гражданин Республики, состоящий на военной службе, не совершивший порочащих проступков, не имеющий связей с «антинародными элементами», имеющий опыт общественно-политической работы либо работы по юридической специальности.

В основном прокурорский состав формировался из комиссаров Красной Армии, не имеющих необходимой юридической квалификации. Однако данные лица не могли осуществлять прокурорский надзор на должном уровне. Так, например, в 1925 г. в судебных заседаниях военных трибуналов военные прокуроры приняли участие в качестве государственных обвинителей только по 11,6% всех дел, рассмотренных военными трибуналами[15]. Такое состояние дел с кадровым составом военных прокуратур не могло не привлечь внимания руководства страны. Постепенно на руководящие должности стали назначаться лица, окончившие граж­данские юридические учебные заведения, а 17 июня 1936 г. было принято решение о создании военно-юридического факультета при Всесоюзной правовой академии.

20 августа 1926 г. ЦИК и Совнарком СССР утвердили Положение о военных трибуналах и военной прокуратуре — первый законодательный акт, специально регламентировавший задачи, организацию и деятельность военной прокуратуры в СССР.

Согласно данному Положению военная прокуратура представляла собой самостоятельную систему органов при Прокуратуре Верховного Суда СССР. В нем определялась организация военных трибуналов и военной прокуратуры, а также регулировались некоторые особенности их уголовно-процессуальной деятельности. Военные прокуроры и помощники военных прокуроров состояли при действовавших военных трибуналах военных округов, фронтов, отдельных армий и флотов[16]. Постановлением ЦИК и СНК СССР от 30 января 1929 г. «Об изменении и дополнении Положения о военных трибуналах и военной прокуратуре» следственный аппарат был передан в полное подчинение органов прокуратуры. Военные следователи из системы военных трибуналов были переданы в военную прокуратуру. С этого момента па военную прокуратуру возложена функция расследования преступлений, которая сохраняется и в настоящее время.

Последующие принимаемые законодательные акты лини, более четко формулировали правовой статус военного прокурора. Основы деятельности военного прокурора и современной военной прокуратуры были заложены именно первыми нормативными правовыми актами послереволюционного периода.

Положением о Верховном Суде СССР и Прокуратуре Верховного Суда СССР, утвержденным постановлением ЦИК CCCР 24 июля 1929 г., устанавливалось, что Прокурор Верховного Суда СССР руководит деятельностью органов военной прокуратуры через своего старшего помощника по военной прокуратуре и военной коллегии Верховного Суда СССР (ст. 76 гл. 3 разд.2).

Постановлением ЦИК и СНК СССР 20 июня 1933 г. была учреждена Прокуратура СССР, а 17 декабря того же года утверждено Положение о прокуратуре СССР. Этими нормативными правовыми актами было завершен процесс централизации прокуратуры и обособления ее от судебных органов. Военная прокуратура вошла в состав прокуратуры СССР, составляя ее особую ветвь. В составе прокуратуры СССР была образована Главная военная прокуратура на правах управления. Главный военный прокурор являлся старшим помощником, а впоследствии заместителем прокурора Союза ССР. В период 1934—1940 гг. статус военного прокурора характеризуется расширением его полномочий в вопросах предварительного следствия, судебного и общего надзора.Так, постановлением ЦИК и СНК СССР от 11 апреля 1934 г. на военную прокуратуру было возложено расследование дел о должностных преступлениях начсостава Гражданского воздушного флота; постановлением от 27 февраля 1934 г. — осуществление надзора по делам о воинских, должностных и некоторых государственных преступлениях, совершенных лицами строевого и административно-хозяйственного состава военизированной пожарной охраны предприятий и сооружений, имеющих особое государственное значение, а равно лицами оперативно-строевого и административно-хозяйственного состава рабоче-крестьянской милиции, лицами оперативного и административно-хозяйственного состава исправительно-трудовых учреждений и работниками экспедиции подводных работ особого назначения; постановлением от 7 августа 1935 г. — общий надзор за законностью действий органов Гражданского воздушного флота[17].

В период Великой Отечественной войны 1941 — 1945 гг. производство по уголовным делам осуществлялось в соответствии Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 г. «О военном положении»[18] по правилам, устанавливаемым Положением о военных трибуналах в районах военных действий (оно было утверждено тем же Указом Президиума Верховного Совета СССР).

Каких-либо дополнительных функций и задач на прокуратуру в период войны не возлагалось. Изменения коснулись лишь ее организационной части. Кроме того, в январе 1942 г. была организована Главная военная прокуратура железнодорожного транспорта, 29 мая 1943 г. — Главная военная прокуратура морского и речного флота СССР. Также изменилась подследственность военной прокуратуры в связи с расширением круга дел, подсудных военным трибуналам. В целом в период войны статус военного прокурора не изменялся.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 декабря 1966 г. было утверждено Положение о военной прокуратуре, пришедшее на смену действовавшему Положению о военных трибуналах и военной прокуратуре, утвержденному постановлением СНК СССР от 9 ноября 1926 г.[19] В этом Положении определялись система органов военной прокуратуры (гл. 3) и их полномочия, подследственность уголовных дел военным следователям (ст. 12).

Принятие союзного Закона о прокуратуре СССР 1979 г. потребовало изменений в правовых основах деятельности органов воем ной прокуратуры. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 августа 1981 г. № 5403-Х было утверждено новое Положение о военной прокуратуре, которое сохранило отдельные нормы предыдущего нормативного правового акта и с учетом накопленного опыта усовершенствовало правовое регулирование деятельности органов военной юстиции.

Следующим этапом развития законодательства о статус военного прокурора стал период становления российской государственности, последовавший после распада Союза ССР. Kaк отмечалось ранее, в 1992 году был принят Закон о прокуратуре. Этот Закон в разделе VI определяет особенности организации и деятельности органов военной прокуратуры. С принятием нормативного правового акта правовое регулирование деятельности военной прокуратуры осуществляется на уровне Федерального закона.

Таким образом, система правового регулирования организации и деятельности военной прокуратуры в современном отечественном законодательстве такова: основные принципы организации и полномочия прокуратуры РФ закреплены в Конституции РФ — ст. 129 главы 7 «Судебная власть», более детальное регулирование деятельности военной прокуратуры содержится в Законе о прокуратуре и в Положении о военной прокуратуре от 4 августа 1981 года.

Законом Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 5 февраля 2014 г. № 2-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации» наименование главы 7 изложено в новой редакции: «Судебная власть и прокуратура». Также измененной статьёй 129 установлено, что Совет Федерации будет назначать по представлению Президента РФ не только Генерального прокурора РФ, но и его заместителей. Ранее они назначались Советом Федерации с подачи Генерального прокурора РФ.

Также Президенту РФ передаются полномочия назначать прокуроров регионов. Он будет делать это по представлению Генерального прокурора РФ, согласованному с регионами. Ранее Генеральный прокурор РФ самостоятельно назначал их по согласованию с региональными властями.

Президент РФ будет назначать и всех иных прокуроров, кроме прокуроров городов, районов и приравненных к ним.

 

Вопросы для самоконтроля

1. Перечислите основные этапы развития органов прокуратуры в Российской Федерации.

2. Охарактеризуйте основные этапы развития органов прокуратуры в Российской Федерации.

3. Что способствовало созданию органов прокуратуры в Российской Федерации?

4. Назовите основные этапы развития органов военной прокуратуры?


[1] Суд и правоохранительные органы Российской Федерации: учебник для вузов / под общ. ред. В. В. Ершова. – 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Издательство Юрайт; ИД Юрайт, 2013. С. 386.

[2] См.: Словарь иностранных слов. 9-е изд. М.: Русский язык. 1982. С. 402.В ряде парламентских указов того времени есть упоминание о действиях

[3] В ряде парламентских указов того времени есть упоминание о действиях прокураторов отдельных сеньоров, о назначении королем прокуратора немощному тяжещему (см.: Чельцов-Бебутов М. А. Курс советского уголовно-процессуального права. Т. 1. М. 1957. С. 229).

[4] Впервые отдельные указания на выступления королевских прокуроров встречаются в документах конца XIII века.

[5] Дореволюционный исследователь прокурорского надзора В. И. Веретенников в связи с этим писал, что «Генерал-прокурор является в точном и полном смысле глазами короля, через посредство которых король может следить правильностью хода всего государственного механизма. Генерал-прокурор должен был давать свое мнение при всяком регистрировании всяких привилегий, во всяком их виде, кому бы они ни давались, имея в виду тут именно защиту королевских интересов. Генерал-прокурор должен был наблюдать за тем, чтобы кто-либо из людей знатных и сильных не пользовался присвоенными им титулами и тем не посягал на права короны. Генерал-прокурор мог вмешиваться во все правительственные действия и акты о торговле, и в учреждение университетов, и в мирные трактаты с иностранными государствами, — везде имея и виду сохранность и нерушимость королевских интересов. Он имел право вмешиваться ... во все стадии судебной процедуры. Генерал-прокурор наблюдает за назначениями королевских чиновников, рассматривая, насколько они удовлетворяют предъявленным к ним требованиям. Генерал-прокурор наблюдает за деятельностью агентов правительства, и в случае нарушения ими служебных интересов, интересов короля, возбуждает против них уголовное преследование. Он наблюдает за делами религии и церкви, зорко следя, чтобы тут как-либо не последовали нарушения и умаления интересов и прерогатив короны» (см.: Веретенников Б. И. Очерки истории генерал-прокуратуры доекатерининского временя. Харьков, 1915. С. 27 -41).

[6] См.: Штаты кавалеристских и пехотных полков... // Полное собрание законов Российской империи. СПб., 1830. Т. 4. № 2319.

[7] См.: Полное собрание законов Российской империи. СПб., 1830. Т. 6. № 3890.

[8] См.: Столетие военного министерства (1802 -1902 гг.). СПб., 1902. С. 158.

[9]См.: Там же. С. 171.

[10]См.: Свод военных постановлений 1869 г. Кн. XXIV. 4-е изд. Петроград. 1917.

[11] См.: Записка Главного военного прокурора, представленная Военному министру 1 мая 1882 г. // Столетие военного министерства (1802—1902 гг.). СПб. 1902. С. 183.

[12] Подробнее см.: Столетие военного министерства (1802—1902 гг.). СПб., 1902. С. 213, 251; Баишев М. И. Военно-судебная реформа в царской армии (60— 70-х гг. XIX в.). М„ 1955

[13] Пономарев Г. С. Прокуратура в условиях кризиса законности и правовых реформ в России : дис.- канд. юрид. наук. М., 1995. С.11.

[14] Собр. узаконений. 1922. № 69. Ст. 902.

[15] Гусев Л. Н. Советская военная юстиция в период перехода на мирную работу по восстановлению народного хозяйства (1921—1925 гг.). М., 1953. С. 54.

[16] Павловский П. И. Ближайшие задачи военной прокуратуры // Вестник Верховного Суда СССР. 1928. № 2. С. 34.

[17]Подробнее см.: Голунский С. А., Карев Д. С. Военные суды и военная прокуратура. М., 1950.

[18] Советская прокуратура : сб. документов. М„ 1981. С. 122

[19] Собр. законодательства СССР. 1926. № 57. Ст. 413




Читайте также:
Генезис конфликтологии как науки в древней Греции: Для уяснения предыстории конфликтологии существенное значение имеет обращение к античной...
Личность ребенка как объект и субъект в образовательной технологии: В настоящее время в России идет становление новой системы образования, ориентированного на вхождение...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (1693)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.007 сек.)