Мегаобучалка Главная | О нас | Обратная связь  


Полномочия парламента




Все зарубежные конституции наделяют парламент законо­дательными полномочиями. Принятие законов является главной задачей парламента. Теоретически только парламент обладает суверенным правом принимать законы.

Законодательная деятельность парламента претерпела исто­рически весьма серьезные изменения. В современных государствах парламент продолжает законодательствовать, но эта его деятельность утратила суверенный характер. Хотя вместе с усложнением функций государства увеличился объем зако­нодательной деятельности парламента, центром нормотворчества стало правительство. В зарубежной литературе это явление пытаются объяснить тем, что объем государственной работы настолько возрос, законодательная техника настолько услож­нилась, а само законодательство настолько специализировалось, что парламенту поневоле пришлось отказаться от значительной части своих суверенных полномочий в пользу правительства, так как сам справиться с этой задачей он не мог.

Процесс повышения роли исполнительной ветви власти в законодательной деятельности парламента протекает по следую­щим основным направлениям.

Во-первых, современный зарубежный парламент почти целиком утратил право законодательной инициативы. Принимае­мые им акты разрабатываются и вносятся главным образом правительством в широком смысле слова, т.е. министерствами, ведомствами, департаментами и другими центральными админи­стративными органами.

Переход законодательной инициативы в руки правительства в различной степени произошел во всех зарубежных странах. В парламентарных странах, где существует институт ответственного правительства, последнее осуществляет законодательную инициа­тиву либо через министров, либо через депутатов правящей партии. Законопроекты составляются в административном аппа­рате, и парламент получает их уже в готовом виде. В прези­дентских республиках, которые не знают парламентской ответ­ственности, правительство осуществляет законодательную ини­циативу не в столь откровенной форме, но не менее эффективно.

Во-вторых, ослабление роли парламента в законодательной деятельности проявляется в непрерывном росте доли делегированного законодательства и иных видов административного нормотворчества. В определенной степени утрачен не только суверенный характер парламентского законодательства, но и сама законодательная прерогатива в известной мере перешла к адми­нистративному аппарату. Удельный вес парламентских актов в системе правовых норм резко сократился, а их применение и истолкование находится в прямой зависимости от администрации.

В-третьих, парламентское большинство, принимающее законы, в известной степени лишено самостоятельности и голосует по указанию своих партийных лидеров.

В парламентарных странах партийная дисциплина обычно настолько сильна, что фракция большинства фактически подчи­нена правительству. Вся деятельность депутатов строго контро­лируется. Эта система особенно эффективна в тех странах, где существуют однопартийные правительства (например, Великобритания).

В президентских республиках партийная дисциплина значи­тельно слабее и партийные фракции более свободны. Отсутствие института ответственного правительства выводит сам процесс формирования исполнительного органа власти за стены пар­ламента. Однако и в этих странах свободное голосование отнюдь не является общим правилом.

Таким образом, законодательная деятельность в зарубежных государствах в известной мере лишь формально осуществляется парламентом. В определенной степени она направляется и контролируется правительством. Эта общая закономерность всегда проявляется в полном объеме. Возможны такие политические ситуации, когда парламент получает возможность, активизировать свои полномочия. Так произошло в США в период Уотергейтского дела, приведшего к резкому падению престижа президентской власти. Это соотношение сил сохранилось и после вступления в должность президента Д. Р. Форда. Подобная же ситуация сложилась в конце президентуры Р. Рейгана, а также во Франции после выборов 1986 года.

Принятие бюджета и иные финансовые полномочия являются старейшей прерогативой парламента. Однако по мере того, исполнительная власть укреплялась, финансовые полномочия все возрастающей степени переходили от парламента к правительству. В современных индустриально развитых государствах подготовка и исполнение бюджета и все остальные финансовое полномочия почти полностью перешли в руки правительства.

Финансовая деятельность современного государства очень сложна, и ею занимаются многие звенья центрального правительственного аппарата. В сфере финансовой деятельности парламенту принадлежит большей частью пассивная роль. Составление бюджета осуществляется правительством. Например конгресс США никакого участия в подготовке федерального бюджета не принимает (эта задача возложена на административно-бюджетное управление, подчиненное президенту); лишь утверждает финансовые предложения правительства. того, конгресс, как правило, даже не имеет представления о бюджете в целом, обычно вотируя лишь отдельные финансовое билли. Благодаря этой системе конгресс вплоть до будущего не знает, что собой представляет федеральный бюджет, президент может производить дополнительные расходы, конгресс перед совершившимся фактом. Однако ситуация меняться, когда президент и большинство в обеих палатах конгресса принадлежат к различным политическим партиям.

В Великобритании палата общин также имеет дело с уже подготовленными кабинетом финансовыми предложениями, которые утверждаются ею без существенных изменений. Рассмотрение как доходной, так и расходной части бюджета осуществляемое «комитетом путей и средств» и комитетом ассигнований, носит формальный характер, а любые предложения оппозиции отвергаются правительственным большинством.

Подобное положение характерно для всех без исключения стран. Юридически все финансовое законодательство исходит от парламента, практически же он в этой области играет чисто но­минальную роль. Парламент не может играть более активной роли в сфере бюджетных отношений (как и в других сферах) уже потому, что он не обладает надлежащим информационным обеспечением.

Контроль над деятельностью правительства является од­ним из наиболее важных полномочий парламента.

Парламентский контроль над деятельностью правительства присущ лишь демократическому политическому режиму. Конк­ретное выражение его зависит от формы правления. В президент­ских республиках контрольные полномочия парламентов менее разнообразны, но эффективность их повышается в связи с отсутствием у правительства полномочий по роспуску парламента. В парламентарных странах, напротив, обширные контрольные полномочия парламента в значительной степени нейтрализуются принадлежащим правительству правом роспуска парламента.

Современной парламентской практике известны следующие основные методы осуществления контроля над деятельностью правительства.

1. Постановка вопроса о доверии, применяемая лишь в парла­ментарных странах, где правительство несет ответственность перед парламентом (обычно перед нижней палатой) за свою дея­тельность.

Использование этого контрольного средства фактически сво­дится на нет в связи с тем, что, во-первых, вопрос о доверии, как правило, ставится правительством в его же интересах; во-вторых, в случае вынесения вотума недоверия правительство может распустить парламент и назначить новые выборы. Практика по­казывает, что правительство зачастую использует постановку вопроса о доверии для шантажа парламента, ставя его тем самым под угрозу роспуска.

В современной парламентской практике уход правительства в отставку в результате вынесения ему вотума недоверия пред­ставляет собой достаточно редкое явление и чаще всего его жертвой становятся коалиционные правительства (Италия).

Провал в парламенте важного правительственного законопро­екта может вызвать уход правительства в отставку, если оно само этого пожелает или если оно будет вынуждено сделать это по причине особой важности отклоненного законопроекта.

Вынесение вотума недоверия отдельному министру при­меняется в современной парламентской практике довольно редко. За последние годы такие случаи имели место в Японии, Индии и некоторых других странах.

2. Резолюция порицания, которая в отличие от вотума недове­рия вносится не по инициативе правительства, а по предложению палаты.

Правовые последствия принятия резолюции порицания те же самые, что и при вынесении вотума недоверия. Этот вид парламентского контроля особенно тщательно регламентируется во Франции. Статья 49 Конституции 1958 года содержит сле­дующее положение: «Национальное собрание выражает прави­тельству недоверие посредством принятия резолюции порицания. Такая резолюция может быть поставлена на обсуждение лишь в том случае, если она подписана по меньшей мере 1/10 общего числа членов Национального собрания. Голосование может состояться только через 48 часов с момента внесения резолюции. Подсчитываются лишь голоса, поданные за резолюцию пори­цания, которая может быть принята лишь большинством голосов, составляющих Национальное собрание. Если резолюция отклонена, то ее авторы не могут вносить новую аналогичную резолюцию в течение той же сессии...»

Таким образом, принятие резолюции порицания обставлено целым рядом конституционных рогаток, основная цель которых оградить правительство от этой формы парламентского контроля. В других парламентарных странах процесс принятия резолюций порицания не менее сложен.

3. Интерпелляция, т.е. обращенное к правительству требование дать объяснение по поводу проводимой им внутренней или внешней политики или по какому-либо конкретному вопросу.

Интерпелляции применяются в парламентской практике многих стран (Италия, Бельгия, Дания, Финляндия, Нидерланды, Норвегия, Япония). Характерно, что ни в Великобритании, ни в странах, воспринявших британскую правовую систему, интер­пелляции не применяются.

Внесение интерпелляций практикуется, как правило, только в нижних палатах, и эта процедура распадается на следующие основные стадии: внесение в палату меморандума о причинах интерпелляции и самого текста интерпелляции; сообщение пра­вительству о поступившей интерпелляции и установление даты ответа; ответ правительства на интерпелляцию; внесение допол­нительных вопросов и открытие общих прений; постановка вопроса об одобрении или неодобрении деятельности пра­вительства.

Интерпелляция может вызвать отставку правительства, если его деятельность в ходе обсуждения и последующего голосования будет признана неудовлетворительной.

4. Вопросы устные и письменные. Эта форма широко при­меняется в парламентарных странах и служит не столько для контроля правительства, сколько для его критики. Парламентские вопросы носят самый различный характер - от чисто информа­ционных до откровенно антиправительственных. Парламентская практика знает множество способов, посредством которых правительство нейтрализует действенность вопросов.

Внесение парламентских вопросов всегда обставляется различного рода процедурными ограничениями. В качестве иллюстрации приведем 39-е правило регламента канадской палаты общин: «Вопросы, касающиеся получения информации по публичным вопросам от Министров Короны, могут быть внесены в порядок дня; туда же вносятся вопросы, поступившие от других депутатов, имеющих отношение к какому-либо биллю, предложению или другому публичному вопросу, связанному с делами Палаты, в котором такие депутаты могут быть заинтересованы; однако при постановке таких вопросов или ответах на них никакие аргументы или мнения не должны быть предложены, никакие факты не должны быть объявлены, за исключением тех, которые могут быть необходимы для объяс­нения существа вопроса; при ответе на такой вопрос существо дела, к которому он относится, не должно быть подвергнуто обсуждению)).

Несмотря на строгие правила о «допустимости вопросов», устанавливаемые парламентскими регламентами, этот способ критики правительства является весьма эффективным. В Великобритании и странах, воспринявших ее парламентские процедуры, почти каждое заседание парламента начинается с «часа вопросов». Министры и другие члены правительства отве­чают на депутатские вопросы в устной или письменной форме. Соответствующая информация становится достоянием общест­венного мнения.

5. Деятельность расследовательских комитетов и комиссий, которые создаются парламентами всех стран, вне зависимости от формы правления.

Эти органы используются не только для ревизии деятельности административного аппарата, но и распространяют свою актив­ность на работу политических партий, профсоюзов, общественных организаций. Для осуществления этих задач расследовательские комитеты наделяются значительными полномочиями. Они имеют право затребовать информацию и документацию от любых госу­дарственных органов, политических и общественных организаций, вызывать для дачи показаний должностных лиц, экспертов и отдельных граждан. Широко распространенная правовая доктрина считает, что подобные полномочия предоставляются парла­ментским расследовательским комитетам для того, чтобы помочь законодательной деятельности. Ученые считают, что именно эти органы являются наиболее эффективным средством осуще­ствления контрольных функций парламента. Расследовательские комитеты часто делают скандальные разоблачения бюрократизма, взяточничества и некомпетентности тех либо иных органов государственной администрации. Деятельность комитетов во многих странах публична, их слушания транслируются по радио и телевидению. Особенно активны в этом отношении постоянные комитеты и подкомитеты сената и палаты представителей конгресса США. Иногда расследовательские комитеты доби­ваются существенных результатов. Так, расследовательский комитет сеняторя Сэма Эрвина много сделал в раскрытии Уотергейтского дела и последовавшей затем отставке президента Ричарда Никсона. Немалую роль в разоблачении аферы «Иран-Контрас» сыграли специальные комитеты сената и палаты представителей конгресса США в 1987 году.

Юридической базой для расследовательских комитетов являются различного рода акты. Так, в ФРГ учреждение рас­следовательских комитетов предусмотрено основным законом (ст. 44/1). Во многих странах эти комитеты создаются на основе конституционных и органических законов, парламентских ста­тутов и регламентов. В США подобное уполномочие содержится в Акте о реорганизации 1946 года, который предоставил особым комитетам право осуществлять «постоянное наблюдение за исполнением административными органами законов». Анало­гичные положения содержатся в Законе о контроле над бюджетом 1974 года.

Временные расследовательские комитеты создаются на основе совместных или раздельных парламентских резолюций. Наконец, в ряде стран (Великобритания, Новая Зеландия и т.д.) рассле­довательские комитеты могут создаваться на основе обычаев и прецедентов.

Своеобразной формой осуществления парламентского конт­роля над деятельностью правительства и подчиненной ему администрации является институт омбудсманов. Этот институт впервые зародился в Швеции в самом начале XIX века и получил впоследствии широкое распространение в ряде стран (Дания, Финляндия, Норвегия, Великобритания, ФРГ, Новая Зеландия и др.). Омбудсманы назначаются на должность парламентами и являются их должностными лицами. Они наделяются парламентами достаточно широкими контрольными полно­мочиями. Так, например, парламентский комиссар по контролю над администрацией в Великобритании производит расследования по жалобам на дурное управление, которые избиратели направляют своим депутатам в палате общин. Его полномочия распространяются на всю деятельность центральных депар­таментов, за исключением политических решений. Вне сферы его юрисдикции остается также внешняя политика и деятельность британских должностных лиц за пределами Соединенного Королевства. Он имеет доступ ко всем департаментским бумагам и о результатах своего расследования докладывает палате общин. Для рассмотрения предложений парламентского комиссара обычно назначается расследовательский комитет. Результаты расследований, произведенных омбудсманами, обычно публи­куются в печати. Парламенты в ряде случаев принимают законодательные меры для устранения обнаруженных злоупотреблений. Институт омбудсманов в известной мере дополняет традиционные формы парламентского контроля. Его достаточно высоко оценивают в зарубежной правовой литературе. Однако выдвигаются и аргументы против этого метода контроля. После введения омбудсманов в некоторых штатах США высказывались опасения, что они фактически присваивают себе функции мэров, окружных атторнеев и других выборных должностных лиц.

Судебные полномочия зарубежных парламентов являются ограниченными, и их реализация не занимает заметного места в обычной парламентской деятельности. Полномочиями суда пер­вой инстанции парламенты наделяются редко. Наиболее ти­пичным примером является британская палата лордов, которая по традиции является судом первой инстанции по делам мэров, обвиняемых в совершении тяжких государственных или уго­ловных преступлений.

Наделение парламентов апелляционной юрисдикцией также представляет исключение. Такими полномочиями обладает палата лордов в Великобритании.

В целом ряде стран парламентам предоставлено право осуществления особом судебной процедуры (импичмент) по делам определенной категории должностных лиц. Импичмент впервые был применен в Англии еще тогда, когда не существовал институт парламентской ответственности министров. Юридически и сейчас палата общин может привлечь к ответственности любого ми­нистра или другого чиновника, совершивших уголовное или политическое преступление. В этом случае приговор был бы вы­несен палатой лордов в соответствии с обвинением, сфор­мулированным палатой общин. В последний раз импичмент в Великобритании применялся в 1805 году.

Конституция США также предусматривает возможность при­влечения к ответственности в порядке импичмента целого ряда федеральных должностных лиц, включая президента. Согласно конституции палата представителей, играющая роль камеры придания суду, составляет обвинение в форме «статей им­пичмента», которые направляются сенату для вынесения приговора. Лицо, признанное виновным в порядке импичмента, отстраняется от должности, но в дальнейшем может быть привлечено к уголовной ответственности в обычном порядке. За все время существования США процедура импичмента применялась 13 раз и только в 4 случаях сенат признал подсудимых виновными. Последний раз в 1936 году суду импичмента был подвергнут федеральный судья X. Риттер и признан виновным сенатом. В 7 случаях процедура импичмента возбуждалась, но по разным причинам была прервана. В 1970 году в палату представителей были внесены две резолюции о привлечении к суду импичмента члена Верховного суда США У. Дугласа, но специальный судебный подкомитет палаты не усмотрел в его действиях оснований для импичмента. В 1974 году процедура импичмента была прервана отставкой президента Р. Никсона (предварительный опрос конгрессменов и сенаторов показал, что он безусловно будет признан виновным). В период скандала «Иран-Контрас» проект «Резолюции об импичменте в отношении президента Рональда Рейгана...» был внесен в палату пред­ставителей.

Процедура импичмента с определенными дополнениями и изменениями воспринята парламентами многих стран. Так, согласно Конституции Франции 1958 года президент может быть привлечен к ответственности за совершение государственной измены. В этом случае обвинение предъявляется парламентом, а дело по существу рассматривается Верховным судом. Аналогичная процедура предусмотрена Итальянской Консти­туцией 1947 года, согласно которой президент может быть привлечен к ответственности за государственную измену или посягательство на конституцию. Обвинение в этом случае предъявляется парламентом, а приговор выносится консти­туционным судом.

Индийская конституция 1950 года также предусматривает процедуру импичмента, но вносит при этом существенное новшество - обвинение может быть предъявлено любой палатой, а приговор, соответственно, выносится другой палатой.

К судебным или квазисудебным полномочиям парламента может быть отнесено принадлежащее ему право решать споры о правомерности депутатского мандата и законности выборов.

Внешнеполитические полномочия парламентов носят огра­ниченный характер. Парламент практически почти лишен воз­можности оказывать решающее влияние на формирование и осуществление внешней политики. Он может высказывать свое мнение и осуществлять в доступных для него формах контроль за внешней политикой правительства. Эти функции обычно возлагаются на комиссии по иностранным делам соответ­ствующих палат. Чисто формальными являются права парламента объявлять войну и заключать мир, поскольку эти полномочия фактически полностью сосредоточены в руках правительства. Что касается принадлежащего некоторым парламентам права рати­фикации и денонсации международных договоров, то и это полномочие, как правило, лишено действенного характера. Часто правительство имеет право заключать международные согла­шения, не требующие ратификации их парламентом.

ВЫВОД: Принятие законов является главной задачей парламента. Теоретически только парламент обладает суверенным правом принимать законы.

 




Читайте также:
Почему люди поддаются рекламе?: Только не надо искать ответы в качестве или количестве рекламы...
Как выбрать специалиста по управлению гостиницей: Понятно, что управление гостиницей невозможно без специальных знаний. Соответственно, важна квалификация...
Почему двоичная система счисления так распространена?: Каждая цифра должна быть как-то представлена на физическом носителе...



©2015-2020 megaobuchalka.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. (553)

Почему 1285321 студент выбрали МегаОбучалку...

Система поиска информации

Мобильная версия сайта

Удобная навигация

Нет шокирующей рекламы



(0.007 сек.)